Казах

– Он жив??? Мой сын жив??? – расплакалась женщина, ничего не понимая.

Назар поднялся на небольшой холм, находившийся как раз позади его аула и сел на землю, обхватив колени руками. Парень смотрел на свой дом, на одинокую ель, растущую за калиткой, на огороженное подворье, по которому ходила пара коров и три овцы. Неподалёку от них на вытоптанной серой земле растянулся огромный алабай. Пёс лениво приглядывал за ними, изредка поднимая голову и к чему-то прислушиваясь. Но ничего особенного не происходило. Всё было как всегда и пёс, расслабившись, закрывал глаза. А вот на душе у Назара спокойствия не было. Только что он снова выслушал от деда нравоучение о том, что он, Назар, обязан прожить жизнь так, как жили все его предки-казахи. А ещё жениться на Сулужан, потому что именно она на семейном совете выбрана ему, в невесты.

– Такая умница долго в девушках не останется. К ней постоянно сватаются женихи, из Шыкмента даже приезжали. Но её отец всем отказывает, потому что мы с ним давно решили поженить вас.

– Дед, я не хочу! – ответил Назар. – Я не люблю Сулужан.

Старый Сейдали нахмурился:

– Ты что, собираешься спорить со мной? Да как ты смеешь? Кто дал тебе на это право? Даже твой отец никогда мне не перечил. И женился он на той девушке, которую ему выбрал я! Она стала твоей матерью! А теперь ты хочешь разрушить все традиции?

– Дед, но сейчас другие времена. Мансур и Фархад, ты их знаешь, они мои ровесники, ещё в прошлом году уехали в Москву, живут там и неплохо зарабатывают. А Тимур перебрался в Санкт-Петербург вместе с семьёй…

– Нет земли лучше Родины, – проговорил Сейдали, – нет людей лучше, чем на Родине. Не надо об этом забывать. А ещё мой отец говорил «В своем ауле и собака хвост трубой держит». Я даже своего сына, твоего отца, назвал Дияром. А это означает страна, край… Твой край, слышишь?

Назар понял, что теперь деда не остановить и терпеливо выслушал всё, что тот хотел сказать, сопровождая свою речь воспоминаниями. А потом молча направился к двери.

– Ты куда? Я ещё не договорил!

– Прости, дед, мне нужно встретить отару, я обещал отцу.

– Ну что ж, иди. Но хорошо подумай, о чем мы с тобой говорили.

Назар кивнул и вышел. Он и в самом деле помог отцу, а потом поднялся на холм и задумался, но не над словами деда, а о том, что не хочет оставаться здесь, чтобы всю свою жизнь провести так, как его родители, деды и прадеды. Что они видели и любили за долгие годы, отведенные им Всевышним? Только этот клочок земли, скот, лошадей, посиделки среди бесконечной родни…

И всё. А ведь мир такой необъятный…

И таит в себе столько всего интересного. Назар нахмурился совсем как дедушка Сейдали. Но разве его кто-нибудь отпустит отсюда? Дед будет первым возражать и, конечно, с ним не станут спорить ни отец, ни мама. Эх, вот бы уехать как Мансур и Фархад в Москву, или ещё куда-нибудь. Там бы он смог начать всё сначала. И однажды вернулся бы домой, собрал всю родню и долго рассказывал им о том, что видел и пережил за время своего отсутствия. Вот! Эта мысль была настолько очевидной, что Назар сам ей удивился. Он всегда будет любить этот уголок земли, ставшей его малой родиной, будет с удовольствием возвращаться сюда, но это не значит, что он хочет провести здесь всю свою жизнь. И если его отсюда не отпустят, он уедет сам, тайком. Оставит записку и всё.

Назар вздохнул: ему жаль было только мать, невысокую, худенькую, с печальными глазами и грустной улыбкой. Она любила его всей душой, не выделяя среди других, старших детей, его сестер и братьев, но он чувствовал, что именно к нему она относится по-особому, с какой-то проникновенной теплотой. Словно чувствуя мысли сына, Эльвира неслышными шагами подошла к нему и присела рядом, положив руку на его плечо:

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

– Ну что с тобой, сынок?

– Не знаю, мама. Как-то всё не так.

– Я вижу, что последнее время ты сам не свой.

– Мама, а что будет, если я уеду?

