Бомж

Бомж

Пётр Георгиевич долго работал врачом скорой помощи. В его карьере были взлеты и падения, но однажды произошла катастрофа, в которой он был не виноват.

Случилось это примерно 15 лет назад, когда бригаде дали срочный вызов.

— Одиннадцатая, вызов. Аллергия, — будничным тоном сообщила диспетчер по рации.

После причины вызова последовал адрес. Водитель отозвался:

— Принято, — и включил сирену с мигалками.

Аллергия это всегда неожиданно. Иногда скорую помощь могли вызывать на простую крапивницу, которая сама проходила через полчаса, а иногда дело заканчивалось скверно. В этот раз был именно второй вариант. Когда Пётр Георгиевич вошёл в квартиру, помочь пациентке было уже практически невозможно. В их машине не было дефибриллятора, а жертва анафилактического шока уже полностью перестала дышать. Конечно, все протоколы и стандарты были соблюдены, за жизнь пациентки боролись до последнего, но все было тщетно. Приехавшей реанимации совершенно не осталось работы, кроме как провести стандартную процедуру с дефибриллятором.

— Всё, время, — пытался отдышаться Пётр Георгиевич, после получаса непрямого массажа сердца и искусственного дыхания.

— 11.23, — сообщил медбрат.

— Мои соболезнования, — подошёл врач к сидящему на стуле в кухне мужчине.

— Вы не спасли её?.. – тихо спросил мужчина.

— Мне очень жаль, — повторил Пётр Георгиевич.

— Нет, это мне жаль, — странно ответил мужчина. – Я тебя из-под земли достану…

Угрозы в адрес, не справившейся со своей работой бригады были не редкостью. Чего только не обещали сделать лично с Петром Георгиевичем, он уже привык. Жаль, конечно, женщину, но медики действительно ничем не могли ей помочь. Реакция была стремительной, времени для спасения жизни просто не осталось. Пётр Георгиевич больше ничего не говорил мужчине на стуле. Он закончил свою работу и отправился на следующий вызов.

Однако после смены его сразу вызвало к себе руководство, где и было сказано, что больше они не нуждаются в Петре Георгиевиче.

— Что? Почему? – удивился врач.

— Петь, ты прости, — вздохнул Юрий, начальник станции. – Тебе просто не повезло. Та женщина была женой очень влиятельного человека. Я ничем не смогу помочь тебе.

— Но ведь здесь нет моей ошибки! — Петр Георгиевич до сих пор не осознавал, что происходит.

— Я понимаю, но есть факт. Я могу тебе лишь посоветовать поскорее переехать в другой город, подальше отсюда. Может, там тебе и повезёт найти работу.

— А это что ещё значит? – и вовсе растерялся мужчина.

— Это значит, что этот человек не даст тебе устроиться на работу. Он не успокоится, пока не уничтожит тебя. И здесь это у него получится, — совершенно серьёзно сказал Юрий.

— Бред какой-то, — фыркнул Петр Георгиевич.

— Бред, не бред, но сдай, пожалуйста, форму.

— Вы увольняете меня одним днём? – вскинул брови мужчина.

— Извини, — Юрий больше не мог смотреть в глаза собеседнику, поэтому отвернулся к окну.

— Ладно, — мужчина тяжело вздохнул. – Я понял. Пётр Георгиевич попрощался со всеми, кто был на станции.

Многие не понимали, в чём дело, но Петр и сам не мог объяснить. Он так и не смирился с происходящим. Дома мужчину ждала жена. Когда мужчина зашёл в небогатую квартирку, то женщина сразу догадалась, что произошло что-то нехорошее.

— Петь, что случилось? – спросила Валентина.

— Валь, я даже не знаю, что за глупость произошла, но меня уволили. Прямо сразу и одним днём.

Петр никогда не затягивал с объяснениями. Даже если ему не хотелось о чем-то рассказывать, Валентина всё равно рано или поздно обо всём узнавала.

— Как это?.. – захлопала женщина ресницами.

