Милая красивая девушка зима снег

Всё получится

Вот уже три года, как Настя жила и работала в городе. Поступить в юридический институт на бюджет у неё не получилось, а оплачивать её обучение мама, которая пахала на двух работах в посёлке, всё равно не смогла бы. Нет, она бы вывернулась, что-то придумала. Взяла бы кредит…

Но Настя не захотела, она сама будет решать свои проблемы. Вот и пошла работать официанткой в кафе. Миллионов, конечно, не заработала. За это время так и не смогла поступить, куда хотела. Но девушка встретила свою любовь.

Данил был городской, он жил самостоятельно в двухкомнатной квартире после смерти отца. А мать их бросила, когда Данилу было только десять лет. Парень отслужил в армии, выучился на автослесаря, работал на СТО. А потом в кафе увидел Настю – в той день к ней какие-то полупьяные посетители пристали, вот парень и вступился. А потом пошёл провожать девушку. И с того первого вечера молодые люди поняли – это любовь.

Вскоре Настя переехала со съёмной комнаты к Данилу, и они стали жить вместе. Уже подумывали о свадьбе, но решили немного подождать. Вот накопят ещё немного и сыграют такую свадьбу! Всем на зависть!

А потом Данила прилетела повестка – его мобилизовали в числе других таких же ребят, которые имели военные профессии. Данил в армии ведь был водителем боевой машины.

— Не плачь, — говорил он Насте при прощании, — мы там быстро разберёмся со всеми врагами, и я вернусь.

— Я буду ждать, — вытирая слёзы, говорила Настя, — ты только береги себя.

— Обязательно! – с улыбкой отвечал Данил.

Таким она и запомнила его на прощание: он стоит у автобуса, улыбается ей, а в глазах всё же тревога…

И потянулись бесконечные дни ожидания – Настя даже спала с телефоном: а вдруг Данил позвонит. Он действительно выходил на связь, но очень редко – когда разрешали командиры.

А через месяц Настя почувствовала себя плохо. Думала, от всех переживаний у неё началась анемия – слабость, головокружения. Пошла в больницу. После сдачи анализов, выяснилось, что с гемоглобином у Насти все в порядке. Терапевт её направила к женскому доктору.

— Вашей анемии пять-шесть недель, — с улыбкой сказала доктор, когда осмотрела Настю.

— Как пять-шесть недель? –ахнула девушка, — не может быть, я же пила таблетки.

— Значит, когда-то пропустили. Вспоминайте.

И точно! Настя вспомнила, что в прошлом месяце как-то вообще не ответственно подходила к этому вопросу – забывала пить таблетки. Очень сильно за Данила переживала, о себе почти не думала. Вот и результат.

— Сохраняем? – доктор вопросительно смотрела на растерянную девушку.

— Да, конечно, — пробормотала Настя, — только как я буду… я же одна здесь.

— Не вы первая, не вы и последняя, — улыбнулась по-доброму врач, — поверьте, сложности всегда будут. А ребёнок… Это самое важное для женщины, поверьте! У вас хорошие анализы, вы молоды. Самое время рожать!

Настя из больницы вышла ободрённая словами доктора – всё у неё получится!

Хотела позвонить Данилу, но в последний момент остановилась: он ведь не на курорте. Когда сможет, сам позвонит. А Данил не звонил неделю. Настя вся извелась – что-то случилось. Однажды решилась и набрала ему. Абонент вне зоны доступа. Чего только Настя не подумала! И вдруг ещё через день – звонок!

— Настя, любимая, привет! – услышала она родной голос Данила, — прости, что долго не звонил, у нас тут связи не было.

— Как ты? – с дрожью в голосе спросила девушка.

— Всё нормально! Работаем! – бодро ответил Данил, — лучше скажи, как ты?

— Данила, а у нас маленький будет, — после секундной паузы ответила Настя.

И тут уже Данил замолчал. А потом как закричит! От радости!

— Настёна, девочка моя! Это самая лучшая новость в моей жизни!

— Ты правда рад? – с дрожью в голосе спросила Настя.

— Конечно! Ты ещё спрашиваешь! У меня будет сын… Или дочка! Милая моя, ты только береги себя! Я как вернусь, мы с тобой обязательно поженимся! Будет у нас свадьба, о которой мы мечтали!

