Бабушка

– Мама, мама, мне сказали, что ты умерла… Мама, прости меня… прости за всё…

Савелий хлопнул Алексея по плечу и, качнувшись, встал:

– Всё дружище, ещё раз с днюхой, а мне уже пора.

– Ээээ, Савва, ты куда??? – именинник, изрядно пошатываясь, приподнялся из-за стола и остальные парни, сидевшие рядом с ним, недовольно зашумели.

– Не, не, парни…я пас… Сейчас чуть пройдусь, голову проветрю, а то завтра ехать в Тьмутаракань, надо решать вопросы со строительством санатория…

– Оооо! – закричали несколько голосов, – давай! Следующую днюху отметим там!

Кое-как распростившись с толпой, Савелий вышел из ресторана и к нему сразу подбежал водитель:

– Савелий Андреевич, одну минуту, я сейчас подгоню машину…

– Не надо, Пашенька, я хочу немного пройтись. Освежиться. Что-то я устал как чёрт. А ты поезжай, отдыхай. Сегодня ты мне не понадобишься.

Павел кивнул и спорить не стал…

Савелий направился к бульвару, который примыкал к набережной. Вечер был тихим и спокойным, без промозглой сырости и надоедливого дождя, который лил последние три дня. Однако для осеннего вечера было достаточно холодно, и Савелий очень быстро почувствовал озноб. Зато и хмель выветривается с удивительной скоростью, оставляя только хорошее настроение от чудесно проведенного вечера. В кармане зазвонил телефон: Савелий поднёс трубку к глазам и увидел входящий вызов от Кристины, но отвечать не стал и снова сунул телефон в карман. Они расстались две недели назад, Савелий случайно увидел её в ресторане, обнимающейся с каким-то мужчиной. Савелий подошёл к ним и, не выясняя отношений, перевернул столик, за которым они сидели. Завязалась драка. Потом Савелий платил за разгром, который устроил в ресторане, а Кристина, рыдая, ушла вслед за сбежавшим другом. Несколько дней Савелий её не видел, а потом она стала осаждать, умоляя о прощении. Савелий ничего не хотел слышать. Но девушка была очень настойчивой.

— Ну что тебе надо? — устало спросил он, всё-таки ответив на звонок. — Я ведь кажется русским языком сказал тебе, что не желаю с тобой больше общаться.

— Саввааааа…. — хныкала в трубку девушка, — ты же знаешь, как я тебя люблю! Я тебе не изменяла, просто хотела отомстить.

— Да за что?????

— За то, что ты флиртовал с той блондинкой!!!!

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Так, всё, я не собираюсь начинать эту байду сначала. Эта, как ты говоришь блондинка, жена моего партнёра по бизнесу!!!! У нас исключительно деловые отношения! А вот ты, когда прыгала по чужим койкам, на что рассчитывала? Что я ни о чём не узнаю?

– Я не прыгала… Мы просто поужинали… Олежка мой старый знакомый…

– Слушай…иди ты…к своему старому знакомому….

Оборвав разговор, Савелий отключил вызов, а спустя минуту вышел к набережной, которая в этот час была совершенно пуста. Мужчина глубоко вдохнул влажный речной воздух, постоял немного, глядя на отражающиеся в реке фонари, потом повернулся и вдруг увидел какую-то фигурку, скорчившуюся на скамейке у парапета. Это была худенькая старушка, вздрагивающая от холода, и с испугом озирающаяся по сторонам. Савелий мельком взглянул на нее и прошел было мимо, но потом вернулся и подошел к ней.

– Бабушка, а почему вы в такой поздний час не дома? Да и холодно так… Может вам помощь нужна?

– Ох, милый… – заплакала пожилая женщина, – чем ты поможешь? Некуда мне идти…

– Как это?

– Внук из дома выгнал.

– Ого! – воскликнул Савелий и побледнел от злости. – Да разве так можно?

Он присел рядом со старушкой, и она рассказала ему о себе.

