Истории из жизни — Это икона моей семьи. И её украли в той же квартире, которую тоже украли у нас с мамой

— Это икона моей семьи. И её украли в той же квартире, которую тоже украли у нас с мамой

Икона из бисера

В коммунальной квартире, в одной из самых маленьких комнат, жили мать и дочь. Мужа и отца не было. Нет, он какое-то время был. А потом нашёл жену позажиточнее и сделал ноги. А брошенной жене ничего не осталось, как растить свою дочь самой. Спасибо, что была бабушка. Только она умерла, когда её правнучка только-только пошла в первый класс. А так все мама. Ей пришлось работать. Все время работать…

Она поставила крест на себе как на женщине: обожглась уже, хватит. А вот цель поставила: собрать деньги и купить двухкомнатную квартиру. Но к цели она двигалась очень медленно. Зарплата небольшая, даже с подработкой — курам на смех. А что-то надо есть, во что-то одеваться. Сама-то ладно. Но ребёнок же! Но девочка очень любила маму. Росла помощницей. К десяти годам умела и обед приготовить, и в комнате убрать. Научилась вязать. Не только себе, но и маме вязала береты и шарфы. После восьмого класса уговорила маму, чтобы та разрешила ей на каникулах работать в кафе. Была на подхвате: и в зале убирала, и посуду мыла. А заработанные деньги спешила отдать маме – знала, на что они собирают. И вот, наконец, сумма на небольшую двухкомнатную квартиру в хрущевке была собрана. И так совпало, что набралась эта сумма к моменту окончания школы. Ох, радовались тогда обе! Наконец-то у уже взрослой дочки будет своя комната! Ну, а то, что пока нет мебели, это ничего. И на мебель соберут деньги. Вот теперь и дочка будет работать, а не подрабатывать. И дело пойдет быстрее.

Теперь они почти каждый день смотрели квартиры, которых было достаточно на вторичном рынке. Смотрели придирчиво. Хотели, чтобы если придётся ремонт делать, то косметический. С потолком и обоями сами справятся. А вот менять трубы и проводку…

Тут опять только давай и давай деньги. И нашли квартиру, которая соответствовала их возможностям и желанию. Настал день, когда были подписаны все бумаги о купле-продаже. Им выдали ключи. И они поехали сначала к себе, на старую квартиру: была у мамы с дочкой одна вещь, которую они берегли. Считали своим оберегом, семейной реликвией. Это вышитая бисером ещё маминой бабушкой небольшая картина на библейский сюжет, иконка, как они её называли. И таким теплом и светом от неё веяло, что мама, а потом и дочка часто обращались к этой в позолоченной рамке иконке и с просьбами, и благодарили за помощь. Вот за этим оберегом они и поехали. Решили, что войдут в новую квартиру с иконкой и вроде как освятят её. Так и сделали.

Потом проветрили квартиру. И уехали собирать вещи. Мама уже и отгул оформила для переезда. А дочка пока ещё не приступала к работе, только оформлялась в то самое кафе, в котором летом подрабатывала. Там её знали и взяли официанткой на полную ставку. Утром собрали вещи. Вызвали машину для переезда. И поехали. Хорошо, что мама решила сама сначала подняться в квартиру, а грузчиков попросила подождать. Как чувствовала! Потому что дверь их только что купленной квартиры была открыта. А в самой квартире спорила и ругалась целая толпа. И все тыкали друг другу ключами и показывал официальные бумаги о том, что каждый из них хозяин этой хрущевки. Чуть до потасовки дело не дошло. Пока один из владельцев не крикнул:

-Тихо! Нас развели! И все мы лохи! Вызываем полицию.

А что полиция? Ну, приехали. Посмотрели на документы. Посочувствовали трем несостоявшимся владельцам. Опечатали квартиру и уехали. А обманутых владельцев пригласили в отделение. И там они написали заявление. Приложили копии о купле-продаже. И получили ответ:

— Будем разбираться. Но на скорый результат не надейтесь. Сегодня это один из самых типичных видов мошенничества.

Когда все вышли на крыльцо, но расходиться не спешили, оказалось, что двоим обманутым покупателям, но на самом деле не двоим, потому что это были семьи с детьми, возвращаться некуда: своё старое жильё они уже продали. Благоразумными оказались только они, мама с дочкой. Их пустая комната в коммуналке всё ещё принадлежала им – продать её не успели. Пришлось возвращать грузовик с вещами назад.

И тут обе – и мама, и дочь – вспомнили, что в той квартире со вчерашнего дня осталась их иконка. Опять в полицию. Упрашивали-объясняли, что там одна-единственная их ценная вещь. Рассказали, куда поставили и уговорили-таки на минутку открыть злополучную квартиру. Иконки не было. Нигде… Полицейские чертыхнулись и уехали…

И вот они расставляют по старым местам свою нехитрую мебель пенсионного возраста, и обе плачут. Дочь молча, а мама приговаривает:

-Да за что же нам такое? Считай, всю жизнь копили. Я тебя ни разу на море не свозила. И сама там не была… Работала и работала… Думала, хоть ты, дочка, лучше жить будешь. Нам же теперь ни за что не собрать денег на квартиру. Так и жить в коммуналке…

И чем могла утешить маму дочь?

Но попробовала. Вот что она сделала. На следующий день пошла в полицию, к тому следователю, который вел дело о мошенничестве с их квартирой. И откуда только смелость у неё взялась? Потому что с порога стала требовать, чтобы занялись преступниками, так нагло обманувших их. Следователь, уставший и задёрганный мужчина средних лет, слушал её, слушал, а потом взял в руки толстую папку и сказал:

-Вот посмотрите, гражданочка! Тут заявления от таких же как вы пострадавших. А я один. Прикиньте, сколько времени мне понадобиться, чтобы распутать такие дела? Не знаете. Ну, так и я не знаю. Не тратьте нервы ни себе, ни мне. Если что-то прояснится, сообщу вам обязательно. А сейчас – до свидания.

И она поняла, что их дело – висяк. Она в одном фильме слышала, что такие десятилетиями не раскрываемые дела сами следователи называют висяками. Ну так понятно почему. Дело будет висеть и висеть. А квартира им не светит… К этой беде прибавилась ещё одна. Правду говорят, что пришла беда – открывай ворота. Мама после всего этого обмана с квартирой стала сдавать. Похудела. Ходила, пошатываясь. Испортилось зрение – она без очков не могла вдеть нитку в иголку. Дочка просила маму пойти в поликлинику. А та отказывалась – надо было работать, надо было зарабатывать, наверстывать то, что у них мошенники отняли.

… Целый год уже прошёл, а о расследовании они ничего не знали. И опять дочь не выдержала – увидела, с каким трудом мама встаёт утром на работу. Ей не на работу надо, а подлечиться, как следует. Вот если бы полиция нашла мошенников! Это бы точно взбодрило маму. И дочь пошла опять в полицию, к тому самому следователю. На этот раз она не требовала – она просила. Коротко рассказала, что мама стала болеть. Не сегодня – завтра ей придётся уйти с работы. И маму не столько гложет болезнь, как обида: считай, всю жизнь копила деньги на квартиру. И тут такой обман! Следователь тоже повел себя по-другому. Как человек, он прекрасно понимал, в какой переплёт попали мать и дочь. И он рассказал, что удалось выяснить.

Настоящего владельца квартиры, или правильнее официального владельца, нет в стране. Он с семьёй проживает в Западной Европе. Перед отъездом оформил доверенность на продажу своей квартиры. Допрос этого доверенного лица не принёс ни единого доказательства. Не принёс, потому что не состоялся — такого человека просто не нашли. Скорее всего, он имел липовый паспорт.

-Так, к сожалению, — сказал следователь, — в последнее время и происходит. Сейчас следствие работает над тем, что же собой представляет мошенническая цепочка в этом конкретном случае с продажей квартиры, которая, с одной стороны, принадлежит вам. А с другой – ещё двум семьям, тоже заплатившим за неё деньги. И распутать эту цепочку очень сложно. Она состоит из таких многоходовок, так грамотно спланированных, что разобраться с этим пока не представляется возможным. Поэтому не стоит рассчитывать, что дело будет раскрыто в ближайшее время.

Она возвращалась домой ни с чем.

«Вот если бы был сдвиг, был результат, — думала она, — маму бы это обрадовало. Но так пускать её болезнь на самотёк дальше нельзя».

Это с одной стороны. А с другой на лечение нужны деньги. Да, за этот год они накопили какие-то средства. Но едва ли их хватит. И она решила, что надо искать другую работу. Она согласна была на самую тяжёлую. Только бы помочь маме.