— Если честно, мне уже не нужна свадьба, — призналась Настя, — я просто хочу, чтобы ты был рядом.

— Обязательно буду! – неожиданно тихо и серьёзно ответил Данил, — главное береги себя и малыша.

— А ты себя…

И это был их последний разговор…

Прошёл день, неделя, две недели – Данил не звонил. Настя опять насмелилась сама – и вновь как тогда: абонент не доступен. Девушка надеялась, что там вновь проблемы со связью. Но время шло…

Уже минуло три месяца с их последнего разговора. И однажды Настя насмелилась пойти в военкомат.

— Не могу ничего сказать конкретного, — опуская глаза, ответил военный комиссар, — но, похоже, ваш Данил с другими бойцами попал в плен. И только тут он заметил слегка выпирающий животик девушки…

Настя побледнела, едва не упала.

— Да что же вы! – комиссар её подхватил, усадил на стул, — в вашем положении нельзя волноваться!

— Почему вы молчали столько времени? – не слушая его, плакала Настя, — я же жду от него хоть какой весточки.

— Информация не точная, поэтому мы и не звонили. Хотя матери уже сообщили.

— Матери? Она ведь не воспитывала Данила!

— Тем не менее, она на прошлой неделе она была здесь, – пожал плечами комиссар.

Девушка только покачала головой – вспомнила мать про сына. Чего ей надо?

По большому счёту, Насте было всё равно! Главное, чтобы с Данилом все было в порядке…

Шло время.

В тот день Настя возвращалась с работы немного позже – в кафе пришлось задержаться из-за банкета. Девчонки-напарницы хоть и старались не нагружать девушку работой, но беременность ведь не болезнь. Да и начальнику не понравится, если она будет отлынивать от работы. Вот и трудилась Настя. Хорошо, завтра выходной! Ведь сейчас, подходя к дому, она поняла, как устала…

И не только от работы. От неизвестности – вот что там с Данилом? Настя поплотнее закуталась в теплый шарф – холодно…

Хотя вроде бы только ноябрь…

Хотя погода здесь не причём – это от тревожных мыслей душу морозит. У подъезда на лавочке она заметила женщину средних лет в стильном пальто. Женщина, увидев Настю, поднялась на встречу.

— Вы Настя?

— Да, а вы кто, простите?

— Я? – с усмешкой переспросила женщина, — я мама Данила. Ольга Николаевна.

— Понятно, что вы хотели? – сухо спросила Настя.

— Я хотела? – воскликнула Ольга Николаевна, — я бы хотела, чтобы ты, милочка, освободила мою жилплощадь!

— Вашу жилплощадь? Это квартира Данила.

— Что ты говоришь! Эта квартира принадлежала моей матери! По сути это моя квартира. И я с лёгкостью это докажу.

— То есть вы столько лет отсутствовали, а теперь решил заявить о своих правах? Интересно, что об этом скажет Данил?

— А не твоё дело, где я была! У меня была своя личная жизнь! И мне совершенно не важно мнение Данила! Тем более, что его уже нет!

— Что вы такое говорите! Данил жив! — Настя едва не заплакала, услышав такие злые слова.

— Ты в это веришь? Я – нет! И, кстати, на выплаты за него от государства можешь не рассчитывать! Я ему мать, родной человек! А ты, по сути, никто! Я узнавала, вы даже не расписаны!

Ольга Николаевна что -то ещё кричала, но Настя не слушала, она развернулась и быстрым шагом направилась в подъезд от этой гадкой женщины.

— Чтобы завтра же съехала с квартиры! Иначе я с участковым приду! – услышала её крик Настя уже в дверях, — и не думай, что пузом своим ты меня разжалобишь.

Ночью Насте снились кошмары: то всколоченная Ольга Николаевна что-то кричала, то вдруг какая-то драка в кафе. А потом вдруг приснился Данил – он смотрел на неё через окно и стучал в стекло. А рука костлявая какая-то….

Девушка в ужасе открыла глаза. Теперь уже наяву она слышала стук. Кто-то весьма настойчиво колотил во входную дверь. Девушка посмотрела на часы – половина восьмого утра…

Накинув халатик, она направилась к двери. На пороге стояла Ольга Николаевна.

