Мальчик и девочка

Не отдадим вас никому, я вам обещаю

Валентина смотрела в окно. Она понимала, что теперь всю свою жизнь придётся смотреть на двор, где погиб её муж. Это было настолько тяжело и невыносимо, что как только её взгляд останавливался в этом месте, на глазах наворачивались слёзы.

Прошло ровно год, как на них напали какие-то отморозки прямо во дворе. Она никогда не забудет тот день. На тот момент они прожили ровно три года. Костя купил ей кольцо, роскошный букет и спешил домой. Это, потом от следователя она узнала про кольцо. Узнала и то, что отморозки заметили, что у Кости много денег. Заметили, что делает он делает покупки ещё в ювелирном, оттуда и шли за ним. И если бы не годовщина, если бы не это проклятое кольцо, то они сейчас жили бы вместе счастливо.

Тогда Валя потеряла ребёнка. Она была на четвертом месяце беременности…

Кольцо, которое изъяли у грабителей после суда, отдали ей, но она не смогла его даже примерить. Так и лежала где-то в шкафу, даже в руки его брать не хотела.

В комнате зазвонил телефон. Это была Наташа, её давняя подруга. Валя перестала общаться со всеми и даже работу сменила. Теперь она работала удалённо и из дома выходила, когда совсем нечего было есть. С Наташей, единственной из всех она общалась. Во-первых они слишком давно были знакомы,Иа во-вторых, Наталья старалась не лезть в душу.

Женщина работала риелтором и время от времени вытаскивала Валю из дома.

— Алло.

— Привет подруга. Стою у твоего подъезда, в руках у меня торт и бутылка шампанского. И собираюсь заплакать, потому что лучшая подруга забыла о моём дне рождения

Валя. ахнула.

— Господи. Наташ прости. Сама не понимаю, как я так.

Вале была настолько стыдно, что она не просто открыла подруге домофон, а бросилась по лестнице и встретила её.

Когда они уже сидели за столом, Наташа смеялась.

— Валя видела бы ты своё лицо, когда неслась на меня. Ну, просто сама виноватость.

— Наташ, ты правда прости меня, что-то я совсем в себя ухожу. Думала, что со временем легче станет, но нет, такое ощущение, что только хуже, и понимаешь, мне страшно, я думаю, что медленно схожу с ума.

Наташа побарабанила пальцами по столу.

— Слушай, Валя, ты знаешь, я стараюсь не лезть к тебе, но может быть тебе сменить обстановку?

Валя махнула рукой.

— Да, я уже думала об этом. Ну, съезжу я на курорт или ещё куда-нибудь, но возвращаться всё равно придётся и смотреть на этот двор и думать о том, что произошло.

— Ну, а если более кардинально, избавиться от этой квартиры.

— А что потом? Ты же знаешь, какой тут райончик, ни один здравомыслящий человек сюда не поедет жить. Продать за нормальные деньги, чтобы купить другую, не получится. Ну, а поменяться, так тем более.

Наташа задумчиво смотрела на неё.

— Так то, оно так. Никто не захочет. Только.

— Что только?

— Слушай Валь, я сейчас тебе скажу одну идею, которая мне пришла в голову. Ты только сразу не говори «нет». Подумай.

— Наташ, ты меня пугаешь.

— Сейчас всё больше народа переезжают из города в деревню. Ты подумай над этим, тем более твоя работа позволяет. Я смогу подобрать хороший обмен, и интернет будет, и недалеко.

— В деревню?..

Валя никогда не думала о том, чтобы переехать из города. Даже мысли такой ей в голову не приходила.

— А что? Посадишь цветочки, грядки, баню топить будешь, в гамаке лежать. Красота. И я к тебе приезжать буду. Ты же понимаешь, что обмен с квартирой, это будет хороший дом, и с водой. Ну и всё такое.

— Да, ну. Ну, какая-то уже деревня, это уже всё современное.

— Ну ты даёшь. На дворе 21 век.

***

Через три месяца Валя стояла перед домом и думала, что она всё-таки сошла с ума. Дом был не очень большим, но ухоженным, красивым.

— В этом доме жила женщина, вроде бы, с внуками, но это как-то не точно. Про каких-то детей говорила, правда, прописано в нём было только она.

— И куда она делась?

— Не могу тебе сказать. Вроде бы, заболела, и её дочка забрала, по крайней мере продажей занималась именно дочь.

— Ладно, давай без подробностей, а то ещё пожалею.

— Давай. Ну что, ты располагайся, а я приеду выходные на новоселье. Не могу больше, работа ждёт.

— Хорошо, счастливо.

Наташа умчалась на своей ядовитой красной машине, а Валя лишь вздохнула, посмотрев на гору вещей посреди дома. Ей здесь как раз на месяц работы, пока всю мебель соберёт, пока всё расставит.

Но не прошло и часа, как в дверь постучали. К Вале пришли соседки. Пока знакомились, пока вздыхали, пока разговаривали, на улице уже и вечер наступил.

— Ты Валюш, бросай на сегодня работу, а завтра с утра мы придём и поможем.

Вторая соседка согласно кивнула головой.

— Поможем, конечно. Я и деду пригоню, пусть собирает твои шкафы. Всё равно ничего не делает…

Валя так устала, что уснула просто моментально.

Ночью её разбудил какой-то звук. Она замерла. Было очень страшно, но не настолько, чтобы не встать и не разобраться, откуда идёт звук и что это вообще за звук.

На улице уже светало, значит, времени около четырех. Она вышла в дверь, в руке держа кочергу. Почему-то она была уверена, что это какие-нибудь коты, бегающие по чердаку. Соседки говорили, что нужно обязательно завести свою кошку или кота, чтобы чужие не ходили.

Точно, звук шёл с чердака. Она поднялась по лестнице на чердак, где было только одно маленькое окошко. Валя достала фонарик и включила его, и чуть не упала с лестницы. На неё смотрели два ребёнка: мальчик примерно 9-10 лет и девочка, которой было не больше 7.

— Вы кто?

Мальчик закрыл собой сестру, которая от голоса, а может интонации с которой задан был вопрос, сразу заплакала.

— Мы никто, мы ничего у вас не взяли. Пожалуйста, дайте нам уйти, а то нас опять в детский дом отправят, а мы не хотим, — дрожащим голосом произнёс мальчик.

Валя лихорадочно думала:

«Так… Наташа говорила про каких-то детей. Она точно ничего не знала. Раз эти дети говорят про детский дом, значит, они оттуда попросту сбежали. Прячутся здесь, потому что тут жили? Или это просто совпадение?»

Вопросов много, а ответов нет.

— А вот что… Спускайтесь в дом, я вас хоть накормлю, а потом мы поговорим и подумаем.

Дети недоверчиво смотрели на неё.

— Не бойтесь. Думаете мне не было страшно. Я же только что купила дом и всё, а тут в первую же ночь такие приключения.

Мальчик едва заметно улыбнулся, взял девочку за руку.

— А ты не позвонишь в приют?

Валя не знала, как ответить, но потом всё-таки сказала:

— Давайте сначала поговорим, покушаем, а потом уже будем решать. Вы кушать хотите?

— Очень.

— Ну, тогда чего тогда ждёте?

Они спустились вниз. Валя быстро включила свет во всём доме и принялась накрывать на стол. Дети осматривались.

— Что, всё не так?

— Да, вот тут мой диван стоял, а тут кровать Кати.

— Меня кстати Валя зовут, а вас?

— Я Миша, а это Катя, моя сестра.

— Ну, садитесь.

Пока дети ели, Валя осторожно задавала вопросы. Узнала, что несколько лет назад у них погибли родители, а потом они переехали к бабушке. Бабушка была хорошая, но очень часто болела, а потом совсем заболела. Приехала её дочь и забрала бабулю к себе, а их не забрала. Сказала, что у самой семеро по лавкам. Бабушка очень плакала, но ничего сделать не могла, потому что у неё совсем ноги перестали ходить.

Валя слушала и понимала, что ей хочется плакать.

«Как же это так? Дети родные кровинушки, то нужны, то не нужны. Как та дочь спокойно может спать, зная, что они в детском доме? Это же получается, что они ей племянники?

Валя решила пока ничего не предпринимать, подождёт утра и посоветуется со своими соседками. Явно же они знают про эту семью намного больше.

— Вот что, идите и ложитесь спать. Вон, в маленькой комнате диван расстелен. Больше пока нет спальных мест.

Валя виновато улыбнулась, а Миша окинул взглядом дом и вдруг тоже улыбнулся:

— Да-а-а, у вас тут нормальный погром.

Через пятнадцать минут дети уже спали обнявшись. Миша бережно прижимал к себе сестру. А Валя вдруг догадалась, что девочка не сказала ни слова. То ли так сильно боялась, то ли что-то ещё.

В это время в дверь постучали. Пришли соседки, которые вчера были у Валя в гостях.

— Ой, как хорошо, что вы пришли. Мне так нужна ваша помощь.

— Так мы же обещали прийти и помочь.

— Да, не такая…

Валя прижала палец к губам и приоткрыла дверь.

Женщины увидев детей, сразу всё поняли.

— О-о-о. Снова сбежали, бедные дети.

— Расскажите, что случилось? Почему их тётя не забрала и что теперь делать?

— Ой, это такая история. Вроде и запутанная, а вроде и простая. Дочка, которая забрала хозяйку, самая старшая, не очень хороший человек. Ну, да не нам судить. Когда-то Женя, хозяйка этого дома, ушла от мужа и вышла замуж ещё раз. Дочка её не простила, общаться перестала. В новом браке у неё родилась София. Вот её дети, как раз у тебя там спят. Но у нового мужа Жени тоже был сын и он не принял новую жену отца. Куда-то уехал и больше не показывался. Вот и получилось, что после гибели Софии и её мужа, деток забрала, а от переживаний ноги отказали. Дочка-то быстро дом продала, чтобы деньги забрать.

— А дети? Как дом с детьми то?

— Нет, дети в своём доме остались прописанными. Вон, на окраине стоит, хороший дом. Только вот думаю, что дочка и до него доберётся.

— Что же делать?

— Ой, Валя. Даже не знаем мы. Дети так и будут бегать, никому они не нужны. Если только попробовать разыскать того Андрея. Он парень то не плохой был. Так, по молодости горячку спорол.

— Сколько ему?

— 16 было, когда он сбежал, а то и меньше.

— А как найти то его?

— Ой, погоди. Приезжал он на похороны. Правда был всего один день, оставил деньги и уехал. Женечка говорила, что в городе живёт.

— А город, как называется, не говорил?

— Как там.. Ржев.

Валя решила оставить мебель на потом, достала свой ноутбук и уселась. Она не так уж и мало знает. Имя, фамилия и город. Кстати, это не так далеко отсюда.

Через час она была уверена, что найденный в соцсетях Андрей — это именно тот Андрей, который им нужен.

Беседа получилась очень тяжелой. Сначала Андрей молчал, просто отвечал «да» или «нет». Потом, видимо, разозлился, потом успокоился. На вид ему было около тридцати пяти. Из чего Валя сделала вывод, что он лишь немногим старше той Софии, мамы деток. В конце концов, он сказал, что приедет и они поговорят. Уже что-то. Главное — деток спрятать, пока всё решится.

Он приехал на следующий день. Красивый мужчина, только глаза какие-то усталые, грустные. Говорил мало, присматривался и к детям, и к Вале. Собрал шкафы, всё поставил. Почти не разговаривал, только на Катю внимательно смотрел, с жалостью, что ли. Валя уже знала, что после того как девочку отдали в детский дом, она перестала разговаривать, видимо из-за стресса.

Вечером, когда дети уже спали, Андрей наконец заговорил.

— Я виноват, виноват во всём. Когда Евгения Николаевна к нам пришла, мне всего пять было, и я её возненавидел. А ещё София родилась почти сразу. Она, Евгению Николаевну меня не обижала, но мне казалось, что всё это показуха. Я считал, что это она во всём виновата. Только потом, когда сбежал к матери, повзрослел и я узнал, что мать сама от нас ушла к другому мужчине. Я много раз обижал и отца, Евгению Николаевну. Мне было стыдно, я струсил. Поэтому и держался того, что они все виноваты, и я их не прощу. Потом заболел и умер отец. Я видел, как она страдает, но не мог же я показать свою слабость. Дальше больше, и я так привык к тому, что все беды в моей жизни за неё, что почти и сам поверил в это. Я боялся, боялся признаться, что мне нужно вести себя по-другому. И про детей я знал, но старался не думать…

Андрей встал, подошёл к окну.

— Знаете Валя, у меня от моей злости вся жизнь наперекосяк, и я всё время кого-то винил. А сейчас понимаю, если бы я тогда не сбежал, то всё по-другому могло бы быть…

Он повернулся.

— Скажите, что мне делать?

— Я не могу вас заставить, но вы им хотя бы родственник…

Он долго сидел на кухне. Валя не стала ему мешать думать, ушла спать.

Утром застала его в той же позе. Андрей посмотрел на неё красными глазами и улыбнулся.

— Я знаю, что нужно делать. Вы неравнодушный человек, помогите мне.

— В чём?

— Валя, выходите за меня замуж.

— Что?

Она ожидала всего чего угодно, но только не того, что человек, которого она знает несколько часов, сделает ей предложение.

— Валя простите, вы не так меня поняли. Чтобы мне забрать детей. Только для этого.

Это было настоящим безумием. Наташа крутила пальцем у виска. Соседки переглядывались и улыбались.

Они воевали за детей почти полгода. Наконец, Миша, Катя и Андрей и Валя собрались за столом.

— Ну что, нас можно поздравить.

Миша смотрел на Валю и на Андрея, по его щекам текли слёзы.

— Нас больше не заберут?

— Нет, не отдадим вас никому, это я вам обещаю. А ещё, мне нужно будет уехать на пару дней. У меня для вас будет сюрприз.

Валя смотрела на Андрея. Она понимала, что за эти полгода он стал ей очень близок, и ей не хотелось, чтобы их брак оставался фиктивным. Она сама боялась своих мыслей, но хотела, чтобы они остались семьёй, только настоящей.

Два дня пролетели быстро. Дети старались помогать Вале во всём. Они копались в огороде, сажали, смеялись. Потом они пришли отдохнуть во двор, а у дороги остановилась машина. Из автомобиля выскочил Андрей, открыл дверь и помог выбраться…

— Бабушка!!! — Крик Кати разнёсся над деревней.

Валя и Андрей удивленно уставились на девочку, которая внезапно заговорила. Старушка одной рукой опиралась на трость, а второй обнимала внуков и плакала. Андрей подошёл к Вале и спросил:

— Я спросить у тебя хотел.

— Спрашивай.

— Может быть.., может быть, мы попробуем всё по-другому. Когда ты рядом, у меня столько сил, что я и сам не знал, что так бывает.

Валя смахнула слезу и потянулась к Андрею:

— Я согласна…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивый парень с голубыми глазами сын
Сын

Лида и Степан долго мечтали о ребенке. Они тщательно готовились к его появлению, старались заботится о своём здоровье, начинали потихоньку...

Лида и Степан долго мечтали о ребенке. Они тщательно готовились...

Читать

Вы сейчас не в сети