Истории из жизни Женщина родила двойню в 65 лет. Увидев знакомое родимое пятно у детей, молодой зять упал в обморок

Женщина родила двойню в 65 лет. Увидев знакомое родимое пятно у детей, молодой зять упал в обморок

Роддом. Новорожденные дети

Алла Николаевна задумчиво разглядывала пузырьки шампанского в высоком бокале и вполуха слушала очередной тост в честь именинницы, тогда её накрыла первая волна боли.

Женщина побледнела, судорожно сжав, напоминавшими бочонки пальцами, лежавшую рядом вилку:

— Знала ведь, что не стоит ехать, — испуганно подумала она, — а если, что серьёзное, как выбираться из этой глуши?

Последние несколько дней она чувствовала лёгкое недомогание. Поэтому, придумывала разные поводы, чтобы не ехать в загородный пансионат на празднование Дня рождения сотрудницы Леночки. Но девчонки были настойчивы, и она согласилась. Тем более, что совсем недавно ей удалось подобрать отличное выходное платье, скрывавшее пышные формы. Что само по себе стало настоящим чудом с её большим весом:

— Ох и поправилась я снова, — расстроилась женщина, рассматривая себя накануне в зеркале.

Диеты, категорически не помогали, хоть перепробовала их Алла Николаевна великое множество. А ведь по молодости, так легко худела, хоть и ела всё. А теперь поправлялась буквально от стакана воды. Собиралась с понедельника начать заниматься гимнастикой и скандинавской ходьбой. А тут такое.

— Наверное, на солнце перегрелась, — решила женщина.

С трудом встала из-за стола и поплелась к стоявшим в теньке шезлонгам. Но едва она сделала несколько шагов, буквально согнулась пополам от новой волны опоясывающей боли. Именинница Леночка, жестом остановила поздравлявшего её мужа и поспешила к ней:

— Что случилась, Алла Николаевна, — она заглянула в расширенные от ужаса глаза начальницы отдела и отпрянула, — скорее, кто-нибудь вызовите неотложку!

Её осторожно поместили на шезлонг, но женщина не могла ни сидеть, ни лежать. Все время до приезда скорой, показавшейся ей вечностью, она, как неприкаянная, металась по украшенной к празднику поляне.

— Что со мной? – в панике думала она, — неужели, конец?

Дожив до шестидесяти пяти лет, Алла Николаевна не знала ни одного заболевания с такими симптомами. Оставалось только надеяться, что медики разберутся и помогут.

Когда прибыла скорая, женщина была настолько измучена волнообразными схватками, что едва сдерживалась, чтобы не закричать в голос. Очень молодой доктор, с приятной бородкой бегло её осмотрел. Прощупал пульс, нахмурился и повёл в машину. Там велел лечь на носилки и задумался, всё больше хмурясь. Затряс головой, осознавая, стал прощупывать живот.

— Какой срок? – он напряженно смотрел в лицо несчастной женщины.

— Какой ещё срок? – эхом отозвалась она.

Врач снял очки и стал их тереть бумажной салфеткой:

— Беременности, голубушка, беременности. У Вас самые настоящие схватки.

Алла Николаевна почувствовала, что сердце предательски дернулось и поскакало галопом.

— Беременность, но этого не может быть, — побледневшими губами прошептала она и почувствовала, как по ногам потекла теплая влага.

Увидев это, врач страдальчески сморщился:

— Андрей, заводи. Поехали!

Воды отошли. В его голосе было столько неподдельной тревоги, что куривший у машины мужчина средних лет, мигом взлетел на водительское место.

— Давай быстрее, иначе в дороге родим, — у врача нервно затряслись руки.

Водитель глянул на него круглыми глазами и утопил педаль газа. Ни разу в жизни ему не доводилось видеть такую возрастную роженицу. А ведь скольких он перевозил за десять лет работы на скорой.

Глядя на женщину, доктор снял часы и стал что-то подсчитывать. Они мчались по трассе уже около десяти минут, когда он тронул водителя за плечо:

— Тормози, Андрюха. Приехали.

Сидевший за рулём мужчина съехал на обочину и удивлённо обернулся. До больницы оставалось ещё половина пути.

— Схватки каждые две минуты. Не довезём, — пояснил врач, — растрясли видимо. Готовься, будем рожать.

Пока водитель по рации вызывал подмогу, доктор ещё раз тщательно осмотрел роженицу. Разложил хирургический набор, на случай непредвиденной ситуации. Придвинул ближе чемоданчик с лекарствами.

