Грудной ребенок мама кормит грудью

Украденный ребёнок

Карина смотрела на часы и с каждой прошедшей секундой нервничала всё сильнее. Ещё полчаса назад ей должны были принести ребёнка на кормление, но до сих пор никто не приходил. Она точно слышала, что другим мамочкам малышей уже приносили, но где же её дочь? Женщина волновалась, не могла найти себе места, казалось словно её сердце вытащили из груди и теперь старательно пытались разорваться.

— Принесут твою красавицу, никуда она не денется. Не переживай ты так, — успокаивала соседка по палате.

Вот только от её слов спокойнее не становилась. Ей то легко было говорить, у неё ребёнок рядышком, его то никуда не относили и их не разлучали. Конечно Карина могла и преувеличивать, ведь ничего смертельного не случилось. Она вообще остро переживала разлуку с дочерью, ведь почти у всех мамочек дети оставались рядом, а им с Дианой не повезло. Карина не могла надышаться на свою долгожданную дочь. Она сходила с ума от мыслей, что-то сейчас находится далеко. Соседка даже посмеивалась, говорила Карине, чтобы та отсыпалась, о дыхала пока есть возможность, а не по палате круги нарезала. Вот только что-то в груди толкалось, предупреждало о дурном. Возможно интуиция пыталась уберечь от чего-то плохого.

Дочку Карины забрали в очередной раз, потому что у неё оказался повышенный билирубин в крови. Ей необходимо было проходить сеансы фототерапии. Врачи говорили, что посветят лампой последний раз и уже больше не станут разлучать с мамочкой. Но пока что дочери всё не было.

Карина не могла найти себе места. Она стала искать медсестру, но та лишь взволнованно отмахнулась от слишком заботливой матери, почему-то отводя взгляд в сторону и велела ждать. Сердце всё сильнее учищала свой ритм. Карина едва сдерживалась, чтобы не разреветься. А когда через два часа вошёл врач опустив глаза в пол, едва слышным невнятным и извиняющимся голосом пробормотал, что маленькую Диану потеряли. Женщина в следующую же секунду потеряла сознание. Как могли потерять ребёнка в родильном отделении? Куда он мог деться оттуда?

Придя в себя Карина подумала, что всё это была какая-то злая шутка, но она поняла, что это не так. Судьба оказалась несправедливой к ним. Куда подевалась девочка? Жива ли она? Что случилось?

Дочь искали повсюду, буквально перевернули весь роддом вверх дном. Муж приехал сразу же, как только Карина вернулась в более менее адекватное состояние. Как только смогла сообщить ему эту ужасную новость. Все сотрудники роддома проверяли каждый угол, но девочки нигде не было. Отчего напрашивался один-единственный вывод: ребёнка похитили. Ну, а куда ещё деться малышке? Могли конечно спутать, отдать кому-то другому. Впрочем, какая мать не узнает своего ребёнка?

Карина не понимала, кому нужно похищать её малышку. Миллионами она не ворочила, муж был простым работягой, да и она до декрета работала журналистом в местной газетёнке. Неужели кто-то решил отомстить за неправильную статью?

Впрочем Карина никогда не опорочила чью-либо имя, ей попросту не за что было мстить.

Все входы и выходы перекрыли врачи, вместе с полицией стали проверять всех работников и пациентов роддома. Они пытались найти виноватого. Следователь даже поговаривал о заведении дело по статье за убийство, что пугало и без того измученную горем мать. Никто не понимал, кому потребовалось воровать именно Диану. Почему её? За что?

Уже 7 лет Карина с мужем делали всё возможное, чтобы наконец-то у них родился ребёнок. Первая беременность женщины была неудачной, однако они не сдались. Они мечтали о ребёнке, бредили полноценной семьёй, а когда малышка у них всё-таки появилась, её просто украли или не просто украли. Если хотели завести дело по статье убийство, то предполагали возможность такого развития событий. Вдруг кто-то из медсестёр по ошибке лишил ребёнка жизни и испугавшись попыталась избавиться от неё. Нет. Этой мысли Карина не позволяла развиваться, ведь тогда она могла сойти с ума от отчаяния. Пока в груди теплилась надежда, жить было куда легче.