– Вот ты добрый человек, хороший. Это сразу видно. А мне не повезло. Зовут меня Анна Григорьевна, я бывший учитель, всю жизнь в школе проработала. Радовалась, что чужих детей воспитываю, всю душу в них вкладываю. А своих запустила, – сбивчиво стала объяснять старушка. – Мишенька, старший сынок, был вот на тебя похож. Ему даже тридцати не было, когда я его похоронила. Спился совсем, по тюрьмам пошёл. Я ведь что…воспитывала их без отца. Коля, мой муж, ушёл к другой сразу после того как Танечка родилась. Вот я и осталась с двумя детками одна. Мама моя мне помогала. Я-то всё время на работе, домой приду, нет, чтобы с сыном да дочкой побыть, я перекушу что-нибудь и за тетрадки. Проверяю стопки до полуночи, потом планы пишу… Утром встаю, снова всё бегом… Так и жили. Когда детки мои выросли, я даже не заметила. Опомнилась, только когда мне из милиции позвонили. Мишеньку за какое-то хулиганство в отдел забрали. Я туда…оказалось, что сын связался с какой-то уличной шпаной… Да что там… Он и сам таким стал… Что еще сказать? Первый срок Миша получил в девятнадцать лет. Потом были ещё два, – Анна Григорьевна помолчала, потом взглянула на своего нового знакомого. – Вот как тебя зовут, паренек?

– Савелий.

– Хорошее у тебя имя, Саввушка, русское, настоящее… И сам ты вон какой…добрый… Мишенька у меня тоже был добрый… А вот видишь, спился… В тюрьме его потом зарезали. Заступился за кого-то… Так и осталась у меня одна Танечка. Дочка по моим стопам пошла, педагогический закончила, в детском саду работала, воспитателем. Замуж вышла. Уехала с мужем на север. Да только что-то у нее не заладилось. Сына Андрюшеньку родили, а жить вместе не стали. Потом был второй муж, ему она дочку родила. Ох, горе-горькое. Так всей семьей и разбились на машине. Один только внук старшенький у меня и остался. Сначала Андрей жил у своего родного отца, а потом приехал ко мне. Я думала, что погостить, а он нет, говорит, я насовсем. У тебя, бабуля, жить буду. С отцом общий язык найти не могу, ты ведь меня не прогонишь? Что ты, внучек, оставайся, конечно. Ты ведь у меня один. Я так радовалась его приезду. А потом началось…

– Что, – спросил Савелий, – пьёт?

– Пьёт…дружков водит, женщин каких-то…а на меня руку стал поднимать…пенсию забирает. Сегодня вот совсем выгнал… – старушка не выдержала и всхлипнула.

– Ясно, – Савелий решительно поднялся. – Вот что, Анна Григорьевна, пойдёмте я поговорю с вашим внуком.

– Что ты…– замахала она на него руками, – он такой сильный…

– Ну я тоже не воробушек… Это он с вами сильный, а со мной – посмотрим…

Кое-как старушка поддалась на уговоры и очень скоро они вместе подошли к ее дому. Однако вместе с Савелием она подниматься не стала, потому что боялась. Дверь открыл худощавый молодой мужчина, в изрядном подпитии. Савелий без долгих разговоров взял его за шиворот и втолкнул в квартиру. Там за столиком, уставленном бутылками, сидело ещё трое мужчин. Они, увидев, что их друга треплет какой-то незнакомец вскочили и все вместе набросились на Савелия. Сначала он легко справлялся с ними, потом стал уставать. Андрей схватил со стола нож. И если бы не водитель Савелия Павел, ему бы пришлось плохо. Но молодой 25-летний парень быстро разбросал двух пьяниц по углам, а его шеф справился с Андреем и ещё одним буяном.

– Значит так, – сказал Савелий, – наклоняясь к Андрею. – Если ты ещё раз обидишь Анну Григорьевну, будешь иметь дело со мной!

– И со мной! – добавил Павел, встряхнув ничего не понимающего внука старушки.

– Спасибо, Паша, – хлопнул его по плечу Савелий. – С завтрашнего дня будешь каждый день заезжать сюда. И не дай Бог тебе, Андрей, если он найдет Анну Григорьевну грустной. И вообще, сваливай от неё. Ищи себе другую хату, понял? А теперь собирай все бутылки, бери своих дружков и выметайтесь отсюда!

Через двадцать минут Анна Григорьевна, вся в слезах, благодарила своих спасителей.

– Саввушка, Пашенька… Может быть хоть чаю…– хлопотала она.

– Ну что вы, Анна Григорьевна. Не надо. Да и поздно уже. Вы, пожалуйста, не волнуйтесь, Андрей больше вас не обидит. Паша проследит за этим.

Они распрощались со старушкой и вышли на улицу.

