Оберег

Одинокий старик

Григорий тихонько встал с кровати, и только надел тапочки, как тут же, услышал сонный голос жены.

— Ты чего так рано, милый, сегодня же выходной.

Нужно было как-то выкручиваться, и он ответил:

— Да, я и забыл, что меня Петька просил помочь с машиной. Спи дальше, а потом вместе позавтракаем, когда вернусь.

Марина приподнялась на локтях и, строго на него посмотрев, произнесла:

— Смотри, без фокусов, ты мне обещал, что сегодня вместе на дачу поедем.

Кивнув ей в знак согласия, муж вышел из спальни, а под нос пробурчал:

— И сдались тебе эти грядки, как будто овощи в магазине купить не можем.

Однако слух у жены был отменный, и она вдогонку сказала:

— Я всё слышала, и нечего ворчать, ты для семьи стараешься, а не чужим людям. Давай только недолго, а то я скоро детей разбужу, и будем собираться.

Через пару минут послышался скрип двери, а затем безмолвная тишина.

Марина ещё немного понежилась в постели, а затем быстренько заправила кровать и зашла в комнату к детям. На удивление, но сын и дочка тоже не спали.

— Значит не спите, орёлики ?! Ну раз такое дело, то марш в ванную. И, чур, воду на пол не лить, иначе вам придется тряпками поработать.

Пока дети умывались, Марина ополоснула лицо под краном, и включила чайник. Присев возле окна, она посмотрела в сторону гаражей, и у неё как-то странно защемило сердце. Даже на минутку показалось, что с мужем беда, но он ведь только ушёл, а значит, это просто мнимое волнение. И кто бы мог подумать, что сердце, таким образом, подсказывало ей о надвигающейся неприятности. Вспомнив, что уже несколько дней не проверяла почту, Марина вышла из квартиры и спустилась на первый этаж, чтобы проверить содержимое почтового ящика. Но там ничего не оказалось, а навстречу ей как раз поднималась соседка с пятого этажа.

— Привет, Марин, у тебя, наверное, сегодня будет знатная уха!? Молодец твой муж, везде поспевает, вот бы и мой Васька был хоть немного расторопнее.

Не сообразив спросонья, к чему она это сказала, Марина переспросила:

+ Постой, Люд, а причем здесь уха? Я Гришу вроде в магазин за рыбой не посылала.

В ответ соседка заулыбалась, и только тут до Марины дошло, о чём шла речь.

— Вот же паразит, а мне сказал, что к Петьке в гараж пошел помогать.

Людмила положила ей руку на плечо и произнесла:

— Я своими глазами видела, как он с Петром возле гаражей загружал рыбацкие снасти в его автомобиль. Ну, что сказать, крепись, дорогая, и хорошо, что у меня муж никогда не обманывает.

Вот же соседка, только что переживала из-за нерасторопности своего супруга, а тут прямо нахваливает. Марина махнула на неё рукой и ответила:

— Ладно, приедет, мы с ним поговорим, а твой Василий действительно не обманывает, потому, что ничего сам в доме не решает.

Дальше не было смысла продолжать разговор, так как соседка и так всё поняла. Фыркнув, как вскипевший чайник, она вздернула голову и засеменила к себе в квартиру. Вернувшись домой, Марина тут же набрала номер мужа, но как и предполагалось трубка была отключена. Приготовив на скорую руку яичницу с колбасой, дети с мамой позавтракали и принялись собирать походную сумку.

Спустя полтора часа они были на даче и активно копошились на грядках. Марина пропалывала морковь, а сын с дочкой относили маленькими пучками траву в компост. Когда с этим было покончено, они дружно навели порядок под яблонями, а затем пришли в беседку, чтобы попить чай из самовара. И только уселись, как к ним в гости пожаловала Валентина Петровна, хозяйка соседней дачи. Она не спеша открыла калитку и, кивнув головой, произнесла:

— Всем здравствуйте, надеюсь, не отвлекла.

Марина подошла к ней и тоже поздоровалась:

— День добрый, Валентина Петровна, да нет, что вы, мы всё равно сейчас отдыхаем.

Усевшись на лавочку, что стояла возле беседки, соседка достала платочек и вытерла взмокший лоб. А в это время Марина и её дети внимательно наблюдали за ней, видимо, ждали, когда она что-то скажет. И тут соседка, без всяких предисловий, спросила:

— И чего же это ваш Григорий не приехал? Он что, не любит в земле возиться или неотложные дела появились?

Опустив голову, чтобы не было видно её взволнованных глаз, Марина ответила:

— Да, он на рыбалку с другом уехал, решил порадовать нас хорошим уловом.

