Грустный мальчик плачет

— Ну что, выкормыш? Сгниёшь в канаве, как твои придурочные родители…

Кому-то родители рассказывают, что их принёс аист. Моего одноклассника, например, нашли в капусте. Но знаете, что самое жуткое? Когда придумывают не про рождение, а про смерть.

Пете тогда было пять. Он подошёл к тёте Анжеле и осторожно дёрнул её за халат. Главное – осторожно. Тётя Анжела всегда ругается, если он мешает ей слишком часто. Поэтому нужно подгадать момент. Как пятилетний мальчик может это знать? Просто Пете пришлось очень быстро повзрослеть…

— Чего тебе надо, оболтус? – огрызнулась тётя Анжела.

Петя выдохнул кажется, она в хорошем настроении.

— А расскажите, как погибли мои родители..?

— Похоже, что мне заняться нечем, кроме как обсуждать твоих пустоголовых родителей? Спроси у своего дяди!

И Петя получил по спине полотенцем. Вафельным. Такое сильнее бьётся, Петя уже успел заметить. Вот это он из внимания упустил, но ничего страшного. Больно, но терпимо. Петя споткнулся за собственную ногу, но тут же поднялся и побежал в зал. Там сидел дядя Коля и читал газету. Тётя Анжела говорила, что газет никто уже не читает, а дядя Коля говорил, что только газетам и можно верить. Потому что все вокруг вруны и клевтоманы, а газеты и дядя Коля никогда не врут.

— Дядя Коля, а расскажи, как умерли мои родители?

Дядя Коля не расслышал. Он грубо ворчал себе под нос и сжимал края газеты.

— Анжелка, ты это видела?! И как после этого можно…

— Дядя Коля! Как умерли мои родители?

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Мужчина подавился. Затем он швырнул газету, упер локти в колени, а руки сложил перед лицом.

— Кто тебе рассказал, что они умерли?

— Света.

— Света слишком умная девочка, не по годам, — вздохнул дядя Коля.

Петя скуксился Светка была той ещё противной…

У тёти Анжелы и дяди Коли было шестеро детей Коля, Света, Алина, Ваня, Серёжа и Женя, но это не мешало им производить впечатление благопристойной семьи. Например, дядя Коля читал газеты и каждое лето ездил к бабушке в деревню, а тётя Анжела раз в месяц надевала самое красивое платье и встречалась с подругами. Она же была городской жительницей, не то что деревенский мусор в лице его родителей.

Почему родители – это Мусор, Петя не понимал, но тётя Анжела никогда не объясняла, что она имеет в виду. А вот дядя Коля обычно старался быть предметным.

— Значит, хочешь узнать, каково оно там всё-таки обернулось… — вдумчиво произнёс дядя Коля.

В нём чувствовался характер, поэтому маленький Петя уважал его.

— Что ж, садись и слушай. Мы с твоим папой были настоящими братьями. Такими, что после смерти он оставил мне самое дорогое, — мужчина остановился и выразительно посмотрел на Петю, – его коллекцию марок. Я продал её, чтобы обеспечить тебе достойное будущее. Ты это понимаешь? Мы с твоим отцом вложили в тебя огромные деньги, чтобы ты ни в чем не нуждался.

Петя ещё не раз услышит эти слова. Они вызывали в нем гордость, как и у каждого ребёнка. Его отец был хорошим человеком, он сделал всё, чтобы даже после его смерти Пете жилось хорошо. А с другой стороны, жизнь, которая открылась перед Петей, почему-то была…не такой, какой он её представлял.

Однажды, через три года, он осмелится спросить об этом у тёти Анжелы. Папа же ведь оставил деньги, чтобы у меня всё было, так почему мы покупаем третьи туфельки Алине, а ему приходится ходить в школу со старой сумкой дяди Коли. В ответ в него полетит тапок, а потом и не только тапок.

Но пока до этого далеко. Сейчас он сидит, пятилетний, поджав под себя ноги, и слушает историю о своём отце.

— Так вот, твой отец был прекрасным, великим человеком, таким ты никогда не будешь! Но до этого тоже ещё далеко. Он был прекрасным врачом. Они с твоей матерью познакомились на третьем курсе университета. Она перевелась из другого города, пятое-десятое. За ней бегал весь курс. Спроси как-нибудь у тётки, парочка её фотографий вроде должны остаться. Так вот, они окончили университет, появился ты. А через год они оставили тебя и поехали в Африку.

— Оставили?.. Меня?.. – Петя серьёзно посмотрел на дядю Колю. – Они меня не хотели?

— Ну, почему сразу так, хотели. Просто их направили туда, лечить детей. Сам понимаешь, какой тут может быть отказ? Знаешь, что сказал твой папа перед отъездом? «Коля, я знаю, что ты вырастишь его как своего. Научи Петю быть благодарным тебе. Если с нами что-то случится, пусть благодарит тебя остаток жизни. Потому что ты, Коля, самый благодетельный человек. Ты столько помогал нам, помогал, что мы даже не знаем, как тебе отплатить». Понял?

— Понял. А как они погибли, дядь Коль?

— Запомни это хорошенько. Ты же не хочешь разочаровать своего отца? Он не одобрил бы этого…

— Я обещаю, что всегда буду вам помогать! – Из уст пятилетнего мальчика это звучало очень правильно и очень болезненно. – Но расскажите, что с ними случилось…

— Они поехали на сафари и их съел дикий лев.

— Но почему им никто не помог?

— Ну, как тебе сказать, Петька, — дядя Коля снова положил руку на подбородок. – Жизнь, она ведь штука сложная. Вот ты вкладываешься в других, помогаешь им, а потом фига – и ничего, дырка от бублика, остался ты с носом! Так что привыкай, мир жесток, а люди – тем более.

«Мир жесток, а люди – тем более,» — эта фраза стала для Пети судьбоносной. Он запомнил её навсегда. С каждым днём жизнь учила его, что прощать ошибки она не намерена. Что самые близкие люди иногда оказываются страшнее стаи собак. Что боль, которую ты узнал так рано, будет с тобой всегда. Больной зуб можно вырвать, а ноющее сердце ты пронесёшь через всю жизнь.

Петя рос среди шестерых детей. Двоюродные братья и сестры уже тогда знали эту существенную разницу. Они были родными и, по законам стаи, готовы были порвать кого угодно за брата. Вот только Петя им братом не был. По принципу слабого он уже проиграл, за что расплачивался каждый день.

Главным задирой был Коля. Николай-младший, десять лет от роду, брал ответственность за все происходящее в доме. С постели Петю поднимали кулаком. Под дых, к примеру. Мальчик часто дышал и плакал, а Коле только это и надо.

— Ну что, выкормыш? Сгниёшь в канаве, как твои придурочные родители…

— Мои родители не в канаве! Они лечили детей в Африке!

— И ты веришь в этот бред? Что они лечили каких-то недомерков? Твой папаша был таким же нытиком, как ты, мне батька рассказывал. Запомни своё место, щенок…

В стае нельзя жаловаться. Старшие существуют только для охоты. Они обязаны кормить молодняк, чтобы обеспечить выживание роду. Поэтому-то жалобы наказываются ещё строже.

— Дядя Коля… — тихо прошептал Петя, пробравшись через сумки.

Тётя Анжела сортировала старые вещи, поэтому весь дом был заставлен каким-то откровенным барахлом.

– Помогите, пожалуйста. Меня Коля обижает, он…

— Ты чего это удумал, малец? Ты на кого пасть открыл, щенок?

Из глаз дяди Коли на него смотрел Коля-младший. И тут-то Петя впервые понял, где он оказался. Этот разговор закончился больно. Настолько, что ходить нормально Петя не мог ещё месяц. И это стало дополнительным поводом для насмешек. Подволакивая ногу, он притащился в комнату, где его уже поджидали.

— Ты кого это сдать решил, Кольку?

Дальше Петя не помнил. Они накинулись на него всей стаей. Дети были ещё маленькие, но это точно не походило на стаю воробьев. Это были волки, голодные и свирепые, не знающие жалости. Выжить. Как мантру Петя повторял это слово каждое утро. Он взрослел, но чертовски медленно. Почему так медленно…

Взрослый равно сильный. Так почему этой силы приходится ждать так долго?

Семь лет. Первый класс. Все его братья и сестры при новых костюмах, а он в поношенном Костюме Коли, которому уже семь лет. И одноклассники это видят. Петя не отвечает. Не может пока, но совсем скоро жизнь его научит. В первом классе детей обычно забирают родители. Семья обходилась без этого. Вернее, обходилась, когда в школу пошёл Петя. Что на него время тратить, беспокоиться? Такой грязный и замызганный пацан никому не нужен. Поэтому домой мальчик тащился сам и медленно. Что его там ждёт? Снова будут рвать тетради, бить. А дядя Коля снова скажет за столом, что он должен быть благодарен, что его семья так охотно приютила «маленького поганца, от которого одни проблемы».

— Папочка, мамочка, вы же не этого хотели…

— Ты чего бубнишь?

Петя шарахнулся в сторону. Рядом с ним шла девочка с двумя косичками. Напыщенная немного, как все эти девочки с белыми бантиками. Вот и сейчас вместо приветствия она хмыкнула, но тут же смягчилась и засмеялась.

— У тебя на носу чернила!

— Знаю, — буркнул Петя.

— Правильно все говорят, что ты зануда. Я Юля, кстати! – и девочка бодро протянула руку.

— И что?

— Ты даже не узнал меня? – возмутилась девочка. – Я же сижу перед тобой!

— Мне-то какая разница?

— А ты знаешь, что Света подговаривает всех с тобой не общаться? А почему ты с ней домой не ходишь? А почему её встречает мама, а тебя нет? А почему..?

— По кочану. Сейчас как дам в нос…

— Ты только так проблемы и решаешь?

Петя остановился. И крепко задумался. Кажется, эта назойливая девочка права. Он правда решает свои проблемы именно так. Потому что…не было в семье другого. Не было понятия дружбы, взаимовыручки, любви. Вернее, было, но не с ним. Никогда с ним.

— А как ещё можно..?

— Вот так! – воскликнула Юля и сцепилась с ним мизинчиком.

– Мирись, мирись, мирись, и больше не дерись!

— И это помогает?

— Мама говорила, что да. Любая драка – это плохо. Хочешь, вместе дойдём до дома? Мы почти соседи…

Так дети и дошли до дома. Они смеялись, даже немного играли. А потом Петя поднялся к себе. Нужно было сделать уроки. Может быть, хоть сегодня получится? Коля должен был прийти поздно, он к экзаменам каким-то готовился. Дядя Коля и тётя Анжела наняли ему кучу репетиторов, потому что сам он готовиться не мог. Да только Петя знал, что на самом деле Коля просто лентяй. Репетитор хоть как-то заставляет его решать задачи, а сам старший брат – дуб дубом. Ему бы лишь бы на улице шляться и детей мучить…

Но Коля уже был дома. Петя замер у двери в комнату, уронив портфель на пол. Брат обернулся через плечо и ехидно усмехнулся.

— Вы посмотрите, кто это у нас тут. А я тебя с подружаней твоей видел..!

— Ты же должен быть у репетитора…

— Не твоё собачье дело мне указывать, где я должен быть!

— Что ты ещё от меня хочешь?

— Ну, например, давай вместе сыграем в очень интересную игру. Обломай псине хвост, назы… Это ты чо ещё удумал?

Петя одной рукой закрыл лицо, а второй протянул брату мизинчик. Это явно сбило хулигана с толку…

— Мирись..? – несмело попробовал Петя, на что раздался громкий животный смех. — Эй, братва, вы гляньте! Он мне пальцами тычит! Ты серьёзно решил, что за такую фигню я не буду тебя бить? Какой же ты наивный, Петрушенька-а-а…

Петя закрыл глаза.

***

— Кульков! – Физрук стукнул десятилетнего мальчика по голове журналов. – Слушать меня будешь или нет?

— Да, Фёдор Викторович.

— Пять штрафных кругов. Вперёд!

С того дня прошло уже несколько лет, но что было дальше он запомнил в страшных подробностях.

***

На утро в классе его встретила Юля. У неё были банты, она улыбалась. И вот именно эти банты и взбесили Петю…

— Привет, Петя! Эй, ты чего!? – В ответ мальчик дернул её за косу.

– Мы же подружились, я к тебе пересесть хотела..

— Тебя никто сюда не звал! – рявкнул Петя и рывком оторвал кусок банта. – А если не уберёшься от меня, я тебе ещё и ноги выдергаю!