– Паша, вот тебе деньги, завтра купи продуктов, ну что там старушки могут любить. Вкусненького чего-нибудь, и утром завези ей. Вообще, спасибо, ты вовремя подоспел. Только откуда ты тут взялся?

– Да я за вами ехал, тихонечко. Всё-таки ночной город, мало ли чего. Смотрю, вы с бабулькой заговорили, потом пошли куда-то. Ну я и поехал за вами. Да только плутанул, не в тот двор попал. Малость покружил, потом смотрю, она у подъезда стоит. Ну а остальное – дело техники.

– Ну спасибо ещё раз. Давай я и тебе сразу премию выдам.

Савелий отсчитал несколько крупных банкнот и протянул парню.

– Да бери, бери… – кивнул Савелий. – Ты молодец. А теперь отвези меня домой. А то я усну прямо вот тут на скамейке…

Однако, добравшись до своей постели, Савелий так и не сомкнул глаз. Что-то тревожило его, а что он и сам не мог понять.

«Саввушка…» – вдруг прозвучал в его голове голос Анны Григорьевны, а перед глазами встало лицо матери.

Она всегда так называла его:

«Савушка!»…

И в этом было столько любви и нежности…

– Боже, мама…Сколько же я тебя не видел? Только звонки… А когда же я звонил тебе последний раз?

Савелий сел на кровати, пытаясь припомнить…и не смог…

Ну конечно, он поздравлял ее в день рождения! Или…не поздравлял?

– Да, тогда я уезжал в Японию… Или в Англию… Закрутился… Забыл… О, мама, прости…

Савелий вдруг испытал сильнейшее желание упасть матери в ноги, обнять ее, просить прощения…

Он заметался в поисках телефона и, к своему ужасу, не нашел в телефонной книге номера мамы.

– Ну конечно, я уже столько раз менял эти чертовы телефоны!!! Мама, мамочка, родная моя, прости…

Трясущимися руками Савелий снова взял телефон в руки, нашёл ближайший рейс до областного аэропорта, от которого до маминого поселка нужно было ехать еще километров двести. Скорее бы уже наступило утро…

Поспав всего пару часов, Савелий собрался в дорогу, созвонился со своим замом и сделал нужные распоряжения, потом попросил Пашу подъехать и отвезти его в аэропорт.

– Я на неделю, может две, – говорил он парню. – Машина пока в твоём распоряжении, если что, звони. И к Анне Григорьевне наведываться не забывай. Жаль старушку…

– Хорошо, конечно, – улыбался Паша и, пожелав шефу хорошей поездки, дождался, пока прошла регистрация и уехал в город.

А Савелий, едва сел в самолет, сразу уснул и открыл глаза только когда стюардесса объявила о посадке. Уже вечерело, когда Савелий на такси подъехал к родительскому дому. Он уже сто раз представлял себе встречу с матерью, мечтал обнять её, поцеловать руки, просить прощения за долгое отсутствие. А теперь стоял перед нежилым домом, сжимая в руках пакеты с подарками, и не знал, что ему делать. На двери висел замок, в окнах темнота и единственной живой душой была дворняжка, бегавшая по двору. Сколько Савелий так стоял, он не знал. Но вдруг позади послышался чей-то голос:

– Здравствуйте, а вам кого?

Савелий обернулся и увидел перед собой молодую женщину с миской в руках.

– Я – Савелий, сын Валентины Петровны. А где она, не подскажете?

– Нет её. Я вот прихожу, Дружка кормлю… Жалко пса, совсем один остался…

– А мама…мама…она что… – страшная догадка пронзила Савелия, но жестокое слово так и осталось на его губах, он так и не смог произнести его…

– Умерла, – эхом отозвалась женщина.

– Почему…мне…не …сообщили… – Савелий с трудом выдохнул и тут же почувствовал, как немой крик разрывает грудь.

– Звонили, много раз. Но ваш номер был заблокирован. Савелий, я соседка вашей мамы, меня Мария зовут. Вы пропустите меня, я покормлю собаку, потом принесу ключ от дома тети Вали и то, что она отдала мне на хранение.

Словно неживой Савелий посторонился, потом, чувствуя сильнейшую слабость в ногах, присел на скамейку. Мария ушла, но очень быстро вернулась и провела мужчину в дом.

– Ну вот, располагайтесь. Думаю, вам всё тут знакомо. Я живу напротив, если что, заходите…

Она направилась к выходу, но Савелий остановил её:

– Мария… Маша…подождите…расскажите мне все… Как мама умерла? Когда?