Задерживать женщину в больнице никто не стал, так как от сильного стресса у неё перегорело молоко. Врачи выписали Карине седативные препараты, дабы хоть немного успокоить её, а вот только никакие таблетки не помогали залечить раны на душе, избавиться от горя разрывающего душу на части. Карина думала-думала, но ничего не шло на ум.

Полиции удалось выявить единственного подозреваемого. Им оказалась 30-летняя акушерка Наталья. Мотивы похищения ребёнка конечно же никто не понимал, однако женщина уже три дня не появлялась на работе после случившегося, а потому её начали искать. Соседи ничего не знали о Наталье, говорили что 4 дня назад женщина спешно продала квартиру практически за бесценок и попрощалась с ними. Они все считали, что наконец-то она нашла своё счастье в жизни, переехала в другой город, так как никто и никогда не видел её настолько радостной, как в день отъезда. Характеризовали Наталью по разному: кто-то говорил, что она хорошая, ответственная, исполнительная, что у неё огромная, чистая душа, а кто-то морщился и отвечал, что Наталья всегда закрытой была отстранённой, нервной. Ходила вечно недовольная, огрызалась не по существу. В общем мнение у людей разнилось. Что-то плохое о женщине сказать не могли. Алкоголь она употребляла, как и все по праздникам. Зависимости от запрещённых препаратов у неё вроде бы не было. Не воровала, не дралась, в дебоширах не числилась, на учёте в психбольницы женщина тоже не стояла. Кто знает, могла ли она похитить ребёнка. Возможно сделала это по велению кого-то, кто заплатил ей большие деньги. Всякое ведь случалось. Мать Натальи умерла пять лет назад, а бывший муж отказывался от встречи с полицейскими. Говорил, что у него уже давно другая семья. Они даже живут в другом городе и он знаете ничего не знает о своей бывшей жене. Поэтому сотрудничать со следствием и искать её он не желает. Заставить говорить мужчины не могли. Что с него возьмёшь, если они на самом деле разведены, а у него действительно есть другая семья. Вряд ли бы он стал покрывать свою бывшую жену. Впрочем полицейские установили за мужчиной слежку, чтобы убедиться, что он действительно ничего не скрывает, не покрывает преступницу. Однако слежка ничего не дала. Мужчина был чист, как стёклышко и с Натальей он на самом деле не имел ничего общего.

Карине казалось, что с каждым днём частичка её души умирает. Конечно надежда всегда остаётся до последнего, но женщина не знала, где её искать дочь. Она даже предположить не могла, что стало с малышкой и жива ли та ещё. Слишком мало времени у них было. И теперь Карина жалела, что позволяла забирать ребёнка. Она должна была сидеть там рядом с дочкой, следить за ней.

Муж каждый день стал выпивать, иногда даже до полной отключки. Он пытался держать себя в руках, но время от времени срывался и обвинял жену в том, что это она во всём виновата, что это она не уберегла ребёнка, что должна была с дочерью рядом во время процедур стоять, а не в палате лежать и отдыхать. Всё это Карина и сама себе говорила, поэтому Алексей не открывал для неё что-то новое, но слышать его обвинения было очень больно. Пусть женщина и пыталась говорить себе, что он тоже на нервах, что пытается бороться с этой болью, да ещё и на работу ходить умудряется. Ведь когда Алексей находился в адекватном состоянии, он всегда поддерживал жену.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Меня не было в этом проклятом роддоме, если бы я лежал с дочерью, то этого никогда бы не случилось! — в пьяном угаре кричал Алексей.

