Плёс город на Волге

Пропал без вести

Когда после смерти жены Павел Иванович остался с пятилетним сыном на руках, казалось, что не справится. Боль от потери любимой Вали сжигала изнутри. А глядя в заплаканные глаза сына, хотелось самому рыдать и рыдать. Но нельзя…

Он обещал своей Вале вырастить сына достойным человеком. А потому он смог преодолеть эту боль, выгнать дружков, которые вдруг после похорон зачастили в квартиру – мол, забыться тебе надо…

Вышел вновь на завод – его оттуда попросили, когда те самые дружки пытались «лечить». И вот впоследствии всю жизнь отрубил – вначале простым рабочим, затем и до мастера дошёл. Вышел на пенсию с почестями и… с пенсией в десять тысяч рублей.

— А что вы хотели? – удивились в отделе пенсионного фонда, — все так получают.

Павел Иванович спорить не стал, хотя зарплата у него хорошая была – все, так все. А что ему ещё надо на пенсии? За квартиру заплатить, молочка, с хлебушком купить, да и хватит…

Хотя, конечно, если бы не Андрюшка, то рассуждал бы Павел Иванович немного иначе. От сына ему большая помощь была. Старик отказывался, даже ругался, а Андрей ничего не слушал: раз в месяц железно присылал на карточку приличную сумму.

Андрей – гордость отца! Правильно его воспитал, Валя бы гордилась сыном. В школе хорошо учился, спортом занимался, а потом заявил отцу: «Буду военным!». Дело, конечно, хорошее, но работа в армии во все времена непростая. Но Павел Иванович поддержал сына: «Пробуй, сынок!».

Андрей поступил в военный институт, потом получил распределение куда-то на юг. Дома в лучшем случае бывал раз в год, да и то на несколько дней. А потом вдруг позвонил и обрадовал отца – мол, переводят меня в родной город!

— Батя, ты не против, если мы с тобой будем жить? Или мне общагу просить? – спросить Андрей.

— Какая общага? – возмутился Павел, — неужели в трёхкомнатной квартире не разместимся? Только я не понял, почему вдруг «мы»?

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Да я вроде бы жениться собрался, — признался Андрей.

Как же эта новость обрадовала Павла Ивановича! В том, что девушка Андрея – достойный человек, он даже не сомневался. Не мог он плохую себе выбрать!

Кристина и правда была всем хороша! Красавица – черноглазая, темноволосая. Андрей с ней там на юге познакомился и сразу влюбился. А в такую нельзя было не влюбиться. И характер у неё замечательный – уживчивый. Спорить не спорила, улыбалась только. Павла Ивановича чуть ли не с первого дня папой стала называть. А старику так необычно это – дочка у него теперь…

Да такая хорошая! И хозяйка Кристина была отличная: нажарит, напарит всего – только и успевай пальчики облизывать, порядок в доме навела идеальный.

Жили они втроём, и всё у них ладно. Андрей с утра в часть убегал, Кристина по дому хозяйничала, Павел Иванович больше на лавочке у подъезда сидел: с мужиками то в домино резался, то в карты. Но снохе помогал – мусор вынести, в магазин сходить, а то и мужскую работу какую по дому сделать: полку прибить или кран починит. На это он мастер, не гляди, что уже седьмой десяток разменял.

— Ой, папа, помощник вы мой, — улыбалась ему Кристина.

— Да, что? Мне не трудно, — кивал Павел Иванович, — я же всё раньше по дому сам делал. Ты не переживай: если устроишься на работу, смогу за всем присмотреть.

— Да куда я пойду работать, — немного нахмурилась Кристина, — продавцом что ли в магазин? В вашем городе все приличные места заняты.

Павел Иванович не стал спорить. Кристина по образованию вроде как педагог. Действительно, где работать, когда все по блату устроены? Пусть лучше дома сидит, зато всегда чисто, сытно, и Андрей довольный, потому что жена счастливая…

Как-то Андрея отправили в командировку – сказал, что на месяц. Первые две недели изредка звонил отцу и жене, а потом вдруг телефон стал недоступен. Павел Иванович в часть позвонил, там тоже ничего не знали. А новости по телевизору одна тревожнее другой – именно в том районе, куда отправился Андрей, какая-то стрельба, междоусобицы…

А потом раздался звонок на домашний телефон. Павел Иванович схватил трубку – он последние дни буквально спал у телефона, в ожидании хоть каких-то новостей.