Девочка отшатнулась. Класс разразился дружным хохотом. Её глаза наполнились слезами. Юля сорвалась с места и убежала. Куда – он не видел. И саму девочку он тоже больше не видел. Кажется, только что он потерял первого друга. Никто ведь никогда не хотел сидеть с Петей за одной партой. С другой стороны, одному как-то спокойнее. Это единственное, что Петя просил на день рождения со своих десяти лет спокойствие, тишину. Тетя Анжела злилась, а дядя Коля тяжело выдыхал. Мол, совсем страх потерял парень. Мы для него все делаем, а он? Теперь ещё свою комнату ему подавай. Петя как-то раз спросил, можно ли из денег, которые оставил отец на его содержание, выделить немного, чтобы у него была совсем маленькая коморка, как у Гарри Поттера. Но дядя Коля бушевал и ничего не хотел слышать. В этот раз он настолько взвился, что сердце начало давать сбои. Никем не замеченный, Петя ускользнул на улицу. Он привык бесцельно шататься по району. С другими детьми он не разговаривал, а взрослые замкнутым мальчиком из многодетной семьи не сильно интересовались. Вот, говорили соседи, какие Колька с Анжелкой молодцы. Он столько детей тянет, а она уж такая хозяюшка, всегда у нее прибрано, всегда готовит вкусно, для гостей не скупится. Золото, а не семья, правда?

Петя слишком глубоко ушёл в свои мысли, и тут на него вылетела собака. По виду это был лабрадор или кто-то вроде. Здоровая морда, здоровое тело, лай – и все это мчится на Петьку. Он не успел подумать. Реакцию выдало что-то внутри него, что-то в его голове. Мальчик припал к земле и издал угрожающий, почти рычащий звук. Животное…остановилось. Петя не мог в это поверить. И хозяин этой кобылы тоже…

— Пацан, ты как это… Ты прости меня, с поводка сорвался, он вообще не агрессивный.

— Угу, — невнятно ответил Петя, бросив серьёзный взгляд на собаку.

— Ты это как её так… Ну ты чего, Лаки…

— Когда растешь в стае гиен, собак не боишься.

Ему было десять, и это была чистая правда. Время шло, дети росли. С ними росли и потребности. Одного в музыкальную школу, другого – в художественную, третья занимается английским, немецким и французским.

Доходная должность дяди Коли перестала приносить ожидаемые суммы. Коля-младший к тому же даже в колледж не сумел поступить. Значит, и его придётся тащить целиком за свои деньги. В доме начались регулярные скандалы. Дядя Коля пытался выгнать жену на работу, а Анжела поносила его на чём свет стоит. Теперь Петя чувствовал себя даже не таким одиноким. На него по-прежнему вымещали злобу все члены семьи, но он по крайней мере был не в одиночестве.

Субботний завтрак проходил в молчании. Кто-то жевал сосредоточенно, кто-то чуть менее. Тётя Анжела встала из-за стола и принялась убирать тарелки, когда муж прервал её неопределенным жестом.

— В общем, нам надо развеяться и сменить обстановку. Поэтому мы едем в цирк! Все вместе!

Дети возликовали, а Петя осмелился робко уточнить.

— Я тоже еду, дядя Коля? – голос его был спокойным и ничуть не заинтересованным.

— Чёрт с тобой, и ты тоже!

Мальчик улыбнулся может, не всё так плохо в его жизни? Ведь близкие познаются в беде, правильно? А это значит, что у его семьи есть шанс. Кажется, родители улыбаются ему с неба.

Поход был назначен через две недели. В город как раз приезжала цирковая труппа. Петя ещё ни разу не был в цирке. Цветные плакаты обещали смешных и грустных клоунов, воздушных гимнастов, дрессировщиков львов и многое-многое другое. Детская фантазия уже представляла блестящий купол цирка, свет софитов, блеск костюмов артистов, восторженный ропот залов…

Главное, чтобы дядя Коля не передумал. Вдруг он решит, что тратить деньги на него, Петю, неразумно. Несмотря на то, как вёл себя дядя, Петя по-прежнему уважал их с тётей. Не потому что они пытались заменить его семью. Просто в него это крепко вбили. Если бы не дядя Коля, он жил бы сейчас в детском доме. А может, вообще скитался бы по улицам…

Как будто это хуже того, как он живёт свою жизнь здесь и сейчас. Мальчику нравилось мечтать о светлом будущем, вот только конкретных красок он не видел. Мало кто вообще занимался его образованием. Он успевал в школе средне, а о некоторых вещах в своих десять лет вообще имел достаточно смутное представление. Например, из-за недостатка общения он плохо представлял, какие в мире существуют профессии. Поэтому он твёрдо решил, что станет врачом, как мама с папой. Они ведь точно не выбрали бы плохую профессию, правда? А может быть, они и вовсе не погибли, а сейчас живут где-нибудь в Африке и помогают людям, а про Петю просто забыли. Нет, не могли они про него забыть, это уж точно. Может, просто ждут подходящего момента, когда он станет взрослым, и ему можно будет доверить их серьезную работу, да, именно так…

— Ты чего рот раззявил? – грубо поправил его дядя Коля. – Я же сказал тебе, стойте все вместе, иначе нас в цирк не пустят.

Открывала шествие тетя Анжела, а замыкал его дядя Коля. Именно он следил за сохранностью семьи в полном составе. Неловко семеня в толпе людей, они дошли до мужчины, который проверял билеты.

— Добрый вечер, женщина. Сколько у вас детей?

— Семеро, — наигранно произнесла тетя Анжела и смахнула с лица Пети волосы.

— Скидку на кассе вы уже получили, всё правильно?

— Правильно-правильно, гражданин!

— Проходите!

Видимо, без Пети вопрос со скидкой был бы неактуален. Но на тот момент он об этом даже не задумался. То, что находилось в шатре, ослепило его. Он представлял цирк гораздо меньше. Сцена была настолько огромной, что пересечь её по кругу казалось невозможным. Но это были ещё не все чудеса.

Многодетная семья получила билеты в первый ряд. Руку протяни – и ты окажешься на сцене. Петю, правда, посадили около прохода, чтобы не мешал братьям и сестрам смотреть представление. На соседнем от него месте сидел Коля-младший. Он сейчас был в опале родителей, поэтому был безжалостно расположен рядом с приемышем. Вид у подростка был недовольный, а значит, получать Петьке подзатыльники до конца представления. Но это было неважно. Он впервые в цирке. Всё, что происходило вокруг, зачаровывало. Даже несмотря на то, что Коля старался всячески подпортить ему впечатление. Например, в самый ответственный момент, когда гимнаст должен был поймать партнёршу под куполом, Коля нарочно махал руками, чтобы его сводный брат ничего не увидел. Но улыбка всё также не сходила с лица Пети.

И вот на арену вышли короли цирка. Огромный, красивые, опасные львы. Сердце Пети забилось быстрее. Он смотрел и смотрел, не отводя глаз, на этих величественных созданий. Это они, прямиком из Африки, приехали сюда, чтобы показать свои таланты людям. Это из-за них он больше никогда не увидит родителей…

Дрессировщик – невысокий пожилой мужчина. Он действовал удивительно плавно для своих лет. Все его движения были выверены, и хищники слушались его. Ап! – и все они сели у его ног. Ап! – и они понеслись по кругу, как лошадиный галоп. Ещё один взмах, и львы замерли на своих местах. Один из них остановился прямо напротив Пети. Его глубокие глаза всматривались в лицо мальчика. Повинуясь какому-то сверхъестественному чувству, он резко встал и протянул руку льву. Хищник молча смотрел, а затем вложил лобастую голову в руку мальчика. Всё замерло, замерли и музыканты. Тишина стелилась по цирку. Краткий вздох зрителей оборвался и замер где-то в глубине зала. Петя чувствовал, что он должен что-то сделать. Нет, вовсе не обстановка, с ним говорило что-то другое, глубокое, странное и властное.

— Ап! – произнёс мальчик, и лев послушно лег перед ним. – Ап! – воскликнул Петя громче, сверкнув взглядом на соседнего льва.

И тот не воспротивился.

— Ап! – Голос принадлежал пожилому мужчине.

Все оставшиеся стоять львы опустились перед ними. Сцена была потрясающая. Петя забыл как дышать, и никто из семьи не произнес ни слова. Они только смотрели на него, смотрели, смотрели…

Даже Коля молчал. Зал взревел. Львы и дрессировщик вышли на поклон. Остаток представления Петя помнил немного скомкано, настолько сильно его заворожили эти чудесные создания. Лев признал в нем…кого, хозяина? Колька бы здорово посмеялся с этого. Но ведь даже он не смеялся…

Дудение циркового рожка возвестило о конце представления, и грустный клоун пошел за кулисы, собирая унылые цветы. Весь зал начал подниматься. Такая суматоха происходила после каждого такого мероприятия, но Петя об этом не знал. В толпе ему очень не нравилось. Сложно было полагаться на инстинкты, поэтому он старался не упускать из виду седую макушку дяди Коли. Как вдруг его кто-то остановил за плечо. Мальчик испугался и негромко зарычал.

— Так вот на каком языке ты общаешься с моими подопечными! – восторженно рассмеялся мужчина.

— Вы ещё кто? – Из неоткуда появился дядя Коля, смеривший дрессировщика хмурым, болезненным взглядом.

— Не волнуйтесь, я не украду вашего сына! Вы же не могли не заметить, что у него удивительный талант? Моя семья держит этот цирк больше шестидесяти лет. Я никогда не видел ничего подобного…

— Отстаньте к чертовой матери! Нам пора…

— Не губите его будущее! – вдруг воскликнул мужчина, сильнее сжав плечо Пети. – У него правда редкие задатки. Он должен пойти…

— Дядя Коля, а если львы так просят прощения за родителей! – закричал Петя.

Мужчину-дрессировщика как передернуло в этот момент. Он сделался белым, но дядя Коля не обратил на это внимание.

— Ты до сих пор веришь в эти бредни!? Твои родители были законченными пьяницами и замерзли на деревенской помойке! И тебе туда же дорога!..

— Я хочу пригласить этого мальчика в наш состав.

На глазах Пети навернулись слёзы. Он ничего не слышал. Голос, разве что, был новый. Женский.

— На кой ляд мне вам его отдавать!?

— Пройдемте в мой кабинет, там мы всё решим.

Это была высокая, стройная женщина. На глазах у нее были очки, и она явно не участвовала в выступлении. Она кивнула тучному дрессировщику и ушла вместе с дядей Колей. Тётя Анжела какое-то время жалась у входа, а потом вывела братьев и сестер наружу. Это был последний раз, когда Петя их видел. Дядя Коля предпочёл не прощаться. Петя слонялся по цирку, пока снова не наткнулся на дрессировщика.

— Привет, малыш. Петя, кажется?

— А вы дрессировщик.

— Тёзками будем, — пожилой мужчина улыбнулся в усы.

— А куда ушли дядя Коля и тётя Анжела? Я не найду сам, куда идти…

— Понимаешь, малыш. Идти-то тебе уже некуда, у тебя теперь будет новый дом.

— Новый дом..?

Женщину звали Кристина Петровна, она приходилась дочерью дрессировщику. Как раз она сейчас владела цирком. И в тот вечер она все прекрасно слышала. И то, что мальчуган не был нужен этим людям. А в их силах было дать ему надежду. Петя стал изучать школьную программу, которую разбирали всем цирком. Один раз за решением задачи пришлось обращаться к слонихе Марте. Слоны ведь самые умные. Петя поменял одну большую семью, на другую, гораздо больше. Сперва маленький волчонок не хотел ни с кем сближаться.

— Чего ты сидишь, малыш?

— Я не верю… Дядя Коля сказал, что мои родители…

— Не всё ли равно, что сказал твой дядя? – Дрессировщик улыбнулся. – Мы верим только в то, во что хотим. Твои родители были прекрасными.

— Вы их знали..?

— Конечно знал. Вот и сейчас они смотрят на меня твоими глазами. У тебя большие задатки, малыш. Позволь им гордиться тобой.

Прошли годы.

Слёзы на глазах выжигали софиты. Для львов вожак может быть только один. Когда молодой, высокий, красивый дрессировщик взглянул на своих подопечных, они опустились к его ногам.

— Леди и джентльмены, — усмехнулся молодой мужчина, поднимая голову вверх. – Смертельный номер. Львиная охота начинается…

Львы разом зарычали, зал завизжал, и послышалось громкое и властное

«Ап!» — и хищники выстроились в ряд.

Тогда Пётр подошёл к одному из львов и буквально руками раздвинул ему пасть. Голова красивого дрессировщика оказалась между острых зубов, но они не сомкнулись! Зал аплодировал.

— Папа, ты плачешь? – шёпотом спросила Кристина, стоящая за кулисами.

— Нет, дочка. Я всегда знал, что он станет великим,— ответил старый дрессировщик, заменивший родителей Пете. — Твой внук теперь и не на такое способен! А я очень горжусь своим сыном.

Оставьте свой голос

115 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.