Красивая девушка

— Патаскуха! — кричал мужчина. — Завтра же разведусь! И отродье своё забери!

— Ленка, зараза, иди домой! — раздавался женский пьяный голос на весь двор, — посуду надо мыть!

Сидящие на лавочке подростки вздрогнули, задрали головы вверх, увидели на пятом этаже взлохмаченную женщину в старом халате. Она стояла на балконе, покачиваясь, курила, сбрасывая пепел вниз. Дети, как один, перевели взгляд на худенькую кареглазую подружку, которая прямо вжалась в лавочку.

— Ленка опять твоя мамка напилась, — сказала Даша, — ой, бедная ты.

— Иди, Лен, а то она сейчас материться начнёт — да так, что опять полицию вызовут, — чувственно произнёс крепыш Мишка.

— Да, ребят, я пойду, — кивнула Лена, а у самой слёзы блеснули в уголках глаз.

— Лена, давай я с тобой, — вызвался Андрей, высокий русоволосый парень.

Лена отрицательно замотала головой — не хватало еще Андрею видеть этот стыд у неё дома. Ребята все учились в десятом классе, дружили. То, что мать Лены пьёт, знали давно. Как-то в одно мгновение сорвалась женщина — после смерти мужа. Вначале она пила втихаря, а потом совсем обнаглела, никого не стеснялась. Однажды даже на первое сентября пьяная заявилась. Во тогда все и узнали, что мать Лены алкоголичка…

Вначале все Лену сторониться начали, и только Андрей всегда был рядом, поддерживал. Благодаря ему Лену в классе не гнобили и даже дружили. Ну что поделать?

Родителей не выбирают. Лена всегда ходила в старенькой одежде, но в чистой. Сама следила и за вещами, и за порядком в доме. Готовила в основном тоже она. Жили они на пособие по потери кормильца — её отца. Лена часто плакала, глядя на пьяную мать — а ведь раньше такая семья у них была, пока папа был жив. Он инженером на заводе был, мама в бухгалтерии работала. Потом отец умер от обширного инфаркта. А мать от тоски запила, с работы слетела. Вот так и жили они теперь. Если бы не моральная поддержка Андрея, то Лена давно бы с ума сошла с такой матерью. Любил он её, а она его. Это была первая юношеская влюбленность, чистая и светлая. Андрей провожал ее до дома после школы, они часто гуляли вместе, целовались…

А однажды мать Лены увидела их на улице и устроила некрасивую сцену.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Ах ты, патаскуха! — кричала она, — с парнями уже таскаешься? Не хватало, чтобы ты мне ещё в подоле принесла.

Напрасно Лена пыталась успокоить мать, умоляла замолчать, та только больше срамила дочь. Прохожие даже полицию вызвали. Обидно было Лене, что мать такое про нее прилюдно кричала. А что она сделала? Просто шла с Андреем под руку, разговаривали, смеялись. Тогда Андрей в очередной раз успокоил Лену, чтобы не брала в голову — мать ведь не перевоспитаешь…

— Потерпи ещё немного, — говорил Андрей, — вот окончим школу и поженимся.

— Думаешь, твои родители согласятся? Мама у тебя в школе работает, папа водитель автобуса. Уважаемые люди, не то, что моя мать…

— А не на матери твоей жениться хочу, а на тебе. Ленка моя, я тебя так люблю…

— Правда?

— Миллион раз, правда…

И они смеялись, обнимали друг друга. Хорошо им вместе! Школа пролетела незаметно. Выпускной…

Лена так мечтала танцевать вальс с Андреем на балу, но только мечтам этим не суждено было сбыться. Мать не сдала деньги на выпускной. Лена умоляла её, плакала. Но мать только пьяно усмехалась — тратится на всякие пустяки. Это же сколько выпивки можно купить!

Андрей, когда узнал, тоже не хотел идти на выпускной, но его мама, завуч школы, настояла — выпускной раз в жизни бывает. А Ленки эти. Сколько их ещё будет в его жизни. Андрей возражал, что Лена одна единственная и другой не будет! Но мама была как скала — пойдёт сын на выпускной и всё тут! Не хватало ещё и им с отцом праздник сорвать. Покорился Андрей. И в то время, пока одноклассники веселились, встречали рассвет, Лена убирала за напившейся матерью, которая по-своему отметила окончание школы дочери. А утром Лене позвонила Даша.