Не удержавшись от смеха, Валентина Петровна произнесла:

— Ну, конечно, кто бы сомневался. Я прекрасно знаю твоего мужа и могу с уверенностью сказать, что он просто наплевал на эти грядки. Ему без разницы, что ты тут постоянно копошишься, пытаясь вырастить урожай. Я хоть толком и не знала его родителей, но характером он точно в отца пошёл. А вот мать, наверное, была добрейшим человеком, просто ангел с белыми крыльями. Жаль, что не довелось с ней ближе познакомиться, а то бы подсказала, как надо детей воспитывать.

Марина, можно сказать, впервые слышала такие откровения, ведь Григорий ей почти ничего не рассказывал о своих родителях. Всё время какие-то отговорки, а последний раз вообще заявил:

— Давай не будем об этом говорить, нет их и точка, а значит, всё в прошлом.

Цинично, конечно, однако Марина больше не лезла к нему с подобными расспросами. И вот, соседка выдает такую правду, от которой внутри всё сразу холодеет. Заметив её смятение, Валентина Петровна добавила:

— Я и сама, порой, удивляюсь, как быстро у Григория поменялся характер.

Что ни говори, а близкий человек иногда оказывается таким чужим, что не сразу понимаешь, почему так произошло. Марина тоже присела на лавочку.

— Я ведь вам не сказала главного: Гриша ещё утром собирался к другу помочь с машиной. А потом мне соседка Люда сообщила, что видела, как якобы мой мужёнок складывал в машину рыбацкие снасти. Я сначала не поверила своим ушам, но потом решила, что это мне в наказание за наивность.

Обняв её за плечи, как родная мать, Валентина Петровна произнесла:

— Не казни себя, Мариночка, в этом нет твоей вины. Просто Григорий любит свободу и не привык, когда его к чему-то принуждают.

Посмотрев на детей, Марина моргнула глазом соседке и отвела её в дом.

— Не хочу, чтобы они слышали такие вещи про отца. Пусть думают, что он порядочный человек. Вы уж простите, что тайком приходится говорить, но я не уверена, что потом наше общение не дойдет до самого Гриши. Он ведь нервно относится к тому, чтобы его кто-то обсуждал. Что касается его матери, то я видела её только на фотографиях. И то, снимки были совсем старыми, как будто она совсем не любила, что бы её фотографировали. А про отца я совсем ничего не знаю, только соседка как-то рассказала , что родной отец их бросил, когда Грише было всего пол года, а его воспитывал отчим, очень хороший, душевный человек. Много лет назад мама умерла, а, что с отчимом я не знаю.

Валентина Петровна достала из кармана какой-то пакетик и передела его Марине.

— Смотри, тут трава для чая, завари её на ночь и меньше будешь нервничать.

Вскоре соседка ушла, а затем и Марина с детьми стала собираться в обратную дорогу. Пока ехали в автобусе, она всё прокручивала в голове слова Валентины Петровны «характером в отца пошёл». И не дай бог в родного, если бросил жену с грудным ребёнком, то это явный мерзавец. Посмотрев на своих детей, Марина поежилась, отгоняя прочь мысли о похожей судьбе своего мужа. И чтобы убедить себя в обратной версии, либо же, подтвердить слова соседки по даче, она уже дома достала из шкафа коробку, в которой лежали их документы, а также фотографии и вообще, весь семейный архив. Но никакого упоминания об отце она так и не обнаружила, и это при том, что вместе они уже семь лет. Получается, что Григорий специально уничтожил документы. Глядя на сына, их родного ребёнка, Марина в сердцах подумала:

«Господи, хоть бы ты не в него характером пошел».

Максим, словно почувствовав, что о нем вспомнили, тихонько подкрался к матери и спросил:

— Скажи, а папа скоро приедет? Он обещал нас в цирк сводить, опять не пойдем!?

Дочка Марины, не смотря на то, что была старше, с подобными вопросами к матери не полезла. Она понимала, когда можно говорить, а когда лучше промолчать. Вот сейчас был как раз такой момент, что лишние расспросы могли только ещё больше вывести из себя. В тоже время, Марина не стала хмуриться на сына и спокойно ответила:

— Вечером папа приедет, никуда не денется.

И действительно, ближе к семи часам Григорий появился дома, только без рыбы и навеселе. Глядя ему прямо в глаза, Марина, похоже, хотела увидеть там совесть. Но откуда ей было взяться, если муж, даже не разуваясь, в грязной обуви, прошел в их спальню и как есть, в одежде, завалился на кровать. После такого номера Марина окончательно убедилась, что для мужа понятие совести не существует.

И лишь утром, когда он проснулся, она попыталась с ним поговорить.

— Я вижу, что рыбалка прошла удачно, да только рыба видимо далеко уплыла.

