Истории из жизни — Выбирай: или я, или она!

— Выбирай: или я, или она!

Женщина с ребёнком

— Выбирай: или я, или она! – яростный взгляд и вызывающий тон Розы не оставлял сомнений в том, что Жене придётся делать выбор между женой и матерью.

Причина для конфликтов между женщинами всегда находилась, несмотря на то, что общались они довольно редко. Обычно мать молодого человека довольствовалась едким замечанием в адрес невестки, которая в упор не хотела с ней разговаривать. С недавних пор Женя стал замечать, что при одном упоминании слова «мама» у супруги перекашивалось лицо, и она делала вид, что ничего не слышала.

Когда молодые люди познакомились, не было никакого намека на столь склочный и неуживчивый характер Розы. Она была само очарование: изящная, с красивыми, чётко вылепленными чертами лица и весёлым общительным нравом. За ней ухаживала половина курса в университете, а она почему-то выбрала именно Женю. Парень смотрел на неё издалека, не решаясь подойти и мечтая просто оказаться поблизости. Чтобы в один прекрасный день Роза сама попросила его о помощи, а он с блеском выполнил её просьбу. И только к концу учебы он осмелился пригласить её на танец в день святого Валентина. После этого Роза сама начала названивать Жене, и они стали сидеть вместе за одной партой, вызывая всеобщее удивление.

Роза была гордой особой и ждала ещё четыре года, пока робкий Женя не сделает ей предложение. Свадьбу они сыграли спустя каких-то три месяца после помолвки, и новоиспеченный муж с удовольствием рассказывал на работе о своей красавице и умнице жене.

Мать Жени, Светлана Игоревна, не приехала к сыну на свадьбу, так как была занята другими делами. Она в это время находилась за границей, у старшей дочери Инны, и нянчила её детей. Поздравление с бракосочетанием прошло в режиме онлайн, на что Роза довольно заметила про себя, что со свекровью ей не придётся лишний раз общаться вживую. Однако вскоре выяснилось, что бельгийский зять не в восторге от того, что русская тёща всё время живёт на их территории. Сестра Жени несколько раз выясняла отношения с мужем, пока тот не поставил ей ультиматум:

— Либо я, либо твоя мать!

Роза первое время относилась к матери мужа несколько настороженно. Ещё бы, лично они никогда не пересекались, были только звонки по мессенджерам, которые долго не могли длиться. Обычно свекровь прерывала связь, говоря, что слышит детский плач. Инна работала и не успевала смотреть за детьми, её заграничная свекровь спокойно сказала, что морально не готова брать на себя такую ответственность, поэтому и пришлось обращаться к Светлане Игоревне. Теперь, когда выяснилось, что муж Инны — Марк не готов находиться с тёщей под одной крышей целыми днями напролёт, женщине пришлось возвращаться на родину. Приехав и решив пожить с молодыми, Светлана Игоревна не спешила наводить свои порядки, присматриваясь к невестке. Роза ей не особенно нравилась: любящая мать считала её слишком поверхностной и зацикленной на материальной стороне жизни. Она отметила также, что сын перестал употреблять отдельные блюда, которыми она раньше любила побаловать своего отпрыска.

— Женечка, а как же яичница с салом? – вопрошала с утра мать, видя, как сын уплетает тарелку кукурузных хлопьев, залитых горячим свежим молоком. – Ты на этой кроличьей еде далеко не уедешь, даже детей будет сложно завести…

Роза краснела и начинала тихо негодовать про себя, хотя старалась говорить спокойно:

— Мама, у Жени обнаружили воспаление желчного пузыря, ему нельзя есть такое…

— Вот ещё, что за глупости, — вскидывала голову Светлана Игоревна. – В наше время всё преспокойно ели и сало, и яйца, и мясо…ничего ни с кем не случалось. Наслушались всяких новомодных словечек, вот и страдаете болячками.

Женя, бросив на жену виноватый взгляд, затем с нескрываемым удовольствием ковырялся в тарелке с яичницей, которую съедал без остатка. Порция хлопьев, залитых молоком, так и оставалась чаще всего нетронутой, если свекровь вставала пораньше и готовила завтрак для любимого сына. Роза чувствовала себя лишней, когда мать и сын сидели за одним столом и оживлённо беседовали о чем-то, что не имело отношения к супруге Жени. Они негромко смеялись, вспоминая события из Жениного детства, и Розе было очень неуютно. Заметив, как невестка слегка приуныла, Светлана Игоревна небрежно проговорила:

— Девочка, ты наши разговоры не слушай, это никакого отношения к тебе не имеет. Лучше телевизор посмотри или уборкой займись, пока мы беседуем.

— Ничего, что я тоже член семьи и Женя вообще-то мой муж? –сердилась Роза, на что свекровь с широкой улыбкой уверенной в себе победительницы лишь пожимала плечами:

— Ну, для Жени первый член семьи и семья – это прежде всего родная мать, потом уже все остальные по списку. Не обижайся, но это так. Моя Инка этого вовремя не поняла, позволила Марку помыкать собой. Теперь пусть мучается с двумя детьми… Кстати, вы когда меня порадуете пополнением в семействе?

Роза растерялась: она никак не могла привыкнуть к тому, что мать мужа без предупреждения продала свою квартиру и переехала к ним сразу же после возращения из-за границы. Вторую спальню, которую супруги планировала переделать в детскую, пришлось отдать Светлана Игоревне, которая в последнее время старалась доказать, что она не зря вернулась и может быть полезна молодой семье. Другое дело, что никто у неё помощи не спрашивал, но свекровь была полна опасного энтузиазма:

— Дети, почему бы нам не повесить новые шторки в гостиной? Прежние выглядят как грязная тряпка, даже людей стыдно приводить…

— Мама, зачем вы так говорите? – обижалась Роза, но свекровь с невозмутимым видом продолжала:

— Как вообще можно было выбрать такое убожество? Женя, давай съездим в торговый центр, там такой роскошный выбор…Заодно ты мне прикупишь пальтишко, это ведь не дело, если я, женщина в самом расцвете сил и красоты, стану ходить в таком старье…

Роза глотала слёзы от обиды.

Совершенно неожиданным образом она потеряла связь с любимым мужем, который в университете так жадно искал и добивался её внимания. Теперь, когда Светлана Игоревна поселилась с ними в одной квартире, Женя стал жить по её команде, не замечая жены. Когда свекровь заявила, что после рождения первого внука не даст его родной матери, то есть самой Розе, в руки, чтобы она не испортила ребёнка, молодая женщина почувствовала себя так, словно готова взорваться.

Её беременность протекала тяжело, все время мучила тошнота, а язвительные комментарии Светланы Игоревны по поводу внешнего вида невестки заставляли Розу чувствовать свою беспомощность перед натиском свекрови как никогда остро…

Пришло время, и на свет появился маленький Рома, которого целиком и полностью оккупировала Светлана Игоревна в первые же дни. Розе делали кесарево сечение, после которого у неё с трудом заживали швы. Новоиспеченная бабушка с удовольствием забрала внука в свою комнату и запретила молодой матери заходить к ним:

— Ты лучше поправляйся, тебе нельзя напрягаться. Я все сделаю сама…

Через несколько дней после выписки, когда выяснилось, что у ребёнка непереносимость лактозы, Роза после посещения детского врача попросила мужа купить специальную смесь для малыша. Услышав об этом, Светлана Игоревна пришла в ужас:

— Что ты такого ела или делала во время беременности, чтобы ребёнок даже материнское молоко не мог пить? Это всё твоя вина! Ты знаешь, сколько стоит покупать такие смеси? Бедный Женя столько не зарабатывает!

Теперь появилась новая проблема, которая заключалась в том, что Женя словно ослеп и оглох. По крайней мере, такое впечатление складывалось у Розы всякий раз после того, как муж общался с матерью. Женя послушно, как дрессированный попугай, повторял за Светланой Игоревной все сказанные ею слова. Последней каплей, переполнившей чашу терпения молодой женщины, стало высказывание Жени:

— Знаешь, Ромка не похож на меня. И ещё эти его проблемы с пищеварением… не было у нас никогда такого в роду…

Именно в этот момент выкрикнула Роза те же слова, что и зять Марк год назад и за тридевять земель от них:

— Или я, или она!

Молодая женщина не выдержала такого отношения к себе и новорожденному крохе-сыну. Не добившись от мужа никакого понимания, она собрала вещи и уехала к своей старенькой бабушке, которая проживала в пригороде.

Светлана Игоревна на следующий день после отъезда невестки и внука вызвала мастеров:

— Нам нужно привести эту квартиру в порядок…сынок, ты не против, если я немного тут похозяйничаю?

Женя вяло кивнул и повалился на диван. Ему было всё равно, после ухода Розы он чувствовал себя настоящим овощем: ничего не хотелось делать, думать о чём-то было лень. Иногда он думал о сыне, но без особой радости и трепета, что его самого удивляло. Женя с таким нетерпением ждал рождения первенца, что собственное равнодушие к судьбе малыша пугало его. Но как быть с мамой?

Как только ремонт в квартире закончился, Светлана Игоревна объявила сыну:

— Дорогой, я хочу, чтобы ты поддержал меня. Я познакомилась с одним интересным мужчиной-иностранцем. Мне кажется, у нас с ним серьёзные отношения. Он хочет приехать сюда, чтобы поближе познакомиться со мной. Если что, остановится у нас…

Женя даже мысленно не смел спрашивать у матери, куда она дела деньги за продажу собственной квартиры. Хотя мог бы и поинтересоваться, почему Светлана Игоревна каждую неделю ходит ужинать в дорогой ресторан, посещает театральные премьеры и покупает новые ювелирные украшения с брендовой одеждой.

Женя чувствовал себя так, словно ему кто-то буквально укоротил язык и набросил шторы на глаза, чтобы он мог видеть только то, что показывает мать. Светлана Игоревна изредка делала сыну замечания:

— Ты на кого стал похож? Бомжи и то так не ходят…Нельзя, не позорься…

Для Жени стало полной неожиданностью предложение матери снова жениться:

— Зачем тебе эта малахольная Роза? Господи, что за имечко, ничего человеческого… Найдёшь себе другую, более здоровую и покладистую…

«Ага, чтобы ты могла класть на неё всё, что тебе захочется», — мрачно подумал сын, но не стал ничего говорить.

Приняв его молчание за знак согласия, мать продолжала:

— Заведёшь нормальных здоровых детишек, будем семьями общаться…

— Какими ещё семьями? – не понял Женя.

— Ой, а я тебе не сказала?-кокетливо спросила Светлана Игоревна. – Помнишь, я говорила тебе про одного иностранца? Он скоро приезжает и уже успел сделать мне предложение. Говорит, что хочет заняться здесь бизнесом, а пока поживём у меня… то есть у нас…

— Мама, ты в своём уме? –вспылил Женя. — Он впервые позволил себе повысить голос на мать. – Ловко ты все обставила, да? Ты выжила отсюда мою жену и собственного внука, чтобы привести к нам какого-то сомнительного иностранца?

— Что значит «я выжила»? –на глазах Светлана Игоревны показались слезы. – Никого я не выживала, твоя благоверная сама ушла. Не смей на меня валить собственные грехи, понял, сынок? Если бы она была так тебе нужна, ты позволил бы ей уйти просто так? Ты же сам промолчал, когда она уходила…а теперь с меня спрашиваешь?