— Павел Иванович? – спросил его чужой мужской голос, прямо льдом от него повеяло, — это вас из части беспокоят. Нам поступила информация, что ваш сын Андрей пропал без вести при выполнении боевой задачи.

Трубка так и выполнила из рук старика. Слезы покатились из глаза, а потом в голове зашумело…

Очнулся Павел Иванович в больнице.

— Что же вы так нас напугали? – сказала ему улыбчивая медсестра, — наконец-то в себя пришли.

— Где я? В больнице? А что со мной?

– Инсульт у вас, дедушка. – вздохнула медсестра, — ну слава Богу, не сильно вас скрутило. Руки-ноги вон шевелятся! Ну, а подробнее вам доктор всё расскажет.

А молоденький врач особо не общался – осматривал, назначения делал и дальше спешил.

— Доктор, а когда вы меня выпишите? – спрашивал Павел Иванович.

— Когда выздоровеете, — буднично говорил врач.

А когда же это будет, если мысли у Павла Ивановича одна горше другой.

Вот где его сынок единственный? Так ведь и ничего он и не знает. Главное – чтобы живой был.

И почему-то сноха Кристина так к нему ни разу, и не пришла в больницу? Ведь скоро месяц лежит.

Когда смог сам ходить, Павел Иванович добрался до поста и попросил домой позвонить.

— Звоните, дедушка! –сочувственно сказала медсестричка, она уже знала про беду с сыном Павла Ивановича, все в больнице знали и переживали.

А ещё удивлялись: почему сноха не появляется. Старик трясущимися пальцами набрал домашний номер. Трубку взяла Кристина.

— Алло, — вальяжно спросила она.

— Кристина, это папа, — по привычке сказал Павел Иванович, ведь именно так последние полгода она его называла.

— Папа, — напряглась Кристина, потом узнала его голос, — а Павел Иванович! Как вы там.

— Да нормально всё, дочка. Ты лучше скажи, про Андрея что-нибудь известно?

— Ничего.

— А ты звонила?

— И звонила, и спрашивала, — нетерпеливо ответила Кристина, — без вести пропал и всё…

Павел Иванович услышал в трубку какой-то шум в квартире, мужской голос…

— Это что у тебя? – удивился старик. — А, это телевизор. Я чего-то громко включила.

— Так ты убавь, а то у нас через стенку у соседей ребёнок маленький.

— Да, да.

— Дочка, мне бы бельишко свежее, принеси, пожалуйста. А то мне выдали тут всё больничное, неудобно как-то…

Сноха пообещала прийти.

И действительно явилась на следующий день. Принесла фруктов, еды всякой, одежду и много ещё чего.

— Ой, да зачем столько? – удивился старик.

— Надо-надо! – улыбнулась Кристина, — Поправляйтесь! Ой, папа, чуть не забыла! Тут у нас новая управляющая компания в доме будет. Вот договор прислали. Надо подписать.

— Это что лично для меня? – разглядывая подслеповатыми глазами бумаги, удивился Павел Иванович, — раньше коллективный был договор.

— А теперь вот так…

— Ничего не вижу, очки не принесла? Ну, ладно, верю. Что уж ты меня обманывать будешь…

И чиркнул Павел Иванович свою подпись, где сноха показала.

В больнице он долго провалялся – почти полгода. А Кристина больше к нему и не пришла, домашний телефон не отвечал. Про сына известий тоже не было, хотя Павел Иванович регулярно звонил в часть. Извелся старик от неизвестности.

После выписки сразу домой подался – неуверенно, осторожно шёл он к дому, всё-таки инсульт не прошёл даром. Из его квартиры послышался смех, вначале женский, потом мужской. Павел Иванович растерянно потоптался у дверей и позвонил. Андрюшка что ли вернулся? Двери открыла раскрасневшаяся Кристина в тоненьком халатике.

— Здравствуй, Кристина, меня выписали, — сказал старик и попытался шагнуть в квартиру, но сноха перегородила дорогу, а потом вытолкнула Павла Ивановича на лестничную площадку, и сама вышла. — Кристина, дочка, ты чего? – растерялся пенсионер. – Что происходит? Кто там в квартире? Андрюшка вернулся?

— А не твоё собачье дело, что здесь происходит! Нет здесь твоего Адрюшки! – грубо ответила ему сноха, — катись отсюда! Это моя квартира!

Павел Иванович так и замер – где та милая, хорошая девочка, какой была их Кристина. Перед ним стояла вульгарная, наглая баба…

Старик глубоко вздохнул, застучало сердце. Он попытался не волноваться – ведь врачи строго-настрого сказали не беспокоиться.

— Кристина, ты что-то не то говоришь. Это моя квартира.

— Твоя? – нагло усмехнулась сноха, — скажи ещё, что твой сын живой!

— Да как ты можешь! – вскричал Павел Иванович, — а ну пошла вон отсюда!

— Сам иди!

Она захлопнула перед ним двери. А через несколько минут вновь распахнула, но чтобы кинуть старику под ноги ксерокопию какого-то документа и очки.

— Читай, изучай! – захохотала она.

Это был документ на дарение квартиры. Павел Иванович, как собственник, дарил свою жилплощадь Кристине…

Он с новой силой принялся стучать в дверь, но теперь уже выглянул здоровенный мужик.

— Слушай, дед, вали отсюда! А то с лестницы спущу!

И захлопнул дверь. Старик был совсем обескуражен. Получается, его квартира – уже не его? А любимая сноха вдруг оказалась совсем не той милой девушкой, какой была поначалу…

Павел Иванович пошёл в полицию, объяснил всё. Там изучили документы, куда-то позвонили.

— Все правильно, вы сами согласились на эту сделку. – ответили ему в полиции.

— Но она меня обманула! – пытался объяснить старик.

— Подавайте на неё в суд, — равнодушно ответил сотрудник полиции.

— А что мне сейчас делать? Где жить?

— Я вам никакого жилья предложить не могу, — усмехнулся полицейский, — только что в обезьянник определить.

Понял Павел Иванович, что никто его не хочет здесь слушать.

А идти ему действительно было некуда. Несколько его старых друзей уже отошли в мир иной, соседи давно сменились. Попробовал он попроситься на ночлег хотя бы к мужикам, с которыми в домино и карты играл, но они все только посочувствовали и разошлись. Никто к себе в гости не позвал. Сидел Павел Иванович у подъезда растерянный – куда ему идти?

Вскоре темнеть начало, хоть и май на дворе, а ночи холодные. Подался старик на вокзал, но туда без билета в зал ожидания не пустили. Бродил он у моста, холодно. Увидел вдалеке мусорные баки, костёр горел. Подошел ближе.

— Иди к нам, дед! – позвали его два мужика непонятного возраста, бомжи…

Павел Иванович нерешительно двинулся вперёд.

А мужики оказались совсем не плохими. Гришка и Васька – так они представились. Рассказали, что сами в своё время пропили свои квартиры, потому и бомжуют, спят в теплотрассе зимой, а летом можно и на лавочке в парке.

— Тяжело это, — вздохнул Павел Иванович.

— Ничего, человек – такая собака, ко всему привыкает, — засмеялись бомжи, а потом добавили, — но ты, конечно, не выживешь так. По подвалам место ищи.

Утром Павел Иванович ушёл от них. Голова кружилась от всех переживаний и от голода – со вчерашнего дня ни крошки во рту не было. Только что кипятком его бомжи напоили. Вспомнил он про карточку банковскую, обрадовался! Ведь за всё время в больнице он ничего не снимал – сумма там приличная накопилась. На эти деньги он пока комнату где-нибудь снимет, а потом квартирой своей займётся. Надо выгонять Кристинку. Да и про сыночка узнать все же надо!

Но оказалось, что карта его просрочена – менять надо.

— В течение месяца мы её заменим, — успокоил сотрудник банка, — а пока можно деньги по паспорту получить.

Но денег на счету не было. Где вся пенсия? Старик не знал, от переживаний он чуть не упал там, в банке, еле его в чувство привели.

— В больницу, может быть? – спросила миловидная девушка.

— Нет, я только оттуда, — покачал головой Павел Иванович, понял он, что сняли его деньги именно кто-то из сотрудников больницы, не побрезговали стариковскими копейками.

А искать виноватых сейчас было дело пустое. Пенсия только через месяц. И как жить это время?

Шёл старик по улице с тяжелыми мыслями. Вдруг он увидел, как какой-то бомж в мусорке покопался – бутылку пустую достал, затем ещё. Павел Иванович спросил его, где принимают.

— За углом! – буркнул бомж и недовольно глянул на старика как на конкурента.

А Павлу Ивановичу было уже всё равно, как и осуждение прохожих, которые смотрели на копающегося в мусорных контейнерах старика.

К вечеру он смог сдать с десяток бутылок и купил себе булочку и молока. Нашёл какой-то подвал в заброшенном доме, там и переночевал.

Последующие дни он целенаправленно обходил все мусорки в поисках тары. Другие бомжи его не трогали – жалко им было старика. Так и жил Павел Иванович две недели. И даже смог скопить рублей пятьсот. Думы у него были одна тяжелее другой. И не столько его угнетало его положение, как мысли о сыне. Где же его Андрюшка?

В часть его никто не пустил, даже и разговаривать с ним никто не хотел – с бомжом какой разговор?

Однажды он шёл по улице, как услышал знакомый голос, обернулся – а перед ним Света стоит, почтальонка из их дома.

— Павел Иванович, вы ли? – ахнула она, — ой, что с вами случилось?

И рассказал ей всё Павел Иванович.

— Как в той сказке про лису и зайца, — горестно вздохнул он. — А я смотрю Кристина эта одна в квартире, важная такая. Про вас спрашиваю, а она только усмехается. И мужика какого-то к себе водит, — рассказывала Светлана, — Павел Иванович, я ведь вас искала! Письмо уже вам неделю вожу из столицы.

Кристине не стала отдавать, вам же адресовано.

— А от кого?

— От женщины какой-то.

Старик осторожно открыл письмо и начал читать….

Писала незнакомая ему женщина Анна, санитарка из военного госпиталя. Оказалось, что сын его Андрей живой! Просто при поступлении в госпиталь что-то напутали, под другой фамилией его записали вначале. Андрею пришлось ампутировать обе ноги. Переживал он страшно из-за этого. Когда подошло время выписываться, то ни в какую не захотел домой ехать – не хотел перед молодой женой в таком виде показываться, да и пожилому отцу усложнять жизнь не хотел. Пусть считают его погибшим! Санитарка эта его к себе приютила, как за сыном за ним ухаживала, но понимала, как же переживает там отец – у самой тоже взрослый сын. Потом втайне это письмо написала, узнав адрес Павла Ивановича.

-Живой мой Андрюшка! – радостно вскричал старик, — в Москве! Надо ехать за ним!

— Правильно, — поддержала Светлана, — езжайте!

И тут же ушла, сославшись на дела.

Ехать в Москву? А на что? В кармане только пятьсот рублей.

Но его было не остановить. Он должен увидеть сына, а там – будь что будет! Решил старик пойти на вокзал.

— Дочка, у меня только пятьсот рублей, — сказал он кассирше, — хватит ли этого на самое дешёвое место до Москвы?

-Пятьсот рублей? – фыркнула кассирша и оглядела через стекло старика с головы до ног, скривилась и с издевкой добавила, — иди к храму, там хорошо подают, насобираешь на билет.

— Ой, дочка! Спасибо за подсказку! — не обращая внимания на сарказм, ответил Павел Иванович, — пойду, а то ведь у меня сын с войны там, в Москве, безногий. Домой из-за этого ехать не хочет. Но ведь живой! Главное – живой! А мне говорили, что пропал без вести.

Услышав это, кассирша густо покраснела, что пробормотала, повесила табличку «технический перерыв» и убежала куда-то — стыдно ей стало старику в глаза смотреть после своих слов. Но кроме кассирши старика ещё слушал другой пассажир – молодой парень. Он окликнул Павла Ивановича, когда тот уже к выходу направился.

— Стойте! Я вам помогу! – сказал он.

— Чем? – растерялся Павел Иванович.

— Деньгами, чем ещё, — ответил парень, — у меня самого старший брат служит. Знаю, каково это – переживать за родного человека, когда тот на войне.

Илья, как звали парня, был из Москвы, в этот город по делам приезжал. Он купил Павлу Ивановичу билет, потом устроил его в комнату отдыха, где до поезда старик привёл себя в порядок, набрался сил. А в поезде они ехали вместе. Илья и накормил старика, и пообещал помочь отвезти Павла Ивановича к сыну, а потом и назад их отправить.

— Я всё тебе отдам, — пообещал Павел Иванович.

— Да перестаньте!- отмахнулся Илья, — люди должны помогать друг другу. А деньги – это бумажки…

Когда Андрей увидел отца, он так растерялся.

— Зачем? Зачем ты приехал? – плакал он, — тебе самому тяжело, а тут я. Обрубок… В коляске… Нет, не поеду! Чтобы Кристина меня таким увидела?

— А Кристина твоя, думаешь, о тебе переживает? — тихо ответил Павел Иванович, обнимая сына за плечи. – Сыночек мой… Она такая подлая оказалась.

И рассказал всё Андрею.

— Вот зараза! – выругался он, — а мне ведь там, на юге, ещё говорили, что не надо на ней жениться. Гулящая она… а я не верил. И родители её алкоголики. Но она меня с ними так и не познакомила. Влюбился я, и в очевидные вещи не хотел верить. А она, значит, сразу меня похоронила, как известие обо мне получила, и квартиру нашу отобрала… Папа, надо же что-то делать!

— Вот и я про то же! Надо ехать, сынок, жильё наше спасать. Одному мне не справиться.

— А я что сейчас смогу, — вроде как опомнился Андрей и сник.

— Ты всё сможешь! – мягко ответил ему отец.

И они посмотрели друг другу в глаза. Да, они все смогут преодолеть.

Потом Илья помог им с обратной дорогой, и через двое суток они были в родном городе…

Двери их квартиры открыл всё тот же рослый мужик.

— Опять ты, дед! – угрожающе сказал он, — я же говорил тебе катиться отсюда.

— А мне что ты скажешь? – ответил за отца Андрей.

— Парень, я тебя впервые вижу, — немного растерявшись, увидев парня в коляске, ответил незнакомец. – но не нагнетай. А то полицию вызову.

— Вызывай! – кивнул Андрей, — будем разбираться, как больного старика и его сына, инвалида, участника боевых действий, из собственной квартиры гонят!

— Не понял, — растерялся мужчина, — Кристина мне сказала, что эта квартира ей по наследству досталась, свёкор умер, муж погиб. А он, — мужчина кивнул на Павла Ивановича, — бывший друг свёкра, тот ему всегда наливал. Якобы это алкоголик просто.

— Вот Кристина, вот гадина! – вздохнул Павел Иванович, — а ещё меня папой называла!

Игорь, как звали мужчину, запустил Павла Иванович с сыном в квартиру, Кристина ушла куда-то по делам как раз. Игорь рассказал, что он уже два месяца встречается с Кристиной, считал, что она вдова и приличная женщина. А она оказалась такой подлой.

— Мужики, простите, я не знал ничего, — виновато сказал он, — я больше ни минуты с ней не буду. Сейчас придет, я лично её отсюда выгоню.

— Так у неё же все права на квартиру, — покачал головой Павел Иванович.

— И что? Докажем, что она вас обманула. Я ведь вообще-то адвокат!

— А нам повезло, батя! – невесело усмехнулся Андрей.

Когда вернулась Кристина, она едва не лишилась чувств, когда увидела мужа. Потом увидела, какой он, осмелела…

— Пошли вон! – заявила она, — квартира моя! Игорёк, выгони этих самозванцев!

— А катись-ка ты сама отсюда, дорогая, — ответил ей Игорь, — какая же ты тварь… Старика после инсульта на улицу выгнала! Мужа похоронила, даже не попытавшись его искать.

— Игорек, всё в прошлом! Я тебя люблю! – визгливо закричала Кристина.

— А я после всего этого уже нет! — ответил Игорь и, как обещал, выпроводил Кристину за дверь, сказав, что вещи свои она на помойке найдет, — и в полицию не трудись обращаться! Я уже позвонил куда следует. Теперь полиция точно во всем разберется.

Кристина убежала…

Но на вокзале её задержали. Вскоре на неё завели уголовное дело по факту мошенничества. А Павел Иванович стал заново учиться с сыном жить. Квартиру им вернули через суд, Кристину посадили на два года.

Вся эта история словно вдохнула жизнь в Андрея: он понял, что не только в ответе за свою жизнь, но жизнь отца тоже от него зависит. А потому нельзя себя жалеть! Вскоре он уже учился ходить на протезах. А потом нашлось ему место в армии при штабе. И там он вдруг встретил свою одноклассницу Алёнку! Скоро свадьба у них. И в этот раз любовь действительно настоящая!

Павел Иванович только тихонько шепчет иногда, глядя на влюбленных: «Пусть их минуют все бури, пусть они будут счастливы!». И ничего ему больше не надо.

Предыдущий пост

Вы сейчас не в сети