Одинокий дедушка в парке седой

Дружинник

Город только просыпался. Деловито затренькали первые трамваи, лихо проскочил мимо пустой остановки автобус, показались первые легковушки. Из подъезда старой пятиэтажки торопливо выскользнула девушка и зацокола по асфальту каблучками в сторону метро.

Неподалёку от дома на лавочке сидел старик и наблюдал за пробуждающейся городской жизнью. Изредка он вздыхал, улыбался своим мыслям. Девушка прошла мимо, скривив ярко накрашенные губки — опять этот бомж ошивается возле их дома, и чего он тут прилепился, словно медом тут ему намазано! Старик сделал вид, что не заметил презрительного взгляда девицы и уважительно кивнул ей в знак приветствия. Она сделала вид, что не заметила и быстро скрылась за углом дома.

— Привет, Михалыч, — окликнула старика дворничиха Татьяна, позевывая у подъезда, — чего ты тут опять с утра пораньше?

— Доброе утро, Татьяна! — откликнулся старик, — да вот думаю, ребятне надо сегодня песочницу подправить, а то она уже развалилась совсем. Молоток найдётся?

— Да был где-то, — пожала плечами Татьяна, — сейчас принесу! Только зачем тебе это? Управляющая компания есть, пусть они и делают.

— Да, когда ещё они соберутся, а песочница уже сейчас развалилась. Вчера один малыш чуть не упал, когда сел на бортик, совсем он расшатался.

Вскоре старик деловито постукивал молотком. Татьяна, подметая, поглядывала на деда и удивлялась, молча покачивая головой — вот чудик…

Михалыч появился в их микрорайоне около месяца назад, в мае. Невысокий щуплый дедок, в старой одежде…

Но было в нём что-то странное — какое-то несоответствие во внешнем облике, в поведении. Одетый в старьё, он всегда выглядел опрятно: седые волосы были аккуратно причесаны, ногти на руках пострижены. Да и сами его руки говорили о том, что в своей жизни он занимался скорее интеллектуальной работой, нежели физической — кожа не обветренная, чистая…

И воспитанный. Не плюёт, не ругается, хотя явно бомж — народ это быстро узнал. Та же дворничиха Татьяна всё и разузнала.

Она впервые старика увидела в подвале дома. Подвал не закрывался, хотя там жильцы старые вещи хранители. Вот на одном таком диване и прикорнул старик. Татьяна вначале ругаться начала, гнать его. А он ей — извините, я сейчас уйду, простите, что заставил вас волноваться. Татьяна тогда даже удивилась — что это за вежливый бомж? Хотя ситуации разные бывают. Они даже пообщались. Бомжа звали Николай Михайлович.

— Тебя дети что ли из дома выгнали? — спросила она.

— Да что вы! — ответил ей Николай Михайлович, — я сам ушёл.

— Ага, сам, — хмыкнула дворничиха, — все сами уходят. Выгораживаешь деток, а они сейчас, небось, в твоей квартире зажигают!

— Нет, дети у меня хорошие, — коротко ответил старик и перевёл тему разговора, — вы лучше скажите, где здесь поблизости какая-нибудь общественная баня?

— Баня? Да они все давно саунами стали. — пожала плечами Татьяна, — а ты что, не местный?

Бомж промолчал. Потом Татьяна пошла на свой участок, а Николай Михайлович — куда-то по своим делам. Видели его потом, говорят, у реки — мылся там, стирал вещи…

Бомж, но очень аккуратный. А потом он как-то мальчонке одному помог — у ребёнка слетела цепь с велосипеда, он крутился вокруг, и никак не мог починить свой транспорт. Старик рядом оказался.

— А ну-ка дай гляну! — сказал он ребёнку Мальчик недоверчиво посмотрел на бомжа, но велосипед разрешил посмотреть.

Старик в два счёта поправил цепь.

— Ты папке скажи, что подтянуть тут немного надо, — сказал он, — я бы сделал, но инструменты нужны, а у меня только маникюрные ножницы с собой.

— Хорошо! Спасибо! — крикнул, уже уезжая на своём двухколёсном коне, довольный мальчишка.

Потом опять Николая Петрович видел этого мальчика со сломанным велосипедом и опять цепь болталась.

—  Что, отец не починил? — спросил он, подходя к ребенку?

— Он только пить умеет, — горестно вздохнул мальчик.