— Ну, Юрка сказал, что я перешёл дорогу какому-то влиятельному типу. Я приехал на обычный вызов, но больная была уже в таком состоянии, что я ничего не успел сделать. И её муж сказал, что из-под земли меня достанет. И через несколько часов меня уволили, — развел руками Пётр.

— Ужас какой… Что же теперь делать? – спросила Валентина.

— Поищу работу ещё где-нибудь. Не переживай, всё наладится. Может, дома буду ночевать чаще, — улыбнулся мужчина.

…Но ничего не наладилось. Если Петра Георгиевича и принимали где-то на работу, то буквально через пару дней придумывали какую-нибудь причину для увольнения, а иногда и прямо говорили, мол, не с теми людьми Вы связались.

Время шло, и без того небогатая семья начала испытывать, серьёзные финансовые трудности. Валентине пришлось занимать у родственников деньги, чтобы купить продуктов или заплатить за квартиру, а Пётр уже не пытался устроиться работать врачом, он пробовал себя в роли грузчика, продавца, сторожа… Но результат всегда был один. Мужчине указывали на дверь в кратчайшие сроки. Петр Георгиевич уже не воспринимал в шутку, совет бывшего начальника о переезде в другой город. Но выяснилась новая проблема.

— А на что переезжать-то будем? – спросила Валентина. Женщина была измучена лишениями.

— Ну, продадим эту квартиру, купим поменьше, — пожал плечами Петр Георгиевич.

— Очень ты интересно рассуждаешь, — хмыкнула Валентина. – А деньги на переезд? Деньги на ремонт, мебель в новой квартире? Да и какую квартиру можно будет приобрести на деньги, полученные с этой «однушки» в спальном районе?

— У тебя есть план лучше? – спросил мужчина. Он ведь тоже устал от бесконечных провалов и неудач. Ему тоже надоело, что его, некогда уважаемого врача, уволили даже со склада.

— Есть, — ответила Валентина. – Я ухожу. Дай хотя бы мне жить спокойно.

Пётр Георгиевич не возражал. Он понимал, как сильно устала его жена. Она ничего не требовала при разводе, переехала обратно к маме. Больше о её судьбе Пётр не слышал. Ему оставалось только продавать квартиру и пытаться найти хоть какой-нибудь вариант в другом городе. Но чтобы продать жильё, надо было подать объявление, что Пётр Георгиевич и сделал. Буквально на следующий день дверь его квартиры была вся изрезана и исписана страшными словами: «Здесь живёт убийца». Конечно, такую квартиру никто не собирался покупать, а денег на новую дверь у Петра Георгиевича уже не было. Мужчина пытался продать мебель знакомым, сдал всё, что только можно было сдать. Купил все же новую дверь, но ночью её снова испортили. И тогда мужчина понял: тот человек, вдовец, ни перед чем не остановится. Рано или поздно он действительно доберется до Петра Георгиевича. Ему оставалось только бежать. И он побежал.

Мужчина купил билет на поезд, бросил квартиру с остатками вещей. Сошёл с поезда где-то посередине пути, пешком дошёл до соседнего города, чтобы максимально замести следы. Ему было страшно, и страх был оправданным. Пётр Георгиевич выглядел совершенно непрезентабельно, и, разумеется, на новом месте ему тоже не повезло с работой. Его не взяли даже сторожем на кладбище.

— Что за беспредел! Я врач! – со слезами на глазах кричал заросший, неровной бородой мужчина.

— Что ж больных не лечишь, врач? – с издёвкой спросил его смотритель кладбища.

– Иди давай, доктор, пока я твоих коллег или милицию не вызвал.

— Поверьте мне! – взмолился Пётр Георгиевич. – Я просто попал в очень плохую жизненную ситуацию.

— Тем более, иди. Мне ещё проблем не хватало. Давай, мужик, проваливай! – рассердился смотритель.

Петр Георгиевич совсем потерял надежду. Он не ел уже несколько дней, пил воду из колонок, которые в то время ещё можно было найти на улицах. Мужчине не оставалось ничего другого, кроме как сесть возле дороги и просить милостыню. Ему, врачу скорой помощи!..