– Два года назад! Она болела, диабет и всё такое… А ещё она очень скучала по вам и ждала!

– Маша! – Савелий закрыл лицо руками и согнулся как от удара.

Когда же он открыл глаза – Марии перед ним уже не было. Это были самые длинные вечер и ночь в жизни Савелия. Он долго рыдал, лёжа на материной подушке, которая, как ему казалось, ещё хранила её такой родной запах. Перебирал фотографии в стареньких альбомах, словно раненный зверь метался из угла в угол. А едва наступило утро, пошёл на кладбище, чтобы найти могилу мамы. Это удалось ему не сразу, но потом он всё-таки увидел её: простой крест, пара венков, высохший букет.

Воспалёнными глазами Савелий смотрел на последнее материнское пристанище и тяжёлый комок давил ему на горло, а крик боли и отчаяния разрывал душу на мелкие части. Далеко за полдень Савелий вернулся домой. Почти сразу за ним пришла и Мария.

– Вот, – сказала она, – я пирожков напекла, поешьте.

– Спасибо, я не хочу. А что это у вас в коробке?

– Это документы и ваши деньги.

– Мои деньги?!

– Да. Тётя Валя говорила, что вы бизнесмен и ни в чем не нуждаетесь. Но она очень за вас переживала и откладывала с каждой пенсии какую-нибудь сумму. Она говорила мне, что бизнес – это очень опасно и вам в любой момент может понадобиться помощь.

Новый удар обрушился на Савелия. Он обвел взглядом бедненькую обстановку дома, мельком посмотрел на ту небольшую сумму, что смогла собрать мать и протяжно вздохнул. А потом поблагодарил Марию и сказал, что хочет побыть один.

Савелий сломался. Земля внезапно разверзлась под его ногами и все, что казалось ему ценным и правильным потеряло всякий смысл. Он казнил сам себя и понимал, что больше не сможет жить по-прежнему. Не сможет жить с таким грузом на сердце…

Долгий вечер снова забрался в его дом, но он был плохой, тоскливый товарищ и обессиленный мужчина уснул на диване, забывшись горьким, тревожным сном. А утром решение, которое он принял глубоко в душе, стало казаться простым и правильным выходом. Савелий машинально заварил себе чая, налил горячий напиток в кружку, взял листок и ручку и начал что-то торопливо писать.

– Саввушка, ты всё также горбишься, когда пишешь…– вспомнился голос матери, и Савелий невольно выпрямил спину, а уже через секунду вскочил, заливая чаем тетрадный листок: мать, его мать живая стояла перед ним, слегка склонив голову набок, и ласково смотрела на него.

Она постарела, похудела, была одета очень бедно. Но это была она…его любимая, родная, единственная…

– Мам!!! Мама!!! – закричал Савелий бросившись к ней, а она, смеясь, трепала его волосы, ловила морщинистыми руками лицо и целовала в колючие, небритые щеки.

– Сыночек мой, Саввушка… Приехал! Приехал, – повторяла женщина и вдруг начинала плакать от радости, что снова видит перед собой своего мальчика.

Валентина родила Савелия поздно, ей было на тот момент уже 39 лет. Они с мужем не верили в это счастье и когда Саввушка появился на свет, всю свою любовь и заботу отдавали долгожданному малышу. Савелий радовал родителей. Он рос крепким, здоровым, умным. Увлекался всем, чем было можно: посещал и шахматный кружок, и секцию единоборств, открытую в соседнем селе. Учился тоже хорошо, потому без проблем поступил в университет. Савва заканчивал одиннадцатый класс, когда не стало отца. Валентина, проводив сына, осталась одна. Сначала Савелий приезжал, звонил, беспокоился о матери. Но чем старше становился, тем спокойнее переносил разлуку. А потом, погрузившись в бизнес, совсем забыл о ней.

И вот теперь, пережив сильнейшее потрясение, он обнимал свою престарелую мать и не мог поверить в чудо, которое вернуло ее ему.

– Мама, мама, мне сказали, что ты умерла… Мама, прости меня… прости за всё…

– Ну что ты…что ты, сыночек, Саввушка мой, всё будет хорошо…

В дверь постучали и на пороге появилась Мария.

– Можно?

