Зима, город, худощавый дед с маленькой бородкой

Иван Васильевич

Этого бомжа в округе знали все. Он появился в их микрорайоне где-то год назад. Невысокий, худенький старичок с небольшой бородкой. Летом неизменно ходил в полинялых тонких брюках, на которых ещё остался намёк на стрелки, и в застиранной светлой рубашке, которая раньше, наверное, была белой. Его частенько видели на берегу реки, где он и стирал свою нехитрую одежонку: намылит каким-то обмылком, прополощет, по кустам развешает. Да и сам потом в реке искупнётся – моется так… а после сидит у небольшого костерка: и одежду сушит, и сам греется…

А как наступили холода, то поселился он в один из подвалов, куда его пустили сердобольные жильцы. Правда, пришлось им поругаться с другой половиной жильцов – те ни в какую не хотели пускать бомжа на подселение. Якобы вши от него пойдут и лишаи. Хотя зря они так говорили – старичок был весьма аккуратен. Даже специфического запаха от него не было. Отвоевав место старику в подвале, добросердечные жильцы устроили ему в подвале настоящий домашний уголок: и старый диван притащили, и стол, и вещи кое-какие. Перепадало от них и еды старику…

Он с благодарностью всё принимал. Этой нехитрой едой он ещё делился с бездомными собаками и кошками, которых в округе тоже хватало. И, казалось, все довольны. Но никому из людей не приходило и в голову: а может быть, надо старика куда-то пристроить в более цивилизованной место? Ведь не собака же, чтобы в подвале жить…

Но старик сам никуда не обращался, а люди, отдав ему старую одежду или кусок хлеба, считали, что они выполнили свой человеческий долг в полном объеме. Даже имени его толком никто не знал – то ли Василий, то Иван…

Да и какая разница…

Бомж и есть бомж. А звали его Иван Васильевич…

Наступила зима, лютая и холодная – как никогда в этом году! Иван Васильевич шёл по заснеженной улице, кутаясь в драный пуховик. Неожиданно он споткнулся обо что-то…

Стариковские ноги и так были слабы, а тут он вообще едва не упал от такого препятствия. Препятствие вдруг жалобно мяукнуло.

— Котёнок! – ахнул старик, — ах, ты господи!

Он подхватил обледенелый комочек и сунул себе за пазуху. А потом, стараясь изо всех сил, прибавил ходу к своему подвалу…

А у подвала словно его ждала, стояла самая вредная жительница дома – Зоя Петровна, всю жизнь прожившая одна, ненавидела всех: людей, детей, собак, котов… а этот поселившийся бомж вообще был для нее как кость в горле.

— О, опять пришёл. Нет, ну как к себе домой! – возмутилась она, увидев, как старик нырнул в подвал, — вот напасть какая! И когда ты отсюда смоешься? Вон другие бомжи в теплотрассах живут, и ничего! А этот, вишь, как барин! И диван у него, и крыша над головой! Алкаш чертов!

Но это она наговаривала на старика – того ни разу никто пьяным не видел. А для Зои все неудачники по жизни были алкашами. Она что-то ещё кричала…

Но Иван Васильевич молча сносил все оскорбления. Он было дёрнул дверь подвала…

Закрыта она была.

— А, что выкусил? – злорадно захохотала старуха, — вот так тебе! Не попадёшь теперь в подвал! Я его закрыла! И замок сменила. И ключ теперь у меня есть с разрешения управдома! Я всех твоих защитников приструнила – сказала, будут заразу приваживать, я участкового на них натравлю. Все заткнулись! Ищи себе другую ночлежку!

И она, довольно хмыкая, скрылась за железной дверью подъезда, предусмотрительно захлопнув её изнутри.

Иван Васильевич потоптался на месте…

Холодно…

Мороз до костей пробирает. И только от маленького серого комочка, что пригрелся на его груди под курткой, и ему не так студено. Старик беспомощно посмотрел на окна дома – все в тепле, и никому нет заботы, по большому счёту до бездомного старика. Да, были неравнодушные люди, но когда дело касается личного комфорта, все вдруг забывают о помощи близкому…

Иван Васильевич вздохнул, плотнее запахнул полы пуховика, явно с чужого плеча и побрёл по вечернему городу в поисках тепла. И жизни…

В такой мороз эти два понятия были неразрывны друг от друга…

Он проходил мимо ресторана. Там, за большими окнами, люди отдыхали в уютной обстановке, наслаждаясь едой. Старик непроизвольно замедлили шаг, и уставился на жующих людей. Сглотнув голодную слюну, он вздохнул и побрёл было дальше. Котёнок на его груди дёрнулся, а потом непроизвольно стал тыкаться мордочкой куда-то в область сердца, жалобно при этом мяукая…

