Водитель стоит рядом с фурой

Бог обязательно вознаградит

– Ну-ну, родная моя, – Фёдор нетерпеливо похлопал ладонями по рулю своей видавшей виды фуры, – давай, старушка, не подведи… Нам с тобой ещё несколько часов добираться до дома, не вздумай ломаться в этой глуши.

Огромная машина надрывно взревела, но послушно продолжила свой ход. Правда, продолжалось это недолго, и уже через пару километров фура обреченно заглохла, несколько раз дёрнувшись, словно пыталась хоть ещё немного продвинуться вперёд.

Фёдор устало вздохнул. Давно пора было менять эту машину, но за те годы, что он проработал на ней, они сроднились так, будто стали единым целым.

В самом деле, дома Фёдора никто не ждал и он не любил бывать в пустующей квартире, которая даже пахла чем-то нежилым. Не было в ней ни уюта, ни привычного семейного тепла, к которому можно было бы стремиться.

Когда-то давно, у Фёдора была семья, жена и сын, но вот уже почти пятнадцать лет прошло с того дня, как Маргарита заявила, что уходит от него и забирает Илюшу с собой.

– Рита, Илье восемь лет, – пытался уговорить жену Фёдор. – Ему нужен отец.

– Господи, – рассмеялась жена в ответ, – это ты, что ли отец? Не говори ерунды! Я вообще жалею, что родила его от тебя, не надо было на это соглашаться!

– Почему ты так говоришь? – вспыхнул Фёдор. – Разве я плохой отец или муж? Что я делаю не так? Я забочусь о вас, люблю. Делаю всё, чтобы вы были счастливы. Работаю как каторжный на двух работах, лишь бы тебе угодить! Скажи, чего тебе не хватает?

– Вот того и не хватает, – выкрикнула ему в лицо Маргарита,– что я только теперь понимаю, что вышла замуж за неудачника! Нормальные мужики не вкалывают как ты целыми днями, а получают в пять раз больше! Посмотри на обстановку в нашей квартире! Это же просто какое-то убожество! Мне стыдно приводить сюда подруг!

– Рита, когда мы начинали жить вместе, у нас вообще было съёмное жильё. Сейчас есть квартира, своя. И машина.

– Машина?! Эту рухлядь ты называешь машиной??? Сколько ей лет! Забыл? Посмотри, всё уже давно ездят на хороших иномарках, и только мы в этом ужасном корыте! Даже окна приходится опускать дурацкой ручкой, которая постоянно ломается!

– Рита, но это-то тут причём? – Фёдор пожал плечами.– Речь идёт о наших отношениях, а не о машинах.

– Нет больше никаких отношений! Я подаю на развод. И вообще, у меня уже давно другой мужчина. Он ждёт  не дождётся, когда же я от тебя уйду! И не надейся, что Илья останется с тобой. У него будет другой, достойный отец. Который сможет купить ему и новый велосипед, и телефон и всё, что он захочет!

– Другой мужчина?! – Фёдор почувствовал, как к горлу подступил тяжелый комок. – Давно? Значит, ты мне врала? Изменяла?

– Да! – злобно рассмеялась Маргарита. – А у тебя не хватало ума даже увидеть это! Всё, я не хочу, больше разговаривать с тобой! Это бессмысленно! И ещё, имей в виду, эта жалкая квартира мне не нужна, но на раздел имущества я подам. И на алименты тоже!

– Делай, что хочешь, – махнул рукой Фёдор и ушёл в комнату к спящему сыну.

Там он сел на пол у его кроватки, взял тоненькую ручку ребёнка и прижал к своей щеке…

Утро так и застало Фёдора в комнате сына. Он спал, прижавшись лбом к кроватке Илюши…

Потом был долгий и тяжёлый развод. Фёдор продал машину и старенькую дачу родителей, чтобы отдать Рите часть денег, которые она получила по суду. А потом долго пил, заливая своё горе и неудачную жизнь. За прогулы его уволили с работы, в квартире не осталось почти ничего, потому что Фёдор продал всё, что было можно, лишь бы купить ещё одну бутылку алкоголя. Он перестал следить за собой и быстро покатился вниз по наклонной.

И неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы однажды утром в дверь Фёдора не позвонили. Он, опухший от беспробудного пьянства, заросший и помятый, подошёл к двери и распахнул её, спросонья не сразу поняв, кто перед ним стоит. Когда же узнал сына, рухнул перед ним на колени, закрыв ладонями пылающее от стыда лицо.