Мама в последнее время все чаще смотрела на фотографии их пропавшей картинки-иконки. Она сама повесила её на том самом месте, где ещё год назад висел оригинал. И дочка почти уверена, что мама, оставаясь одна, по-своему молится, просит помощи у пропавшей семейной реликвии. Она и сама несколько раз мысленно обращалась к фотографии иконки. Больше ведь некого было просить.

И вот, собравшись в одно агентство, занимающееся подбором персонала – горничных, домработниц и нянь, которые сегодня стали востребованы в зажиточных семьях, она и попросила помощи у иконки-фотографии. То ли день был удачливый, то ли совпало так, но работу нашла. Да, в загородном доме. Горничной, но если возникнет необходимость, надо будет заменить и повара. Обещанная зарплата была очень неплохой. Правда, добираться до элитного посёлка, который в десяти километрах от города, придется на маршрутке. Но в условиях работы хозяйка указывала, что проезд будет оплачивать дополнительно. Работать предстояло всю неделю с 7.00 до 19.00. Выходной – один, воскресенье. Питание предоставляется. Хозяйка агентства, знакомя с условиями работы, сказала, что это один из самых неплохих вариантов. Сделала копию паспорта и договорилась с заказчицей, что сегодня пришлёт кандидатку на должность горничной. И дала несколько советов:

-Это ничего, что ты первый раз. Я тоже так начинала. Ну, с уборкой ты, не сомневаюсь, справишься. В таких домах полно бытовой техники. Возможно, что ты такую современную и в глаза не видела. Тогда без изучения инструкции не приступай. Но не это важно. Важнее будет привыкнуть, что ты должна будешь без обсуждения выполнять любое желание хозяев. Сама вопросы не задавай. Только отвечай, если обратятся к тебе. Соблюдай дистанцию. Точнее, субординацию. Они – хозяева. Ты, даже если это обидно звучит, — прислуга. Там на месте разберёшься, как хозяйка относится к своему гардеробу. А вещей будет, даже не сомневаюсь, очень много. И каждая вещь может понадобиться в любую минуту. Мало ли какая прихоть взбредёт в голову хозяйке! Может, она, едва проснувшись, потребует вечернее платье? Кто их разберёт, этих богатых! А ты тут же его и принесёшь ей. В безукоризненном виде. Может так случиться, что хозяйка, особенно если она не работает, что чаще всего и бывает, возьмёт тебя чуть ли не в подружки. Постарайся не грубить, но оставаться на расстоянии. На моей практике такая мимолетная дружба заканчивается обычно увольнением. Хозяйке ты наскучишь, а понять это не успеешь. Ну и от ворот поворот. Ещё и без выходного пособия. И самое главное: отношения с мужчинами – хозяева дома. Раз на раз не приходится, но часто горничную хозяин воспринимает как доступную барышню. Главное, чтобы жена не узнала. А так он всегда готов развлечься, не выходя из дома. Ты не бойся. Совсем не обязательно, что столкнёшься с этим. Я ничего об этих хозяевах не знаю. Они к нам обратились первый раз. До этого у них вроде бы несколько лет работала горничная, не из наших. Они её сами нашли. И уволилась, как объяснила хозяйка, потому что вышла замуж. А как там было на самом деле, не скажу – не знаю. Словом, едь. Смотри. Если согласишься, помни, что я тебе сказала. Потому что жалоба от хозяев вынудит меня уволить тебя сразу же. Удачи тебе!

Она вышла из агентства с двойным чувством: идёт в прислуги. Хоть и трудно им жилось с мамой, но прислугами они не были. А с другой стороны… За эту работу будут хорошо платить. И маму она уговорит бросить работу. Заставит пойти в поликлинику. Назначат лечение? Заработает. Но маму надо лечить. Она даже думать не хотела, что может остаться без мамы. И потом, маме только сорок два года. А что она видела? Доведя себя до слез, она взяла себя в руки и пошла на маршрутку.

Ехала недолго. Вышла у коттеджного поселка. На входе пришлось охраннику объяснять, кто она и к кому. Он позвонил хозяевам. И разрешил войти. Как же тут красиво! Как в кино. Столько зелени и цветов. Чистая, будто только что вымытая дорога. Чистый тротуар в обрамлении клумб. Цветы разные. У каждого коттеджа – свои. Но это многоцветие не нарушает общую картину. Просто вносит свои краски.

Вот и нужный ей коттедж. Кованые ворота с калиткой. Звонок. Позвонила и ей сразу ответил женский голос:

-Иду! Минутку!