— Голодный ребёнок, — тяжело вздохнул старик, — ну, ничего, потерпи… Сейчас что-нибудь придумаю…

Старик в отчаянии посмотрел на ресторан… а потом вдруг направился к зданию, обошёл его с торца…

Здесь был служебный вход. Вот туда и направлялся старик. Поднявшись по небольшой лестнице, он робко потянул ручку двери на себя. В нос ему ударили умопомрачительные ароматы кухни, от тепла немного закружилась голова…

Старик стоял в коридорчике, переминаясь в нерешительности с ноги на ногу – да и так конечности хоть немного отогревались, совсем ведь околели в стоптанных ботинках.

— О, дед! – удивленно сказал парень в поварском колпаке и халате. – Ты чего? Не положено!

— Мил человек, я знаю, что не положено… Помоги… Замерзаю…

— Иди отсюда подобру-поздорову, — ответил ему парень.

Из соседнего помещения выглянула женщина. Иван Васильевич её знал — она жила в том доме, откуда только что выгнали старика.

— Дедушка, а вы чего тут? – удивилась она.

— Да вот… Выгнали с подвала. Холодно… а тут ещё вот…

И он осторожно распахнул куртку одной рукой, другой придерживая серого котенка…

— Голодный он. Не для себя прошу. Можно ему хоть капельку молока. Погибнет он, если не поест… — робко проговорил старик.

Парень и женщина переглянулись. Выгнать в такой мороз человека рука не поднималась. Но удивляло другое: не за себя просил, а за бедное несчастное животное.

— Ты его знаешь, что ли? – парень посмотрел на женщину, та неуверенно кивнула, — Слушай, старик, — нерешительно произнёс парень дальше, — пошли во двор. Там гараж для сотрудников… Посиди там, погрейся, он отапливается.

Иван Васильевич благодарно кивнул и направился на выход. Парень поспешил за ним.

В гараже никого не было, только несколько машин…

В углу старое кресло.

— Сиди тут тихо! – предупредил парень, — а я сейчас вам что-нибудь поесть принесу.

Но к ним уже бежала женщина с небольшим пакетиком…

— Вот, пока шеф-повар не видел, вынесла немного. Это брак, но есть можно!

Она вытащила из пакета контейнер с парой котлет и картофельным пюре. В небольшой бутылочке – молоко.

— А это его покормите, — сказала она, достав и одноразовую тарелочку для котёнка.

Иван Васильевич благодарно кивнул в ответ. Было заметно, что старик от волнения, от человеческого отношения был готов заплакать…

— Ешьте, ешьте, — приговаривал парень, — вы тут посидите, а потом я придумаю, куда вас пристроить. Есть у меня на примете один подвал. А мы пойдём. До конца смены около часа. Сидите здесь тихо! Я первым приду. Кстати, меня Костя зовут. А эта Лиза.

— Иван Васильевич…

— Ну, вот и познакомились, — улыбнулась Лиза, — а то сколько вас видела, толком вашего имени не знала.

— А вас не накажут? – наконец смог проговорить старик потеплевшими, наконец, губами.

— Надеюсь, что не попадёмся! – подмигнул Константин, и они с Лизой пошли к выходу.

И тут случилось то, чего так боялись сотрудники ресторана. Двери в гараж распахнулись и зашёл хозяин ресторана…

У Игоря Андреевича сегодня был тяжёлый день – с утра налоговая терроризировала. Что-то там с отчётом не так. Потом пожарная инспекция пожаловала. И инспектор такой вредный! Всё ходил, ходил, высматривал. Понятно было, что взятку хочет. Пришлось дать. И не мало запросил, зараза! Ну, да ладно! Если бы протокол составил – больше бы вышло. Хотя, если честно, всё в ресторане нормально. Но эта порода такая – проверяющая для своего кармана… а недавно жена позвонила – новую шубу ей, видите ли, захотелось. У всех подруг обновки, а она в прошлогодней ходит…

Как это всё надоело! Как будто Игорь – ходячий мешок с деньгами! А ещё знакомый из администрации позвонил – предупредил, что с его ресторанным гаражом проблемы. Вперёд всего, городское начальство признает его незаконной постройкой. Пора переходить на цивильную тёплую парковку. А этот хлам – под снос.

Игорь Андреевич это всё понимал. Но это опять хлопоты, и затраты…

Съездил в администрацию, обсудил все моменты, сейчас вот приехал к гаражу, чтобы оценить масштабы работы. Игорь Андреевич распахнул двери и в недоумении поднял брови – чего тут делают люди с кухни… а потом за их спинами, в углу, он увидел старика.

— Это что, бомж? – рыкнул Игорь Андреевич, — чего он тут делает?

— Игорь Андреевич, это безобидный дедушка, — залепетала Лиза, — ему некуда идти. А на улице так холодно.

— И поэтому его надо было сюда тащить? – возмутился хозяин, он подошел к работникам, его прямо затрясло от злости, — здесь машины, имущество. А вдруг он тут курить задумает. А тут бензин! Вы совсем спятили!

— Но что же с ним делать….

Они обернулись на старика… а тот, запахнув, свой драный пуховик, прижав котёнка, уже был в дверях.

— Вот пусть и проваливает, — хозяин поджал губы и строго посмотрел на работников, — а вы лишены премии в этом месяце! Живо на кухню!

И он быстрым шагом, забыв, зачем приходил, вышел из гаража. Надо было ещё успеть съездить в банк. Игорь Андреевич заметил старика, который семенил прочь от гаража, обогнал его…

Во дворе стояла его машина – ресторатор прыгнул в неё и умчался…

А Иван Васильевич вдруг увидел, как из кармана дублёнки Игоря Андреевича что-то выпало. Но тот не заметил – уехал. Старик подошёл и поднял – это был кошелёк. Бомж открыл его и обомлел – в бумажнике была приличная сумма денег. В первую секунду появился соблазн присвоить их. Старик воровато огляделся по сторонам и сунул кошелек к груди, к котёнку…

И так, прижимая две своих находки, он направился сам не зная куда, хотя с деньгами уже было не так тоскливо. Лиза и Костя, выйдя из гаража, уже не увидели во дворе старика…

И, если честно, вздохнули с облегчением. У них своих забот выше крыши…

А Иван Василевич шёл по замерзшему городу, прижимая к груди бумажник и котёнка. Старик вдруг представил, на что он может потратить найденные деньги. Например, снять номер в гостинице, помыться, отдохнуть…

Но ведь не пустят его, у старика даже паспорта нет! А может быть, гульнуть? Пойти в какой-нибудь бар, да наесться от души?

Старик вздохнул и покачал головой…

Всё это только мечты – не сможет он воспользоваться чужими деньгами, не так его воспитывали! Чужое надобно вернуть!

— О, дед! – услышал он за спиной. – постой!

Иван Васильевич обернулся… его догнал Лёха – непутёвый мужик лет пятидесяти, который уже неизвестно, сколько лет бомжует. Со стриком пару месяцев знаком. Лёха – мужик неплохой, только шибко пьющий…

— Дед, выпить есть? – деловито спросил он.

Иван Васильевич только головой покачал, крепче прижимая котёнка и кошелек.

— А чего ты тут болтаешься, если трезвый? – удивился Леха, — холодно же!

Старик и рассказал, как его выгнали из подвала. Леха только головой качал в ответ.

— Ладно, пойдём с нами, — смилостивился Леха, — на хавчик и пойло халявное не рассчитывай, а вот замерзнуть не дадим…

Так Иван Васильевич оказался в компании друзей Лёхи, таких же алкашей. Они в подвале аварийного дома пировали в этот день – смогли поживиться металлом на свалке да продать его, вот теперь и грелись спиртным.

Ивана Васильевича все приняли настороженно – зачем им еще один нахлебник, но, поняв, что старик ни на что не претендует, смягчились. Пусть сидит в углу – не мешает, вроде бы.

А Иван Васильевич осторожно перепрятал бумажник в карман кофты, выудил из пуховика контейнер с едой, что Лиза ему передала. И вместе с бездомным котёнком они поужинали нехитрой едой. А потом старик уснул на прогнившем матрасе рядом с буржуйкой, которая добросовестно согревала, как могла. Маленький Кузя, как назвал старик котёнка, замурлыкал изо всех сил…

Ивану Васильевичу снился сон…

Как будто он снова молод, только что окончил институт и пришёл учить детей в школу. Что-то говорит им, а они смотрят на него во все глаза, слушают каждое его слово. А Иван Васильевич им рассказывает о чести, о достоинстве, о порядочности…

Он проснулся ранним утром. Буржуйка уже затухла, бомжи спали по углам…

Иван Василевич понимал, что компания, протрезвев, потребует от него денег в общаг – если хочет с ними зимовать. А где их старик возьмёт? Те купюры, что лежали в кошельке, не его. И не дай бог дружки Лёхи его увидят…

Отберут, конечно.

Иван Васильевич решил найти хозяина бумажника. Он осторожно выбрался из подвала, подхватил Кузьку…

Сегодня на улице было намного теплее. Старик встряхнулся и направился к ресторану…

Остановившись у входа, он стал ждать Игоря Андреевича.

— Ой, дедушка! – услышал он радостный возглас Лизы, — а мы с Костей переживали, как вы переночевали. Всё нормально? Вы простите нас, что так все вышло вчера.

— Да за что же мне вас прощать? – пожал плечами старик, — вы и так помогли, чем могли. Спасибо вам. Милая, а ты скажи, хозяин твой на месте?

— На месте, — кивнула Лиза, — злой, как собака. Я вот на несколько минут выбежала на почту по делам. Хоть бы не заметил. А то вообще всей зарплаты лишит. Ну, я побежала.

— А ты можешь его позвать? — попросил Иван Васильевич.

— Кого? Игоря Андреевича? А зачем? Он вам мало вчера гадостей наговорил. Сегодня он ещё злее. Говорят, вчера кошелёк потерял со всеми картами и кредитками. Не советую с ним общаться.

— И всё же. Ты позови, — настойчиво произнес старик. – я сам не могу к вам зайти выгонят же. Это я вчера с кухни к вам ввалился. Да и то от отчаяния.

Лиза неуверенно кивнула. И побежала в ресторан. Она не сразу решилась зайти к хозяину. Занялась своими делами…

Потом выглянула в окно – а бомж терпеливо стоит у ресторана. Пошла она к хозяину.

— Кто меня зовёт? – брови Игоря Андреевича, казалось, взлетели до середины лба, — бомж вчерашний? Ты в своем уме? Ладно, я пойду, но, чтобы прогнать самолично его раз и навсегда! Раз мои сотрудники этого сделать не в состоянии! А ещё наоборот – только приваживают его! Вы совсем с этим бомжом с ума посходили!

Он фурией вылетел из ресторана, на ходу набирая номер полиции – пусть уже заберут этого бродягу! Как он ему надоел! Вообще, что ни день – так черт знает, что! Ещё этот бумажник где-то посеял! И не так денег наличных жалко, как банковские карты…

Теперь всё восстанавливать придётся…

Иван Васильевич спокойно смотрел на приближающего к нему ресторатора, который был мрачнее тучи, только что молнии не метал.

— Сюда уже едет полиция! — первым делом заявил ему Игорь Андреевич, — пусть с тобой они разбираются!

— Ваше право, — тихо ответил старик и запустил руку внутрь пуховика, вытащил бумажник, — вы вчера обронили, когда в машину садились. Я хотел вам сразу вернуть, но вы так быстро уехали.

— Что вернуть? – растерянно переспросил Игорь Андреевич.

— Бумажник ваш.

Игорь Андреевич брезгливо взял бумажник, раскрыл его и уставился на бомжа:

— Старик, а ты ничего отсюда не взял что ли?

— Так не моё же, — тихо ответил Иван Васильевич и опустил голову, — ну, я пойду…

Он развернулся и засеменил по тротуару, придерживая Кузю, который, как и вчера сидел на груди под пуховиком…

А Игорь Андреевич стоял и смотрел ему вслед, он был потрясен случившимся. Все его карты на месте, вся его наличность цела. Этот нищий старик ни копейки не взял из его кошелька! Это был такой урок порядочности – впервые в жизни ресторатора…

— А ну стой! – вдруг закричал он и рванул за бомжом.

Старик, услышав окрик, замер и вжал плечи – ничего хорошего он и не ожидал. Не поверил ему богач, сейчас в краже обвинит, как пить дать! Вот и делай добрые дела…

И Игорь Андреевич подбежал к бомжу и потянул его в ресторан. По дороге он отправил восвояси приехавший наряд полиции – мол, ошибочка вышла. Затем он завёл бомжа в свой кабинет и распорядился официантке принести что-нибудь поесть.

— Так, старик, располагайся и рассказывай! – потребовал он.

— Что рассказывать? – удивился Иван Васильевич, аккуратно высвобождая напуганного Кузю.

— Так ты ещё и с котом? – присвистнул Игорь Андреевич и крикнул вдогонку официантке, чтобы она принесла блюдце с молоком.

— Да, с котом, — неуверенно улыбнулся старик, — жалко его болезного. И вообще всех этих бездомных животинок жалко. Человек что? По своей глупости на улицу попадет, а животное из-за жестокости людской. — Так ты тоже по глупости оказался на улице.

— Наверное… И давно я эту глупость совершил…

И рассказал Иван Васильевич как около тридцати лет назад он сошёлся с женщиной. Сильно он любил свою Надю. А она…

Ему тоже казалось, что любит, а на деле ей всегда от него просто что-то было надо. У Ивана Васильевича была небольшая квартира, которая досталась ему от родителей. Так Надя убедила его продать ее. Свою тоже продала…

И купили они хорошую трёхкомнатную. Надя её на себя записала. А Иван? Ему казалось, что всё так и должно быть. И вообще во все эти бумажные тонкости он не вникал. Иван Васильевич был человеком глубоко порядочным – никогда не думал, что из-за бумажки могут быть какие-то проблемы. Он в школе работал, учил детей литературе. И Гришку тоже – сына Нади от первого брака. Он мальчонку с детства растил как своего. Думал, что стал ему отцом. Григорий вырос, на Север уехал. А год назад вернулся – аккурат на похороны матери, умерла Надя…

И вот после похорон стало понятно, что квартира принадлежала только Наде, и переписала она её на сына. Тот, недолго думая, выгнал отчима на улицу.

— Не отец ты мне, и прав у тебя на квартиру нет! – заявил Григорий Ивану Васильевичу.

Он, может быть, и терпел бы старика, но его жена науськивала. И вот в один день оказался Иван Васильевич на улице – Гришка просто замки в квартире поменял…

Даже документы никакие не отдал. А когда Иван Васильевич попросил хоть какие-то вещи отдать и – главное – паспорт, то жена Гришки его к мусорным бакам оправила – мол, там твое богатство. Но ничего старик в баках не нашёл. И к Гришке больше не пошёл. И жаловаться никому не стал, вроде как неудобно. Вот и бродяжничал он уже год, жил, где придется, питался со свалки, жил в подвалах…

Больно и обидно было старику, но что поделать? Не смог воспитать сына. Хоть и неродного по крови, но сына.

— Вот подлец! – возмутился Игорь Андреевич, выслушав историю старика, — всё, решено! Едем!

— Куда? – со страхом спросил Иван Васильевич. — В полицию!

Старик побледнел…

— Паспорт поедем ваш восстанавливать, — поспешил его успокоить Игорь Андреевич, — а заодно заявление напишем.

— Я не хочу на сына заявлять. Пусть живёт так, как хочет! – покачал головой Иван Васильевич.

Игорь Андреевич был в шоке – что за глупая жертвенность? Надо наказывать таких, как этот Гришка!

Но старик не хотел никаких разборок.

И всё же в полицию они поехали. Иван Васильевич написал заявление на восстановление паспорта. Игорь в то же время осторожно расспросил знакомого следователя, можно ли вернуть квартиру старику. Оказалось, что шансов было мало. Игорь Андреевич задумался…

Выгнать старика на улицу теперь он никак не мог. Тот ему преподнёс такой урок порядочности, что на всю жизнь хватит. А чем он его отблагодарит? И тут он вспомнил!

Был у Игоря знакомый – хозяин небольшого приюта для бездомных животных. И вот недавно он жаловался, что никак не может найти сторожа – есть и домик, благоустроенный на территории приюта и даже зарплата будет. Но кандидаты все какие-то ненадёжные — алкаши, в основном…

— Через десять дней паспорт будет готов, — сказал Иван Васильевич, увидев в коридоре Игоря, — спасибо, добрый человек, я пойду.

— Куда? – удивился Игорь.

— Если честно, не знаю.

— Кажется, я знаю… Вы, говорите, животных любите…

И рассказал Игорь Андреевич о работе сторожем. Иван Васильевич слушал, и на глазах его блестели слёзы – неужели кончились его страдания?

— Я согласен, прошептал он, а потом как закричит, — ой, забыл…

— Кого? – Игорь даже испугался.

— Кузю! У вас в кабинете!

-А… Так едем за Кузей! – рассмеялся ресторатор, — а потом в приют?

Старик согласно кивнул…

С тех пор минуло несколько лет Иван Васильевич так и работает в приюте, и хозяин очень доволен своим сотрудником. А ещё старика просто обожают питомцы! И особенно – огромный серый Кузьма, который так и живет с Иваном Васильевичем.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Яблоневый сад
Волшебный яблоневый сад

Невысокая стройная дама в темном пальто с длинными собранными в пучок волосами подошла к деревянному забору, ловко запрыгнула на плоский...

Невысокая стройная дама в темном пальто с длинными собранными в...

Читать

Вы сейчас не в сети