– Конечно, Машенька, заходи милая…

Савелий поднялся и строго посмотрел на Марию, но сказать ничего не успел, Валентина подошла к ней и обняла:

– Саввушка, Машенька – очень хорошая девушка. Она во всем помогала мне, без неё я бы просто пропала. А ещё она помогла мне лечь в больницу и подлечиться там в стационаре. Она ведь медсестра, сама мне капельницы ставила, ухаживала. Мы с её бабушкой были подругами, ты помнишь Зою Федоровну?

Нет, Савелий не помнил, но разве сейчас это было важно? Он был так счастлив, что не нашел в себе сил сердиться на Марию.

Три последующие недели пролетели как один день. Телефон Савелия давно разрывался от звонков, но не хотел даже думать о том, что ему придется уехать, оставив мать и … Марию.

– Ты прости меня, Савелий, за мои слова, – сказала она, оставшись с ним наедине. – Но я уверена, что если бы не тот шок, что ты испытал, всё бы повторилось снова. А тетя Валя так любит тебя и так скучает.

– А ты? – Что я?

– Ты смогла бы полюбить меня?

– Савелий… Мы разные… Ты богатый, у тебя своя жизнь. Ты любишь проводить время в клубах, ресторанах, с друзьями. А я – тихая и скромная медсестра. Мечтаю о детях, семье, уюте. Мне нравится жить здесь и совсем не манит шумиха огромного города. Я уже несколько лет как осиротела. Бабушка, воспитавшая меня, умерла и у меня нет никого, кроме твоей матери. Я в самом деле ухаживаю за ней, мы много времени проводим вместе, и твои слова не больше, чем порыв благодарности за это. Но не надо… Я не хочу, чтоб ты страдал и мучился со мной.

– Маша…

– Нет, Савелий, мы разные…Мы слишком разные… Ты только не оставляй тетю Валю… она нуждается в тебе…

Но Валентина тоже отказалась ехать с сыном.

– Ну что ты, сынок, куда я поеду? Здесь мой дом, могилки родителей и твоего отца. Как же я их оставлю? На кого? Ты, сынок, поезжай. Только хоть иногда возвращайся. И я буду очень счастлива.

И вот Савелий уехал. Прощаясь с матерью и Марией, он улыбался, и они тоже старались не показывать свою печаль. И только Мария долго стояла у калитки, глядя вслед скрывшемуся за поворотом такси. Тоска разъедала сердце молодой женщины. Она и не представляла, что за эти дни так привяжется к Савелию и в глубине души будет мечтать о том, чтобы они стали намного ближе, чем добрые соседи и друзья. Но он уехал и увез с собой ее мечту. Прошло два месяца. Савелий звонил и матери, и Марии, рассказывал о том, что все у него хорошо, а как-то вечером признался, что собирается жениться.

– Вот как? – с замиранием сердца спросила Мария. – Но ты не говорил, что у тебя есть невеста.

– Есть. Мы с ней немного повздорили, не поняли друг друга. Но теперь все прояснилось.

– Я поздравляю тебя, Савва, и желаю счастья, – Мария с трудом подавила глубокий вздох.

– Спасибо, Маша. Спасибо тебе за всё…

– А когда? Когда ты женишься? Ты уже говорил маме? Она поедет к тебе на свадьбу?

– Конечно, я пришлю за ней машину. Буду рад увидеть и тебя.

– О, прости, но я не смогу. У меня дежурство…

– Маша, – рассмеялся Савелий, – я не сказал дату…

Мария отключила вызов и прижала телефон к груди.

Через несколько дней к её дому подъехала чья-то машина. Удивленная Маша вышла на улицу и увидела Савелия, который с огромным букетом цветов шёл ей навстречу. Рядом с машиной стояла улыбающаяся Валентина.

– Савелий, тётя Валя, что это…что происходит? – растерялась Мария.

– Я пришел, чтобы сделать тебе предложение. Я тоже мечтаю о простой и спокойной жизни в своей семье. Мечтаю о тебе и о детях…которых ты мне подаришь. Жить мы будем здесь, видела двухэтажный дом, который строится в центре? Это будет наш дом, я специально для этого нанял две бригады строителей. И бизнес я тоже перевёл сюда. Будем строить дороги и санаторий. Ведь здесь такие красивые места…

– Савелий…ты обманул меня…

–Любимая…Ну, ты согласна стать моей женой?

– Да, – кивнула Мария и заплакала от счастья, а через минуту они, обнявшись с Валентиной и Савелием поздравляли друг друга.

Ведь впереди их ожидали только радостные дни…

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети