Истории из жизни Волшебный яблоневый сад

Волшебный яблоневый сад

Яблоневый сад

Невысокая стройная дама в темном пальто с длинными собранными в пучок волосами подошла к деревянному забору, ловко запрыгнула на плоский булыжник и с легкостью дотянулась до ржавой задвижки на той стороне двери.

Калитка со скрипом приоткрылась, хрупкая женщина проскользнула внутрь, и звонко цокая каблуками по вымощенной дорожке, дошла до середины двора. На минутку остановилась, вдохнула аромат спелых осенних яблок и послушала шуршание листвы. В этом прекрасном саду она могла находиться часами, но сейчас, после работы нужно прийти в себя.
«Подожди, мой милый, подожди, – шепнула женщина саду, – сегодня я очень устала. Шесть уроков простояла на каблуках. Ноги гудят ужасно, да и есть уже захотела. Вот пойду, передохну немного, поужинаю и снова выйду к тебе». В ответ деревья резко взмахнули ветками и зашумели. А, может, просто ветер налетел?

С тех пор как Валентина познакомилась с яблоневым Садом, прошло уже сорок лет. Когда они впервые увиделись, Валя уже и не помнит. Но это не так уж и важно. Главное, что они привыкли друг к другу и стали единым целым.
Долгими зимними вечерами яблони страдали от морозного ветра, а Валентина Ивановна, хоть в доме было натоплено, пыталась согреться чаем и даже подогревала вино с травами. Но это не особо помогало. Если мерзли деревья, от холода дрожала и хозяйка. Куталась в мягкий плед, вздыхала и мечтала о весне.
Наконец, долгожданная весна наступала, и яблони возвращались к жизни. А вместе с ними оживала и одинокая душа Валентины. Женщина подолгу сидела в саду и, запрокинув голову, любовалась цветущими ветвями, синим безоблачным небом. Ловила солнечный свет, вдыхала опьяняющий воздух, и в сердце возрождалась надежда. Казалось, что любовь еще обязательно встретится.
На смену цветущей весне приходил расслабляющий летний зной. Перемен уже не хотелось. В такие дни счастливая Валентина Ивановна просто отдыхала. Солнце, тепло и легкий шорох листвы – что еще в жизни нужно.

Затем наступала осень – время для печальных размышлений. Но, к счастью, от грустных мыслей ее отвлекали хлопоты. Работы по хозяйству было много. Женщина увлеченно собирала поспевшие яблоки и готовила запасы для зимы. Делала сухофрукты, консервировала компоты и варенья. Разве ж можно, чтоб такие яблочки пропадали! Ведь это подарок Сада.

Сейчас как раз была осень. Но в этом году сбор ароматного урожая как назло затянулся – осталось еще три дерева. Загрустившие яблоньки роняли плоды в траву, а женщина мысленно извинялась. «Простите, мои хорошие, совсем я из сил выбилась. Раньше ведь было полегче. Провела уроки, собрала тетрадки и домой. А сейчас что в школе творится! Все время собрания, совещания, мероприятия. Постоянно к чему-то готовишься, делаешь дополнительную работу. Скоро и преподавать будет некогда. А еще придумали новое правило. Учитель должен быть в школе полный рабочий день. Зачем, спрашивается. После уроков детишки все равно разбегаются. А мы в учительской до вечера сидим. Столов на всех не хватает, вокруг галдеж. Какая уж там проверка тетрадей! Приходиться по ночам проверять. Подождите немного, милые мои яблоньки, дожить бы до выходных».
Яблони ее прекрасно понимали. Внимательно слушали, кивали в ответ ветвями и утешали размеренным шелестом.

Оставив у двери изящные туфельки и повесив пальто на крючок, учительница вошла в комнату. Это небольшое квадратное помещение являлось одновременно и кухней, и рабочим кабинетом. Обстановка была очень скромная, из мебели – самое необходимое. В углу стояла новенькая плита (газ женщина провела только в прошлом году). Рядом с плитой блестящая раковина и зеленый кухонный стол с разводами в стиле «мрамор» – покупки этого года. Зато холодильник был старый. Но это не важно, главное чтобы работал. Стена напротив была оборудована книжными полками, а между ними – занавеска, закрывающая узенький вход в спальню. Слева от входа висело огромное зеркало в массивной декоративной раме, справа большое окно, выходящее в сад. А прямо посередине комнаты стоял добротный деревянный стол, прикрытый старинной скатертью. За ним Валентина ужинала, а потом проверяла диктанты и сочинения.
Повесив на спинку стула тяжелую сумку с тетрадями, женщина пошла в кухонный уголок. Что-то готовить сил уже не было. Решила обойтись бутербродами и выпить чашечку чая. На мраморном столе гордо красовался самовар с фигурными ручками и красиво изогнутым носиком. Конечно, он был электрический, но атмосферу создавал потрясающую. Это вам не чайник из пластика! Чай из любимого самовара казался Вале вкуснее, даже самый дешевый в пакетиках. В гостях такого не выпьешь.
Ожидая, пока самовар закипит, женщина посмотрела в зеркало. В нем отражалось окно, а за окном – красовался сад. В зеркале Волшебный Сад мог отражаться по-разному. Сегодня он решил появиться в нежном весеннем образе. Ветви были в цветах, ярко сияло солнце, а между яблонь гуляла девочка в милых красных сапожках. «Мамочка, мама, ты где?» – тихо позвала малышка. Громко кричать не хотела, боялась потревожить деревья. Но мама ее услышала. Кутаясь в синюю шаль, женщина подошла к дочери и погладила ее по голове. «Мамочка, посмотри, какие красивые яблони! Скажи, они ведь для нас цветут?». Женщина поправила шаль и с нежной улыбкой сказала. «Конечно для нас, милое мое Солнышко. Яблони цветут для тебя, и для меня». Девчушка улыбнулась и бросилась обнимать маму. «Я так и знала, что для нас! Какие красивые яблони!».

Анатолий Николаевич шел по улице Садовой, весело разбрасывая ногами листву. Душа его ликовала, хотя Валентина взаимностью пока не ответила. Эта необычная женщина сводила его с ума – сдержанная, строгая, молчаливая, живущая в собственном мире. Она была для нового учителя математики загадкой, которую он никак не мог разгадать. Узнав, что Валентина Ивановна преподает литературу, пытался найти подход. Читал вечерами классиков, и в школе блистал познаниями. Но Валя почему-то не впечатлялась. Просто кивала из вежливости и думала о чем-то своем. Настойчивый поклонник не сдавался и сегодня направлялся к ней домой. Нашел смехотворный повод – забытые в учительской очки. Конечно, было неловко, но другого повода, может, никогда и не будет.

Налив себе вкусного чаю и сделав бутерброды с джемом, Валентина опять заглянула в зеркало. Отражение успело измениться. Теперь в саду было теплое лето, а за столиком под деревьями сидели двое влюбленных подростков.
– Ну, давай, съешь немного варенья! Оно ведь такое вкусное, – ласково проговорила девушка.
– Я и так съел целое блюдечко, – пытался сопротивляться юноша.
– То было другое варение, кусочками. А это из целых яблок, и сахару здесь больше. Ты должен обязательно попробовать, – не хотела сдаваться она.
Валентина глядела, не отрываясь. Это романтическое воспоминание было у нее одним из самых любимых. Влюбленная пара резко умолкла. Наверное, ребята задумались, каждые о чем-то своем. А, может, и об одном и том же.
Затем паренек набрался решимости и осторожно положил руку на острую коленку возлюбленной. Девушка вздрогнула, засмущалась, но юношу отталкивать не стала. А он улыбнулся и тихо заговорил:
– Спасибо тебе за книжку, очень интересная оказалась.
– «Мастер и Маргарита»? – радостно уточнила она.
– Да, да, очень легко читается и совсем не скучно. А в школе чепуху какую-то задают.
– Что значит чепуху? – нахмурившись, спросила девушка, – неужели и «Война и мир» чепуха.
– Да не что ты, конечно, нет, но я ее не осилил. Терпения не хватило, – честно признался он.
– Значит нужно постараться и обязательно прочитать, – серьезно заявила девушка.
– Ну, хорошо, хорошо, прочитаю, – примирительно заявил парень, и сам себе не поверил.
Девушка слегка улыбнулась, а он придвинулся ближе и погладил ее по волосам. Она подняла глаза, и юноша восхищенно ахнул:
– Вот это да! А раньше я не замечал, что у тебя глаза такие зеленые, прямо как изумруды!
– Да ну? Не может быть! Карие у меня глаза, карие, — громко расхохоталась девушка.
– Нет, зеленые. Я же вижу.
– Никакие они не зеленые, это листва отражается.
Валентина Ивановна замерла с чашкой в руке. Сколько раз пересматривала она это прекрасное воспоминание, а сердце все равно колотилось.
– Скажи, а можно тебя поцеловать? – робко прошептал парень.
– А разве об этом спрашивают? – растерянно проговорила девушка.
Почувствовав, что девушка мечтает о поцелуе так же, как и он, юноша коснулся губами ее губ. А потом поцеловал по-настоящему – страстно и нежно. Валентина затаила дыхание и продолжала всматриваться в зеркало.
– Какие у тебя сладкие губы, – с восторгом проговорил Сережка.
– Так я ж варенья наелась, – улыбнулась счастливая Валечка.
– Варенье здесь не причем, у тебя от природы губы такие.
– Прошу тебя, не выдумывай.
– А я и не выдумываю, я чувствую.
Валечка внимательно посмотрела на любимого, улыбнулась и хитро сказала:
– А у тебя губы горькие!
– Наверно, от сигарет, – растерянно сказал Сережка.
– Так ты ж покурил, а потом варенья наелся. Значит, должны быть сладкие!
– Наверное, тебе показалось, что горькие?
– Не знаю, может, проверим еще раз?
Сережка радостно заулыбался и снова поцеловал свою любимую Валечку.