— Сынок, родной, прости! Я сейчас приведу себя в порядок, ты проходи, не бойся!

— Папа, а я и не боюсь. Я ушёл от мамы и дяди Серёжи. Потому что не хочу жить с ними. У них всегда свои дела, а я всё время один. Папа, забери меня к себе! Только больше не пей, пожалуйста.

Фёдор порывистым движением обнял сына и прижал его к своей небритой щеке.

– Не буду, сынок, я тебе обещаю! Клянусь! Никогда не прикоснусь к алкоголю…

Потом отстранился, побежал в комнату, распахнул окна, чтобы проветрить квартиру, а сам поспешил в ванную, стараясь там хоть немного привести себя в порядок.

В холодильнике нашлось два яйца и Фёдор приготовил Илье глазунью, но накормить не успел, раздался настойчивый звонок в дверь и на пороге появилась разгневанная Маргарита.

— Кто дал тебе право забирать у меня сына? — напустилась она на бывшего мужа. — Я тебя за это могу в тюрьму посадить! Ты этого хочешь?

— Нет, я хочу, чтобы Илья жил со мной, — ответил Фёдор.

— Да ты посмотри на себя, чудо-отец! Ты же превратился в настоящего алкоголика! Неужели ты думаешь что я отдам тебе сына?

— Он сам хочет этого, — Фёдор взял Илью за руку и прижал к себе. — Прошу тебя не забывать, что он такой же сын мне, как и тебе.

— Он всего лишь ребёнок, и сам ещё не знает, чего хочет! — парировала Маргарита. — А я знаю! Рядом с тобой он никогда не вырастет нормальным человеком. Илья, прощайся, мы уходим.

– Илья останется со мной, – Фёдор повысил голос, не желая принимать решение Маргариты.

Но она в ответ только рассмеялась и обвела рукой пустую квартиру.

– Где??? Вот здесь?! А чем ты кормить его будешь? Во что одевать? Ты хоть в курсе, что Илья теперь школьник и ему нужно делать уроки? Эх ты, горе-папаша! Ладно, Илья, мы уходим…

Фёдор присел перед сыном:

– Илюша, совсем скоро я возьму тебя к себе. Сначала на выходные, мы с тобой погуляем, сходим в зоопарк, покатаемся на каруселях в парке. Потом мама разрешит тебе остаться у меня подольше. Я тебе это обещаю. А пока мне нужно навести здесь порядок, купить тебе новый диванчик…

Илья обнял отца.

– Я буду ждать тебя, папа…

Маргарита окинула мужа насмешливым взглядом, взяла Илью за руку и ушла, даже не обернувшись. А Федор прислонился к дверному косяку и долго стоял, слушая сердце, которое рвалось вслед за сыном.

В тот же день он собрал все бутылки и вынес к мусорному баку, потом долго намывал квартиру, добиваясь идеальной чистоты. А следующим утром отправился искать работу.

Федор бросил пить, брался за любое дело, которое приносило ему хоть какую-то зарплату, работал дворником, ночным грузчиком, предлагал свою помощь торговцам на рынке, и к выходным выполнил своё слово, взял сына к себе и провёл с ним чудесный день.

Вот только оставить Илью у себя на ночь Маргарита Фёдору не разрешила. Фёдор спорить не стал. Он уже многого добился и не собирался останавливаться на достигнутом.

В самом деле, прошло совсем немного времени, а он уже оставил прежнюю работу и официально устроился в транспортную компанию. Проработав там пару месяцев на складе, пересел на мини-автобус и был вполне доволен жизнью. Он часто брал Илью к себе, иногда даже сын оставался у него с ночевкой и всё было просто замечательно, пока однажды Фёдор не позвонил Маргарите с просьбой снова взять сына.

– Извини,– сказала она. – Но нас нет в городе.

– В смысле? – удивился он. – А где вы?

– Послушай, Фёдор, не придуривайся. Ты знаешь, что я вышла замуж. И теперь мы с мужем уехали к нему на родину. Жить будем здесь. Искать нас не надо. У Ильи должен быть один отец.

– Так я и есть его отец!

– Нет, я считаю, что с Серёжей ему будет лучше.

– Я приеду и заберу сына!

– Мы за границей, тебя сюда не пустят!

– Ты не могла увезти его без моего разрешения!

– А оно у меня есть. Помнишь, я давала тебе подписать бумаги?

– Но ты сказала, что это для школы…

– Да какая разница, что я сказала? В общем, давай, не трать деньги, у тебя их и так нету. А тут роуминг… Мы не вернёмся никогда… Забудь о нас!

– Рита! Рита! – закричал Фёдор, но из трубки донеслись короткие гудки, а потом полное молчание.

Фёдор выронил телефон из рук. У него больше не было сына…

Фёдор беспомощно сполз вниз по стене и долго сидел, рыдая от бессилия. Он представлял, что где-то там сейчас Илюша вот так же плачет и зовет его и эти мысли просто на части рвали его сердце. Фёдору очень захотелось выпить, но он вытер лицо ладонями и покачал головой.

– Я обещал тебе, сын, что никогда больше не буду пить. И я сдержу своё слово, чего бы мне это ни стоило…

Прошло пятнадцать лет.

Фёдор так больше и не женился, хотя время от времени у него и появлялись какие-то женщины. Но с ними никогда ничего серьёзного не было, несмотря на то, что они с удовольствием прибрали бы к рукам этого симпатичного, но всегда серьёзного мужчину с какой-то странной грустной улыбкой. А он ни одну из них не рассматривал как жену, считая, что ему уже никогда не знать семейного счастья. Хотя Тамара, хозяйка маленького придорожного мотеля, где часто останавливались дальнобойщики, чтобы отдохнуть, пообедать или переночевать, нравилась Фёдору. Впрочем, он понимал, что вряд ли ей нужен такой мужчина как он, перекати-поле.

Уже много лет Фёдор работал дальнобойщиком, колесил по стране и ближнему зарубежью на старенькой фуре, которую сначала взял внаём, а потом выкупил. Фёдор обустроил в кабине всё, чтобы ему было удобно и она стала его настоящим домом, который он ни на что бы не променял.

А жизнь шла своим чередом. За окнами машины сменялись пейзажи, появлялись и уходили люди, а колёса снова и снова то шуршали по гравийке, то катились по асфальту, унося Фёдора в новые дали. И всё бы ничего, да в последнее время старушка-фура стала часто проситься на ремонт и Федор то и дело загонял её в бокс. А шеф требовал новых выездов и, скрепя сердце, Фёдор отправился в последний рейс.

Всё шло хорошо, до последнего часа. Он уже возвращался домой, когда машина заглохла, и Фёдор едва успел свернуть к обочине.

До вечера он провозился с машиной, выясняя причину поломки, а когда совсем стемнело, отправился искать помощь. Где-то неподалёку была старая деревенька, Фёдор знал об этом, потому что часто бывал в этих местах, и теперь решил пешком пройти несколько километров, чтобы найти того, кто мог помочь ему.

Тропинка вывела к покосившемуся домишке, заросшему кустами сирени и калины. Он стоял на самом краю деревни и Фёдор, заметив, что где-то в его глубине горит свет, подошёл и постучал в дверь. Ответом ему стал протяжный женский крик, в котором было столько страха и боли, что Фёдор вздрогнул от испуга. Крик повторился. Фёдор снова вздрогнул и, бледный от волнения, попытался открыть дверь, чтобы помочь несчастной.

– Эй, кто там!? – громко крикнул он.– Что происходит? Я сейчас полицию вызову!

– Мамааа! Мамочкаааа! – взметнувшийся женский голос снова разорвал тишину. – Помогите…

Не раздумывая больше, Фёдор стал выбивать дверь, а когда ему это удалось, ворвался в темноту комнат и оторопело уставился на молодую девушку, ползавшую по полу и хватавшуюся за всё, что ей попадалось под руку: половицы, ножки старого кресла, старенький, продавленный диван.

– Что??? Что с вами??? – растерянно проговорил Фёдор.

– Я ро…жаю… – с трудом выговорила девушка.

Только теперь Фёдор заметил её огромный живот.

– Потерпите, я сейчас позову кого-нибудь на помощь… Здесь есть врач?

– Я вызвала…едууут, – простонала девушка и снова закричала. – Всёёё… Не могу… Да помогите же мне…

Фёдор подхватил незнакомку и уложил на кровать, а потом, сам не понимая, как и что делает, принял на руки крошечный сморщенный кричащий комочек, мальчика, только что появившегося на свет.

Прижимая к себе новорожденного сына, бледная, изможденная девушка с мокрым от слез и пота лицом, с благодарностью посмотрела на Фёдора.

– Спасибо вам, – проговорила она. – Не знаю, что и делала бы без вас.

– Как тебя зовут, милая? – спросил Фёдор.

– Люся. А вас?

– Фёдор.

– Почему ты здесь в таком положении осталась одна, Люся? – спросил Фёдор, прислушиваясь к звуку подъезжавшей скорой помощи.

– Это дом моей бабушки. Она когда-то жила здесь и потому, когда всё случилось, я решила спрятаться здесь.

– В смысле спрятаться? – удивился Фёдор.

Люся ответить ничего не успела, в комнату вошли врачи и после некоторых процедур и заполнения документов, увезли Люсю и её малыша, а Фёдор остался один, не понимая, что же ему теперь делать.

Наконец, он вернулся к своей фуре и уже там, дождавшись рассвета, передал шефу просьбу о помощи.

Прошло два дня.

Управившись со своими делами, Фёдор купил подарки и поехал в городок, где в больнице сейчас находилась Люся. Ему вдруг очень захотелось проведать её. Она очень обрадовалась, когда увидела Фёдора и показала ему спящего сына.

– Это Федюша, я назвала его в честь вас! – сказала она.

Глаза Фёдора защипало и чтобы как-то справиться с волнением, он спросил Люсю, кто будет забирать её после выписки.

– Никто не будет,– покачала головой девушка. – Я одна буду воспитывать моего малыша.

– Там, в деревне?

– Да, – кивнула Люся.

– Понятно, – улыбнулся Фёдор, а когда пришло время выписки из роддома, приехал за Люсей с цветами и подарками.

– Фёдор, спасибо вам большое! – обрадовалась Люся. – Но мне, право, неловко. Вы и так уже спасли меня.

– Люся, я не хотел бы быть навязчивым, – сказал Фёдор, принимая ребенка на руки. – Но у меня есть квартира и ты первое время можешь пожить там. Я всё равно там почти не появляюсь, вечно пропадаю в разъездах. А у тебя будут все удобства. Конечно, если ты согласишься.

Люся ничего не ответила, просто расплакалась…

А потом, когда они ехали домой к Фёдору, рассказала о том, что у неё были пьющие родители, а она сама практически выросла на улице.

– С самого детства я жила подаянием. Да-да, Фёдор, не смотрите на меня так. Я не обманываю. Отца у меня не было, нормальной семьи тоже. Мама постоянно приводила к себе собутыльников, они напивались, устраивали дебоши, и я убегала, чтобы никому из них не попадаться на глаза. Часто бывало и такое, что меня били, и мне приходилось несколько дней прятаться то в подвале, то ещё где-нибудь. Когда мне хотелось есть, я выходила к чужим людям и просила у них хлеба. Они давали что-то из еды, и я была очень счастлива, когда удавалось уснуть не голодной. Иногда меня кормили соседи и это было настоящее спасение, особенно зимой… До сих пор помню вкус горячего борща, которым меня однажды накормила баба Лида из квартиры, что как раз под нашей. Мне тогда было около восьми лет… А сейчас двадцать и я помню его до сих пор, представляете?

– Люся, а где сейчас твоя мама? – спросил Фёдор.

– Умерла, – спокойно ответила Люся. – Был пожар, квартира выгорела дотла. Мама и ещё парочка каких-то людей угорели вместе с ней. Вот такая беда. Я была ещё ребенком, но уже перестала просить подаяние и зарабатывала тем, что мыла чужие подъезды. Потому меня дома не было… Хоронили маму на собранные жильцами деньги. Это тоже была милостыня…

– А что было потом?

– Потом приехала моя бабушка по отцу и забрала меня к себе. Мы вместе прожили в той деревушке четыре с половиной года. Бабуля была хорошей, но она сильно болела и скоро тоже оставила меня. Я была уже совершеннолетней и вернулась в город, где устроилась на работу. Меня взяли в магазин уборщицей, а ещё я мыла посуду в ресторане. И однажды познакомилась с парнем. Он добрый, хороший. Пригласил меня на свидание. Знаете, Фёдор, в этой жизни меня никто не любил, и я всем сердцем откликнулась на его ласку. Он и самом деле полюбил меня, я знаю. Но его родители оказались против. Я ведь бедная, к тому же из пьющей семьи. Кому нужна такая невестка?

– И что, разве он тебя не защитил?