— Ой, Ленка, не хотела тебе говорить, но ты должна это знать. В общем, прости, подруга, но твой Андрей больше не твой!

— Как это? — не поняла Лена.

— Ой, какая ты трудная! Мы теперь с ним вместе и у нас всё по-взрослому, понимаешь?

— Не понимаю…

— Ты совсем что ли? Ну, ладно, расскажу! После ресторана мы все пошли встречать рассвет, Андрей со мной. Мы, кстати, и танцевали весь вечер вместе. Так вот… После рассвета все домой пошли, а мы с Андреем на берегу остались. Там беседка такая есть… В общем, Ленка, у меня с ним всё было! Так что уйди, подруга, в сторону! Он мой теперь! С ним ведь вы только за ручку и держались. А меня он любит, по-настоящему любит!

Услышав это, Лена уронила трубку. Неужели Андрей, ее Андрей, так с ней мог поступить? Она позвонила ему, но парень не взял трубку…

Тогда Лена побежала к нему домой. Дверь открыла его мама Надежда Ивановна. Смерив Лену взглядом, она холодно сказала, что Андрея нет дома.

— А где он? Когда будет? — в волнении спросила Лена.

— Для тебя никогда! И вообще не пара ты ему. Мой сын никогда не будет с такой как ты! Вчера на выпускном он наконец это понял! — резко сказала Надежда Ивановна и захлопнула дверь.

Лена шла домой, не разбирая дороги, слёзы застилали глаза. Как он мог? Ведь в любви ей клялся…

Да, всё, что сказала Даша, правда…

И всё же им надо объясниться. Вечером Лена смогла дозвониться Андрею и сразу спросила его о том, что было в беседке на берегу реки. Парень растерялся, что-то замямлил.

— Ты предатель! — со слезами крикнула Лена. — значит, всё, что сказала Дашка, правда!

— Лена, подожди, я не помню ничего! Я не знаю про какую ты правду говоришь! Да, я танцевал с ней в ресторане, рассвет встречали. Мы там так напились, что я потом заснул в беседке. А потом голова весь день болела, я спал весь день сегодня.

— То есть с Дашкой у вас ничего не было?

— Я не помню… Но уверен, что нет!

— Не помнишь. А она помнит! Подлец ты!

И она бросила трубку. Андрей ей ещё звонил, но она не отвечала. А потом и вовсе отключила телефон. А в это время в доме Андрея был скандал — парень порывался бежать к Лене, но родители не пускали.

— Сынок, куда ты не ночь глядя? — уговаривала мать.

— Андрей, никуда твоя Ленка не денется, завтра встретитесь и разберетесь, — говорил отец.

В конце концов, они его убедили. И когда сын ушёл к себе в комнату, Надежда Ивановна с облегчением вздохнула — ещё один бой выигран. Ну не нравилась ей Лена. Мать её…

А тут Даша. Такая милая девочка. И они так хорошо в паре смотрелись, когда вальс танцевали. Вот с ней надо сына свести! И чего она все эти годы молчала? А просто думала, что несерьёзно всё у сына. А недавно он о женитьбе заявил. На Ленке жениться собрался. И это уже слишком!

Утром в квартиру Лены позвонили. Мать ещё спала. На пороге стояла почтальонка.

— Привет, Лена, вам пенсия. Получишь?

— Да, конечно, — Лена практически всегда сама и получала.

Только отдавала всегда матери половину. Остальное на еду тратила. Хотя, по сути, деньги ведь её — по потери кормильца. Отца…

Лена задумалась, разглядывая купюры. А что её держит в этом городе? Аттестат у неё есть, через два месяца восемнадцать лет будет. Любовь? Нет у неё больше любви! И опостылело смотреть на вечно пьяную мать…

Лена быстро собрала свои вещи и через час с небольшой сумкой вышла из квартиры, оставив матери на тумбочке пару тысяч рублей — на хлеб…

Остальное её!

— Куда-то собралась, Леночка? — окликнула ее соседка баба Таня у подъезда.