Решительно настроенный учитель математики тем временем заблудился. Заветный дом № 13 найти было невозможно – на многих заборах не было номеров. Анатолий Николаевич шел с конца улицы и подошел к забору с номером 23. Это и был последний пронумерованный дом, а дальше ничего не понятно. Хотел спросить у прохожих, но вокруг ни единой души.

А Валентина Ивановна плакала перед зеркалом. В саду уже не было юноши. Застыв над раскрытой газетой, девушка сидела одна. Маленькая статья в самом верху страницы казалась ей страшным сном. Читала, перечитывала много раз, и никак не могла поверить. Неужели Сережка погиб? Не мог он умереть, не мог оставить ее одну в этом жестоком мире.
Наконец, Валечка отложила злополучную газету в сторону и закрыла лицо руками. Подумала о Сережиной матери, захотела разделить ее боль, рассказать о своей любви. Но пойти к ней девушка не могла. Знала, что Сережина мать всегда ее ненавидела. Впрочем, не только она. В селе о Валиной семье ходили дурные слухи. Якобы все женщины у них – ведьмы. И Сережина мать была абсолютно уверена, что Валечка приворожила ее сына. Но Валя не умела колдовать. Если бы могла, немедленно вернула бы Сережку. Увы, она осталась одна, и в жизни ничего не изменишь. С этим горем придется жить, и никакая ворожба не поможет.
Ее любимый Сережка стал воспоминанием и навсегда поселился в Волшебном Саду – по ту сторону зеркала. Она могла его видеть, мысленно с ним беседовать и чувствовать духовную связь. Но прикоснуться, обнять и прижаться к губам она никогда не сможет. А сегодня увидела в зеркале тот самый страшный день, и сердце заныло от боли.
«Мой дорогой Сад, ну почему ты сегодня жесток? Зачем напомнил о смерти?» – горестно застонала женщина и взялась за проверку тетрадей.

Анатолий попытался отсчитать номера. «Так, с этой стороны улицы должны быть только нечетные. Значит через пять домов как раз и будет номер 13». Подойдя к нужному, как ему казалось, дому мужчина громко постучал в калитку. Но во дворе была тишина. Упрямый Анатолий продолжал настойчиво стучать, испугав соседскую собаку. Животное громко залаяло, и вскоре вышла хозяйка.
– Можете не стучать! Здесь никто не живет, – с улыбкой сказала женщина.
– Никто не живет? – переспросил расстроенный Анатолий, – но я же точно по адресу…
– Хозяева давно здесь не живут, а дом сдавали в аренду. Но в прошлом году квартиранты съехали. Так что жилье пустует. Правда, снимать его я не советую. Сходите лучше к Степановне – вон дом напротив. У нее все удобства, мебель хорошая, вход отдельный. Целых полдома сдает недорого. Так еще и глухая. Делай что хочешь – хоть песни пой, хоть танцуй, хоть стой на голове.
– Нет, нет, спасибо, я не нуждаюсь в жилье. Я в гости вообще-то пришел. Может, я дом перепутал, – наконец-то сообразил Анатолий.
– Это № 4. Тут в начале улицы все не по порядку. А вам какой нужен?
– Ничего себе! А я искал № 13! – с удивлением воскликнул мужчина.
Приветливая женщина неожиданно изменилась в лице. Она сурово нахмурилась, объяснила, где находится нужный дом, но идти туда не советовала.
– Место там нехорошее, проклятое.
– Я не суеверный, – с улыбкой сказал учитель, – большое спасибо за помощь.

В зеркале отражались зашторенные окна и гора тетрадей на столе. А потом внезапно появился Сережка. Он вышел из-за края отражения, остановился и пристально посмотрел на Валю. Женщина бросилась к зеркалу и прижала пальцы к стеклу. Любимый протянул к ней руки с той стороны, и она ощутила прикосновение. Сколько они простояли, соприкасаюсь кончиками пальцев, Валентина не знала. Время потеряло значение.
«А глаза у тебя все-таки зеленые, огромные, бездонные и все-таки зеленые», беззвучно прошептал восхищенный Сережка. «А у тебя синие и глубокие, как озера», мысленно ответила Валя, не помня себя от счастья. Но Сережка неожиданно вернул ее в реальность: «Ты слышишь, к тебе пришли…».
– Кто же это стучит? Никаких гостей я не звала, – с досадой пробормотала Валентина Ивановна и неохотно пошла к двери.

– Здравствуйте, Валентина! Не ожидали меня увидеть, – смущенно улыбнувшись, заговорил Анатолий, – я в калитку стучал, но вы не услышали. Тогда залез на булыжник, дотянулся до задвижки и сам открыл. Вы уж простите за наглость.
– Да ничего, ничего, – вежливо ответила женщина, проходите, чаю попьем.
– Я вам очки принес, вы их забыли в учительской. А вам же еще кучу тетрадей проверить нужно.
– Спасибо вам огромное. Вообще-то у меня близорукость. Плохо вижу только на расстоянии. А читать и без очков могу. Но все равно спасибо, вы очень внимательны.
– Вы знаете, Валентина, – пытался поддержать разговор Анатолий, – мне позавчера в интернете тест интересный попался. Отвечаешь на вопросы, и по их результатам показывают картинку – мир твоей души. Так вот, моим прекрасным миром оказался фруктовый сад. Точно такой, как у вас, представляете!
– Подумать только, какое совпадение, – сдержанно ответила женщина и пошла включать самовар.
Визит Анатолия был очень некстати, но она скрывала раздражение. Учитель математики казался ей хорошим человеком. Зачем же его огорчать? Он ведь так старается ей угодить!
Приняв вежливость этой сдержанной женщины за признак симпатии, довольный учитель расположился за столом и с радостью наблюдал, как Валентина хлопочет над чаем.
– Это у вас яблочное варенье? Какой потрясающий аромат. Мама моя тоже такое варит.
– Надеюсь, вам понравится, – тихо ответила женщина.
Как сильно она его волновала! Образ загадочной учительницы словесности не давал ему покоя ни днем, ни ночью. Вот она сосредоточенно проверяет тетрадки в учительской. Или сидит, задумавшись, глядя в никуда мечтательным рассеянным взглядом. Вот она идет по школьному коридору, звонко цокая каблучками. А потом, перед входом в класс, осторожно поправляет прическу. Сколько прекрасных моментов! И, наконец, они наедине – мило беседуют, улыбаются и смотрят друг другу в глаза.
Он понимал, что долго сидеть невежливо и скоро придется уйти. Но как ему хотелось остаться! Проверять с ней вместе наивные детские сочинения, весело обсуждать ошибки и восхищаться легким слогом какой-нибудь отличницы Лены. А потом посмотреть в ее огромные светло-карие глаза, яркие, отрешенные, но не пустые. Приблизится, обнять за тонкую гибкую талию и, наконец-то, страстно поцеловать.
Эта школьная учительница была для него воплощением женственности, благородства, внешней и внутренней красоты. Но она оставалась загадкой, разгадать которую нереально. Откуда у нее эта грусть? О чем она постоянно думает? И почему так редко улыбается? На эти вопросы ответов у скромного преподавателя математики не было, и он жалел, что не умет читать мысли.
– Наверное, я отнимаю у вас время, – виновато сказал Анатолий, глядя на огромную гору тетрадей.
– Ничего, успею проверить. Время до утра еще есть, – не выдержав, съязвила Валентина.
– А хотите, помогу? Я хоть и математик, но способности литературные имею. В школе меня очень хвалили, всегда пятерки за сочинения ставили. Писал без единой ошибки, представляете? Говорили, что у меня талант!
– Спасибо. Но очень не хотелось бы вас утруждать. Сама как-нибудь справлюсь.
– Что вы, мне не трудно. Наоборот, было бы очень интересно почитать, о чем современные дети пишут.
– Интересно, говорите? Я не думаю, – хитро улыбнулась учительница. – Это сочинения пятого класса на тему «Осень». Подумайте сами, что там читать?
– Нет, мне все-таки интересно, – не унимался упрямый математик, – очень хочется знать, как воспринимают тему осени школьники этого возраста.
– Какой же вы упрямый, – тихо ответила Валентина, — ну, хорошо. Сейчас допьем чай и будем работать вместе. Сами убедитесь, что интересного здесь мало.

Когда навязчивый гость наконец-то ушел, Валентина с облегчением вздохнула. Затем решительно подошла к окну, отодвинула шторы и пристально посмотрела в зеркало. Сережа, к сожалению, не возвращался. Вместо него в зеркале появилась женщина, бледная, худая болезненная. Сегодня Волшебный Сад решил показать еще одно грустное воспоминание – последние дни ее заболевшей матери.
– Валечка, я ухожу. Прости, что тебя оставляю. Но здесь я буду мучительно умирать. А там – ни страданий, ни боли.
– Мамочка, родная, пожалуйста, не покидай меня, – отчаянно умоляла Валя.
– Ты ведь взрослая уже, поэтому обязательно справишься. Понимаешь, мне очень больно. Я все равно скоро умру. Пожалуйста, отпусти меня, милая.
– Хорошо, я тебя отпускаю, но буду всегда вспоминать.
– Не бойся доченька, я тебя не оставлю. Обещаю, буду заглядывать, – сказала бедная женщина, крепко обняв Валентину.
А потом повернулась к зеркалу, немного постояла и, улыбаясь, вошла в цветущий солнечный сад.

Возвращаясь от Валентины, учитель летел как на крыльях. Она уделила ему столько времени, два раза готовила чай и слушала его рассказы о жизни. А потом пригласила еще. Сказала, что всегда будет рада. Какое же он все-таки молодец, что не сдается. И теперь у него, наконец-то, появилась настоящая надежда.
Однако уже через несколько минут торжество сменилось испугом. В этот момент Анатолий как раз проходил мимо того самого заброшенного дома №4. Объяснить резкую перемену настроения растерянный мужчина не мог. Но внутренний голос подсказывал – надо возвращаться к Валентине. «Зачем же я одну ее бросил? Сейчас ей нельзя оставаться одной! Чувствую, что нельзя. Но как объяснить возвращение? Ладно, скажу что-нибудь».
С этими мыслями Анатолий резко развернулся и поспешил в обратном направлении. Вернулся к началу улицы, запрыгнул на плоский булыжник и отодвинул ржавую задвижку. Кругом царило спокойствие, в доме светилось окно. «И чего я так испугался?», мысленно спросил Анатолий. Но сердце отозвалось тревогой, а по спине пробежал холодок.
Взволнованный мужчина немного потоптался на крыльце, набрался решимости и несколько раз постучал. Но ему не открыли. Встревожившись еще больше, учитель резко заколотил в дверь.
– Валентина, откройте, прошу вас! Это я, Анатолий. Валя, вы слышите? Валя, отзовитесь! Что случилось?
Затем прижался ухом к двери, но в доме не единого шороха. Жуткая тишина стала последней каплей, и насмерть перепуганный мужчина начал ломиться внутрь. Вышиб трухлявую дверь и забежал в опустевшую комнату.
– Валечка, Валя! Ты где? – пробормотал он, растерянно озираясь по сторонам.
Затем с надеждой заглянул в спаленку, но Валентины не было и там. Вернувшись в гостиную, уселся за столом и грустно посмотрел в зеркало. Там отражался сад, а в саду, кажется, кто-то был. Анатолий внимательно пригляделся и увидел отражение девочки, худенькой, длинноволосой, в ярках красных сапожках. Девочка посмотрела в сторону, на кого-то, кого в зеркале не было видно. А потом, улыбаясь, сказала:
– Мамочка, посмотри, какое красивое яблоко. А я до него не достану. Сорви мне его, пожалуйста, вон то, самое красное.

Удивленный мужчина мигом выскочил в сад, но там – ни ребенка, ни мамы. Тишину нарушал только ветер. Он неторопливо раскачивал ветви и сбросил к ногам Анатолия большое румяное яблоко.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Любовь на всю жизнь

Вы сейчас не в сети