— Ясно. А дома есть пассатижи, отвёртка? Ну, так неси сюда! Не бойся, я велосипед покараулю.

И мальчишка побежал за инструментами, нисколько не переживая, что оставил велосипед незнакомому человеку. Вызывал доверие у него этот бомж.

И всё же в основном люди относились к нему с пренебрежением. Никто особо и не задумывался, почему он вдруг появился в их микрорайоне, кто он такой, где живет, на что. Ходит и ходит, никому не мешает вроде бы. Блаженный какой-то, дурачок.

Однажды старушки из подъезда увидели старика у клумбы — там активисты дома петунии высадили, бархатцы. Красиво! Только в последнее время заросла клумба сорняками — всем не до неё, собираются выйти навести порядок, а все не получается — то времени нет, то желания. И вот бомж там копошится.

— Эй, ты чего делаешь? — грозно окликнула его одна из старушек, Анна Ивановна.

Её громогласного голоса боялись не только ребятня, любящая шалить по подъездам — к примеру, в квартиры звонить, но и вполне серьёзные взрослые: то не так двери закроют, то кошку бездомную ненароком запустят, а уж если не поздороваются с Анной Ивановной, пройдут, задумавшись, то в её глазах они самые отъявленные негодяи. И вот Анна Ивановна увидела старика, ползающего на клумбе.

— Вот скотина! Нализался! Куда в цветы полез? Всё же перетопчешь! Ты их садил? А ну вылазь! Вылазь я сказала! А то я полицию вызову! — кричала она бомжу и грозила кулаком.

— Ну что вы так кричите?- спокойно ответил ей старик, — я же сорняки убираю. Они совсем цветы забили.

Присмотрелась Анна Ивановна — действительно, четверть клумбы уже чистая и аккуратная.

— М-да, — хмыкнула она, — ну, молодец! Только это, на вознаграждение не надейся! Тебя никто не просил это делать!

— Да я и не думал. Просто хочу, чтобы красиво было, люди шли и любовались цветами, — отозвался бомж, продолжая выдергивать сорняки.

Анна Ивановна лишь плечами пожала — бесплатно работает? Правда, дурак! Тут тех, кто живёт никогда не сгонишь на субботник, а этот сам. Из окошка она ещё за ним понаблюдала, удостоверилась, что вреда от старика нет, а только польза, да и успокоилась. Правда, потом вынесла бомжу пару пирогов, что с неделю в холодильнике лежали, и угостила. Жалко, что ли за труд отблагодарить?..

Бомж угощение принял, и дальше за работу принялся. Через пару часов клумба была во всей красе, все ходили и ахали от восхищения. А старика уже и след простыл. Он в другом дворе кошку спасал в это время. Там собаки на дерево её загнали. Бедное животное уже сутки сидело, жалобно мяукая. Люди и звали её, и ругались, но по большому счёту до нее никому не было дела — бездомная она была. Только ребятишки носили к дереву вкусняшки, в надежде, что кошка всё же слезет. А она, ослабев от страха и голода, лишь отчаянно цеплялась когтями, прижимаясь к толстой ветке всем своим тщедушным тельцем.

— Надо спасателей вызвать, — равнодушно заметил кто-то из жильцов, — достала своим воплями.

— Да звонили уже, — ответили так же равнодушно, — сказали, сама слезет.

— А может её сбить? — предложил мужик, у которого было пневматическое оружие.

Люди не одобрили, но и не запретили этого делать. И вот когда стрелок уже стоял у дерева в окружении ребятишек, которые умоляли не пугать кошечку ещё больше, и появился старик.

— Ты погоди, — бомж коснулся руки мужчины, тот брезгливо поморщился, — дай я попробую.

— Ну, лезь на дерево, — усмехнулся мужчина и с интересом стал наблюдать, что делает старик.

А тот притащил какую-то длинную жердь от гаражей, поставил к дереву и стал звать кошку, приманивая её пирогом Анны Ивановны. На удивление, кошка затихла, а потом поняла, что от неё требуется. Вцепилась в жердь и хвостом вперёд стала спускаться вниз. Старик внизу крепко держал опору…

Через несколько минут под радостные возгласы малышни кошка спрыгнула вниз и, проигнорировав угощение, шмыгнула в кусты. Бомж раскрошил пирог, на случай если спасенная захочет перекусить, и ушёл в неизвестном направлении, утащив перед этим на место жердь.

Разошлись и зеваки, в том числе и мужик с винтовкой. И все были под впечатлением, как бомж легко и просто решил проблему. А никто до него и не догадался.

А после следующего случая в микрорайоне бомжа вообще Дружинником прозвали. А дело было так…

Была уже ночь. Гасли последние огни в квартирах. Дворы опустели. В это время к одной из машин, припаркованной у подъезда устремились два молодчика. Что-то там сделали — машина и пикнуть не успела своей сигнализацией. А они уже открывали дверь…

И тут во дворе появился старый бомж. Увидев угонщиков, он отошёл от них подальше и… громко с выражением стал читать стихотворение Есенина! Угонщики на секунду замерли.

— Дед, ты чего? — шикнул на него один, — вали отсюда, пока шею не свернули.

— Пишут мне, что ты, тая тревогу, загрустила шибко обо мне, что ты часто ходишь на дорогу в старомодном ветхом шушуне, — декламировал бомж, стараясь как можно громче.

— Я тебе сейчас покажу шушун! — вскричал угонщик и кинулся на старика.

Но в это время окно на пятом этаже открылось, и из него выглянул здоровяк.

— А ну, отошли от машины! — закричал он, — отошли, я сказал!

А из подъезда уже бежал хозяин с монтировкой, за ним его сосед тоже что-то увесистое сжимая в руках…

Угонщики, оценив ситуацию, бросились в подворотню.

— Да чёрт ними, — плюнул хозяин машины, глядя им вслед.

— Вы бы машину так больше не оставляли, — робко заметил бомж, — а то ведь они и вернуться могут.

-;Тебя забыл спросить, — огрызнулся хозяин и тут же опомнился, — ой,старик, извини! Спасибо тебе! Если бы не твоё выступление, то профукал бы машину.

— А ты чего вдруг орать как полоумный стихи начал? — спросил второй мужчина у старика, — я, конечно, Есенина люблю, но не в первом часу ночи.

— Так, а что я ещё мог? — пожал плечами бомж, — драться я бы с ним не смог. А так решил разбудить народ. Не уверен был, но видите, сработало.

— Да ты у нас дружинник! — засмеялись мужики и в благодарность даже пожали бомжу руку.

Так и пронеслось — Дружинник…

Теперь все в микрорайоне от мала до велика звали бомжа Дружинником. Он знал об этом, и только улыбался. Только никому до него по-прежнему не было дела.

Как-то в июле такой дождь припустил, что впору сапоги резиновые доставать, чтобы на улицу выйти. Лило почти неделю. В один такой вечер в подъезде старой пятиэтажки заметили Дружинника. Он сидел под лестницей, укутавшись в старый плед. Главная по дому тут же подняла крик — мол, прочь пошёл, нечего заразу таскать. Напрасно старик пытался объяснить, что ему бы только переждать ливень, женщина была настроена решительно. А другие жильцы помалкивали — их это не касается. В общем, никто не вступился, выгнали старика на дождь. Темно, холодно, сыро…

Прижавшись к стене, он стоял у дома, когда его заметила та самая дворничиха Татьяна. Она в этом доме ещё подъезды мыла. И вот в такую непогоду пришлось тащиться — жильцы очень вредные, могут пожаловаться.

— О, Михалыч, а ты чего тут притулился? — удивилась она, откинув с лица капюшон плаща, — совсем ведь промок!

— Да некуда мне идти. В подвал, в котором, я живу вода пошла, там уже по колено. А подъезды все закрыты. Вот сюда и подался.

— Так, жди меня, через полчаса освобожусь, пойдём ко мне, хоть обсохнешь! — смилостивилась Татьяна.

Она была неплохой женщиной, только измотанная тяжёлой жизнью и работой. На старости лет муж выгнал из дома и пришлось ей идти в дворники — за эту работу ей коморку дали в полуподвальном помещении, там и жила.

Через полчаса Николай Михайлович сидел в маленькой душной комнате, укрытый пледом, пил чай. Татьяна рассказывала о своей горькой жизни.

— И главное, дети ведь за меня не заступились, — вздыхала она, — сказали сами разбирайтесь с отцом. А он молодуху привёл. Вот тут уже два года и живу. Но всё лучше, чем на улице. Ты давно бомжуешь?

— Недавно, — ответил Николай Михайлович и замолчал.

Поняла Татьяна, что ничего она не добьётся.

— Ты прости, но оставить тебя тут не могу, — призналась она, — я тебе при входе в подвале матрас положу. Ты только утром уйди пораньше, чтобы тебя никто не видел. А то ведь начальство узнает, что я бомжа привечаю, с работы погонят. А я не смогу на улице.

— Я всё понимаю, — кивнул старик, — спасибо и на этом.

Утром, когда Татьяна вышла на работу, Николая уже не было. Не появлялся он и последующие дни — никто его не видел. А тут в руки кому-то попалась газета столичной прессы. Там статья была о миллионере, который вдруг всё бросил и исчез неизвестно куда. Всё своё богатство сыну оставил. У них в семье беда была: сильно болел внук этого миллионера, и никакие деньги не помогали. А недавно вдруг мальчишке стало лучше. Сын миллионера говорил, что об одном мечтает: нашёлся бы отец…

И фотография миллионера там…

— Так это же наш Дружинник! — ахнула Татьяна, когда увидела фотографию.

— И мне так показалось, — кивнула Анна Ивановна, которая взяла эту газетку у знакомых, — очень похож.

— Неужели он? — не верилось Татьяне, — все вот так бросил и бомжевать пошёл. Точно с головой у него не в порядке!

— Я же говорила, дурак! — поддакнула Анна Ивановна.

— Нет, ну жалко его, — вздохнула дворничиха, — чего скитается, когда может жить и ни в чем себе не отказывать? Его же лечить надо, раз с психикой проблемы.

— Точно! Ещё кинется на кого! — ахнула Анна Ивановна.

— Да я не о том, — с досадой ответила Татьяна, — родные же за него переживают, не знают, где он.

— А ты сообщи, — язвительно советовала Анна Ивановна, — может премию дадут!

— И сообщу! — кивнула Татьяна, — а премия мне не нужна. Человеком просто оставаться надо.

— Ой, надо же, человечная нашлась, — фыркнула собеседница, — тебя сильно пожалели?

— А речь не обо мне…

Татьяна написала письмо на адрес редакции, где рассказала об их Дружиннике. И вскоре в их город приехал сын того миллионера Алексей. Только нигде не было старого бомжа. Все дворы обошли, во все подворотни заглянули люди Алексея. И уехали бы ни с чем, если бы случай.

У них колесо пробили уже за городом. Рядом был небольшой посёлок, вот туда водитель Алексея и дотянул на запаске — авось есть какая шиномонтажка. На их счастье, такая была. Алексей с другом решили пройтись по посёлку, пока колесо делали. И вот в переулке Алексей увидел знакомую фигуру — невысокий старик шёл тяжело ступая, заложив одну руку на поясницу, другую засунул в карман.

— Папа! — вскричал Алексей удивлённо, — ты?

Мужчина остановился, оглянулся…

Да, это был его отец, Николай Михайлович! Владелец огромного состояния, одетый сейчас в какие-то лохмотья.

— Папа, ты чего здесь? — кинулся к нему Алексей, — мы тебя где только не искали! Папа, зачем ты ушёл? Гришка так переживает.

— Как он? — тихо спросил Николай Михайлович.

— С ним всё в порядке! — заулыбался Алексей, — это чудо какое-то! Врачи то руками разводили, не знали, чем помочь, а тут раз — и на поправку пошёл. Он уже дома! Папа, поехали домой! Внук тебя ждёт!

Старик немного постоял, подумал, а потом согласно кивнул. Они сели в машину и уехали.

А через два месяца, уже глубокой осенью, в городе показалась дорогая машина. Она проехала по улицам и остановилась у дома, где как раз сметала последнюю листву дворничиха Татьяна. Из машины вышел пожилой мужчина в дорогом пальто, с тросточкой. Он направился прямиком к женщине.

— Здравствуй, Татьяна, — с улыбкой сказал он.

Дворничиха обернулась и недоуменно уставилась на незнакомца, потом удивлённо приподняла брови:

— Дружинник? Ты ли?

— Я, Татьяна.

— Ничего себе преображение! Значит, права я была! О тебе в статье было написано. Но как? Почему? И куда ты исчез? Тебя же сын искал.

— Мы с ним встретились. А почему всё случилось так, я тебе расскажу… Угостишь чаем? Я помню, он у тебя такой замечательный.

— Сейчас, сейчас, — засуетилась женщина, — мне тут ещё прибрать надо.

— Оставь! — твёрдо сказал Николай Михайлович, и женщина послушно опустила метлу.

Потом они сидели в её коморке, и Николай Михайлович наконец рассказал свою историю…

Он всю жизнь работал — чтобы семья его ни в чем не нуждалась, многого добился. Казалось бы, теперь живи и радуйся. Но потом внезапно от сердечного приступа умерла жена. А вскоре заболел и Гришка. Ему тогда только пять лет исполнилось. Врачи все делали, но ничего не помогало.

— Может помочь только чудо,  — говорили они.

И тогда Николай Михайлович в храм пошёл, плакал у икон, просил Бога об исцелении внука.

— Забери у меня всё, — молил он, — только внука спаси…

А потом ему сон был. Как будто идёт он по дороге, а навстречу ему нищий. И этот нищий говорит:

«Внука хочешь спасти? Откажись от всего! Вот тогда и будет Гришка здоров!»

— И так мне этот сон запомнился, — рассказывал Николай Михайлович, — подумал я, что это знак мне. Ушёл в один день, ничего с собой не взял. Сыну только написал записку, чтобы не искали меня, да все доверенности на бизнес ему оставил. На поезде ехал, ехал куда-то. Потом вышел в вашем городе… Здесь и остался. Вначале страшно было жить на улице. Потом ничего, привык…Человек ко всему приспособиться может. А потом эти дожди… Люди вокруг такие равнодушные. Одна ты и помогла. Но зачем тебе со мной возиться? Решил я в деревню куда уйти. В посёлке одном осел, даже дом пустой занял. А тут сын… Обрадовал старика — выздоровел Гришка! Не знаю, может совпадение, но получилось же!

— Вот чудо какое! — удивилась Татьяна, — а сейчас как?

— Гришка совершенно здоров!

— А ты? Вернулся к работе?

— Нет. Все сыну отдал. Я сейчас просто живу. Небольшой коттедж у меня, машина. И все!

— И все! — усмехнулась Татьяна, — для многих это предел мечтаний.

— Таня, я понимаю это всё. Но просто раньше я жил по-другому. Рестораны, дорогие курорты… Теперь от этого всего отказался. Я вообще, знаешь, что приехал? У меня к тебе предложение.

— Какое?

— Пойдёшь ко мне работать? У меня есть горничная. А всеми хозяйственными делами некому управляться. Я от этого далёк. Будешь моей домоправительницей? Правда, ещё бы и поваром не мешало… Жить будешь в моём доме, зарплата хорошая.

— Да, Николай Михайлович, — усмехнулась Татьяна, — удивил. А знаешь, я согласна! Устала я жить в этом подвале. А дети про меня так и не вспомнили.

— Тогда поехали? — улыбнулся Николай.

— А поехали!

Они выходили, когда к ним на встречу бежал начальник Татьяны и что-то кричал о том, что работница — лентяйка.

— Уважаемый, — остановил его Николай Михайлович, — возьмите сами и уберите! А Татьяна больше у вас не работает!

Они сели в машину и уехали, начальник так и стоял с открытым ртом. Это что за богач увёз его Татьяну?

А весной у старой пятиэтажки появилась группа рабочих, привезли стройматериалы…

Жители забеспокоились — что происходит?

— В вашем дворе будет новая современная детская площадка, — ответил им прораб.

— Как? А почему мы не в курсе? — удивились люди, — нам никто ничего не говорил.

— Один миллионер из Москвы сделал вам подарок, — ответил прораб.

— Кто?

— А этого я не знаю.

Люди, конечно, догадывались, что это их Дружинник, но точно так и не узнали.

Вскоре во дворе была современная безопасная детская площадка, где малыши развились с удовольствием. А на лавочках отдыхали взрослые.

Татьяна так и осталась в доме Николая. Вскоре, правда, выгнала горничную — она и сама со всем справится! Ещё не хватало, чтобы в доме хозяйничали чужие люди. Коля ведь теперь — муж её…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая шикарная женщина
Не бойся что-то менять…

Татьяна заглушила машину и устало откинулась на спинку сиденья. Смена сегодня такая, что и врагу не пожелаешь: два раза пассажиры...

Татьяна заглушила машину и устало откинулась на спинку сиденья. Смена...

Читать

Вы сейчас не в сети