Она помолчала, потом тихо сказала:

– Ты уже взрослый мужчина. И можешь сам принимать решения…

Назар услышал то, что хотел. И через неделю, поздно ночью, сел на поезд, который направлялся прямиком в Москву. Родителям он написал записку, в которой объяснял свой поступок, но знал, что поймёт его только мама. Поймёт и простит…

Москва встретила Назара неприветливо. Две недели ему не удавалось найти себе более-менее подходящую работу, а жить приходилось, где попало, в том числе и на вокзалах. Но он ни о чем не жалел, понимая, что в этой жизни ничто не даётся просто так. И он однажды обязательно добьётся успеха.

Так всё и получилось.

Как-то утром Назар проходил мимо большого ресторана и увидел, что там идёт приёмка продуктов. Один из грузчиков нёс тяжёлый ящик с овощами и вдруг пошатнулся. Если бы Назар не подскочил к нему и не поддержал, он упал бы и уронил свою ношу.

– Ох, спасибо тебе, парень, – проговорил немолодой уже грузчик, хватаясь за спину. – Опять вступило, зараза. Помоги присесть на скамейку. Эх, похоже, надо бросать это ремесло.

– Давайте я все выгружу за вас, – предложил Назар. – Вы только скажите, что и куда нести.

– Спасибо, дружище. Меня, кстати, Иваном Петровичем зовут. А тебя?

Назар назвал своё имя, и Иван Петрович рассказал ему, какие ящики нужно отнести на кухню. Когда работа была закончена, Назар присел рядом со своим новым знакомым.

– Ну что, устал? – спросил тот, а потом протянул деньги. – Вот, возьми.

– Да что вы, я же просто так, помочь.

– Эээ, парень! Ты ведь приезжий, а значит, надеешься хоть что-то здесь заработать. Поэтому от денег не отказывайся. И ещё, если тебе нужна работа, я могу взять тебя к себе. Заказов много, а я, похоже, вышел из строя. Ну как, ты согласен?

Обрадованный Назар кивнул, наконец-то ему улыбнулась удача. И это было самое настоящее счастье, которое нашло его наконец-то в этом огромном городе.

В самом деле, с этого дня жизнь Назара изменилась к лучшему. Иван Петрович не только трудоустроил его, но и помог оформить нужные документы, чтобы Назар мог беспрепятственно работать, не боясь депортации на родину. Жил теперь Назар в хостеле для мигрантов, но приходил туда только ночевать, потому что всё остальное время был занят. Работы у него было много, но он легко справлялся со своими обязанностями.

Как-то, разгрузив машину с продуктами в последнем на тот день ресторане, Назар простился с Иваном Петровичем, сказав ему, что хочет немного прогуляться пешком. Тот не возражал и уехал, а Назар немного задержался. Его внимание привлекла девушка в униформе ресторана, стоявшая у черного входа с каким-то модно одетым парнем. Донёсся до Назара и их разговор.

– Ты что думаешь, я за тобой всю жизнь бегать буду? Как бы не так! Пользуйся выпавшим тебе шансом. Кстати, я могу заплатить тебе всего за один раз твою годовую зарплату, хочешь?

– Андрей! Я прошу тебя: отстань!

– Даша, ты не понимаешь, я добиваюсь всего, чего захочу. Сейчас это ты! Считай, что у меня такая блажь: уложить в свою постель дешевую посудомойщицу. Дорогие девки мне порядком надоели, хочу попробовать чего-нибудь новенького.

– Мне надо идти, – Даша шагнула в сторону, но Андрей схватил её за руку:

– Я сказал, что ты никуда не пойдёшь! И вообще, я не собираюсь перед тобой распинаться! Где-то тут у вас была кладовка, самое место для такой, как ты!

Он и в самом деле подтолкнул девушку к двери, но уже через секунду отлетел в сторону и упал на землю, потирая рукой разбитую губу.

– Ты кто такой?! – закричал Андрей на ударившего его Назара.

– Тебе какая разница? Считай, что народный мститель, – усмехнулся Назар, потом повернулся к девушке. – Вас ведь Даша зовут?

Ошеломлённая девушка кивнула и с благодарностью посмотрела на своего спасителя.

– А я – Назар. Даша, вы не бойтесь этого человека. Он трус. Может показывать силу только слабым. Правда, ведь, Андрюшенька? Или хочешь мне ответить?

– Отвечу, не волнуйся, – проговорил Андрей, поднимаясь на ноги. – Мало не покажется. Но не сейчас. Всему своё время.