А потом отоспавшись каждый раз молил жену о прощении. Он понимал, что только вместе они могут справиться с болью, но ничего не мог делать с собой, когда накатывало, когда допускал мысль, что дочери уже может и не быть в живых. Поначалу Карина не обращала внимание на все эти упрёки и обвинения, а потом стала воспринимать их слишком остро, ведь сама без слов мужчины винила себя. Понимала, что сама недоглядела, что если бы она начала бить тревогу раньше, а не просто сидеть и ждать. Если бы не уснула, а пошла проверить, как там лежит маленькая Диана под лампой. Если…

Вот только никто и никогда не скажет наверняка, что было бы вернись ты назад во времени и измени хотя бы одну деталь своего прошлого. Быть может это была судьба. Быть может девочка пропала бы при других обстоятельствах. Возможно просто Карина не заслужила этого счастья, быть матерью. Женщина корила себя, копалась в себе, глотала успокоительные и временами проваливалась в какое-то горькое беспробудное беспамятство. Она могла сутками напролёт просто сидеть и смотреть в одну точку перед собой. Алексей пытался говорить с женой, заставить её действовать активнее, написать статью в её газетёнке, но ему казалось что он говорит со стеной. Он старался наладить отношения с женой, стать для неё опорой, но сдавался под гнётом быта глядя в стеклянные глаза жены. Он позволял отчаянию захлестнуть его, сходил с ума от этого и снова брала в руки бутылку, на дне которой, как ему казалось находил спасения, но на самом деле тонул…

Наталья же, акушерка похитившая дочку Карины не могла нарадоваться своей сообразительности. Ведь теперь она наконец-то получила то, о чём так сильно мечтала. Она стала матерью.

Прижимая к себе крошечного, плачущего малыша, завернутого в одеялко женщина пыталась понять разбушевавшееся волнение. Она просто не могла поверить своему счастью, тому как легко и быстро у неё всё получилось. Никто ничего даже не заподозрил и если теперь узнают, что это сделала она, то точно не смогут отыскать её, потому что она успела сбежать далеко, слишком далеко. И здесь, в этом богом забытом месте никто не посмеет помешать ещё счастью.

Наталья всё подготовила заранее. Она купила детские вещи, кроватку, смеси для кормления и немало сухого молока, запас которого периодически обновляла.

Наспех отремонтированный изнутри заброшенный дом лесника около вымирающей деревни стал прекрасным местом для того, чтобы схорониться. До деревни добираться было не так далеко. Именно там Наталья решила закупаться продуктами, когда те закончатся. Ведь ничего страшного с ребёнком не случится, если она оставит его на два-три часа одного. А вот как быть потом, когда малыш немного подрастёт женщина подумать не успела. Она решила, что будет решать все проблемы по мере их поступления и обязательно что-нибудь придумает.

И вот однажды во время родов Карины Наталья поняла, что время пришло. Она сама не знала, почему её потянуло именно к этому ребёнку, но она ждала именно такого момента, знака свыше. И когда малышку в очередной раз повезли на процедуры и оставили ненадолго одну, когда за ней никто не наблюдал Наталья совершила этот ужасный поступок.

Она не могла нарадоваться гениальности своего плана.

Женщина понимала, что взять ребёнка из детского дома, такого же маленького она не сможет. Ведь на них уже задолго собираются очереди. Да и предпочтение отдают полным семьям, а после неудачного, первого брака Наталья не планировала обзаводиться семьёй. Она решила, что её семьёй станет малыш, которого ей обязательно пошлут небеса и увидел Диану. Женщина поняла, что именно этого знака ждала столь длительное время.