— Да, уезжаю в Москву! — ответила Лена, — работать там буду!

— О, как! — удивилась соседка, — ну, в добрый путь!

И втихаря перекрестила девчонку вслед. А Лена летела на вокзал, окрыленная своей идей.

Да, она решила ехать в Москву! Там, в столице, жила сестра отца. Хорошо жила. Часто вещи присылала от своих дочек Лене. И тогда ещё на похоронах отца сказала если что, то Лена всегда может к ней обратиться. Вот девчонка и решила ехать к родной тётке, она её приютит, а Лена на работу куда-нибудь устроится. Куда? Да хоть куда! Хоть посудомойкой, хоть в дворники пойдёт. Всё лучше, чем тут…

Только вот тётка не очень была рада видеть племянницу. Выслушав её, Ольга нахмурилась.

— Значит, ты у меня жить собираешься? — сухо спросила она девушку, — а почему ты решила, что у меня есть возможность тебя приютить?

— Но вы ведь одна живёте, — простодушно ответила Лена, — Настя и Катя ведь уже отдельно живут.

— А у меня своя личная жизнь, об этом ты не подумала? — усмехнулась Ольга, она уже три года как была вдовой, но только не слишком горевала по этому поводу.

— Да, простите, — растерялась Лена, — я, правда, не подумала. Ладно, я пойду.

— Да стой ты! — с досадой ответила Ольга, — неужели ты думаешь, я тебя на улицу выставлю! Живи пока, устраивайся на работу. А там и комнату себе съёмную найдёшь. А про работу… Знаешь, у меня знакомая набирает штат в свой ресторан, ей как раз нужны официантки. Сможешь официанткой?

— Смогу! Я быстро учусь!

— Ну, посмотрим…

Через пару дней Лена уже вышла в ресторан. Она, действительно, неплохо справлялась со своей работой. Только уставала очень. А вечером не очень-то хотелось идти в квартиру тётки. Та с каждым днём всё больше высказывала неудовольствие — мол, а не пора ли тебе, деточка, на выход? А куда она пойдёт? Зарплата не ахти, какая. Почти всю отдавать за аренду придётся.

Лена иногда думала — может быть, вернуться в родной город, там всё-таки проще, но как вспоминала попойки матери, тут же словно ледяной водой её окатывали. Нет, не вернётся она. Тем более за те два месяца, что Лена жила в Москве, мать так и не позвонила, хотя дочь оставила ей записку, куда поехала…

Лена сама соседям звонила, интересовалась. Пьёт, что она делает — был их ответ. И Андрей…

Если он остался в городе, видеть его было бы невыносимо. Как невыносимо было видеть и бывшую подругу Дашу.

И тут в жизни девушки забрезжила светлая полоса! В их ресторан в одно и то же время приезжал молодой человек. Обедал, всегда оставлял чаевые. И он так смотрел на Лену. Он был старше её лет на десять. И ясно, что при должности и деньгах. Девчонки — официантки толкали Ленку в бок — мол, не теряйся! А она только краснела.

Однажды мужчина встретил Лену у ресторана с букетом роз. Они познакомились. Евгений вызвался проводить девушку, когда она наотрез отказалась садиться к нему в машину. По дороге она разговаривали. Женя рассказал о себе. Он закончил институт ГУФСИН и сейчас работал в следственном изоляторе.

— Ничего себе у вас работа, — поежилась Лена, — с преступниками постоянно.

— Нормальная работа, — пожал плечами Евгений, — вы вот тоже целый день посуду носите. Тяжело.

— Бывает, — согласилась Лена.

Они обменялись телефонами и стали общаться. А через месяц Евгений сделал Лене предложение. Девушка была в растерянности. Она не любила его, они даже не целовались ни разу! Нет, Женя был бы не против, но Лена не могла. Она ведь до сих пор Андрея любила, хотя понимала, что все это в прошлом. И тут это предположение. Лена поделилась с тёткой.

— Ты ещё думаешь? — удивилась Ольга, — соглашайся! Парень молодой, симпатичный, я видела как-то вас у подъезда. Карьеру сделает, вот увидишь! И будешь ты всегда при деньгах. Даже работать не надо будет тебе. Да и загостилась ты у меня, племянница дорогая. А у него, я поняла, своя квартира.

— Да, трёхкомнатная…

— И ты ещё думаешь? Соглашайся!

Словом, взвесив все за и против, Лена согласилась выйти замуж за Евгения. Да, она его не любила, но она постарается! И будет любить его сильно-сильно…

Прошло десять лет…

Лена с Евгением несколько лет как уехали из Москвы, его повысили в звании и должности, и перевели начальником колонии в один из городов. Лене в этом городе больше нравилось, чем в огромной и шумной Москве. Тем более их дочке Алёнке лучше было по климату здесь — у ребёнка с раннего детства была сильнейшая аллергия, которая могла перейти в астму. Врачи советовали переехать туда, где воздух чище. А ещё тут рядом было море. Совсем красота!

Но только всё это омрачало одно Евгений с годами стал деспотичным и требовательным. И очень ревнивым. Лена ни разу не давала ему повода для ревности, но это не спасало её от агрессии мужа. Впервые он ударил ее, когда Алёнке было три года. Только за то, что сосед помог донести Лене тяжёлые пакеты с продуктами до квартиры. Потом избиения стали повторяться с завидной регулярностью. Бил Евгений так, что синяков не оставалось. Лена не раз думала уйти от мужа, но куда? Она как вышла замуж, нигде не работала. Тётка в Москве была доброй родственницей только на расстоянии. А вернуться в родной город Лена не могла несколько лет назад мать уснула пьяная с сигаретой, сама погибла и квартиру сожгла. Квартиру потом отремонтировали. Но её ведь родители так и не приватизировали в своё время. Отошла квартира в пользу городской администрации. Да и как она могла уйти от Евгения? Он бы все равно её нашёл. И тогда было бы всё ещё хуже.

Любила ли она его? Первые годы, казалось, что да. Алёнка родилась. Счастье. Но когда он начал её регулярно избивать, любовь прошла. Теперь Лена его только боялась. Самое страшное она видела, что и их восьмилетняя дочка начинает бояться отца. А через полгода после приезда в новый город вдруг Алёнке стало хуже. Задыхаться начала, судороги…

Ребёнка увезли в больницу на скорой. Евгений, узнав о случившемся, всё бросил и примчался в больницу. Лена там уже ждала вердикта врачей.

— Вашей дочери требуется переливание крови, — устало сказал доктор, выйдя к родителям, — нужна третья отрицательная.

— Почему третья отрицательная? — удивился Евгений, — у меня четвёртая положительная, а у жены первая положительная. Лена, так ведь?

— Да, у меня первая положительная, — подтвердила Лена.

— Ребёнку подойдёт или третья отрицательная или первая отрицательная, — покачал головой врач, — а у нас этих запасов нет. Сейчас, значит, будем звонить на станцию переливания крови.

И он вновь пошел в отделение, оставив ошарашенных родителей. Нет, Лена знала группу крови дочери, но никогда не придавала этому значение. Алёнка ведь её дочь, и дочь Евгения! Это без сомнения. Она даже похожа на Женю. Но Евгений всё больше багровел от ярости.

— Значит, Алёнка, не моя дочь? — прошипел он жене, больно схватив её за локоть, — ты с кем её нагуляла? Это значит, я восемь лет воспитывал чужого ребёнка! Это я рогатый, что ли?

— Женя, Женя, остановись, — в испуге лепетала Лена, — Алёна твоя дочь! Как ты можешь такое говорить? У неё ведь и глаза твои, и губы.

— Не говори чушь! Ты сама только что слышала, что сказал доктор!

— Доктор сказал, что у ребёнка другая группа крови, а не то, что она не твоя!

— Это одно и то же! — зарычал Евгений. — Дома поговорим!

И он ушёл тут же из больницы, злой как чёрт. Вскоре вышел врач и успокоил — кровь нашли, Алёне уже делают переливание. Вскоре ей станет легче. Лена решила спросить, почему же у ребёнка другая группа крови.

— Так бывает, — объяснил врач. — у вас первая, у мужа четвёртая. У вас в принципе не может быть детей этих групп. Только вторая или третья. Это генетика…

— А резус! Мы же оба положительные!

— Значит, у кого-то из вас родители являются носителями отрицательного резус-фактора. Всё просто. Я понимаю, ваш муж решил, что вы его обманули? Вы объясните ему. А если он не поверит, пусть обратится завтра ко мне, я ещё раз ему всё объясню. А сейчас езжайте домой. Алёне уже легче. Завтра навестите её.

— Да, спасибо. — кивнула Лена.

А у самой сердце было не на месте. Как ей сейчас ехать домой? Женя ведь её слушать не станет. Он уже всё решил.

Лена еще около часа сидела в приёмном покое, и только когда охранник стал на неё косо поглядывать, собралась домой. Даст бог, поверит ей муж. Но только она переступила порог квартиры, как Евгений набросился на неё. Ударил. Лена кричала, объясняла, но муж ничего и слушать не хотел, обвинял её в измене.

— Значит, тебе меня мало? Ты на сторону бегаешь! И с какой периодичностью? Признавайся, гадина! — говорил он, нанося жене удары.

Лена уже молчала, она лежала на полу и молча сносила удары, прикрывая голову…

Потом Евгений остановился.

— Чешется у тебя, да? — злорадно захохотал он, — а я тебе сейчас устрою! Быстро встала! Встала, я сказал! Лена послушно поднялась…

Женя схватил её за руку и потащил из квартиры, затолкнул в машину…

— Ты зачем меня сюда привёз? — прошептала Лена, увидев, что они подъехали к воротам тюрьмы.

— На перевоспитание! — ухмыльнулся Евгений и потащил Лену вовнутрь.

Конвойный без слов пропустил начальника тюрьмы и его напрочь перепуганную жену. Звякнули ключи, скрипнула дверь камеры. И Евгений толкнул Лену внутрь.

— Вот вам забава! — сказал он обалдевшим от удивления зекам, — жарьте её до утра! Да так, чтобы больше ей вообще ничего не хотелось! За это я вам всем разрешу дополнительное свидание с родственниками.

— Ясно, гражданин начальник! — наконец отозвался пахан, — исполним в лучшем виде!

Евгений только хохотнул и вышел прочь, захлопнув за собой двери. Лена прижалась к стене, со страхом переводя взгляд с одного заключенного на другого. Огромные потные мужики, в наколках…

Они медленно подходили к молодой женщине.

— Ну, что, милая, давай сама раздевайся! — хрипло сказал лысый бугай с наколками на пальцах , виде перстней. — Видишь, нас тут много, тебе до утра трудиться…

— Пожалуйста, не надо! Умоляю вас! — заплакала Лена, — пожалейте…

— Здесь никого, детка, не жалеют, — засмеялись зеки.

И тут вдруг, отодвинув сокамерника, вышел ещё один зек. Высокий парень с голубыми глазами. Он явно отличался от своих друзей. Не было на нем этих наколок, и взгляд у него другой. Не волком смотрит.

— Лена? — произнёс он с удивлением, — ты?!!

Лена замерла и только глазами моргала. Ей кажется, что ли, со страха? Перед ней стоял Андрей.

— Андрей?..

Они смотрели друг на друга. Зеки недоуменно переглядывались. Наконец Лена поняла, что это не наваждение. Андрей, её первая любовь, стоял перед ней.

— Андрюша, миленький! Спаси меня! — Лена с рыданием кинулась к нему на шею.

— Ребята, стоп! Не трогайте девчонку! — произнёс Андрей, обнимая Лену, — это моя одноклассница!

Зеки, недовольно бурча, разошлись по нарам — мол, всю малину испортил…

Но никто не стал спорить с Андреем. Было понятно, что его здесь все уважают…

А Лена с Андреем вначале долго молчали, глядя друг на друга, а потом вдруг заговорили разом. Потом засмеялись. Андрей дотронулся руки Лены, где проглядывал синяк. В этот раз муж особо не старался скрывать свой бешеный нрав — бил, куда хотел.

— Это кто сделал? — спросил Андрей.

— Муж. — Лена посмотрела на Андрея, — Начальник этой колонии.

— Вот как…Подонок! Лена, расскажи о себе, что с тобой случилось? — Андрей крепко, но осторожно сжал руку женщины.

И Лена рассказала о жизни в Москве, о замужестве, о неуправляемой агрессии мужа, о дочке…

— А я ведь тебя искал. И когда ты уехала, и потом, когда с армии вернулся. Не нашёл… — признался Андрей.

— Ты женат? Расскажи о себе?

— Нет, не сложилось. Лена, тогда ведь Дашка всех обдурила. Не было у нас с ней ничего. Она потом проболталась подружкам, что хотела меня так к себе привязать. Да ещё мать моя ей подпевала. А я, как узнал, что Дашка всё придумала, такой злой был. В армию ушёл, никуда поступать даже не стал. А после армии всё же взялся за ум. В мединститут поступил. Два года работал в пульмонологии в этом городе. А полгода назад меня обвинили, что я сильное болеутоляющее средство якобы продавал. Но это не так. Подставили меня. Я и знаю, кто это сделал, а доказать ничего не могу. В общем, сидеть мне ещё пять лет.

— Какой ужас! — воскликнула Лена, — неужели ничего сделать нельзя?

— Можно, если вызвать на разговор одну медсестру из отделения. Хотя бы тайно записать её признание. А потом в прокуратуру пойти. Но я не могу. И знакомые все враз от меня отвернулись. А родители мои совсем сдали в последнее время, куда им по адвокатам бегать…

— Андрей, я помогу тебе! — пообещала Лена.

— Ленка моя… Как же я рад тебя видеть! Никогда бы не подумал, что вот так бывает.

— И я тоже…

Они шептались, сидя на нарах. Лена поинтересовалась, почему зеки так слушают Андрея. Оказалось, он спас в камере старшего, когда у того от чифира чуть не остановилось сердце…

Потом бывшие влюбленные заснули рядом. Утром зеки разбудили Лену пораньше — мол, начальник должен поверить…

Лена улыбнулась. Растрепала волосы, одежду. Тут и двери распахнулись. На пороге стоял Евгений. Он не верил своим глазам жена выходила из камеры довольная и счастливая, вся растрепанная…

— Стерва! — процедил он сквозь зубы, — Завтра же разведусь! Чтобы ноги твоей в моём доме не было. И отродье своё забери!

Это он о родной дочери говорил…

А Лена была счастлива — да, он даст ей развод, и больше не появится в их жизни с Алёнкой.

В тот же день Лена съехала с квартиры мужа. Была у неё одна знакомая в этом городе — старушка, живущая в частном секторе. Баба Зина молоко козье продавала Лене для Алёны. Вот старушка и приютила молодую женщину. А когда Алёну выписали и её.

— Мама, мы теперь без папы будем жить? — спросила дочка и не могла скрыть улыбки, в свои лет она начала уже ненавидеть родного отца за то, что он избивал маму.

Лена только кивала в ответ. Женщина беспокоилась, как же ей жить дальше, на что?

Но вскоре она смогла устроиться официанткой в кафе неподалёку от дома бабы Зины. Дочка ходила в школу тоже рядом. И всё хорошо.

Но Лена помнила про Андрея. Его рассказ. И однажды она смогла познакомиться с той самой медсестрой Ларисой, о которой рассказывал Андрей. Они даже подружились, как-то вместе выпили по рюмочке коньяка. Слово за слово, разговорились. И Лариса рассказала, как заведующий отделения подставил молодого доктора — боялся, что тот займёт его место. А она помогала заведующему, потому что была на тот момент его любовницей. Но он её бросил.

— Все мужики козлы! — заключила подвыпившая Лариса.

Лена согласно кивнула, выключив незаметно диктофон. А на следующий день она пошла с записью в прокуратуру. И вскоре там разобрались. И Андрея выпустили! А потом и на работе восстановили, через полгода заведующим стал вместо того, кто его подставил. Тому теперь долго сидеть! Сел и Евгений. После очередной проверки выяснилось, что он часто запускал руку в те средства, которые приходили на нужды тюрьмы…

А Лена с Андреем всё-таки поженились. Встретившись через десять лет разлуки, они поняли, что больше никогда не расстанутся и никого слушать больше не будут. Только свои сердца. Кстати, Андрей смог подобрать адекватное лечение для Алёны, и теперь она совершенно здорова!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.