— Чего, дрыхнешь? – усмехнулась она и направилась в квартиру, оттолкнув беременную девушку плечом, — вещи давай свои собирай и выметайся! Я тебе вчера уже об этом сказала, не поняла, что ли?

— Я никуда не пойду! – спокойно ответила ей Настя, — здесь живёт мой жених, и у нас скоро родится малыш!

— Так, умная что ли? – Ольга Николаевна нависла хищной птицей над девушкой, — а ты прописана здесь, красавица? И вообще у тебя городская прописка есть?

— Временная! Данил сделал.

— Данила больше нет! – рявкнула Ольга, — и прописка твоя – чушь собачья. Я собственница! И я тут тебя не прописывала!

— Вы не мать, — прошептала, бледняя, Настя, — вы как гиена… Данил вернётся! Вот увидите!

— Ага, жди! Только на миллионы от государства не рассчитывай! И давай уже собирай свое шмотье и убирайся! А то я сейчас участкового позову! А если и он не поможет, то друзей своих с рынка. Они у меня горячие южные парни! Твоё интересное положение их весьма заинтересует! – Ольга гадко хихикнула.

— Точно гиена! – прошептала Настя.

Она поняла, что с этой склочной бабой лучше не связываться. Надо было уходить из квартиры – квартиры, которую она уже считала своим гнездышком с Данилом. Да, он говорил, что это квартира бабки по матери. И мать формально хозяйка. Но за столько лет Данил привык считать, что квартира его. Не думал он, что мамаша вот так явится и выгонит его беременную невесту.

Настя со слезами собирала свои вещи и судорожно соображала: кому она может сейчас позвонить, у кого остановиться? Понятное дело, что ехать надо домой, к маме. Тем более что она давно её звала – мол, спокойно доходит и родит малыша. А как будет потом, время покажет. Но нужно было доработать до декрета две недели…

Настя позвонила своей напарнице Юле и кратко объяснила ситуацию.

— Ну на две недели пущу, — согласилась Юля, — а потом у меня родители из санатория вернутся. Ты не обижайся, но у меня мама очень вспыльчивая.

— Спасибо и на этом, подруга, — немного оживилась Настя, — мне только на две недели!

Она собрала свои вещи и пошла к выходу, у порога с грустью оглянулась – вот и нет больше у них с Данилом семейного гнездышка. А Данил вернётся! Обязательно! Она в это верит.

Из кухни выглянула Ольга и скорчила гримасу:

— Готова? Проваливай уже!

Настя ничего ей не сказала. Как можно разговаривать с такой сухой и жестокой женщиной, у которой в голове только деньги. Она не переживает за сына, ей всё равно, что будет с её ещё нерожденным внуком…

Гадкая…

Настя осторожно закрыла за собой двери. Вышла из подъезда и поймала попутку до дома Юли. Подруга не была в восторге от гостьи, но приняла достойно – выделила ей место на диване в своей комнате, дала постельное белье, полотенце.

— А дальше как? – осторожно спросила она.

— А дальше к маме, — вздохнув, ответила Настя.

И, действительно, через две недели поезд уже уносил её в далекий заснеженный край. Девушка сообщила маме о своем приезде, и та с радостью ждала дочку домой. Вместе все горести легче пережить. А родится малыш – будет намного веселее. Настя сидела в вагоне, сжимая в руках телефон – заветный номер так и не звонил. Где же ты, Данил?…

Настя старалась не думать о плохом, чтобы не расстраивать себя и малыша. Надо надеяться, надо верить! До дома оставалось ехать около трех часов, когда поезд остановился на крупной станции.

— Стоянка сорок минут! – объявила проводница.

Настя решила выти на перрон, немного подышать воздухом, а заодно купить булочку – она помнила, что на этой станции всегда продавалась такая вкусная ароматная выпечка.

— Детонька, ты потеплее одевайся! – сказала ей заботливо старушка-соседка, — холодно там, поди.

— Да, вон на вокзале градусник минус двадцать показывает, — кивнула Настя, — но у меня куртка тёплая! Я быстро.

— Да ты не торопись! Сорок минут же стоим.