Он отвернулся от Даши и её заступника и быстрым шагом ушёл.

– Спасибо вам, Назар,– улыбнулась девушка и, наградив его лёгким поцелуем в щеку, скрылась за дверью.

Уже была ночь, когда уставшая Даша, перемыв всю посуду, вышла на улицу. Вдруг от стены к ней шагнула какая-то тень. Сначала девушка испуганно вздрогнула, но, узнав Назара, улыбнулась. А он протянул ей большой букет красивых цветов:

– Вы разрешите мне вас проводить, Даша? Пожалуйста, не отказывайте…

– Хорошо, Назар, тем более, что я успела убедиться в вашей смелости и силе, – она приняла букет и спрятала в нём лицо. – Спасибо… Мне ещё никогда не дарили такие чудесные цветы.

– Я так рад, что вам понравилось. Если вы позволите, я буду делать это часто.

Даша рассмеялась и кивнула.

Потом они долго гуляли по городу, и Даша рассказывала Назару, что живёт одна в маленькой квартирке, доставшейся ей по государственной программе.

– Я ведь детдомовская, – пояснила она. – Мама отказалась от меня ещё в роддоме, даже имя не дала. Дашей меня назвали уже в приюте. Вот так. Живу я одна, парня нет, и не было. Никому не нужна бедная девушка, ещё и с такой сомнительной биографией как у меня. Только такие как Андрей иногда пристают, но я привыкла отшивать их. Детский дом – та ещё школа выживания.

– Даша, но ведь ты очень хорошая девушка, – возразил Назар. – Не может быть, чтобы вокруг все были слепые.

– Эх, Назар. У меня ведь нет ничего, даже нормальной одежды. Я покупаю всё самое дешёвое, потому что иначе не выживу. Впрочем, меня это нисколько не напрягает. Я всё равно верю, что однажды встречу свою настоящую любовь.

– А может быть, ты её уже встретила? – спросил Назар.

– Может быть,– улыбнулась девушка, посмотрев ему прямо в глаза.

С того вечера они стали встречаться и через несколько месяцев, поняв, что искренне полюбили друг друга, стали жить вместе в Дашиной квартире.

Прошло полгода.

Впервые за долгое время Назар чувствовал себя по-настоящему счастливым, и только одно не давало ему покоя: он вдруг понял, что ему так не хватает поддержки и одобрения от своей семьи. Ему так хотелось поделиться с ними своей радостью. Много раз он пытался дозвониться до родителей, но к телефону каждый раз подходил отец и, узнав голос сына, резко отвечал, что тот ошибся номером и бросал трубку. Даша переживала за своего любимого, но ничем не могла помочь ему.

И только однажды, когда с Назаром стряслась беда, сама позвонила его родителям. Трубку снова взял его отец Али.

– Да, я слушаю,– сказал он. – Кто это говорит?

– Прошу вас, выслушайте меня, – всхлипнула Даша. – Назар в больнице, он умирает. Приезжайте, вы очень ему нужны.

– Кто это говорит? – не дрогнувшим голосом повторил отец Назара.

– Меня зовут Даша… Я люблю вашего сына…

Дарья не выдержала и расплакалась. Назар пострадал именно из-за их любви. Пару дней назад Назар возвращался домой, когда дорогу ему преградил Андрей. Он был не один, а в компании своих друзей.

– Эй, чурка! – крикнул он Назару. – Притормози, разговор есть!

– О, я смотрю, в окружении друзей ты смелый, – усмехнулся тот, останавливаясь.

Он понял, что драки не избежать и оценивающе оглядел шестерых соперников. Ну что ж, если Всевышний поможет, он справится с ними. А если нет, то быть беде. И беда случилась. Сначала Назар успешно отбивался ото всех, но, наработавшись за день, очень устал и силы быстро оставили его. Очередной удар свалил Назара с ног, и хулиганы утроили свои усилия. Они оставили Назара, только когда поняли, что он потерял сознание.

– Уходим, парни, – скомандовал Андрей, и они все разбежались в разные стороны.

