Грустный мужчина мамсик

Мамсик

– У меня очень патриархальное воспитание, поэтому я не люблю, когда мужчины распускают руки при встрече. Просто я хочу, чтобы с моим мнением считались и не вешали на меня обязательства только потому, что я женщина.

Её слова произвели на Романа сильное впечатление. Он понял, что сидящая перед ним девушка очень умна, но при этом отличается скромностью и чувством собственного достоинства. Поэтому не старалась привлечь его внимание или покорить его своей женственностью и красотой.

— Почему ты даже не кокетничала со мной, как другие девушки? – однажды спросил её Роман.

— Я не умею, — просто ответила Юля. – Мне подружки всегда говорили, что я пацанка, даже глазками стрелять не умею. Не умею и чёрт с этим, я не в том возрасте, чтобы кому-то что-то доказывать. Кому надо, поймут и без этих понтов…

Через год Роман, собравшись духом, сделал Юле предложение, на которое она не сразу ответила согласием.

— Рома, прости…почему ты думаешь, что у нас и в семейной жизни всё будет хорошо? – спросила она его.

— Потому что я тебя очень люблю…не представляю, как я буду без тебя…

— Почему? Что тебе во мне так привлекает, раз ты говоришь, что не можешь без меня? – серьёзно спросила его Юля.

-Ты… — Роман задумался. – Ты красива, умна, ответственна и не доказываешь, какая ты крутая. Я знаю, что ты крутая, но ты этого не доказываешь…не устраиваешь мне сцен, не требуешь от меня повышенного внимания и доказательств моей любви… Ты заставляешь меня смотреть на себя и других другими глазами, и я научился смеяться над своими недостатками благодаря тебе…

Однако через год после свадьбы отношение Романа к любимой резко изменилось. Юля первое время старалась найти выход из положения – беседовала с мужем, обсуждала, что и почему его не устраивает. Однако после того, как у них побывали родители мужа, она поняла причину…

В тот день свекровь Юли, Ирина Александровна, приехала первой на съемную квартиру молодоженов, чуть позже появился свёкор – Андрей Павлович. Оба были чем-то недовольны, но пока помалкивали. Юля приготовила вкусный ужин и ждала мужа, который приехал почему-то поздно и выглядел довольно раздраженным. После ужина родители Романа заявили:

— Юля, постели нам на большом диване в гостиной, мы остаёмся с ночевкой.

Невестка, хоть и была удивлена таким поворотом событий, всё же постелила им, но дальнейшее поведение свекрови поразило её. Ирина Александровна чуть ли не с лупой в руках обследовала каждый сантиметр постельного белья и кивнула с довольным видом.

— Молодец, на грязном нам спать не придётся…

От её слов Юля потеряла дар речи. Выходит, мать мужа ожидала, что ей подадут грязное, дурно пахнущее тряпьё? За кого она принимает её, Юлю?

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

К завтраку Юля успела приготовить сырник из свежего творога, но Ирина Александровна обнюхала их с подозрением.

— Из чего это? Зачем так рано готовишь?

— Мама, мне сейчас нужно на работу ехать, я буду только после обеда. Это чтобы вы голодные не сидели в моё отсутствие, — терпеливо ответила Юля, хотя внутри начала кипеть от возмущения.

— Какая работа? – вспылил Роман. – Мои родители не каждый день приезжают, можно и остаться хотя бы раз. Позвони и скажи, что не сможешь прийти.

— Я не могу просто так позвонить и сказать, что не приду. Мне за это спасибо не скажут, подведу остальных коллег. Там же вся сетка расписания слетит, надо будет искать замену. А у меня нагрузка полторы ставки, сегодня у меня пять пар. О чём ты говоришь? – рассердилась Юля.

Когда она уехала, Роман выслушал много чего в адрес жены. Слишком строптивая и много о себе воображает, можно подумать, что перед ними не дочь разведённой врачихи, а какого-то блатного министра. На работе, видишь ли, без неё не могут обойтись…

Ирина Александровна от души поязвила и сухо попрощалась с сыном, бросив ему напоследок:

— Займись её воспитанием, а то через месяц будешь её на задних лапках встречать и хвостиком вилять. Ты мужик или кто?

Роман решил доказать, что он всё-таки мужик. Стоило Юле появиться на пороге, как Роман демонстративно рассыпал содержимое мусорного ведра прямо перед женой и потребовал:

— Приберись!

— Это что такое? Что ты себе позволяешь? – возмутилась Юля. – Ты целый день провёл дома, ни мусор вынести, ни продукты принести… И ещё меня так встречаешь? Сам раскидал, сам и убирай! Нашёл дуру!

— Я тебе сказал – приберись! Ты себя по-хамски вела перед моими родителями, вот и отвечай! – лицо Романа исказилось от ярости, а Юля в недоумении смотрела на него.

— В чём проявилось мое хамство? – ошеломленно проговорила она. – Чем я их оскорбила или нахамила? Я должна была плюхнуться на колени и целовать им ноги? Где хамство, о котором ты твердишь, как попугай?

— Ты… — Роман долго думал, что поставить ей в вину, потом выдал: — Ты должна была спросить у мамы, что ей приготовить… И не захотела оставаться с ней, хотя она в первый раз приехала…

— Ты с катушек слетел, что ли? Я приготовила гуляш, потому что она сама попросила об этом! – взорвалась Юля. – И сырники с утра тоже она сама заказывала… Когда я бежала покупать в такие дни свежий творог, если могу опоздать на работу? У твоей матери с памятью всё в порядке? — Она гневно посмотрела на Романа и потребовала. -Ты сам только что нехило меня обидел. Да, я чувствую себя несправедливо обиженной и униженной таким приёмом. Это же надо до такого додуматься – встретить меня рассыпанным мусором и требовать его убрать!

— Я тебе сто раз повторять не буду…любимая…тебе сказали – ты должна делать!

Поняв, что муж теряет над собой контроль, Юля с каменным лицом принесла веник с совком и смела мусор в кучу, после чего протерла грязную лужу на полу. Затем молодая женщина ушла в ванную комнату и долго не выходила.

Когда она с покрасневшими от слез глазами появилась на кухне, успев переодеться, Роман лениво ткнул в неё скалкой.

— Лепи вареники, жрать хочу. За полчаса управишься?

Юля взорвалась и выхватила скалку из рук зарвавшегося мужа.

— Ты совсем нюх потерял? Вареники захотел, да? Будут тебе вареники!

С пылающими от ярости щеками она наносила точные хлесткие удары скалкой мужу по плечам, рукам, спине. Когда Роман опомнился и попытался вырвать скалку, Юля отбросила её в сторону и коротким ударом в челюсть отправила благоверного в нокаут. Ноги Романа подкосились, и он рухнул, как подрубленное дерево, прямо на пол, на кучу рассыпанной им до этого картошки…

Когда он пришёл в себя на диване, рядом сидела Юля и прикладывала холодные примочки к его лицу. Глаза у неё были сухие, во взгляде появилась непривычная жесткость.

— Очнулся? – холодно спросила она.

— Чёрт… — Роман поднял голову, но тут же уронил её обратно, почувствовав адскую боль в висках. – Почему я здесь?

— А ты не помнишь? – прищурилась Юля.

— Чего не помню? – захлопал глазами Роман.

— Как тыкал в меня скалкой и требовал вареники. А перед этим заставил меня убирать разбросанный тобой мусор и обвинил в неподобающем отношении к твоим родителям.

Глаза Романа расширились, потом он непонимающе уставился на жену.

— Ты это придумала, да? С чего бы мне так делать?

— Ты надо мной издеваешься, Рома?! – вспылила супруга. – Теперь у тебя провал в памяти, как у твоей матери? С меня хватит!

— Юльчик, не шуми…итак голова болит… — жалобно проговорил Роман, с трудом поднимая голову и пытаясь сесть. – Серьёзно, о чём ты говоришь?

— О том, что кое-кому пора бы научиться помалкивать, а не трепаться обо всем подряд. Ты знаешь, в чем меня упрекала твоя мама? Такие вещи мог сказать ей только ты!

Эта история научила Романа держать язык за зубами в присутствии родителей. Оказывается, он среди своих братьев был известен как мамсик потому, что малейшие нюансы его личной и семейной жизни становились достоянием отца с матерью. Потом они дружно обсуждали и осуждали невестку, потихоньку настраивая сына против нее. Ирина Александровна просто завидовала тому, как мать Юли сумела воспитать дочь.

— Подумайте только, она дала ей высшее образование на бюджете…и Юлька ещё диссертацию защитила…скоро родит и моего сына признавать не будет…а моя дочка, Оксаночка, до сих пор в девках сидит…

Обвинения свекрови порой доходили до абсурда:

— Оксана замуж не может выйти, потому что она поймала букет на Юлькиной свадьбе. Я всё поняла, моя невестушка уже тогда ненавидела мою девочку, вот и кинула ей заговоренный букет… чтоб ей пусто было!

Юля на многие выходки Романа закрывала глаза, потому что продолжала его любить. Однако когда Роман стал позволять себе кричать на собственных детей, делая нелицеприятные сравнения с Юлей, терпению женщины пришёл конец.

Однажды Роман, вернувшись навеселе от родителей, с которыми отмечал день рождения старшей сестры Оксаны, никого не обнаружил в квартире. Везде царили запустение и беспорядок, не было видно личных вещей Юли и двух маленьких дочек – Лики и Стаси, которым недавно перевалило за два года.

— Юля! Стася! Лика! – Роман, не веря своим глазам, обошёл пустую квартиру и в полном замешательстве сел на диван.

Он не мог понять – сон это или явь? Куда они все подевались? Юля решила теперь так жестоко разыграть его? Ну и шутки у тебя, стерва, подумал было Роман, но в ту же минуту в прохожей раздался звонок телефона, установленного на стене.

— Сынок? Ты дома? – раздался голос Ирины Александровны. – Поговорил с Юлей? А то совсем уже совесть потеряла… Как будто она единственная, у кого дети есть…Скажи ей, пусть дурью не мается и приезжает мне помогать, спиногрызов пусть у своей матери оставит, чтобы не мешали…

— Мама… — начал Роман, но мать не давала ему говорить.

– И пусть захватит свои новые туфли, а то Оксане надеть нечего в гости. У Юльки, я видела, хорошие кожаные туфли были, итальянские, пусть поделится с единственной золовкой. А ещё у меня ноги стали болеть, ей всё равно нечем дома заняться, пусть приезжает мне массаж делать, хотя бы раз в день…Сынок, ты…

— Мама! – закричал Роман.

— Что? – свекровь была недовольна тем, что её прервали.

— Юли и девочек нет дома… Она ушла от меня! – закричал Роман.

— Как нет? Ты шутишь? – не поверила ему мать.

— Нет здесь никого, она все вещи забрала…

— Записка есть? – деловито осведомилась Ирина Александровна.

— Нет… — Роман оглянулся вокруг. – Я ничего не нашёл…

— Тогда это просто такая уловка, чтобы ты пошёл её искать, — сделала вывод мать.

И тут же строго добавила:

— Смотри, не вздумай ей звонить сейчас! Пусть подумает над своим поведением. Понял?

— Понял… — Роман повесил трубку и уселся прямо на грязный пол.

Он не верил, что Юля могла просто пугать его таким образом. Это было не в её характере, в отличие от него самого. Роман несколько раз, устраивая жене истерики, кричал ей, что подаст на развод, отберёт детей, а саму Юлю вываляет в грязи так, что та вовек не отмоется…

— Я сделаю так, что при виде тебя все твои знакомые и родные будут плеваться и переходить на другую сторону улицы! — кричал Роман.

Юля после каждой ссоры очень переживала и старалась успокоить мужа, но он с каждым разом распалялся всё сильнее. Чаша терпения Юли переполнилась в тот день, когда муж оскорбил её мать, сравнив со старой куртизанкой, которая удачно сбыла лежалый испорченный товар (весьма лестный эпитет для Юли!).

Теперь он остался один в пустой квартире. Не выдержав, Роман набрал номер Юли, но ответа не было. Она не хотела отвечать на его вызовы, и Роман в панике решился позвонить её матери.

— Добрый вечер! Простите, что так поздно, но что-то Юля у вас с детьми загостилась. Девочкам ведь скоро ложиться спать… — схитрил Роман, надеясь, что тёща позовет Юлю к телефону.

Однако женщина молча повесила трубку и отключила аппарат…

Роман всю ночь не спал, терзаясь небывалым чувством страха и одиночества. Его удивило такое ощущение, ведь раньше он ничего подобного не испытывал. Но факт был налицо – ему что-то мерещилось и давило на сердце…

Утром раздался стук в дверь. На пороге стояла Юля, за спиной которой были видны две мужские фигуры.

— В сторону, — жестко проговорила жена и сделала знак мужчинам войти.

Она указала на детскую двухъярусную кровать.

— Разберите, пожалуйста, и вынесите. Нужно ещё отсоединить машинку и вынести вон тот шкафчик и диван. Грузчики молча разошлись выполнять свою работу, а Юля прошла в обуви в зал и села на диван. Роман смотрел на неё ничего не понимающими глазами.

— Юлька, что это значит? Почему ты ушла?

— Потому что с меня достаточно твоего словесного поноса и оскорблений. Я никогда не позволяла себе высказываться в таком духе про твоих родителей, а ты решил, что тебе можно. И ещё меня не устраивает, что ты матом говоришь при детях…

— Ну…если ты доводишь, и не такое можно сказать… — протянул Роман.

— Чем я тебя довожу? Я как белка в колесе, с утра до вечера, а ты уходишь и приходишь, когда тебе вздумается… Просила тебя купить кашу для детей, так твоя умная мамочка позвонила и обвинила меня в том, что своими руками ничего для них не делаю. Попросила помочь мне коляску спустить, опять влезает твоя мать и говорит, что нормальный мужчина не должен делать бабскую работу. Я даже собственными деньгами, оказывается, распоряжаться не могу, потому что я глупа и неправильно их потрачу… Вы оба охренели! Если я допустила глупость, выйдя за тебя замуж, я это исправлю. Подам на развод, через месяц ты получишь повестку и не вопи, что я тебя не предупреждала!

— Юля… — Роман был потрясен. – Почему ты мне ничего не говорила?

— Я уже забыла, сколько раз я с тобой говорила на эту тему! – взорвалась Юля. – Вы меня попрекали тем, что я сижу дома и не работаю. Но при этом никто не хотел помогать мне смотреть за детьми. Я бы вышла на работу, это не проблема. Но ведь ни одна сволочь даже не поинтересовалась, как я буду одновременно читать лекции и детей смотреть. И я везде и во всем виновата. Даже в том, что твоя шизнутая сестра, на которую ты сам жалуешься каждый раз, не вышла замуж. В чём ещё я накосячила?

Роман так и не смог уговорить Юлю вернуться к нему. Она лишь хмыкнула, когда им обоим вручили решение суда:

— Ты должен был понять, что пустые угрозы не в моем характере. Я до последнего терпела и надеялась, что ты образумишься. Я наступала на горло собственной гордости и умоляла тебя не говорить про развод. Разве не ты об этом постоянно твердил? Хотел развод – ты его получил. Так что можешь сказать по собственному опыту – бойтесь своих желаний, они сбываются. Прощай!

Роман вернулся к родителям, но очень скоро съехал – сестра с её склочным характером отравляла его жизнь не меньше, чем чрезмерно заботливая мать…

И теперь ему оставалось только наблюдать со стороны, как счастливая Юля гуляет с подросшими дочками по парку или возит их в разные секции. Он был чужой для них и прекрасно понимал это. Но вернуть прошлое было невозможно…

Оставьте свой голос

12 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.