Настя улыбнулась доброй старушке и вышла из вагона. У нужного ларька была небольшая очередь из набежавших пассажиров. Настя стала в конец, подсчитывая, успеет ли. Да должна…

И тут она почувствовала резкий рывок! Какой-то мужичок дёрнул на себя её сумочку! Да так, что ремешок остался на её плече, а сумка в его руках. На секунду Настя оторопела, а потом закричала:

– Вор, держи вора!..

Народ тут же встрепенулся. А вор мгновенно смешался с толпой. Напрасно Настя кричала, плакала. Какие-то люди бегали по перрону в поисках преступника, но тот словно растворился. Появилась полиция…

Насте пришлось идти в отделение на вокзале, писать заявление. В принципе, ничего в той сумочке ценного не было, но там были паспорт, медицинский полис, обменная карта беременной и, конечно, кошелек с последней тысячей рублей. Декретные ей ещё не выплатили – хозяин обещал на карту перекинуть на днях…

Хорошо, что хоть та самая карта и телефон остались в кармане куртки. Пока Настя была в полицейском участке, её поезд ушёл…

— А что же мне теперь делать? — заплакала бедная девушка, — этот поезд будет только через сутки, а другой к нам не идёт.

— Да тут ехать пару часов до вас, — пожал плечами полицейский, — такси наймите. А за паспорт не переживайте, мы вам справку выпишем, потом всё восстановите. Найти этого воришку вряд ли получится. Скинул уже где-то ваши вещи.

— Да что паспорт… Нет у меня денег. Карта пустая, а кошелёк в сумке был. Да там бы и не хватило, — всхлипнула девушка.

И тут она почувствовала такую боль в животе, что криком закричала! Полицейские забегали, засуетились. Про справку они благополучно забыли, передали стонущую от боли девушку медикам и ушли. А Настю привезли в роддом.

В тот вечер там дежурила одна акушерка, доктор как раз на операции был. Она осмотрела девушку. Семь месяцев. Преждевременные роды – видимо, от переживаний все и началось. Акушерка спросила про документы.

— Как так без паспорта? – вскричала она, — а где обменная карта?

— Всё украли на вокзале, — кривясь от боли, ответила Настя.

— А почём мне знать, что ты не врёшь? Может ты не обследованная, может у тебя ВИЧ или туберкулез, а я тебя к здоровым женщинам?

— Я стояла на учёте в городе.

— Да что ты говоришь? Иди рожай под кустом, бомжиха! – заорала акушерка и потянула Настю за руку к двери.

— Я не могу, — простонала та, — пожалуйста, помогите!

Акушерка на секунду задумалась, потом сделала девушке какой-то укол. Через несколько минут вроде бы стало легче.

— Иди отсюда, — сказала акушерка и буквально вытолкала беременную Настю на улицу, – иди!

Настя осталась одна на пороге роддома. Она с ужасом понимала, что схватки вновь возвращаются. Ещё немного – и она от боли завоет, как волчица…

Несчастная будущая мать по стеночке дошла до двери приёмного покоя, постучала. Акушерка открыла двери, увидела её, и с силой захлопнула двери назад. И тут у Насти зазвонил телефон. Из последних сил она схватила трубку – может быть, это мама. Надо ей сказать! Она что-то придумает! Мамочка, мама, родная…

Номер был не знаком. Настя дрожащей рукой нажала кнопку.

— Настя, любимая моя, здравствуй, моя девочка! – услышала она мужской голос.

— Данил? – едва не теряя сознание, прошептала девушка, — живой…

— Живой, живой! – дрожь в голосе Данила слышалась на расстоянии, — нас освободили. Я в плену был. Но теперь всё нормально! Скоро дома буду. Как ты? Как малыш?

— Данечка, тут такое дело, мама твоя приехала, меня выгнала. Я к маме своей поехала, — кусая от боли губы, проговорила Настя, — я рожаю. Раньше времени. На станции от поезда отстала. Меня в роддом отвезли. А у меня паспорт украли, из роддома выгнали.

— Как выгнали? – закричал Данил, пропуская всю другую информацию мимо ушей, — где ты находишься?

Настя с трудом сказала адрес и потеряла сознание…

Она не знала, как Данил после их разговора кинулся к какому-то военному начальнику, который их встречал, умолял как-то помочь. Начальник выслушал, выругался – мол, здесь враг наших ребят бьёт. А на родине свои же готовы уничтожить. Бюрократы чертовы!

— Ничего, парень, не волнуйся, родится у тебя здоровый сын, будущий защитник! – хмуро кивнул генерал и позвонил министру здравоохранения.

А там по цепочке через десять минут уже дозвонились до главврача того самого роддома, под стенами которого корчилась от боли Настя. Главврач был дома в это время, но тут же примчался в больницу и лично на руках занёс Настю в роддом.

— А ты, дура старая! – сказал он акушерке, — бога моли, чтобы и девочка, и ребёнок выжили!

Насте сделали операцию. Когда она пришла в себя, её малыш был в кюкезе, а она – в реанимации. К утру её спустили в обычную палату. Позвонил Данил.

— У нас сын, врачи говорят, что всё в порядке, только маленький он, немного под наблюдением побудет, — сказала Настя, — я, если честно, вообще ничего не помню. Пропустила собственные роды.

— Это ничего! – улыбнулся Данил, — мы потом с тобой ещё повторим, только распишемся вначале. Настя, ты выйдешь за меня?

— Да хоть сегодня!

— Ну, сегодня не получится! А вот через месяц я приеду!

— К маме моей приезжай, я ей уже позвонила.

— Хорошо! Да, милая, а ты можешь сейчас посмотреть в окно?

— Наверное…

Настя осторожно повернула голову — ее кровать как раз была напротив окна. И то, что она увидела на улице, заставило её улыбнуться и удивиться одновременно. Впрочем, как и всех, кто в это время спешил в городке по своим делам. Напротив, палаты Насти в это время та самая акушерка, что выгнала изначально её из роддома, выкладывала из роз надпись на снегу: «Спасибо за сына, Настя!» Роз было много. Акушерка старалась – выкладывала аккуратные буквы на снегу… а куда ей было деваться? Когда сегодня утром главврач вызвал её и сказал:

— Покупаешь сто одну розу на свои деньги и выкладываешь эту фразу на снегу – чтобы та девочка увидела.

— Зачем? — удивилась акушерка, — давайте я ей их просто подарю, раз такое дело.

— Ты ещё условия будешь ставить?! – закричал главврач, — мне из-за тебя из самой столицы звонили! Чуть не уволили! И за что? За то, что у меня в роддоме чёрт знает кто работает! Отец ребёнка сказал, что примет извинения, если ты выложишь цветы на снегу. А дарить их не надо, так как в роддоме цветы запрещены, тебе ли это не знать! Иди!

И акушерка поплелась в цветочный магазин, понимая, что придется оголить всю кредитку… а главврач ещё долго пил успокоительные – вот так история! Так бы выгнать эту акушерку, но разве уволишь родную сестру?..

Пришлось доказывать руководству, какой она хороший работник. Ну, ошиблась, с кем не бывает. А вообще эту штуку с цветами придумал тот самый генерал, к которому обращался Данил. Его так разозлило бездушие тех, кто стоит на страже жизни и здоровья! Надо было показательно наказать, чтобы больше неповадно было! Он и сказал парню об этом. Данилу понравилось…

Через месяц, как и обещал, он вернулся к Насте и сыну, которые уже жили с Валентиной Петровной, мамой Насти в посёлке. У Данила было ранение, и его комиссовали. Теперь только мирная жизнь. И эту жизнь он решил строить подальше от городского шума, подальше от матери-кукушки, которая, кстати, не так уж и обрадовалась, узнав о чудесном спасении сына. А Данил с Настей, наконец, расписались – без шумной свадьбы, платья и ресторана. Но разве это главное, когда люди любят друг друга?

Данил работает на станции техобслуживания, Настя занимается дома с маленьким Егоркой, помогает маме по дому и подумывает в будущем заочно все же выучиться на юриста. Но это все в будущем. А пока на первом месте у неё – семья.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

1 Комментарий

С
Сагдия Ответить

Рассказ понравился с положительным концом почаще пишите о таких военных

Напишите комментарий

Красивая женщина милая скромная симпатичная сексуальная
Похищение

В голове Киры Бережной пронеслась мысль, что сейчас с ней случится какая-то гадость. Девушка почувствовала неприятный металлический привкус во рту....

В голове Киры Бережной пронеслась мысль, что сейчас с ней...

Читать

Вы сейчас не в сети