Мужчина не мог поверить в это. Ему было обидно до слёз. За что жизнь так несправедливо с ним обошлась? И разве есть его вина в том, что произошло с той бедной женщиной? Он ведь пытался помочь. Пытался!..

Не его вина в том, что просто не хватило времени!..

Однако уже ничего нельзя было поделать. Тот человек оказался влиятельным бандитом у власти и всем, кто давал работу Петру Георгиевичу, угрожал жестокой расправой. Вскоре он скончался, но Петр Георгиевич так об этом и не узнал, он уже не смог вернуться в свой родной город. Пятнадцать долгих лет Петр Георгиевич прожил бомжём. Поначалу было очень сложно. Даже не жить на улице было затруднительно, а именно перейти к моралям попрошаек, было для мужчины самым ужасным. Он не привык к тому, что необходимо умолять прохожих кинуть хотя бы горстку мелочи в потрёпанную кепку, чтобы было, на что купить хлеб. Воровать Петр Георгиевич не собирался, он планировал сохранить хотя бы остатки достоинства. Хотя… о каком достоинстве тут может идти речь?..

Зимовал мужчина в канализации. Спать приходилось мало и чутко, чтобы в случае каких-то обходов или проверок можно было быстро ускользнуть. Конечно, свою циновку не утащишь с собой так же быстро и ловко, но её можно было всегда найти в ближайшем мусорном баке. Постепенно Пётр научился справляться с теми трудностями, которые ему постоянно подкидывала жизнь. Но очередной весной ему пришлось столкнуться, с новой проблемой.

Петр Георгиевич находился в небольшом городке, где иногда любили собираться дети богатых людей. Дело в том, что именно в этом городе устраивались нелегальные, а оттого гораздо более веселые гонки на мотоциклах. Собравшиеся зрители могли делать ставки на победителей, могли сами принимать участие в гонках, словом, развлекались, как хотели. Иногда это было выгодное предприятие, так как после богатых болельщиков оставалось много еды, могли и денег подкинуть, но иногда подростки буквально зверели и избивали бомжей, подвернувшихся под горячую руку. Именно возле таких подростков и оказался Пётр Георгиевич.

— Подайте бездомному на хлеб, — протянул заученную фразу мужчина.

— Чего? – один из болельщиков обернулся. – Ребят, гляньте. Настоящий живой бомжара!

Несколько из его друзей оглянулись. Петр Георгиевич сразу же понял, чем ему это грозит, поэтому попятился.

— Ребят, да я пошутил, — он мирно поднял руки и улыбнулся. – Я уже ухожу.

— Стоять! – усмехнулся парень. – Друг, давай к нам. Смотри, у нас тут хот-доги и кола. Ты вообще знаешь, что это такое?

— Откуда ж мне знать, — всё ещё улыбался Петр Георгиевич и по-прежнему пятился.

— Тем более, давай сюда! Попробуй, — парень демонстративно протянул еду и напиток. — Часто ли тебе предлагают хот-дог и колу вместо объедков в помойке?

— Ни разу, но мне как-то не хочется, спасибо…

— А ну, пошёл сюда! Саня, Витёк, ну-ка тащите его! – приказал парень.

Двое его друзей тут же вышли вперёд, а Петр Георгиевич не пожелал более продолжать знакомство с этими джентльменами и пустился наутёк. Однако долго ли может стареющий бомж, не получающий нормальной пищи и отдыха, убегать от рослых парней из богатых семей? Вскоре его поймали и, пару раз ударив по спине и бокам, потащили к предводителю всей шайки.

— Будешь знать, как убегать от добрых парней, которые просто хотели дать тебе еды, глупый бомж, — ухмылялся парень в кожаной куртке, который тащил Петра Георгиевича.

— Чёрт, как от него воняет, — второй изобразил рвотный позыв. – Надо бы его в речку окунуть хотя бы.

— Ребят, вы чего бедного бомжика пугаете раньше времени? – спросил тот, кто ранее послал Саню и Витька в погоню за Петром Георгиевичем.

— Да что его пугать-то, так, ставим в известность, — ответил один из парней.

— Молодые люди, пожалуйста, — взмолился Петр Георгиевич. – Я не хотел мешать вашим развлечениям, простите, что подошёл. Не надо меня избивать или топить в речке, я уйду и больше на глаза вам никогда не попадусь!

— Слишком ты, дядя, хорошо для бездомного поёшь, — заметил главарь.

Пётр Георгиевич с надеждой взглянул на паренька. Тот вдруг показался ему смутно знакомым. Чем дольше мужчина вглядывался, тем больше ему казалось, что он где-то видел этого подростка, ну или его родителей…

— Ты чего пялишься на меня так?

— Простите… Я не хотел, просто… — Пётр Георгиевич замялся.

— Просто – это тебя сейчас отпинать, — загоготал парень.

Его дружки подхватили, безусловно, гениальную шутку и тоже рассмеялись.

– А ну, тихо!.. Так, что же мне с тобой делать? Оставлять таких жалких существ, как ты, в живых… просто бессовестно.

— Нет, пожалуйста! – воскликнул похолодевший от ужаса Петр Георгиевич. — Вы поедаете мусор, живёте в мусоре… Почему бы не оставить вас всех сразу в этом самом чертовом мусоре?! – проорал разгорячившийся паренёк.

И тут Петр Георгиевич понял, кого ему напоминает этот парень. Ну, конечно. Когда он ещё работал на «скорой», был вызов по поводу множественных травм. Приехавшему тогда Петру Георгиевичу пришлось выгребать пострадавшего мужчину из тонны отходов, если точнее, то его пытались спрятать на свалке. Это был бизнесмен, тогда ещё только начинали пробовать бизнес на вкус, ведь он буквально только что был запрещён, все предприятия должны были быть государственными. Но то время прошло, и стали появляться первые предприниматели. Тот мужчина был как раз одним из первых. Конкуренты были жестокими и расправлялись с соперниками на рынке самыми ужасными способами. Тогда тому мужчине повезло. Петр Георгиевич смог его спасти. И вот, навещая его в больнице, мужчина услышал фразу, которая через почти 20 лет и всплыла у него в голове:

— Они просто решили оставить меня сразу в этом самом чёртовом мусоре… Они поспешили и ошиблись, — усмехнулся мужчина.

Он выжил и не побоялся продолжил работать. Все это промелькнуло в голове Петра Георгиевича за те доли секунды, что замахивался парень. Но вот сейчас кулак покрасневшего от злости мальчишки врежется в скулу мужчины, времени на раздумья совсем не остаётся…

— Я знаю твоего отца! – закричал Петр Георгиевич, вжимая голову в плечи. Удара не последовало.

— Что? – спросил парень, остановившись буквально в нескольких сантиметрах от лица мужчины.

— Я знаю твоего отца, — уже с некоторым облегчением повторил Петр Георгиевич. – Я работал раньше на «скорой»… Был вызов на множественные травмы, я поехал на свалку. Там был сильно избитый мужчина, но я смог спасти его. У тебя его глаза и скулы, подбородок… Твоего отца зовут Семён Борисович, верно?

— Моего отца действительно так зовут, — пробормотал ошарашенный подросток. – Но я никогда не знал этой истории…

— Я говорю правду!.. – воскликнул Пётр Георгиевич.

В глазах парня было смятение. С одной стороны, откуда бомж может так сходу угадать имя его отца, с другой стороны, отец никогда не рассказывал о таком.

— Подержите пока его, — распорядился парень, а сам отошёл в сторону и достал мобильный телефон.

Звонок заставил Семена Борисовича отвлечься от работы. Время, конечно, было уже позднее, но заниматься бизнесом мужчина не прекращал до самого сна. Всё время сверял отчёты, следил за прибылью, обдумывал перспективы того или иного работника… В общем, дел было много.

Взглянув на экран телефона, мужчина нахмурился. Звонил его сын. В последнее время у них было много разногласий. Дима, сын Семена, никак не хотел взрослеть, не хотел бросать детскую мечту стать «крутым гонщиком», как он сам себя называл. Сначала это было забавно, но к 16-тилетию Димы все перестало казаться шуткой. Парень серьёзно увлекался мотоспортом, посещал множество гонок, даже все игры были гоночные. Дима попросил мотоцикл, но, разумеется, без прав не смог бы водить его. Прав у парня не будет ещё два года, а что будет потом?.. Семён Борисович вздохнул и всё же ответил.

— Алло?

— Пап, привет. Слушай, у меня к тебе будет странный вопрос, — начал Дима.

— Нет, это у меня к тебе вопрос. Ты где? – нахмурился Семён Борисович, услышав звук моторов и улюлюканье на заднем фоне.

— Брось, ты знал, что я всё равно здесь буду, — уставшим голосом сказал Дима.

— А ты знал, чем это тебе грозит, — напомнил Семён Борисович о наказании.

— Ага, я в курсе. Никаких прав до совершеннолетия, даже в другой стране могу ни на что не рассчитывать, — вздохнул парень.

— Верно. Что у тебя стряслось? – и тут Дима понял, что совершенно не знает, как объяснить отцу то, что только что собирался избить бомжа.

— В общем, я встретил тут бездомного. Он говорит, что знает тебя. Рассказал мне странную историю. Она о том, как ты начинал бизнес… — Семён Борисович тяжело вздохнул. Ох, неприятные это воспоминания. – Скажи, тебя откачивала скорая помощь на свалке много лет назад?

— Дима… Мне совсем не хочется это вспоминать. Мы тогда не поделили место с, хм, конкурентами. Назовём их так. Я отказался платить им, и они…

— Стой, пап, — перебил отца сын. – Так это правда?

— Про «скорую»? Да, правда. Еле выжил тогда. Если б не мужик этот, врач, черт, как же его звали… Петр Геннадьевич? Нет, Петр Георгиевич, точно! Вот, этот врач меня и спас. Сам раскопал, сам помощь оказал. Пока ехали, все время со мной сидел, колол что-то, ЭКГ смотрел, кислород давал… Золотой мужик, — Семён Борисович на какой-то момент даже забыл, о чем он говорит. – Я его отблагодарить потом хотел, да что-то закрутился с бизнесом этим, а как спохватился, так узнал, что такой уже и не работает. А ты чего спрашиваешь-то?

— Да так, — поник Дима.

Мало того, что его отец мог погибнуть в борьбе за благополучие своей семьи, так его сын ещё и таким образом платит его спасителю! Думая, что деньги всё решают, что человек без денег не достоин даже существовать, Дима совсем забыл о том, как тяжело эти деньги даются. Если бы не этот несчастный человек, бомж, который сейчас стоял перед Димой на коленях, готовясь получить незаслуженный удар, избиение просто так, бесплатно, подумать только!..

Если бы не он, то отец Димы мог бы быть мертв, а если бы и выжил, то самого Димы, скорее всего, не было бы. Ведь отец вряд ли смог бы продолжить заниматься бизнесом, не встретил бы свою жену. Его судьба сложилась бы совсем иначе. По сути, Дима был обязан своей жизнью этому человеку, который сейчас буквально валялся у его ног, умоляя не избивать. Диме стало настолько мерзко от собственного поведения, от своих мыслей, от своих поступков, что хотелось просто уйти в какой-нибудь монастырь и больше никогда не показываться на людях, всю оставшуюся жизнь пытаясь вымолить прощение.

— Ты что-то там говорил о том, что встретил бомжа, — вывел из раздумий голос отца.

— А, да. Секунду, — Дима подошёл к ожидавшим его команды друзьям и посмотрел на бездомного, который с надеждой заглядывал ему в глаза.

Пётр Георгиевич ужасно переживал всё время, пока парень разговаривал по телефону. Ведь если бы отец этого паренька не вспомнил о том, как кто-то спас его много лет назад, то беды не миновать. По крайне мере, Пётр Георгиевич надеялся, что мальчик говорит именно с отцом, а не с другими друзьями, которые могли бы помочь отвезти бомжа в лес.

— Как Вас зовут? – спросил Дима.

— Пётр, — ответил мужчина.

— А отчество?

— Петр Георгиевич я, — кашлянув из-за пересохшего горла, повторил он.

— Дим, что у тебя там происходит? – требовательно спросил Семён Борисович.

— Пап, я нашёл человека, который спас тебе жизнь, — ответил побледневший Дима.

— Что? Как? Где? Я ничего не понимаю! – Семён Борисович закрыл ноутбук и полностью сосредоточился на разговоре.

— Я приехал на гонки, к нам с ребятами лез какой-то бомж… — Дима прикрыл глаза. – Короче, когда мы прогоняли его, он сказал, что знает тебя, вот я и пошёл выяснять.

— Это… Этот бомж это Пётр Георгиевич? Тот самый врач со «скорой»? – не поверил своим ушам отец парня.

— Похоже на то. — Боже мой, как же он оказался в таком положении? – пробормотал Семён Борисович. – Так, давай закругляйся со своими гонками. Надеюсь, ты ехал с Лёней?

— С Лёней, с кем же ещё, — вздохнул Дима, вспоминая про водителя, который так же мечтал стать гонщиком когда-то.

Он надеялся, что потерять двухметрового Лёню в толпе крайне проблематично.

— Хорошо. Возвращайтесь домой, Пётр Георгиевич, разумеется, едет с вами. Справишься быстро, я подумаю о том мотоцикле… — сквозь зубы добавил мужчина.

— Считай, что мы уже на месте, — ухмыльнулся парень и сбросил вызов.

Его взгляд вернулся к бомжу, и на душе вновь заскребли кошки.

– Так, парни, разойдись.

— Димас, это что вообще за приказной тон? – набычился один из парней. – Стал послушным сыночком?

— И тебе того же советую, идиот. Этот человек – врач, который спас жизнь моему отцу. Ребята. То, что мы делали, как мы себя вели… Это же ужасно. Это свинство. Это отвратительно… — Дима подошел к Петру Георгиевичу и помог ему подняться с земли.

Парень посмотрел в слезящиеся глаза мужчины.

– Простите меня. Простите нас. Я совсем рассудок потерял на почве папиных денег, забыв о том, что я к ним не имею никакого отношения. Не я их зарабатывал. Если бы Вы не помогли папе в свое время, то меня не было бы и в помине. Простите за то, что так с Вами обошёлся. Если честно, я просто привык, что мне мелкое хулиганство сходит с рук за взятки и прочее, ощутил свободу, с которой не смог справиться. Простите…

Тут и на глазах парня блеснули слёзы. Похоже, он действительно осознал, каким негодяем был. Приятели, стоявшие чуть поодаль, переглядывались и нерешительно переминались с ноги на ногу.

— Все мы заблуждаемся иногда, — сказал Петр Георгиевич. – Я вот тоже заплутал. Жизнь всё расставит по своим местам рано или поздно.

— Как Вы вообще оказались в таком положении? – спросил Дима, быстро вытирая глаза рукавом и делая вид, что поправляет прическу. — Не спас жену какого-то бандита. Не успел просто. Она перестала дышать буквально в ту же секунду, что я зашёл в дверь. Жаль женщину, но я ничего не успел. И её муж не простил мне этого.

— Вы знаете… Не подумайте, что я такой уж урод, — нервно усмехнулся Дима. – Я никогда в жизни никого серьёзно не избивал. Максимум, что я бил – это витрины и окна. Да и то от скуки. Случались, конечно, драки с ребятами, но…

— Надеюсь, ты извлёк какой-то урок из этой ситуации, — Пётр Георгиевич мягко остановил поток слов, грозящих перейти в истерику.

— Извлёк, — кивнул парень. – Первым делом сменю компанию.

— А что компания? Ты вообще всем командовал! – тут же нашёлся кто-то из приятелей.

Дима кинул на бывших, по всей видимости друзей, злобный взгляд.

— Петр Георгиевич, Вас отец хочет видеть, сказал мне привезти Вас, — обратился парень к мужчине.

Бездомный задумался. Даже если это какая-то западня, то терять ему всё равно нечего. Хотелось бы, конечно, ещё пожить, но он снова вспомнил, как был уважаемым человеком, врачом. А сейчас он кто? Сейчас он чуть не лишился здоровья или даже жизни из-за того, что был голоден…

— С радостью встречусь с твоим отцом, — кивнул Петр Георгиевич.

Поездка вовсе не была западней. Дима отыскал рослого мужчину, который оказался водителем, среди толпы самых ярых болельщиков. После короткого разговора водитель подогнал машину и быстро поехал по шоссе. Уже через пару часов они были на месте, в соседнем городе от места, где родился Петр Георгиевич. Леонид припарковал машину в элитном районе, а Дима провел бездомного через охрану. Квартира, в которую зашёл парень, была огромной. Трудно было даже сосчитать количество комнат, но Петр Георгиевич подумал, что если бы убрать стены и мебель, то можно было бы запросто играть в футбол.

— Димка? Вернулся? – донёсся мужской голос.

— Ага. Я с Петром Георгиевичем, — ответил Дима.

Из-за угла показался Семён Борисович, которого бывший доктор тут же узнал. Узнать самого доктора было сложнее, конечно, но и Семён обошёлся без всяких расспросов.

— Петр Георгиевич, какое счастье, что после стольких лет мы всё-таки встретились! – Семён Борисович пожал грязную руку бомжа.

– Я долго искал Вас, чтобы отблагодарить за спасение жизни.

— Это было моей работой, — улыбнулся Пётр Георгиевич.

— Хм… Да, гляжу, жизнь Вас потрепала. Но это ничего, дело поправимое. Живы и отлично, — мужчина улыбнулся.

Такой, конечно, сильный контраст создавали два человека. Один – ухоженный миллионер в роскошном махровом халате, другой – грязный бомж в рваных обносках.

– Петр Георгиевич, а что Вы скажете, если я предложу Вам работать на меня?

— На Вас?.. – переспросил ошеломленный мужчина. — Да. Мне нужен, так скажем, частный доктор, который всегда будет доступен, если вдруг со мной или с моей семьёй что-то случится. Я должен быть уверен в человеке, сами понимаете, в наше время можно и диплом купить, и халтурить…

— Но… Я не занимался медициной уже 15 лет… — пробормотал Петр Георгиевич.

— Тьфу, тут дел на пару месяцев. Отправитесь на курсы повышения квалификации… или как это называется?.. Познакомитесь с новыми пилюлями… Да и я не думаю, что нам потребуется срочная операция вдруг ни с того ни с сего, и Вам придётся проводить её на необитаемом острове ржавым гвоздем, — усмехнулся Семён Борисович. – Нет, простуду лечить, например, мы с Димкой до сих пор не умеем. А по более серьёзному поводу Вас и беспокоить, наверное, не станем. Разве что за консультацией обратиться. Да и бесконечная усталость, стрессы, неправильное питание с вытекающим отсюда гастритом, вот это все – наши проблемы, с которыми хотелось бы разобраться. Вот такие дела. Ну, что скажете? Сможете быть нашим семейным доктором?

— Я с радостью бы… — на глазах Петра Георгиевича уже в который раз за этот долгий день показались слёзы. – Но я боюсь, что не освоюсь.

— Давайте это проверим после всех курсов? – улыбнулся Семён. – Вы спасли мне жизнь. Я Вам всецело верю и хочу помочь.

— Спасибо… — выдохнул доктор и закрыл лицо руками.

— Все будет отлично, — Семён Борисович положил руку на плечо мужчины. – Именно так Вы мне говорили много лет назад, в машине скорой помощи.

Пётр Георгиевич смог справиться с нововведениями в медицине. Он стал прекрасным семейным врачом и уже через пару лет смог купить себе квартиру.

Дима занялся благотворительностью, участвовал в уборке мусора и помогал благоустроить бездомных. Если бы Пётр Георгиевич не преподал ему урок, парень так и не понял бы, что даже люди, не имеющие средств к существованию, имеют право жить.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Беременна в 16 лет

Вы сейчас не в сети