Первое время Наталья просто не могла надышаться ребёнком. Как только эта малышка появилась на свет женщина сразу почувствовала в ней родной душу. Сердце будто бы выбрала именно её. Пусть с ролью матери справляться оказалось совсем не просто, но Наталья жила словно на одном дыхании. Она порхала, как бабочка и наслаждалась этими невероятными ощущениями, а вот только чувство эйфории когда-нибудь должно было пройти…

Мысли о том, что без этого ребёнка её жизнь могла в дальнейшем сложиться иначе, что это не её малыш и может никогда не стать родным для неё, что этот поступок был неправильным сводили женщина с ума. Наталья стала бояться каждого звука, каждого шороха. Если за окном был сильный ветер она вздрагивала от удара веток об стекло, опасаясь что это кто-то всё-таки смог отыскать её и пришёл за малышкой, за её маленькой крошкой. Счастье очень быстро превратилось в адские мучения, сердце стало рваться на кусочки. Наталья смотрела на малышку, но больше не чувствовала себя её матерью. Это был чужой ребёнок, ребёнок дьявола. У женщины даже началась депрессия, которая обычно случается у мамочек после родов. Она не знала, как ей поступить с малышом дальше. Глядя на малышку плачущую и просящую есть Наталья злилась на неё. Женщина могла надолго уйти в деревню за продуктами часов на пять, а то и больше не возвращаться. Потому что она прекрасно понимала, что если вернётся, то снова испытает это гнетущее ощущение одиночества, всепоглощающую пустоту.

Ребёнок стал раздражать. Нужно было что-то срочно предпринимать. Наталья сильно похудела, превратилась в самую настоящую тень. Она ненавидела себя и свою жизнь, думая о том, как всё могло бы сложиться. Она понимала, что устала, наигралась в мать. Ей не хотелось больше менять памперсы малышке, да и денег на них уже не оставалось. Не хотелось кормить её, когда наступало время. Не хотелось больше слушать этот бесконечный, сводящий с ума непрекращающийся плач. Надоело всё…

И тогда Наталья решилась. Закутав ребёнка в старое, грязное одеяло она побрела к деревне. Добравшись до города на попутках Наталья поехала по адресу, где должна была проживать мать ребёнка. Адрес женщина и сама не знала для чего именно запомнила, просто запомнила и всё. Она боялась, что по пути попадётся в руки полицейских, а садится в тюрьму не было ни малейшего желания. Наталья надеялась, что вернув ребёнка родной матери она сможет продолжать жить, как раньше. Ведь у неё, если теперь уже задуматься, всё до этого и так было прекрасно. Ну, не сложились отношения с любимым мужчиной, свет ведь на нём клином не сошёлся. Ну, не вышло родить ребёнка, а у него уже была полноценная семья и что с того…

Ковыляя от остановки к подъезду злясь на неудобную обувь, до крови натёртую ноги, на крики голодной девчонки, да вообще на всё вокруг Наталья готово была выбросить ту, оставить на скамейке, сделать что угодно, лишь бы поскорее избавиться от её компании.

Наталья вспомнила свою свадьбу с любимым человеком. Они с мужем были счастливы. И уже через пару месяцев после свадьбы женщина узнала о своей беременности. Счастью молодых супругов не было предела. Вот только роды оказались слишком тяжёлыми и малыш так и не успел издать свой первый крик. Тогда Наталья в буквальном смысле этого слова сошла с ума, голова шла кругом, все мысли путались в сознании, хотелось выть от горя. Супруги стали активно пытаться зачать ребёнка, но ничего не получалось. Пройдя обследование Наталья получила крайне неутешительный диагноз — бесплодие. Она просто не могла поверить в это, отказывалась. Говорить мужу правду она не стала, заявила что всё хорошо. И они пытались зачать малыша снова и снова. Пока однажды, может случайно не нашёл спрятанные на антресолях результаты обследований, среди которых было и заключение врача. Он не стал долго разговаривать с женой, лишь покрутил пальцем у виска и сказал, что та стала одержимой.

Муж ушёл. Наталья безуспешно продолжала пытаться зачать ребёнка. Встречалась с множеством других мужчин. А потом пробовала усыновить малыша. Вот только ей отказывали. Даже в оформлении опеки, потому что жилая площадь не позволяла. Да и работа тоже было не самое лучшее и высокооплачиваемая. Кроме того Наталья понимала, что уже с большим ребёнком будет не так-то просто найти общий язык, ведь он будет знать, что она ему не мать. Да и она сама хотела держать в руках маленькую крошку, поднимать малыша с пелёнок, а не пользоваться готовым. И тогда Наталья решила пойти на этот ужасный шаг. Она украла ребёнка, которого посчитала своим. Но конечно же многое не предусмотрела. Это не её малыш и она не смогла полюбить его…

Долго выискивая нужный подъезд Наталья заприметила его и нырнула внутрь, когда оттуда выходила пожилая семейная пара. Пройдя на этаж выше по ошибке женщина спустилась и зажала кнопку дверного звонка. Когда ей открыли дверь, Наталья не сразу узнала Карину, ведь за эти шесть месяцев, та как и сама Наталья сильно изменилась, и далеко не в лучшую сторону. Наталья не давая женщине опомниться сунула малышку со словами:

— Забирай свою дочь. Она мне больше не нужна, я наигралась.

Опешившившая Карина стояла и смотрела на ребёнка, который оказался у неё в руках, не понимая что именно случилось, кто эта женщина и почему она дала ей своего малыша. Наталья же, пока Карина находилась в ступоре поспешила уйти. Карина не успела даже опомниться. Она попыталась окликнуть женщину, но той уже и след простыл.

Закрыв дверь Карина уставилась на ребёнка пытаясь понять, что это за насмешка судьбы такая. Она бы и не открывала дверь, но буквально пару часов назад муж собрал вещи и ушёл. Сказал ей на прощанье, что ему уже поперёк глотки это её вечная депрессия, что пусть она теперь одна живёт дальше, так как сама считает нужным и пусть, если ей так хочется, продолжает надеется вернуть ребёнка, которого скорее всего уже давно нет в живых. Отношения с супругом за эти полгода стали слишком напряжёнными и Карина даже порадовалась, что тот решил уйти, подумав что так хотя бы он сможет жить дальше, начать новую жизнь в отличие от неё. Услышав дверной звонок Карина думала, что это муж передумал и вернулся, но это оказался не он…

И теперь она не знала, что делать с этим странным подарком. Уложив малыша после минутного ступора на кровать Карина набрала номер мужа.

— Что ты от меня хочешь? — спросил мужчина грубым голосом.

— Лёша, я не знаю, что мне делать. Мне только что принесли ребёнка. Сказали, что это наша дочь. Лёша помоги мне пожалуйста…

— Ты в своём уме? Решила манипулировать ребёнком, чтобы удержать меня? Тебе уже давно голову полечить нужно Карина, раз тебе кажется такое и хватит уже бредить тем ребёнком.

— Лёша, ты не понял…

Договорить жене мужчины не дал, он сбросил звонок и отключил телефон.

Карина сразу же догадалась позвонить матери. Женщина была шокирована словами дочери, думая что путь её теперь лежит только в психбольницу. Но так как жила всего в нескольких остановках от той, то всё равно пообещала приехать очень быстро.

Малышка начала плакать и растерявшаяся Карина взяла её на руки. Она не понимала ,как следует обращаться с малышом, что с ним делать вообще, с какой стороны к нему подходить.

Мама примчалась быстро. Она обомлела увидев ребёнка и осознав, что дочь не сошла с ума на самом деле. Однако она быстро взяла себя в руки и заявила, что ребёнок голоден. Выяснив, что еду и одежду беспечная мать кукушка не оставила, женщина побежала в ближайший магазин. Уже скоро она вернулась покупками и сунула дочери коробку со смесью.

— На вот, прочти как готовить её и замешай. Бутылочку прокипяти обязательно, чтобы стерильно всё было.

Мама переключилась на плачущего малыша.

— Это кто у нас тут такой маленький? Сейчас покушаем, а пока давай тебе памперс наденем. Ты мокренькая. Сейчас сделаем всё, а потом будем горе мамашу твою искать. Разбираться, что же приключилось-то с тобой булочка. Хотя какая ты булочка, худая как селёдка. Но это ничего, откормим тебя.

Женщина развернула малышку и обомлела от того, как много опрелостей было у ребёнка. Мердце обливалось кровью, словно кто-то неустанно продолжал дырявить его тупым ножом.

— Карина. Ну-ка иди сюда. У вас полотенце есть вроде бы большое… Ну, Лёшкина…. Пляжное. Тащи его, завернём эту красоту. Надо будет искупать её обязательно и смазать всё детским маслом.

Карина прошла мимо и мельком посмотрела на малышку. Сердце чуть было не остановилось, когда взгляд прилип к маленькому, почти незаметному родимому пятнк на левом плече девочки.

— Мама. Это ведь точно моя Дианка, — ахнула Карина, а по её щекам потекли слёзы. — Родимое пятно один в один, как у Лёши. Помнишь, я его фотографировала, когда она родилась? Это наша Диана.

Карина начала рыдать, а девочка на удивление успокоилась.

Приведя ребёнка в порядок Карина не отпускала девочку с рук, не переставала обнимать и целовать её. Она боялась выпустить малышку и снова потерять ту. Всё оказалось каким-то странным сном, кошмарным хитросплетением судьбы. Но, если даже это был сон, то просыпаться совершенно не хотелось.

— Надо мази купить срочно, присыпку, пелёнки. Я снова пойду в магазин, а ты пока следи за малышкой. Это же надо а? До сих пор не могу поверить, — запричитала мать женщины и спешно ушла.

Все были в шоке от сильнейших эмоций. Никто не мог толком осознать происходящее и понять, как поступить дальше. Следовало обратиться в полицию, сделать ДНК тест на всякий случай. Однако тут и без теста было понятно, что девочка, Диана, дочь которого у них подлым образом отобрали, а теперь вернули, наигравшись. Как можно было говорить о ребёнке, как о вещи какой-то, об игрушке которую словно одолжили на время.

Одному Карина невообразимо радовалась, дочь жива и она вернулась к матери. Следовало поблагодарить Наталью, что вернула ребёнка матери, а не выбросила на улицу и не оставила умирать. Пусть Карина и злилась на эту женщину, но радовалась, что хотя бы под конец своей глупой игры та поступило верно. Страшно было даже представить, что было бы окажись на её месте другой человек, если бы решил просто избавиться от Дианы или подбросить на порог детского дома. Тогда Карина никогда бы не воссоединилась с дочерью…

Алексей же медленно брёл по улице. Он испытывал к себе жгучую ненависть, по его щекам стекали слёзы, а перед глазами то и дело мелькали лучшие моменты из жизни с Кариной. Он до сих пор любил жену, однако устал уже смотреть на убитую горем женщину. Ведь и сам безуспешно боролся с потерей, которая уничтожала изнутри. Он пытался взять себя в руки, но когда смотрел на слёзы Карины, осознавал свою беспомощность, злился, думал что злиться на неё, но злился на самого себя. И вот теперь, после её звонка мужчина не мог найти себе места. Уже в который раз он открыл в телефоне фотографию дочери, ту которую жена прислала после рождения малышки. Из-за слёз застеливших глаза он почти ничего не видел. Однако образ девочки отчётливо отпечатался в голове за эти месяцы. Решив, что просто обязан вернуться и ещё раз обстоятельно поговорить с женой и постараться убедить её, что нужно двигаться дальше Алексей развернулся. Он боялся, что Карина сделает с собой что-то, если потеряет ещё и его, а сам он не представлял себе жизни в которой не станет её тоже. Пусть вспылил и ушёл, пусть совершил немало ошибок. Они оба натворили немало плохого, наговорили друг другу гадости, но их любовь была куда сильнее. Им нужно было вместе попытаться справиться с этим горем, а иначе никак…

Алексей понимал, что у Карины обострилась её состояние, если она позвонила и сказала, что ей принесли какого-то ребёнка. Он обязан был находиться с женой в эту трудную минуту, должен был поддержать её и не позволить сойти с ума. Алексей решил, что будет бороться за то, что было между ними раньше. Пусть уже многое не изменить, пусть не вернуть ребёнка, но они справятся со всем вместе. Ведь они обещали друг другу, что и в горе, и в радости не оставлять друг друга, пока смерть не разлучит их.

Мужчина спешил. Он боялся не успеть. Ему стало страшно от одной только мысли, что придет тот момент, когда будет слишком поздно.

Поднявшись на нужный этаж Алексей позвонил в дверь. Карина долгое время не открывала и он испугался. Мужчина начал шарить по карманам в поисках ключей, руки тряслись, а перед глазами появлялись самые страшные картины того, что могло случиться с его женой. Однако вскоре дверь открылась. Забросив сумку в коридор Алексей схватил жену в объятия и прижал её к себе, из глаз мужчины брызнули слёзы.

Карина обомлела в его объятиях и горько всхлипнула. Она расслабилась и стала слишком податливой, мягкой. Сердце мужчины готова была остановиться в груди.

— Прости дурака Карина, прости… Я не должен был уходить. Я ведь обещал, что и в горе, и в радости… Карина прости меня. Вместе мы справимся. Слышишь меня, мы со всем этим справимся, — стал извиняться Алексей целуя влажные от слёз щеки жены.

Ответить женщина ничего не успела, потому что из спальни послышался детский плач.

Алексей застыл на месте не в силах поверить собственным ушам. Он не мог даже пошевелиться. Он напрягся, отпустил жену и поспешил в спальню, чтобы убедиться, что это не мираж, не кукла какая-то или видеозапись. И когда он увидел маленькое солнышко завёрнутое в его полотенце, то едва удержался на ногах. В глазах резко потемнело. Это была она, Диана. Алексей узнал её сразу. Ведь она была его полной копией. Он прекрасно помнил все свои детские фотографии. Мужчина не мог поверить, что это правда и его жена не сошла с ума. Она не обманула и не пыталась удержать его ребёнком, которого он считал навязчивой идеей. Посмотрев на жену Алексей упал на колени и обхватил ноги Карины руками. Он начал рыдать.

Не имело значения, как дочь вернулась, главное, что она дома и жива.

Только к вечеру придя в себя супруги позвонили в полицию, пока бабушка занималась внучкой залечивая её ранки от опрелостей. Поймать Наталью удалось полночь того же дня. Женщина бесцельно бродила по центральной площади и даже не пыталась спрятаться. Так как она сразу повела себя неадекватно, её определили в психиатрическую лечебницу, а через несколько месяцев во время судебного заседания назначили ей принудительное лечение в течение нескольких лет.

Отношения у Карины и Алексея восстановились, стали крепче прежнего и они больше никогда не отпускали дочь от себя, даже на пару метров. Оберегали её, как самая огромное сокровище в жизни и окружали заботой и любовью. Они понимали, что однажды дочка выпархнет из семейного гнездышка, но пока она была слишком маленькая и беззащитная, поэтому супруги берегли её, как зеницу ока.

Через два с половиной года у них родился сын. Тогда Карина рожала вместе со своим супругом, который согласился пойти на партнёрские роды. Они оплатили возможность нахождения мужчине в палате с женой, пока мама Карины сидела дома с маленькой Дианой. Сложно было отпустить страхи прошлого, но супруги работали над собой, ходили к семейному психологу и старались сделать так, чтобы из-за собственных проблем не омрачать жизнь своим детям.

Наталья же потихонечку пришла в себя. Она осознала насколько ужасно и неправильно поступила. Женщина раскаивалась и просила у бога прощения. Теперь ей следовало двигаться дальше и она мечтала принести хотя бы какую-то пользу миру, раз уж ей не суждено обзавестись своим собственным ребёнком и необходимо реабилитироваться, заплатить за свои грехи…

Оставьте свой голос

78 голосов
Upvote Downvote

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.