Схватившись за голову, Григорий промямлил:

— Перестань, мне и так плохо, а ты ещё масла в огонь подливаешь. Лучше бы принесла рассола, глядишь, я бы быстро пришёл в себя и спокойно бы ответил на все твои вопросы.

Марина махнула на него рукой.

— Сам найдёшь, не маленький ребёнок, и прекращай из меня служанку делать. Ты в последнее время совсем обленился, как будто тебя подменили.

Бросив на неё злобный взгляд, Григорий молча встал и вышел из квартиры. Всё ясно, пошёл поправлять здоровье, и, наверное, с тем же другом, что и вчера. С тех пор прошло несколько дней, и вроде бы муж Марины пришёл в норму, и даже пару раз вместе с ней съездил на дачу. Но она-то понимала, что всё это делается, через силу и с явной неохотой, наперекор своим желаниям. Сын не забыл про то, что отец обещал сводить их в цирк и решил об этом ещё раз напомнить.

— Ну, пап, хотя бы один раз, а то мы почти никуда не ходим.

Григорий раздражённо посмотрел на него и ответил:

— Ладно, собирайтесь, а то ведь не отстанете.

Марина тоже хотела вместе с ними прогуляться, но тут ей позвонила та самая Валентина Петровна и попросила срочно приехать на дачу. Можно, было, конечно и отложить, но уж больно голос у соседки был взволнованным.

— Вы поезжайте, а я, если успею, то позже присоединюсь.

Через полчаса дети и муж были готовы.

— Ну, всё, мы отправляемся, если что, то я заранее на тебя билет куплю.

Кивнув в ответ, Марина вскоре тоже покинула квартиру и на маршрутке доехала до вокзала. Там она приобрела билет на пригородный автобус и стала ждать отправления. Но неожиданно прямо возле мусорного бака развернулась неразбериха между молодыми шалопаями и каким-то стариком.

Бедный дедушка кое-как от них отмахивался, но они продолжали его дразнить и толкать своими ботинками. Не выдержав такого издевательства над пожилым человеком, Марина закричала:

— А ну, пошли отсюда, хулиганьё паршивое! Иначе полицию сейчас вызову и живо в отделение поедите.

В ответ дебоширы начали браниться и приближаться к ней, разминая кулаки, но увидев толпу прохожих и зевак, бросились в рассыпную. Марина подбежала к старику, чтобы помочь ему встать.

+ Пожалуйста, не надо, со мной всё в порядке.

Старик с трудом поднялся с асфальта и добавил:

— Фухх, спасибо тебе дочка, что хулиганов прогнала, а то никакого спасу от них нет.

Затем он начал складывать разбросанные алюминиевые банки обратно в пакеты. Было понятно, что дедушка был бездомным и скитается по мусорным бакам не от хорошей жизни. В этот момент Марина заметила у него на руке что-то вроде оберега. Это был плетёный браслет из кожи, сделанный в виде сердечка с двумя капельками. Такой же она видела у себя дома в серванте. Он принадлежал мужу, но тот никогда его не надевал. Как-то Марина у него спросила, что это за вещь, так Григорий сердито ответил:

— От матери остался, всё забываю выкинуть, только глаза мозолит.

У Марины тогда холодок по спине пробежал, ведь как же так, эта вещица — память о матери , её беречь нужно, а он… Старик, похоже, догадался, куда смотрит женщина и спрятал запястье под рукав старой кофты. Марина грустно вздохнула и достала кошелёк.

— Вот, возьмите, правда здесь немного, но я думаю, что на пару дней Вам хватит, чтобы не рыскать по контейнерам в поисках пропитания.

Старик посмотрел на неё, а у самого глаза стали мокрыми от слёз. Вытерев лицо рукавом старенькой кофты, он поблагодарил её за деньги и поспешно удалился. Вскоре появились и полицейские, но от них уже не было никакого толка. Записав показания Марины, они для вида ещё немного походили по вокзалу, а затем тоже ушли. Приехав на дачу, она узнала, что некоторых соседей навестили воришки. И Валентина Петровна позвонила ей для того, чтобы Марина проверила, всё ли у них на месте. Кроме того, она собиралась обговорить с ней охрану домиков, что бы потом не пришлось сидеть у разбитого корыта. На всё, про всё ушло чуть больше двух часов. Естественно, что в цирк к детям и мужу она уже не успевала. Позвонив мужу, Марина извинилась и сказала, что в качестве компенсации приготовит сегодня шикарный семейный ужин. В тоже время, у неё до сих пор перед глазами стоял тот бездомный старик на вокзале. Такое впечатление, что он был каким-то родным и близким человеком, а не просто случайным прохожим. К тому же этот оберег на запястье создал немало вопросов. И в первую очередь, откуда он у него, если они даже не знакомы? Марина так и подумала, что вряд ли этот старик и её муж друг друга знают.