Она залилась слезами, а сын стоял перед ней и бестолково пытался утешить, прося прощения:

— Мама, прости…я идиот…не подумал…прости, пожалуйста…

— Я много чего натворила в своей жизни, но я не заслужила такого отношения со стороны единственного сына! — рыдала Светлана Игоревна, скрывшись за огромным носовым платком, который невесть как оказался в её руках.

Женя топтался перед ней, неуклюже обнимал и прижимал к себе…

Чтобы вымолить прощения у матери, ему пришлось самому звонить этому иностранцу, который представился как Ксавьер, и предложить встретить его, когда тот прилетит в их город. Новый знакомый не имел ничего против, а при виде Светланы Игоревны горячо заговорил:

— Здравствуй, белиссима, скоро мы увидимся! Мне так повезло встретить тебя, ты воспитала из своего сына настоящего мужчину и джентльмена! До встречи!

Светлана Игоревна порхала на крыльях и что-то щебетала по поводу семейного торжества, когда Женя обзаведётся новой женой. Её слова заставили сына включить, наконец, голову: как он женится, если до сих пор не оформил официальный развод?

Требование матери провести ДНК-экспертизу на случай, вдруг Рома окажется не от него, Женя задвинул подальше. Он понимал, что не имеет морального права приходить к Розе с таким предложением. Но как сообщить ей, что он собирается подавать на развод? Хотя… кто сказал, что они должны развестись? Женя пытался несколько раз поговорить с Розой, но она бросала трубку, не желая его слушать. Значит, он должен сам приехать к ним и все неспешно обсудить…

Когда мужчина приехал в пригород, обнаружил на остановке одиноко сидящего старика с трубкой в зубах. Этот предмет сам Женя неоднократно видел у собственного, ныне покойного, деда, когда тот презрительно фыркал на предложение попробовать сигареты:

— Мне эти ваши бумажные сосалки ни к чему, там нет настоящего табака…

С почти такой же древней трубкой в зубах, старик оценивающе оглядел Женю с головы до ног:

— Ещё один городской явился…чего тебе надо, сынок?

— Извините, где я могу найти Клавдию Ивановну? – спросил Женя, наклоняясь пониже, чтобы старик лучше расслышал его.

— А…- протянул тот. – Клавдия Ивановна умерла недавно, в её доме сейчас внучка хозяйничает. Роза её зовут…и мальчонка при ней…светленький такой…

Женя поблагодарил его за подсказку и зашагал в сторону указанного дома. Сразу было видно, что у него были рачительные хозяева: стены выбелены, окна выкрашены, ворота – добротные, нигде ничего не висит и рассыпается…

Когда мужчина открыл боковую дверь в воротах, то оказался в небольшом дворе, со всех сторон засаженном цветами. Прямо перед ним в высоком деревянном манеже сидел светловолосый малыш, который весело возился с тряпичными куклами и деревянными игрушечными фигурками людей и животных. Чуть поодаль, стоя на высоком табурете, стройная женская фигурка отмывала грязную раму…

У Жени даже дух перехватило при виде Розы, она была такая красивая, лёгкая и воздушная…что ему сразу захотелось сжать её в своих объятиях.

Услышав, что кто-то вошёл, Роза повернулась и увидела своего мужа, который смотрел на неё полными восхищения глазами. Женщина нахмурилась и отвернулась:

— Зачем явился?

— Роза…здравствуй…я хотел тебя увидеть и нашего сына, — нерешительно промямлил Женя.

— И только? Меня ты увидел, а нашего сына здесь нет. Есть только мой, — жёстко ответила Роза и спрыгнула с табурета.

— Зачем ты так говоришь? – расстроился Женя, на что увидел презрительную усмешку на лице супруги.

— Честно говоря, я даже удивлена, что ты соизволил явиться. Не думала, что ты сможешь оторваться от маминой юбки и прийти сюда самостоятельно… Выкладывай, зачем пришел?

Только тут Женя вспомнил, что принес с собой бумагу о разводе. Мать настояла на том, чтобы Роза подписала отказ от любых материальных и финансовых претензий к Жене. Роза подпишет не задумываясь, она слишком обижена на него, чтобы торговаться. В этом Женя был уверен на все 200%. Стоило Розе узнать причину его появления, как она сделала каменное лицо и потребовала:

— Давай сюда свою бумагу. Подпишу, чтобы на суд не приходить и не видеть лишний раз твою физиономию…

Женя ушёл, чувствуя себя полным идиотом. Он посмотрел на аккуратную, красивую подпись жены и подумал, что только у последнего мерзавца вроде него хватит наглости прийти и собственными руками убить свой брак…

После тихого развода Роза уехала с ребёнком в другой город, продав домик бабушки. Зато Женя теперь стал официальной прислугой в собственной квартире собирающейся замуж матери и её нового возлюбленного, который был на семь лет младше неё. Ксавьер фонтанировал идеями про новый бизнес и новые возможности, но что-то сделать не спешил, предлагая получше разузнать обстановку на деловом фронте. Эта обязанность бизнес-скаута была отдана Жене, который целыми днями копался в интернете и искал разные проекты, которые они втроём с отчимом и матерью обсуждали по вечерам.

Иногда у Жени складывалось впечатление, что ушлый иностранец таким образом просто создаёт видимость бурной деятельности, в действительности предпочитая гулять по аллеям или проводить время за неспешной беседой в дорогом кафе. Мужчину удивляло, во что превратилась мать, которая до этого считала себя намного умнее других. Покоренная красивыми словами и ухаживаниями Ксавьера, Светлана Игоревна буквально разбрасывалась деньгами. Купить на ужин дорогущую семгу и приготовить её в сливочном соусе? Набрать разные деликатесы, чтобы Ксавьер не чувствовал себя на чужбине? Устроить поход в театр на дорогой аншлаг? У Светланы Игоревны не возникало вопросов относительно того, как угодить новому возлюбленному: она выполняла все его прихоти.

Однажды Ксавьер прибежал домой, весь возбужденный, с горящими глазами:

— Милая, я только что получил разрешение на создание строительной площадки! Поздравь меня, теперь у меня есть строительный бизнес!

— Так это же чудесная новость! – обрадовалась женщина. – Когда Женя придет, все вместе отметим!

— Только…-замялся Ксавьер. – Я должен заплатить пошлину и за оформление документов на земельный участок, плюс предоплата прокатчику строительного оборудования и техники. Мой транш по банковскому переводу задерживается до середины следующей недели, а решать надо буквально сегодня-завтра… Ты могла бы мне помочь? Мне так неудобно перед тобой…

Светлана Игоревна была настолько захвачена открывшейся перед ней грандиозной перспективой, что без раздумий отдала требуемую сумму. Ксавьер долго с кем-то говорил по-испански, темпераментно ругался и что-то требовал. Когда собеседник повесил трубку, женщина смотрела на будущего владельце строительного бизнеса затуманенным влюбленным взором:

— Боже, как ты говоришь по-испански… Я тоже хочу говорить на этом языке, научи меня, пожалуйста…

Ксавьер только рассмеялся и привлек её к себе…

Для Жени стало неожиданностью, что мать и её мужчина лежат среди бела в общей кровати, даже не закрыв дверь спальни. Смущённый Женя ушел на кухню, чтобы попить чаю, и тут услышал, как Ксавьер игриво зовёт его:

— Еухенио, можно тебя попросить принести нам лимонаду? Прошу тебя, сделай одолжение…

Послышался смех матери, и она тоже попросила:

— Сынок, мне сегодня не хочется возиться со стряпней. Захвати нам суши и курицу-гриль, пожалуйста…

Взбешенный Женя встал на пороге материнской спальни:

— Господа, вы там совсем совесть потеряли? Я только что пришёл с работы и хочу отдохнуть, а вы что делали целый день? Хотите сказать, что не вылезали из постели?

— Сынок, не хами, — томно потянулась мать.

Она хотела поцеловать Женю, но он сердито оттолкнул её и вышел, резко бросив на ходу:

— Ты бы оделась, мать…

Женя был в ярости. Он специально ушёл подальше, чтобы прийти как можно позже.

Когда он вернулся домой, его ждала звенящая тишина. Ксавьера и его вещей нигде не было видно…

Вскоре послышался чей-то тихий, сдавленный плач…

Ворвавшись в спальню Светланы Игоревны, он обнаружил мать сидящей на полу, с залитым слезами лицом и красными, опухшими глазами…

— В чем дело? Где этот прохвост? Он тебя обидел? – Женя был готов разорвать на куски Ксавьера, но мать только грустно улыбнулась:

— Как только ты ушёл, — начала она свой рассказ, — Ксавьер сразу начал собираться. Он сказал, что должен немедленно ехать в аэропорт, потому что ему позвонили перед твоим приходом и он долго с кем-то ругался по-испански. А я из любопытства записала его разговор…

— И что? – Женя не сводил с матери настороженного взгляда.

— Ты же мне сам показывал, как обращаться с переводчиком в телефоне…

Оказалось, он просил подождать своего собеседника с подачей дела в суд, Ксавьер должен был ему деньги. И он приехал сюда для того, чтобы выманить эти деньги у меня…

— Я же от него не делала тайны ни в чём, всё рассказывала ему… и он сказал, что нашел дуру, которая была настолько жадной и глупой, что ради него выгнала из дома собственного маленького внука… и раз я такая, то ему сам Бог велел наказать меня таким способом…- и Светлана Игоревна залилась слезами. -Теперь у меня ничего нет… Я продала свою квартиру ради него, потому что он обещал забрать меня в Испанию, говорил, что у него есть собственный дом на Тенерифе. Я ходила по ресторанам и показывала, что я состоятельная дама, отправляла ему фотки… Он предлагал мне купить вместе с ним небольшой отель, чтобы зарабатывать на туристах… И я купилась, как последняя дура… все деньги отдала ему… и даже успела заложить эту квартиру…

— Что?! – Женя вскочил и изумлённо уставился на мать. – Ты спятила? Как ты могла заложить мою квартиру? За сколько?

— Я хотела устроить свою жизнь и не быть вам обузой! – на Светлане Игоревне лица не было…

— Мама, что ты натворила… — Женя плюхнулся на пол рядом с ней и сжал себе голову обеими руками.

— Марк из-за этого не хотел, чтобы я жила с ними… Я всего лишь попросила Инну дать мне денег, чтобы я могла купить себе хотя бы небольшую квартиру-студию… — призналась мать.

— Но у тебя же была своя квартира…Зачем ты просила у Инны? – удивился Женя.

— А если бы у меня там ничего не получилось? Куда бы я вернулась? – как ни в чем не бывало спросила Светлана Игоревна.

Женя понуро молчал. Только сейчас он понял, что его мать желала счастья только себе, и никому больше… и в своих детях и внуках она видела лишь инструмент для достижения своих целей. Мало того, сам Женя был на грани того, чтобы оказаться без жилья, а мать…

— Ладно, поплакались и хватит, — Светлана Игоревна деловито встала и поправила на себе одежду.

Женя в полном замешательстве смотрел, как она достает купленные ранее дорогие украшения и аккуратно раскладывает их по шкатулкам.

— Продам это и куплю себе что-нибудь. Думаю, на маленькую комнатку или дачный домик хватит…

-А я? Я думал, ты мне поможешь закрыть залог, -протянул Женя.

— Сынок, ты уже большой мальчик. Сам как-нибудь решишь свои проблемы с квартирой, а я не в том возрасте, чтобы вешать на себя такие вопросы, — и мать, одевшись, спокойно уехала в гостиницу.

А Женя так и остался сидеть, с трудом представляя, что он будет делать, чтобы выкупить собственную квартиру…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Самая верная жена

Вы сейчас не в сети