Калитку открыла пожилая женщина в красивом переднике. Пока они шли по красивой арке из вьющихся цветов к дому, женщина представилась:

-Меня зовут Александра Николаевна. Я повар. Хозяев дома нет. Поэтому показывать и отвечать на ваши вопросы буду я. Ну, а вы, если согласитесь, часок подождёте, и приедет хозяйка. Она и будет решать, подходите вы или нет. А пока, может, кофе?

Она согласилась. Хотелось посмотреть, какая тут кухня. Лучше бы не смотрела…

Она, кухня, была роскошная, такая просторная, что если бы их с мамой не обманули, эта кухня была бы больше, чем их двухкомнатная квартира. И кофе ей дают из кофе-машины. А холодильник! Сколько тут отделений-дверок? Ну, надо понимать, что и другие комнаты не хуже…

Какой там хуже! Гостиная бело-кожаная. Стол тоже белый. Стены будто в бархате. А окно! От пола и до потолка. Высота не менее пяти метров. Да… Его ведь мыть надо. Ну, стремянка в этом доме точно есть…

На первом этаже, кроме кухни и гостиной, был кабинет хозяина. Туда она только заглянула – Александра Николаевна предупредила, что входить сюда можно только по четвергам. В этот день здесь и делается уборка. Так что в кабинете она только заметила огромный письменный стол в паре с креслом с высокой спинкой. Справа – тоже огромная плазма. Да, ещё на столе стояли открытыми два ноутбука.

На втором этаже было две спальни. «Это хозяйские» — объяснила Александра Николаевна. В спальнях торцом к стене стояли две низкие и широкие кровати с прикроватными тумбочками. К спальням примыкали ванные комнаты. В спальне хозяйки была ещё одна дверь – в гардеробную. Ну, это была не гардеробная, а целый бутик…

— Хотите прогуляться по двору? – предложила Александра Николаевна.

Какой же ухоженный и красивый был двор! Несколько беседок. Бассейн. Альпийская горка. Рядом – гамак. Ей хотелось сесть в гамак. Ни разу в нём не сидела. Но её бы не поняли. Потому и отошла. Остановилась у альпийской горки, рядом с гномом, держащим фонарь. И такие мысли нахлынули! Это какая же должна быть работа у хозяев такого дома? Банкиры они? Нефтяные магнаты? Или получили наследство из какой-нибудь Австралии от троюродного дедушки? Потом сама себя пристыдила: не завидуй! Но разве она завидовала? Она не понимала, откуда у одних людей всего столько, а у других – комната в коммуналке. И страх, что не хватит денег, чтобы вылечить маму. Так ещё и этих других могут обмануть всякие проходимцы. И крайнего не найдёшь…

Приехала хозяйка. Девушка услышала, как раздвигаются ворота, и во двор въезжает не просто красного, а алого цвета кабриолет. Выходит молодая женщина в лёгком брючном костюме и идёт в дом. Ну, и она поспешила. Сейчас предстоят смотрины.

Но знакомство длилось от силы три минуты. Кажется, хозяйка даже не запомнила, как её зовут. А все её требования сводились к тому, чтобы уборку в спальнях не проводить, пока она не проснётся. И кабинет мужа убирать только по четвергам. На том и расстались. Хозяйка ещё спросила, нужен ли ей аванс.

-Нет, — ответила она. – Давайте в конце недели.

…Зря она отказалась от аванса! Потому что конец недели для неё начался в четверг. Сразу после того, как она, ещё не начав уборку, вошла в кабинет хозяина. Правда, закончился всё-таки в пятницу. В присутствии следователя. А до четверга она исправно убирала.

Хозяйку не беспокоила, пока та сама не спускалась вниз. И ей тут же Александра Николаевна подавала кофе. Вот тогда и началась уборка спален. Пылесосила она каждый день. Вытирала все двери и перила на лестнице. Поливала цветы на огромной ажурной этажерке в столовой. И к трем-четырем часам дня управлялась. Но по собственной инициативе смотрела, нет ли сорняков или засохших цветов на альпийской горке. Потом прощалась с Александрой Николаевной, потому что хозяйка к этому времени уже куда-то уезжала на своем сверкающем кабриолете. А хозяина она так ни разу и не видела. Когда приходила на работу, его уже не было. А когда уходила, его ещё не было.