А Назар так и остался лежать на земле, истекая кровью. Даша долго ждала любимого, но он все никак не приходил. Как назло, утром, уходя на работу, Назар забыл телефон на тумбочке в прихожей и значит, звонить ему было некуда. Ужин остывал на столе, но не это беспокоило девушку. Её томило какое-то предчувствие. Наконец, не выдержав, она вышла на улицу и направилась в ту сторону, откуда всегда появлялся Назар. Не успела Даша пройти и ста метров, как на пустыре за домами увидела лежавший на земле силуэт. Она закричала и бросилась к нему, понимая, что предчувствия её не обманули. Рыдая, девушка попыталась поднять любимого, но это ей не удалось, и тогда она побежала за помощью.

К счастью, скорая приехала быстро и Назара сразу отправили в реанимацию. Дашу к нему не пустили, и врач настоятельно рекомендовал ей идти домой. Заплаканная девушка в самом деле вернулась к себе на квартиру, нашла в телефоне Назара номер его родителей и позвонила, попав на отца.

– Приезжайте, вы очень ему нужны, – плакала Даша. – Прошу вас, Дияр Сулужанович, приезжайте.

И он приехал. Не сразу, почти через неделю, но всё-таки приехал и пришел в больницу к сыну. Назара в то утро перевели из реанимации в палату, и Даша была рядом с ним.

– Выйди, – коротко и даже не поздоровавшись, сказал ей Дамир.

Девушка испуганно взглянула на Назара и встала, но тот удержал её за руку и снова посадил рядом с собой. Дамир усмехнулся:

– Вот, значит, как… – заговорил он на родном языке, – ну что ж… Ладно. Я приехал за тобой. Побуду здесь. Как только тебя можно будет перевозить, я заберу тебя.

– Папа, я никуда не поеду без Даши.

– Поедешь. Она найдёт себе другого поклонника, а ты женишься на девушке из своего окружения.

– Папа, ты не понимаешь, что я говорю? Или не хочешь понимать? – слегка повысил голос Назар.

– Я люблю Дашу и никогда не составлю её.

– Зато она бросит тебя, потому что ты никогда не сможешь стать для неё родным. У вас разные менталитеты и вообще взгляды на жизнь.

– Папа, что вообще ты можешь знать об этом?!

– А я и не хочу ничего знать. – Придётся, – тихо сказал Назар. – Даша ждёт ребёнка, моего ребёнка, папа. Твоего внука. Неужели ты думаешь, что я вот так просто откажусь от него?

– Значит, ты решился отказаться от нас, от своей семьи, от матери? О ней ты подумал?!

– Мама поймёт!

– Нет, не поймет! Она ждёт, что я привезу тебя. И даже постарела за то время, что ты отсутствуешь! Это для тебя не важно?

– Папа…

– Я больше ничего не хочу говорить. Или ты уезжаешь со мной, или забудь о том, что у тебя есть семья. Настоящая семья, а не это вот… – Дияр кивнул в сторону Даши и добавил. – Ладно, не хотел говорить, но я сейчас встречался с врачом и он сказал мне, что тебе обеспечено кресло инвалида. От тебя это скрыли, чтобы не беспокоить понапрасну. Теперь, когда ты знаешь правду, будешь по-прежнему уверять меня, что эта твоя Даша останется с тобой?

– Спроси у неё сам.

– Не хочу разговаривать с ней. Я не для этого приехал. У Даши есть родители, она – их проблема, а ты – моя.

– У Даши никого кроме меня нет. Она сирота, выросла в детском доме.

– Час от часу не легче. Тогда понятно, почему она так прилипла к тебе. Дворняжки всегда мечтают стать породистыми. Но это явно не тот случай.

– Уходи, папа, – тихо сказал Назар.

– Что ты сказал?

– Я сказал уходи!

– Я уйду, а ты не смей звонить и приезжать, – вскинул голову Дияр. – Раз ты променял нас на эту недостойную, я не пущу тебя даже на порог. У тебя больше нет дома, и семьи тоже нет.

Разгневанный Дияр вышел, а Назар, утомленный этим разговором, закрыл глаза. Вдруг он почувствовал, как Даша нежно коснулась его щеки рукой.

– Даша, ты слышала, я никогда не смогу ходить…

– Всё будет хорошо, мой родной… – девушка припала к груди Назара, чтобы спрятать выступившие на глазах слёзы. – Всё будет хорошо.

А Дияр вернулся домой и объявил всем, что Назара больше нет. Страшный вопль вырвался из груди Эльвиры:

– Умер?! – она обеими руками схватила мужа и стала трясти его как дерево. – Что такое ты говоришь? Этого не может быть! Назар! Назар!!! Сынок! Надо срочно ехать туда!