– Он уехал на вахту, чтобы заработать на нашу свадьбу. Я хотела поехать с ним, но узнала, что забеременела и осталась. Он сам уговорил меня. Квартиру снял. А потом пришла его мать и сказала, что он просто сбежал, потому что не хотел ни меня, ни моей беременности. Она давала деньги на аборт, но я не взяла. Тогда она выгнала меня из квартиры. Мне не оставалось ничего другого, как уехать в деревню, в дом бабушки. Там я и жила, пока вы меня не нашли. И я очень благодарна вам за это…

Люся тихонько всхлипнула.

– Ну-ну, – Федор улыбнулся девушке,– не надо плакать. Теперь всё будет хорошо. Сейчас мы приедем домой, я всё покажу тебе и оставлю на хозяйстве. А сам завтра утром отправлюсь в рейс.

– Вы очень добрый, Фёдор,– сказала ему Люся, прижимая к себе спящего сына. – И Бог обязательно вознаградит вас за это.

На следующий день Фёдор проснулся рано и сначала даже не понял, что его разбудило. Но когда снова раздался звонок в дверь, поторопился открыть нежданному гостю, чтобы не побеспокоить Люсю и маленького Федюшу. И обомлел, увидев на пороге молодого парня.

– Папа…Ну наконец-то я тебя застал…

– Илья??? Илюша! – растерявшийся от радости Федор оторопел, но поспешно взял себя в руки и обнял сына. – Какой ты стал… Как вырос… Когда ты приехал??? Проходи же… Проходи…

Фёдор привел сына на кухню и поставил чайник на плиту.

– Я уже больше года как вернулся, – рассказывал Илья. – Живу, правда, в другой области. Несколько раз приезжал к тебе, но так ни разу и не застал.

– А мама?

– У неё жизнь с дядей Сережей не заладилось. Какое-то время мы жили ещё за границей, переезжая с места на место. Колесили по Европе. Мама работала посудомойщицей или уборщицей в ресторанах, но получала очень мало. Я учился. А недавно вернулись. У мамы какой-то там новый мужчина. Пётр. Но меня это уже мало волнует, я вырос и стал самостоятельным. Работаю. Но, папа, мне нужна твоя помощь.

– Что случилось?

– У меня пропала невеста. Я оставил её, уехал на работу. Мы собирались пожениться. Когда я вернулся, её уже не было, а мама сказала, что она бросила меня. Но я не верю. Люся была беременной, понимаешь? Она носила моего ребёнка. А теперь я её не могу найти.

Илья не успел договорить, потому что в дверях показалась Люся и тихо вскрикнула:

– Илюша! Он резко повернулся и тут же бросился к ней.

– Но как??? Как ты здесь???

Люся плакала в объятиях Ильи, а Фёдор рассказывал сыну удивительную историю их знакомства.

– Видишь, Люсенька, – сказал он потом девушке. – Я же сказал, что это судьба…

– И такая счастливая, – поддержал его Илья.

А потом они все вместе прошли в комнату, где спал крошечный Федюша.

Уезжая в рейс, Фёдор был счастлив, ведь он не только обрёл сына, но и стал дедом. И это было настоящим чудом.

Остановившись у мотеля Тамары, он вошёл в столовую, где хотел перекусить перед дальней дорогой. Хозяйка сама вышла к нему и села рядом за столик.

– Федя, наконец-то. А я тебя все жду… Жду…

Фёдор поднял глаза и увидел, что в глазах женщины слёзы.

– Тома…

Она взяла его за руку и увела к себе наверх.

– Останься со мной навсегда, – тихо попросила она. – Я так давно тебя люблю…

– Тома,– снова повторил Фёдор и прильнул к её губам.

Теперь он точно знал, что счастье в самом деле нашло его и больше никуда не уйдет.

Прошло три года.

Годовалый братишка Ильи Ванечка только-только начал ходить и маленький Федюша весело смеялся над его неуклюжестью. Илья, Люся и Федор и Тамарой улыбались, наблюдая за детьми. И все были счастливы.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Хорошая красивая милая девушка простая добрая родная скромная любимая страстная верная весёлая
— Да это же детский гроб. Вот гадина, тайно родила и убила ребёнка

Сейчас многие считают, что учитель – женская профессия. И сам Антон так раньше считал, пока не поступил в педагогический университет....

Сейчас многие считают, что учитель – женская профессия. И сам...

Читать

Вы сейчас не в сети