Алла Николаевна лежала крепко сцепив зубы. Ей было безумно больно и безумно стыдно. Кто бы мог подумать, что единственная за много лет ночь с мужчиной обернётся таким кошмаром? Но как она, родившая двух детей опытная женщина, могла не знать о беременности? Когда её стали готовить к родам она слабо застонала.

— Сама виновата. Молчи, — приказала себе и прикусила губу.

Но доктор улыбкой ободрил её:

— Кричите, если так легче. И давайте уже начнём тужиться и дышать.

Женщина заметила, как молодой человек напрасно старается унять дрожь в руках, кивнула и стала мысленно молиться.

— Будь, что будет, – решила она и крепко зажмурилась, помогая маленькому человеку увидеть свет.

Спустя десять минут окрестности федеральной трассы огласил громкий детский крик. Счастливый доктор быстро осмотрел и обработал недоношенного, но вполне жизнеспособного младенца. Он уже собирался поздравить мамочку со счастливым финалом её неожиданной беременности, как заметил, что родовая деятельность не прекращается. Обессиленная женщина лежала неподвижно и тяжело дышала.

— Не расслабляемся, голубушка, не расслабляемся. Похоже у вас многоплодная беременность.

Женщина схватилась за сердце, и вновь принялась тужиться и молиться. А через пять минут, на свет появился ещё один маленький крикун.

Прибывшая из перинатального центра реанимационная бригада, от души аплодировала пожилой роженице и справившемуся с тяжёлой ситуацией врачу. Потом их быстро загрузили в специализированный автомобиль и увезли в роддом. А вечером, у постели рыдавшей Аллы Николаевны растерянно топтались дочь Марина и зять Игорь. Младенцев поместили в стерильный бокс для недоношенных и родственникам разрешили навестить роженицу.

— Мама, как же так? – в отчаянии заламывала руки Марина, — Не знать, что ты беременна, это немыслимо! Ведь двойня!

Та только горестно трясла головой:

— Это всё моя полнота. Думала, что просто поправляюсь, на диетах сидела.

Марина присела на стоящий рядом стул:

— Как будешь поднимать детей одна? Скажи мне, кто отец.

Алла Николаевна отрицательно мотнула головой. Дочь стала сердиться.

— А Валерке мне что говорить? Он же звонить будет сегодня.

Пожилая женщина слабо махнула рукой. Она была в ссоре со старшим сыном, поэтому все новости тот узнавал от сестры.

— Не говори ему ничего. Домой вернусь, сама позвоню. Что-то затянулась наша размолвка. Пора мириться.

Марина скривилась:

— Да уж. Тем более такой повод, — съязвила она.

Обернулась к мужу ища поддержки, и удивленно вскинула брови.

— Что случилась?

Игорь поднял на неё белое от напряжения лицо и ткнул в экран телефона. Дежурная медсестра любезно нащелкала для Аллы Николаевны помещенных в реанимацию новорожденных. Ведь навещать их пока не разрешалось. Именно эти фото и рассматривал Игорь. Марина с интересом уставилась на снимки. С минуту смотрела, не понимая, вздрогнула и перевела потемневшие от гнева глаза на мужа:

— Ах, ты негодяй!

У лежащих в кувёзе, голеньких малышей явственно определялись совершенно одинаковые родимые пятна на правом плече. Абсолютно такие же, как у мужа Марины, Игоря.

Мужчина нахмурился:

— Мариша, перестань! Как ты могла подумать?

Игорь возмущенно глядел на супругу.

— Тогда, как ты можешь это объяснить, — молодая женщина зло ткнула в экран.

Игорь развёл руками.

— Не знаю. Такие родимые пятна в нашей семье передаются из поколения в поколение всем мужчинам рода. У деда было такое, у отца, у меня. — Он почесал затылок. — Но, я клянусь. К детям твоей мамы, я не имею никакого отношения.

Марина упёрла руки в бока:

— Лучше признайся! Хотя, можешь не признаваться, я подаю на развод.

Хлопнув дверью, она стремглав выскочила из палаты. Игорь, чуть не плача смотрел на Аллу Николаевну.

— Ну, хоть Вы, объясните дочери, что ничего не было. Она ведь сделает, как решила. А мы только полгода, как поженились! Я люблю её! – и он помчался догонять Марину.

