Красивая уверенная женщина в очках

Последнее желание умирающего мужа

Валентина сопротивлялась, сколько могла:

— Валер. Ну, о чём ты? Ну, какое место на кладбище? Зачем? Всё будет хорошо, ты поправишься.

Муж грустно усмехнулся:

— Ты же видишь, всё только хуже. Нет у меня впереди ничего. Знаешь, я ведь не просто так прошу. У меня даже не знаю с какого возраста — мечта.

— Мечта? Какая мечта? Заранее купить место на кладбище?

— Ну, не совсем. Хотя, если всё откинуть, то именно такая…

Валерий закашлялся. Валя бросилась за водой. Она не могла сдержать слёз. Ещё недавно молодой, сильный мужчина, а сейчас он уже не мог встать с кровати.

Валерий находился в лучшей клинике. Именно там он работал раньше. Они познакомились, когда Валя пришла на приём. Вечно занятая, вся в своей работе, в своём бизнесе, она, конечно, совершенно не следила за своим здоровьем. Молодой врач отчитал её, как школьницу, сказал, что не только поставит её на ноги, но и проследит, чтобы она научилась беречь здоровье. О Вале давно так никто не заботился. Она даже забыла, насколько может быть это чувство приятным. Как-то постепенно Валера из просто друга превратился в близкого. Их совершенно не смущала разница в возрасте, а Валя была старше Валеры на 10 лет. Эта разница смущала её подруг, и Вале пришлось порвать с ними отношения. Валера, конечно, оправдывал их, но Валя знала, просто он очень добрый. Эх, если бы её подруги знали, какой он замечательный.

Но все они твердили одно:

«Он с тобой ради денег. Как врач, он ничего не стоит, его уже из двух клиник увольняли. Валя, ты будешь потом плакать.»

Она обижалась, ругалась, рассказывала Валере, а он успокаивал её, говорил, что они все вместе взятые не стоят её мизинца.

Спустя 2 месяца Валера сделал ей предложение. Он так говорил, так искренне. Валя согласилась. Ну сколько можно жить одной? Жить, имея в семье только работу? Думать только о работе? Ведь она тоже женщина, и ей тоже хочется ласки.

Сейчас ей 43 года, а когда они поженились, ей было 40. Вот уже месяц её любимый лежит в больнице и угасает на глазах. Сам врач, работает в этой же больнице, в которой она кстати, стала главным инвестором после того, как они поженились. А помочь ему не может никто. Все разводят руками, говорят, что это нервная.

Как же Валя винила себя! Её Валера такой нежный, такой ранимый. Это она виновата в том, что он заболел. В последнее время слишком стала давить на него, подозревать неизвестно в чём. Как она могла вообще подумать, что её муж крутит романы на стороне? Видимо от любви совсем крыша поехала…

— Дорогой, не говори загадками. Я ничего не понимаю.

— Помнишь кладбище? У нас как-то возле него машина сломалась.

— А ты про то? Помню, конечно. Странное вообще местечко.

— Соглашусь… Но именно этим оно и привлекательно. Оно частное, там нет ни одного обычного человека. Как тогда нам сторож сказал? Человек должен быть кем-то, чтобы разрешили здесь похоронить. Певцом, поэтом, знаменитостью… Или на худой конец бизнесменом, но не маленьким, не средним, а настоящим. Помнишь, он говорил, что прежде чем продавать участок, проверяют каждого, кого там хоронят. Я тогда подумал: «Если умру, то лежать хотел бы именно там.» Правда, теперь мне точно такое не светит.

Валя задумалась:

«Неужели она ничего не сможет сделать, чтобы исполнить последнюю мечту Валеры? »

— Я очень не хочу этим заниматься. Хочу, чтобы ты поправился.

— Я тоже этого хочу, но я врач. Сам всё понимаю. Понимаю, что процесс, который нельзя остановить, уже запущен…

Валя обняла его и заплакала.

— Ты только не волнуйся. Я всё узнаю, если нужно будет, перепишу на тебя фирму.

Валера посмотрел ей в глаза.

— Знаешь, о чём я сейчас жалею? О том, что так поздно встретил тебя. О том, что нам двоим так мало счастья было отмерено…

Валя выскочила из палаты. Она захлёбывалась слезами. Она всё сделает. Сделает всё, что нужно. Завтра с утра поедет на кладбище, и если никак не обойти тамошние порядки, перепишет всё на Валеру. Сколько ему осталось? Да какая разница? Всё равно потом фирма к ней вернётся. И Валя снова будет одна, без женского счастья….

***

Она медленно брела по главной дорожке. Чувствовалось, что на этом кладбище не лежат простые смертные. Тут настоящий маленький город: красивые тропинки, скамеечки, фонарики.

— Тётенька, дайте чего-нибудь.

Валя повернувшись. Неподалёку стояла девочка. Девочка-попрошайка. Близко она не подходила, готова была в любой момент дать дёру. На вид ей лет 11-12.

— Солнышко, а у меня и нет ничего… А, погоди. Шоколадка есть.

— И вы мне её отдадите?

— Отдам, конечно. А хочешь, пойдём до машины? Там у меня есть еда. Я в магазин заезжала. Всё равно похоже смотритель надолго пропал.

Девочка махнула рукой.

— Вы зря его ищете. У него по вторникам выходной. Он только завтра будет.

Они пошли к машине. Девочка спросила:

— А вы зачем приехали? У вас тут кто-то есть?

— Да нет, пока нет.

— Пока?..

— Мой муж… Он сейчас в больнице. Судя по всему, осталось ему чуть-чуть. — Валя всхлипнула. — Он очень хочет, чтобы его похоронили именно здесь.

— Понятно. Он у вас крутой?

— Да нет, обычный доктор.

— Он доктор и не может себя вылечить?

— Как видишь и такое бывает.

— А чем заболел?

— Я не знаю, и он не знает… Просто угасает на глазах…

Они дошли до машины, и Валя вытащила сумку.

— Вот выбирай, всё что хочешь.

— А вы посидите со мной пока я поем? Я с собой брать ничего не буду, всё равно отберут.

На какое-то время воцарилось молчание. Девочка жевала и сосредоточенно о чём-то думала.

— Это его домовой душит.

Валя поперхнулась.

— Что?

— Ну, так говорила моя бабушка, когда человек болел, непонятно почему, а потом умирал. Бабуля говорила, что домовой так делает, прицепиться к человеку, и никак не отцепиться. Хотя его можно прогнать, но нужно знать, что это точно он.

Валя улыбнулась:

— Ты такая взрослая, и веришь в эти сказки?

Девочка перестала жевать.

— Ваш муж болеет?

— Болеет.

— Никто не знает чем?

— Да.

— И болеет так, что скоро умрёт? Так ведь от чего-то он должен умереть.

Логика, конечно, в этих словах была.

Валя улыбнулась.

— А как же мне увидеть домового или не возможно?

— А вы камеру поставьте.

— Домовой же не призрак.

— Да, он другой. Пусть вы не увидите лицо, но туман, который душит вашего мужа, заметите.

— И что тогда-то делать?

— Бегом в церковь. Бабушка говорила, что убить домового нельзя, а вот прогнать туда, откуда он ушёл, запросто.

Валя всё-таки насовала ей конфет в карманы. Оказалось, что родители девочки сильно пьют, и потому она предпочитает проводить время на улице, чем дома.

***

Валентина остановила машину у салона своего знакомого. Понимала, что сейчас занимается какой-то ерундой, но решила, что попробовать нужно всё.

— Господи. Валя, зачем тебе такая камера? Ты хоть знаешь, сколько она стоит?

— Да мне всё равно, хочу узнать, кто же у нас крыса.

— Ну тебе виднее, вот прилепи, чтобы эта точка смотрела в центр комнаты.

— Спасибо.

***

Валера встретил её приступом. Рядом с ним был врач. Когда Валя вошла, доктор обернулся к ней и сказал:

— Еле откачали.

Валя кинулась к Валере:

— Господи, как ты?

Он посмотрел на неё больными глазами:

— Как видишь, скоро уйду.

Валя сто раз передумала ставить камеру, но когда уходила, всё-таки прилепила её на угол телевизора.

Попасть к Валери смогла только на следующий день вечером. Муж встретил её вопросом:

— Ну что там с кладбищем?

Валя покачала головой:

— Пока ничего… Я ездила, но там не было смотрителя.

— А зачем ездила?

— Ну, думала, что за хорошие деньги куплю место.

Валера обиженно засопел:

— То есть все там людьми будут лежать, а я один как бомж подзаборный? Но неужели так трудно исполнить последнюю волю больного, тем более, что всё это временно? Я ведь скоро умру, всё обратно вернётся к тебе.

Валя присела рядом:

— Не волнуйся, пожалуйста. Я завтра прямо с утра займусь этим вопросом.

***

Вечером она вспомнила про камеру, включила на телефоне приложение. На экране появилась палата. Брови Вали взметнулись вверх: её муж, который, по идее, находился присмерти, расхаживал по палате и объяснял молодой женщине, которая развалилась на его кровати.

— Всё, Маринка, дело в шляпе. Завтра наша дурында всё перепишет на меня, и можно заканчивать эту комедию.

— Ну, а если она возьмёт и быстро всё обратно перепишет?

— Не успеет. У меня уже и покупатель есть на всё. Вечером крайний срок. Утром мы с тобой уже вылетаем в тёплые края.

Валера подошёл к незнакомке и впился в её губы страстным поцелуем. Потом началось такое, что Валя выключила камеру, лишь бы не видеть всего этого.

«Вот значит, как?.. Дурында?..»

***

Когда вошла, Валера лежал, закрыв глаза.

— Валера.

Он медленно повернулся к ней.

— А это ты… Мне снилось, что я уже умер, так и не дождавшись тебя… Ты не одна?

Он смотрел на мужчину, который доставал какие-то бумаги.

— Нет, не одна. Ты же понимаешь, чтобы передать тебе бизнес, нужны и твои подписи.

Валера задержал взгляд на Вале.

— Спасибо тебе. Так приятно осознавать, что в этом жестоком мире ты хоть кому-то не безразличен.

Она погладила его по волосам.

— Всё будет хорошо, Валер. Каждый получит то, чего он заслуживает.

— Ты о чём?

— Как о чём? О бизнесе. Ты сейчас подпишешь бумаги, и я сразу поеду на кладбище, потом вернусь, всё тебе расскажу.

Валера облегчённо выдохнул.

— Конечно родная. Я тебя буду очень ждать, и надеюсь, дождусь…

Приведённый Валей мужчина всё копошился и копошился. Валера даже привстал на кровати.

— Ну чего, скоро там?

Правда потом спохватился, упал на подушку.

Валя поправила одеяло на нём.

— Ну ты чего, тебе нельзя так нервничать.

Валера прикрыл глаза, чуть не выдав себя с потрохами.

Наконец незнакомец дал ему бумаги. Он показывал пальцем, Валера быстро ставил подписи.

— Ну вот, всё готово.

Мужчина собрал бумаги, посмотрел на Валю.

— Я вас в коридорчике подожду. Не забывайте Валентина, у вас через 2 часа самолёт.

Валера резко открыл глаза.

— Какой самолёт? Ты же на кладбище собиралась!

— А я передумала, решила махнуть на море, отдохнуть, позагорать.

— А я?

— А ты… Ты вроде как тоже на море собирался с Мариночкой?

Валера резко сел, долго смотрел на Валю, потом усмехнулся.

— Ну, может быть, и к лучшему, что ты всё знаешь. Не придётся ничего объяснять. Один вопрос: если ты всё знала, почему переписала фирму на меня?

— Я ничего на тебя не переписывала.

Валя обворожительно улыбнулась.

— В смысле, не переписывала?

Валера вскочил, схватил копии бумаг, которые оставили ему на тумбочке.

— Развод? Отказ от претензий? Ты что? Что ты наделала?

— А что не так, Валер? Смотри, как хорошо на тебя развод подействовал. Поправился моментально. Мариночка будет довольна. Ну, а то что никакой кусочек денег не получил, так это тоже справедливо. Ты же их не зарабатывал.

Валера обессиленно опустился на кровать.

— Валя.., Валюша, но я же люблю тебя…

Валентина весело рассмеялась.

— Ты не меня любишь, а Марину. Сообщи ей, что ты теперь свободен. Вот она обрадуется.

Валя вышла из палаты, мужчина её ждал.

— Валентина, вас подвести в аэропорт?

— Нет, не нужно. Я никуда не полечу. Вспомнила, у меня здесь ещё одно дело есть.

***

Валя бродила по кладбищу, девочки нигде не было видно. Она подошла к смотрителю, описала её.

— А-а-а. Да это Ксюша. Они неподалёку живут, налево повернёте, и перед вами третий дом.

***

Валя сразу увидела Ксюшу, как подъехала. Какой-то пьяный мужик, хлестал её ладонью по лицу. Валя выскочила из машины, бегом бросилась туда, толкнула мужика, так что тот упал в заросли крапивы. Схватила девочку за руку и рванула обратно.

Ксюша тихо плакала на заднем сиденье.

— Ну, за что он тебя так?

— Я сказала, что не пойду больше к церкви просить деньги. Мне стыдно.

— Ты для них ходишь?

— Да им выпить не на что, вот они меня и отправляют.

Валя сжала руль.

— Что за люди, как так можно?

***

А ты здесь живёшь?

— Да. Нравится?

— Очень. Так красиво, так чисто, и пахнет приятно.

В животе у Ксюши заурчало, и она смущённо замолкла.

— Так, дорогая моя, я пойду на кухню, приготовлю нам вкусный обед. А ты давай ванну. Вот мой халатик, будет тебе великоват, но это не страшно. Всю свою одежду в этот пакет, я тебе другую куплю.

Весь обед гостья молчала, а потом спросила:

— А вы меня когда домой отвезёте?

— Ты домой хочешь?

— Нет, что вы. Просто хочу знать, когда готовится?

— А ты не хотела бы остаться здесь?

— Здесь?

— Ну, да. Детей у меня нет, а ты очень хорошая.

— Я.., я очень хотела бы.

Валя улыбнулась, обняла девочку.

— Всё будет теперь хорошо…

Они получше познакомятся. Потом Валя лишит родительских прав этих гадов. Она всё сделает для того, чтобы Ксюша выросла не такой, как они, и получат, наконец, дочку. Пусть и совсем взрослую, но больше они не будут так одиноки.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая сексуальная игривая симпатичная милая женщина
Муж, срочно снимай деньги со своей книжки и переводи их на мой счёт

- Всё, Таня! Сегодня я вторую прививку сделал! - сказал радостно Фёдор, когда вернулся из поликлиники. – Сейчас лягу на...

- Всё, Таня! Сегодня я вторую прививку сделал! - сказал...

Читать

Вы сейчас не в сети