В четверг со всей амуницией она вошла в хозяйский кабинет. И замерла: сейчас она увидела то, что не заметила, когда первый раз мельком заглядывала сюда. Тут, оказывается, был камин. А на нём несколько икон. Традиционных. Маслом по дереву. А в центре – её, их с мамой иконка-картинка. Вышитая бисером бабушкой. В той же позолоченной раме. То, что иконка была их, это точно.

Наскоро прибрав кабинет, она придумала для Александры Николаевны историю, что у неё с утра болит зуб. И если можно, она сейчас же пойдёт и удалит его. Спасать там нечего. Александра Николаевна очень ей посочувствовала. Хотела рассказать, как сама месяц назад мучилась со своим зубам. Но она уже убегала, крикнув, что-то через плечо. Ей повезло: на остановку она прибежала одновременно с маршруткой. И поехала в полицию, к уже знакомому следователю.

Всю дорогу она думала, как доказать, что иконка в кабинете хозяина – это их вещь. Очень для них памятная и дорогая. И пропала она из той злополучной квартиры, которую мошенники умудрились продать сразу нескольким людям. А кто они эти мошенники, до сих пор тайна. А если один из них – её хозяин? Если это работа у него такая. Но что ей делать? Как проверить? И придумала: она нашла дома старый альбом, а в нём последняя бабушкина фотография с только что законченной ею иконкой в руках. С этой фотографией и пришла к следователю.

Он был не один в кабинете. Но разрешил рассказать, с чем пришла. И она рассказала про иконку. Выслушали её с недоверием: мало ли, сколько одинаковых икон! А это дом богатого человека. Может, у него есть ещё и другие иконы. Словом, на ене уверения, что надо обыскать дом, ей ответили отказом. Тогда она протянула следователю старый черно-белый любительский снимок. На нём была её покойная бабушка. В руках она держала иконку. На обороте – надпись: «Дорогим моим девочкам. Вышивала с любовью».

— Это икона моей семьи. И её украли в той же квартире, которую тоже украли у нас с мамой. Хотите доказательств? Тогда пусть хозяин дома скажет, что спрятано в рамке.

И она сказала, что под вышивкой есть кусочек листочка из тетрадки в клеточку с молитвой, записанной бабушкиной ещё чернильной ручкой. Аргументы были убедительные и следователь решился на обыск. Ему самому это дело уже поперек горла!

…В гостиной ходил разъяренный хозяин, которого она увидела первый раз, и возмущённо требовал, чтобы все убрались из его дома. Следователь под протокол допросил владельца. Тот не смог ответить, что спрятано в иконе. Тогда иконку, точнее, вышивку отделили от картонки, предварительно вынув из рамки, там был кусочек тетрадного листка с молитвой, про который рассказала девушка…

Хозяин ещё брыкался, чтобы горничную арестовали — говорил, что это она подсунула туда бумажку. Но когда посмотрели камеры наблюдения, стало ясно, что она к иконе не прикасалась.

Вот теперь и началось следствие. С результатом. Оказывается, хозяин дома, такой весь из себя успешный, представляющийся крупным бизнесменом, чья фирма работает в соседнем городе, уже лет восемь занимается квартирным мошенничеством. Не сам. С помощниками. Есть среди них нотариусы. Есть риелторы. Есть адвокаты. Есть целый штат наводчиков, которые узнают о тех, кто за неимением времени готов подписать доверенность на чье-то имя, чтобы тот занимался продажей его квартиры. Дело поставлено на поток. Каждая сделка, учитывая, что квартиры продавались сразу нескольким людям, и были эти квартиры от недорогих до очень дорогих, приносила большие деньги.

И работала эта компания мошенников осторожно. Причём, охватывала сразу несколько городов. Когда все доказанные мошеннические сделки были объединены в одно уголовное дело, срок хозяину выпал двузначным числом. С конфискацией всего имущества. На суде в предоставленном ему последнем слове он не удержался и сказал, обращаясь к ней:

-Я и подумать не мог, что такая пигалица раскусит меня…

В таких случаях говорят: справедливость восторжествовала. Но для них с мамой это было настоящее счастье. Деньги им вернули. И не только им – после распродажи всего имущества этого махинатора свои деньги получили все. Ну, а с деньгами можно было искать подходящий вариант квартиры. Они о ней столько мечтали! И они найдут её обязательно. И теперь сделка будет заверена проверенным нотариусом. Ну и конечно, въедут они в новую квартиру с иконкой. Это в самом деле их оберег. Оберег, сделанный руками человека, который души не чаял в дочке и внучке.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Замуж с третьей попытки

Вы сейчас не в сети