– Никто никуда не поедет, – отрезал Дияр. – Поздно. Всё, что смог, я сделал. Теперь у нас не четыре сына, а три. Смирись с этим…

Прошло пять лет.

За эти годы Эльвира превратилась в настоящую старуху. Она потеряла интерес к жизни и никак не могла забыть своего несчастного сына, на могиле которого не могла даже поплакать. Дияр, так и не простив Назара, молчал, не говоря ей ни слова, но все больше времени проводил вне дома, ведь он стал таким неуютным и холодным. Дияр предпочитал пасти овец и жить в дальних кишлаках, неподалеку от пастбищ.

Однажды, вернувшись домой после почти двухнедельного отсутствия, он не нашёл жену. Только на столе в одной из комнат лежала записка, в которой Эльвира написала ему всего пару строк:

«Хочу найти могилу сына. И не вернусь, пока не найду её.»

Дияр скомкал лист и бросил в угол, а потом сел на табурет, обхватив голову руками. Эльвира тем временем уже бродила по незнакомому городу, не представляя, кто в такой сутолоке может ей помочь. Сначала нужно узнать, сколько в городе кладбищ, и на каком может найти вечный покой её сын. Ну почему Дияр ни слова не сказал ей о том, где похоронил Назара? Почему он так жесток…

День шёл за днём, а поиски несчастной женщины так и не сдвинулись с точки. Эльвира, всю жизнь прожившая в далёких от городов кишлаках, плохо говорила по-русски и прохожие, слушая её, либо смеялись, не понимая, о чем она говорит, либо пожимали плечами, показывая, что ничем не могут ей помочь.

Как-то, уставшая женщина брела по многолюдной улице, примыкавшей к парку, и вдруг увидела маленького мальчика, который, катаясь на велосипеде, не смог вовремя сманеврировать и выкатился на дорогу под колеса подъезжавшей машины.

– Назар! – закричала обезумевшая мать, потому что ребёнок был маленькой копией её пропавшего сына.

В считанные секунды она была уже возле него и схватила на руки ребенка, своим телом защищая его от опасности. Искореженный велосипед скрылся под колесами огромного джипа. Эльвира, прижимая к себе малыша, сидела на тротуаре, раскачиваясь и повторяя только одно:

– Сыночек мой родной, Назар…

А к ней со всех сторон бежали люди и впереди всех мать ребёнка:

– Руслан!!!

Словно обезумевшая Эльвира смотрела на молодую женщину, которая хотела взять у нее из рук мальчика. А он и сам рвался к матери, плача от перенесенного испуга.

– Мой мальчик… Мой сынок… – заговорила Эльвира, заглядывая в глаза матери Руслана, которая помогла ей встать, и не отвечая на благодарности, – я хочу найти могилу моего Назара. Я приехала найти, но не могу. Помоги мне…

– Назара?! – переспросила женщина и назвала его фамилию. — Вы его мама, Эльвира? А я – Даша, жена Назара. Это наш сын Руслан.

– А Назар? Где он?

– В больнице, на реабилитации. Мы добились квоты и теперь он заканчивает лечение. Назар снова ходит, правда, пока с костылями.

– Он жив??? Мой сын жив??? – расплакалась Эльвира, ничего не понимая.

– Ну конечно! И мы с вами прямо сейчас поедем к нему.

Назар вышел к ним навстречу и обнял рыдающую мать, крепко прижав к себе.

– Сынок… Сынок… Я никогда не прощу твоего отца! Он отнял у нас с тобой пять лет жизни!

– Прости его, мама. Я уже простил. Он здесь, приехал искать тебя и прежде всего позвонил мне. Он очень раскаивается, мама.

В это время к ним подошёл Дияр с низко опущенной головой.

– Я знаю, меня трудно простить. Я сам не знаю, что на меня нашло…

Даша улыбнулась:

– Спасибо вам, что вы вернули счастье моему Назару. Он очень переживал и много раз хотел поехать домой, но не решался сделать это в инвалидной коляске. Для этого встал на ноги, сумел преодолеть боль и отчаяние, нашел в себе силы. А вы найдите силы простить друг друга. Вы ведь семья!

– Мы семья, – поправил её Дияр и, взяв на руки внука, прижал к себе жену.

А Эльвира просто стояла и плакала. Только теперь от счастья.

Оставьте свой голос

78 голосов
Upvote Downvote

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.