У пожилой женщины помутилось в глазах. Ну, не могла она признаться детям, кто отец ребёнка. Это было выше её сил. Алла Николаевна лежала, отвернувшись к стене и тихо плакала.

— Вот как она теперь с двумя детьми? Шестьдесят пять, это вам не тридцать – силы не те.

Она привстала, доставая новую пачку бумажных салфеток. Нет, чувствовала она себя вполне хорошо. Не имела пагубных привычек и серьёзных проблем со здоровьем. Но, это сейчас, а через пять-десять лет? Она вновь зарыдала.

— И как рассказать детям, что она родила от папы Игоря? Вот стыд, то.

Пожилая женщина уставилась в потолок, вспоминая. Тогда перед свадьбой, Игорёк повёз их с Маришей знакомить с воспитывавшим его отцом. Сергей Петрович, отставной военный, ей понравился сразу. Седой, но какой-то моложавый, с офицерской выправкой и отличной спортивной фигурой. Да и обстановка просторного загородного дома располагала к романтике. Сразу после официальной части, дети умотали в город, у них свои интересы. А её, отец Игоря уговорил остаться на выходные. Ну, и не устояла она перед его ухаживаниями. Потом, конечно, корила себя. Объявила, что ничего между ними быть не может. Сбежала утром на автобусе, как нашкодившая девчонка. Уверена была, что последствий никаких не будет, ведь возраст. И вот – двойня!

Алла Николаевна села на кровати. Потянулась к принесённым дочерью вещам, провела расчёской по волосам. Посмотрелась в зеркало:

— Всё хватит раскисать. Пора брать себя в руки!

Она вытащила из-под подушки телефон, набрала номер Сергея Петровича.

— Сережа, здравствуй. Сможешь приехать? Есть, что обсудить.

Описывая ему ситуацию, она давилась рыданиями. Но говорила, говорила, говорила, боясь остановиться. На том конце повисла зловещая тишина. Алла Николаевна испугалась.

-Тебе это всё не нужно? – произнесла робко.

— Адрес диктуй, разберёмся, — голос мужчины звенел от напряжения.

А через час он ввалился в палату с огромным букетом цветов.

— Ну, ты даёшь! Я до последнего думал, что это розыгрыш. Но когда увидел лица сестричек, назвав твою фамилию, понял — правда. Видела бы ты их раскрытые рты!

Он устроился рядом на стуле, посмотрел внимательно в глаза, поцеловал женщину в щеку.

— Поздравляю, мамочка! Ну, ну, прекрати разводить сырость. Дети, это всегда здорово. Не переживай – справимся.

Потом, они вместе стояли у огромного окна реанимации, рассматривая лежащих на руках медсестры детей.

— Да, не отвертишься. Наша родовая черная метка у обоих, — тихо смеялся Сергей Петрович, — думай, мать, как назовём.

А она счастливо улыбалась, глядя на шевелившихся там за окном родных червячков и вновь переживала, почти забытое ощущение огромной радости материнства.

Через месяц, набравших вес, Санечку и Ванечку, счастливые родители забрали домой. Сергей Петрович настоял, чтобы Алла Николаевна с детьми переехала к нему. Детям лучше расти на природе, а не в задымлённом выхлопами городе.

По поводу встречи братьев из роддома, Игорь с Виталиком организовали грандиозный праздник с шикарным застольем и красивым фейерверком. Алла Николаевна, без сожаления, ушла с работы и с головой погрузилась в семейную жизнь. Благодаря навалившимся хлопотам, она заметно похудела и похорошела. А может, так ей шло нежданное материнство и поздняя любовь. Сергей Петрович смотрел на нее горящими глазами и не отходил ни на минуту. Ему тоже очень нравилось ощущать себя мужем и отцом. Они решили для себя не болеть и не стареть, ведь детям нужны, пусть и не самые молодые, но здоровые родители.

Оба занялись спортом, стали вести здоровый образ жизни. А через год, Аллу Николаевну было не узнать. Собравшихся на годик близняшек родных, встречала стройная моложавая женщина с яркими улыбчивыми глазами. Она, с удовольствием демонстрировала собравшимся свой цветник, с кустами красивых роз и пионами. Показывала небольшую тепличку, с выращенными собственноручно огурчикам. Сергей Петрович, держал на руках сыновей и искренне восхищался женой. Вот уж действительно, всё что ни делается – все к лучшему!

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Одноглазый Пират

Вы сейчас не в сети