Но, как оказалось, судьба давно готовила им встречу, только лишь выбирала подходящее время. Неведомая сила погнала Марину вперёд и она, не дожидаясь следующего рейса до города, вызвала такси. За полчаса водитель домчал её до вокзала и получил щедрую оплату. Осматриваясь вокруг, Марина пыталась найти глазами того самого старика. Но его как будто ветром сдуло, словно, он вообще не существовал. Неожиданно к ней подошла сухонькая женщина и тихонько прошептала:

— А вы молодец, что заступились за нашего Савелия. Он ведь добрый старичок, никому и никогда зла не делал.

Поняв, что возможно это её последний шанс прямо сейчас найти старика, Марина спросила:

— А где он сейчас может быть, вы знаете?

Женщина кивнула и показала в сторону заводских корпусов «Там есть приёмка вторсырья, Савелий, как сдаст свою добычу, то обычно, сразу идёт в заброшенный парк, если поторопитесь, то увидите его там.

Марина радостно закивала, а затем быстрым шагом пошла в указанном направлении. Ей повезло: старик ещё не ушёл и мирно сидел на скамейке, отщипывая кусочки хлеба от булки и кидая их воробьям. Остановившись рядом, Марина произнесла:

— Добрый день! Простите, что так интересуюсь, но я видела у вас на запястье кожаный браслет. Скажите, откуда он и где вы его взяли?

Старик повернулся к ней, а по лицу у него скатывались слёзы:

— Так уж и быть, я отвечу. Этот оберег из кожи сделал я сам, вернее, их было два, один я своему сыну отдал. Но он, наверное, его не носит, ведь и в прежние времена не хотел.

Марину, словно током пробило.

— Как сын, а как его зовут? Вы помните что-нибудь из прошлой жизни?

Пододвинувшись на скамейке, старик произнёс:

— Ну раз спрашиваешь, значит, тебе известно, у кого второй оберег. Только уж извини, но обсуждать я никого не собираюсь.

Марине пришлось самой начать, чтобы старик проявил к ней доверие:

— Я жена Григория и у него точно такой же оберег, но, как вы правильно сказали, он его не носит. Говорит, что от матери остался и собирается выкинуть.

Вздёрнув брови, старик заплакал и произнёс:

— Совсем решил перечеркнуть память обо мне, но это его право, я не осуждаю.

Почувствовав, что тот готов к откровениям, Марина, всё же, смогла расположить старика к беседе. Савелий рассказал ей, что помогал Татьяне воспитывать Григория, когда родной отец их бросил и сбежал к другой женщине. Долгое время он был для него опорой в жизни, но в тоже время, Гриша никогда не называл его папой. Савелий не роптал, понимая, что никогда не сможет заменить ему отца.

И вот тогда он сделал те самые обереги, на удачу, чтобы между ними оставалась хоть какая-то связь. Вскоре мать Григория сильно заболела и слегла. После этого в их семье пошел разлад . Савелий ухаживал за больной женой и даже спал в её комнате на маленьком, неудобном диванчике вскакивая про малейшем шорохе. А вот сын никакого участия не принимал, бывало неделями не заходил в комнату к матери и даже не спрашивал у Савелия о её самочувствии.

Отчим сразу понял, что после смерти жены Григорий его просто вышвырнет из дома. Ведь, по сути, он не имел на эту квартиру никакого права, а его собственное жильё давно сгорело. Татьяна случайно с ним познакомилась, когда ездила в деревню, где и находился бывший дом Савелия. Он стал ей помогать, а затем она пригласила его к себе, так и сошлись два одиночества.

Незадолго до своей смерти мать попросила Григория выделить Савелию хоть какое-то жильё. Она отлично понимала, что сын всё равно продаст её квартиру. Григорий так и сделал, но схитрил, купив Савелию хибарку на окраине с явно проблемными документами: из того дома, куда он его поселил, старика вскоре выгнали по решению суда. И теперь он бездомный, однако, прийти к Грише за помощью старик так и не решился.

Марина слушала и плакала, представляя, через какие унижения пришлось пройти этому человеку. Она не стала долго думать и забрала его с собой и каково же было удивление мужа, когда он снова увидел своего отчима. Понятно, что ответить-то было нечего, да тут и без слов можно было определить его состояние.

Под давлением жены и стараясь загладить свою вину, Григорий был вынужден поселить Савелия у них на даче. По соседству с ними как раз частенько бывала одинокая Валентина Петровна. В итоге, они подружились и теперь у Савелия совсем другая жизнь.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети