Истории из жизни Старый конь борозды не испортит

Старый конь борозды не испортит

Счёты, бухгалтер, продавщица

Она говорила: «Старый конь борозды не испортит». А они смеялись. И напрасно…

Не зря она не выбросила счёты. А внучка так над ней смеялась! Говорила:

-Бабуля! Мы же тебе такой крутой телефон подарили! Он за тебя всё, что хочешь, посчитает! А твои счёты прямо раритет. Им место в музее.

-Смейся, смейся, — отвечала Анна Павловна. – Мои счёты никогда меня не подводили. Они мне давно товарищем стали. А товарищей не бросают.

Она хотела внучке Даше рассказать, как её мама, а значит Дашина прабабушка, заставляла учить таблицу умножения. Хотя уже тогда появились тетрадки в клеточку, на задней обложке которых была таблица умножения. И не надо было думать – перевернёшь тетрадку и узнаешь.

-Нет, дорогуша, — говорила ей мама. – А если не окажется под рукой такой тетрадки? А тебе надо срочно узнать, сколько будет 7х8? Ты просто выучи таблицу умножения и всё. Пригодится.

Анна Павловна и сегодня знает таблицу умножения. И несколько раз выигрывала спор у Даши: та пока тыкала пальцем в телефон, бабушка сразу говорила ответ. Надо бы выбрать время, да не её время, а Дашино, чтобы показать и рассказать внучке, что её счёты ничуть не хуже современных устройств, выполняющих все подсчёты. Анна Павловна достала свои видавшие виды счёты, погладила, перевернула, прислушиваясь к специфическому звуку перекатывающихся костяшек, и улыбнулась.

Почти сорок лет жизни эти счёты были её спутником. Муж столько не продержался, ушёл к молодой после серебряной свадьбы. Сын женился и уехал в другой город, на родину невестки. Внук там подрастает. Дочь замуж вышла. Хорошо, что живёт с ней в одном городе. Видятся часто. И внучка Даша её не забывает.

Вот только помогать детям стало трудно Анне Павловне: пенсия получилась маленькая. А коммуналка, наоборот, большая. Дети спрашивают, хватает ли ей. Да она ни за что не признается, что еле-еле укладывается. А признайся, дети от себя будут отрывать деньги. Так и у них не густо: не бизнесмены, на государственных предприятиях работают. А там какие зарплаты? Смех один!

После выхода на пенсию Анна Павловна два года сидела дома. Ну, не то чтобы сидела. Ремонт, пусть косметический, сама сделала. Обои поменяла. Правда, клеила медленно. Но вроде аккуратно получилось. Потолки сама побелила. В час по столовой ложке: долго стоять на стремянке не получалось, часто спускалась отдохнуть. И самое главное – покрасила все батареи и окна. Надо бы, конечно, евроокна поставить. Но дорого. Ничего, и так неплохо. Квартира как новая стала. Детям понравилось. Правда, зять ругал её, узнав, что сама со стремянкой воевала.

А теперь пришло время думать, как поздравить внука с десятилетием, а внучку с окончанием школы. А что тут думать? Все упирается в деньги. Значит, надо их заработать. На старое место её не возьмут, хоть и распрощались по-хорошему. Но там ни одной вакансии, всё занято. Значит, придётся искать другую работу. Если эта работа будет связана с бухгалтерией или хотя бы с подсчётом, она справится. Потому и покупает Анна Павловна уже второй раз газету «Работа», ищет, может, будет что-то подходящее. Некоторые объявления сразу отметает: работодатель хочет только молодых. При этом, опытных. Интересно, а могут быть одновременно опытные и молодые? Наверное, могут, раз почти все выдвигают такое условие. Тут она не ко двору будет: давно уже не молодая. Нет, пока не старуха. Но и не средних лет, а все-таки старше.

А вот это интересное объявление: в магазин продовольственных товаров требуется кассир. Про возраст ни слова. Так ещё и магазин недалеко от её дома. Открылся, может, месяц назад. Она сама пару раз покупала там молочные продукты. Нормальные. Свежие. А соседка только в этот магазин теперь ходит. Говорит, что там выбор хороший. Цены такие же, как в супермаркете. Но, наверное, много товара сразу не заказывают. Потому и все свежее. Нет, надо пойти узнать насчёт работы. А вдруг получится?

…Давно Анна Павловна так не собиралась. Но хотелось, чтобы не старушка пришла устраиваться на работу, не неряха, а женщина, у которой не только есть возраст. У неё есть вкус в одежде. И это кроме опыта. Ну, если вкус, тогда надо приготовить это платье. Анна Павловна его купила, когда всем отделом отмечали её выход на пенсию. Про такие платья говорят, что это классика. И модным может выглядеть долго. Теперь причёска. Тут на помощь приходят термобигуди. Даша над ними тоже смеётся. Особенно, когда Анна Павловна варит их в кастрюльке. Даша несколько раз предлагала ей купить самый простой фен. А зачем? Она и с термобигудями справляется. И потом, Анна Павловна умеет накручивать на них свои волосы. Руки за столько лет привыкли накручивать пряди автоматически. Осталось выбрать обувь и сумку. Тут выбор небольшой. Анна Павловна по старинке старается, чтобы по цвету сумка и туфли были одинаковы. Именно такие, в тон друг другу, и есть у неё.

Утром, сняв бигуди и причесавшись, Анна Павловна оделась. Провела легонько пуховкой по лицу, накрасила неяркой помадой губы. Посмотрела на себя. Нормально. И пошла. Шла и вспоминала свою первую работу. Она после школы устроилась в студенческую столовую. Обслуживала столовая два института – они стояли рядом. Открывалась столовая в 8.00. И до звонка на первую пару в 8.30 свободных мест не было. На завтрак приходили не только студенты, которые жили в общежитии. Приходили и домашние, местные. И к этому времени на столах стояли хлебницы, полные черного и белого хлеба, горчица, соль и перец. Хлеб –бесплатно. И перед стипендией его только успевали подкладывать. Завтрак же самый популярный у студентов был такой: салаты из капусты или редьки. Чай или кофе.

Когда Анна Павловна рассказывала Даше о том, что хлеб был бесплатный, а салат стоил от 4 до 6 копеек, внучка не верила. Не верила, и что чай был по 2 копейки. Один раз Анна Павловна так рассердилась за это недоверие, что потащила Дашу к соседям: они в своё время учились в политехническом, одном из институтов, которые обслуживала столовая. Соседи подтвердили. Ещё и рассказали, что проезд в метро стоил 5 копеек. И никаких жетонов: бросил в прорезь турникета пятак, и иди. И Даша тут же пошла звонить подружке. Рассказывала, что, оказывается, раньше так было в обычной столовой, а так в метро. А подружка, наверное, не верила. Тогда Даша стала кричать на подружку, требовать, чтобы сама пришла и послушала. Или маму свою спросила.

В этой обычной студенческой столовой Анна Павловна познакомилась с будущим мужем. Правда, тогда он был студентом третьего курса. Его трудно было не заметить: рост баскетболиста, только очень худой. Не помогал даже хлеб, который парень поглощал за завтраком. Как он успевал, уткнувшись в конспект, отпивать чай маленькими глотками и при этом за два укуса расправляться хлебом? Причем, брал хлеб, не глядя: черный- ржаной или белый. Ему было без разницы. Остановить парня мог только звонок на пару. Тогда он хватал стакан и бежал ставить его в мойку. Убирать за собой посуду было нерушимым правилом. Не зря же в столовой висел плакат «Поел – убери посуду!». Такой закон был тогда во всех студенческих и рабочих столовых страны.

Однажды она не выдержала: похоже, до стипендии у парня уже ничего не осталось. И она принесла ему глубокую тарелку только что приготовленного капустного салата. Он отвлекся от конспекта и поднял на неё глаза. А в них сплошное удивление. Но она тут же придумала отговорку:

-Мы сегодня приготовили двадцать порций нового салата. И вы – один из дегустаторов. Потом напишите пару слов в книгу отзывов и предложений.

Потом он, конечно, догадался. Но заметил её. Перед 8 Марта пришёл, как всегда, завтракать. Нашел её и протянул мимозу. Она до сих пор помнит её запах. Ну, а дальше…

Стали встречаться. Потом поженились. Появились дети. А муж не переставал уговаривать её учиться. Ну, было понятно, что её институт им не потянуть. И тогда она решилась и поступила на курсы бухгалтеров. И оказалось, что не прогадала. Позже, когда наступили 90-е с их безработицей, бухгалтеры стали чуть ли не самыми востребованными. Это было время, когда создавался бизнес, большой и малый, открывались фирмы и компании. И бухгалтерский учёт был необходим. И так получилось, что она как пришла после курсов в одну фирму, так и работала здесь до пенсии. Уже и фирма стала большой, и бухгалтерия расширилась до пятнадцати человек, и постоянно вносились правки и дополнения в налоговый кодекс, индексировалась зарплата, другие разные новшества то и дело приходилось осваивать. Но Анна Павловна всегда вникала в новые правила. А главное – никогда не злоупотребляла своим служебным положением. И всё это время её фишкой, как говорили молодые сотрудники, были деревянные счёты.

Анна Павловна никогда не отказывала в помощи своим коллегам. Но было одно табу: её счёты, на рамке которых были написаны её инициалы, никто не должен был брать. Впрочем, молодежь и не брала. Они считали на калькуляторах, потом им помогал компьютер или телефон. А Анна Павловна всё на своих счётах.

Когда уходила на пенсию, её тепло провожали. С цветами, премией и вопросом:

-Анна Павловна! Вы и счёты с собой возьмёте?

-А как же! Мы вместе теперь пенсионеры. Но считать не разучились.

Так же шутили и её дети, организовавшие торжественный вечер по случаю выхода её на пенсию. Анна Павловна улыбалась и говорила в ответ:

-Смейтесь, смейтесь! Я и вас ещё не раз пересчитаю…

«Ты всех пересчитаешь!» — так когда-то шутил её муж. В те времена, когда они были вместе. И ему пришлось привыкать, что у всех Новый год, а у неё годовой отчёт. Потому что, завтра, хоть и 1 января, и праздник для всех, а она должна сдать годовой отчёт. И чтобы всё сошлось до копеечки. Бывало, приготовит всё для праздничного стола, посидит со всеми несколько минут и спешит к своим счётам. Баланс, дебет с кредитом – с этими словами росли её дети. Эти слова знал и муж Анны Павловны. Но он долго не понимал, как можно из-за одной копейки, которая оказалась лишней или, наоборот, недостающей, начинать все пересчитывать в пятый раз. Не понимал он и её радость, когда всё сходилось. А у неё всегда сходилось.

«Интересно, — вспомнив мужа, подумала Анна Павловна, — как он?»

Анна Павловна не держала на бывшего мужа зла. Это жизнь. Развелись они без скандала. Детей не впутывали. Потому и сохранились у мужа с детьми и внуками хорошие отношения. Если Анна Павловна встречалась с бывшим мужем случайно, всегда здоровалась. Он тоже. Видно было, что бывший муж живёт неплохо. Ну, так и Анна Павловна держится. Вот если сегодня ещё и на работу устроится, совсем нормально будет.

… А вот и магазин. И сейчас Анна Павловна входит не как покупатель. Да, это не супермаркет. Но тут светло и чисто. Ассортимент широкий. На полках продуманно расположен товар. Две кассы. Кассирши молоденькие девушки в симпатичной форме и с бейджиками. В униформе и два продавца-консультанта. У одного из них Анна Павловна спрашивает, как пройти к заведующей.

-Вы по поводу работы? – уточняет продавец. – Проходите сюда.

Кабинет заведующей небольшой. Но уютный. А сама заведующая не старше молоденьких девчонок на кассе. Здоровается, приглашает присесть. Анна Павловна догадывается, что заведующая не ожидала встретить женщину в возрасте. И спешит объяснить. Говорит о том, что опыт работы есть. На здоровье не жалуется. Живёт практически рядом. И если есть возможность проверить её во время испытательного срока, готова приступить к работе. А там уже станет понятно, подойдёт она или нет.

Заведующая приглашает бухгалтера. Тоже молодую женщину. Объясняет ей, с чем пришла Анна Павловна. И они договариваются, что завтра с утра Анна Павловна может приступать к работе.

-Ваши обязанности, — говорит заведующая, — будут заключаться в том, чтобы утром вы приняли товар, сверив по накладным, и проследили, чтобы он был разложен и по отделам, и внутри, по полкам. Проверять необходимо и маркировку производителя на срок годности. Магазин у нас небольшой. Всего четыре морозильных камеры. Мы стараемся больших запасов мяса, рыбы и полуфабрикатов не делать. Каждый день практически новый завоз. Ну, и ещё одна ваша обязанность – учёт товара и выручки при передаче смен. А смена сдается каждый понедельник. Девочки неделю работают, неделю отдыхают.

И вот у Анны Павловны первый рабочий день. Она пришла в магазин, сразу вызвав улыбки у кассирш и продавцов: в одной руке у неё была сумочка, а в другой –счёты. Оказалось, что две молодые продавщицы счёты в глаза не видели. Одна из них, рыженькая Алиса, даже попросила подержать в руках. Ещё и спросила с хитрой улыбкой:

-А куда их включать?

Но комментарий был не обидный. А шутку Анна Павловна подхватила и предложила на скорость сосчитать любые числа. Она – на своих счётах, а девушки – на калькуляторе. Магазин ещё не открылся. И на этот поединок собрались посмотреть все – и продавцы, и кассирши, и заведующая с бухгалтером. Заведующей поручили в темпе диктовать числа. Счёт шел на время. И Анна Павловна победила. И сказала:

-Девочки, знайте, что старый конь борозды не испортит.

Анна Павловна быстро сдружилась с коллективом. Хоть и была самой старшей, но совсем не ханжой. И в молодежной моде разбиралась – Даша научила. А девчонки были совсем не лентяйками. Это качество, которое Анна Павловна ценила очень высоко. Когда она поближе познакомилась, зауважала этот небольшой коллектив. Заведующая, тридцатилетняя симпатичная женщина, сама растила сына. Скооперировавшись с младшей сестрой, которая вела бухгалтерию, они открыли свой магазин, арендуя помещение в жилом доме. Продавцов искали среди своих – подобрали знакомых девчонок, которые не чурались работы. Потом посовещались, и нашли поставщиков. Старались не нарушать ни срок предоплаты, ни полный расчет. А это показатель, который ни один партнер не проигнорирует. Но и от поставщиков требовали того же. Большие объемы не заказывали. И тут их стратегия оказалась правильной: все продукты в их магазине были свежими. Даже крупы без просрочки. Пришлось, правда, помаяться с хлебозаводами — с двумя не сработались. А вот с пекарней все получилось, она их устраивала. Главное, что и покупателей устраивала. Утром завезут хлеб, а к вечеру его раскупят. На завтра почти никогда не оставалось.

А самое главное — девочки оказались честными. И до сих пор недостачи не было. Но смену сдавали строго по накладным и по выручке. Анна Павловна знала, как много значит хороший коллектив. А тот, который имеет дело с деньгами или любыми материальными ценностями, важен втройне.

Несколько раз Анна Павловна выходила на замену кассирш. Не на весь день, а если кому-то надо было к зубному врачу сбегать или маму встретить на вокзале. И тогда в ее кассу стояло больше людей, чем в другую. В основном, это были люди ее, Анны Павловны, поколения. Они с удовольствием смотрели, как ловко двигает костяшками счёт Анна Павловна. Наверное, вспоминали свою молодость…

А однажды случилось ЧП: весь микрорайон отключили от электричества. Утром всё было нормально. Товар приняли. Холодильные камеры заполнили. Кассы жужжали, выбивая чеки. И вдруг света не стало. Думали, что вот-вот дадут электричество. А потом по улице проехала машина с громкоговорителем. И объявили, что из-за аварии электричества не будет три дня. Услышав это, загалдели и покупатели, и продавцы. Вышла заведующая. Потом и бухгалтер. Получилось импровизированное совещание: решали, как работать и работать ли вообще. Но три для простоя больно ударят по магазину. И по зарплате. А вокруг уже закрывались универсамы. Похоже, что и их ждёт та же участь. Заведующая растерялась…

И тогда слово взяла Анна Павловна. Она предложила работать весь световой день. Ну, и что, что кассы замолчали? А как раньше работали со счётами? Им электричество не надо. И она готова загрузить этот свой инструмент на весь день. Но был ещё один немаловажный вопрос: надо было разобраться со скоропортящимися продуктами. От несвежей рыбы или мяса обязательно будут неприятности. А если просто потом списать их, убытки гарантированы. И тут выход нашла Анна Павловна. Она предложила договориться с поставщиками. Во-первых, снять заказ на три следующие дня. А во-вторых, попросить принять назад нереализованную по объективной причине рыбу, полуфабрикаты и мясо – этот товар ещё не успел испортиться, и срок реализации не закончился ещё. Заведующая благодарно посмотрела на Анну Павловну и стала звонить поставщиками. С кем-то успела договориться и отменить заказ. Кто-то, уже зная, что в районе авария с электричеством, согласился принять назад товар. Не коснулся форс-мажор хлебобулочных изделий: всё было продано ещё до вечера. Не пострадала и бакалея. И кондитерский отдел не лишился ассортимента. Ну, а полную зависимость от отсутствия электричества поняли, когда один за другим стали разряжаться мобильные телефоны: тут сработал закон вредности, когда, как назло, у всех начала заканчиваться зарядка. И связи просто не было. Но, по большому счету, первый день без света прошел нормально. Только очередь все время была у кассы, за которой на своих счетах работала Анна Павловна. И не потому, что она медлила. По району быстро прошел слух, что их магазин не закрылся, он работает. И люди пошли сюда. Анна Павловна не заметила, как ушла среди смены сначала одна продавщица, потом другая. Она заметила, когда они уже вернулись. Со счетами в руках. Нашли, как призналась одна продавщица, в закромах. Они, спрятавшись за стеллажи, смущённо осваивали такую новую для себя счётную операцию и, можно сказать, к концу дня что-то таки освоили.

Когда стемнело, все сотрудники магазина не спешили расходиться по домам. Во-первых, они считали выручку. И оказалось, что есть прибыль. А во-вторых, зажгли кем-то принесенные свечи и попросили Анну Павловну дать им мастер-класс на счётах. Она показывала и рассказывала. Ещё и домашнее задание дала.

На следующий день к ним в магазин пришли конкуренты. С просьбой: расскажите, как вы работаете. А то, признавались они, вчерашний день у нас в минусе. Рассказали и показали. И те ушли искать счёты. А счёты нигде не продавались. Прогресс их оставил за бортом. Выручить могли только те счёты, которые остались у кого-то дома.

…Эта авария дала почин новой традиции в их магазине: даже когда устранили неполадки, и появилось, наконец, электричество, теперь после работы все задерживались на десять-пятнадцать минут, чтобы обсудить прошедший день. Но всегда находились вопросы к Анне Павловне. Спрашивали о жизни. Слушали, как она с восторгом говорит о компьютерах и смартфонах, признаваясь, что завидует такой технике. Но обязательно напомнит, что всякое может случиться.

А счёты – это всего лишь один пример. Пример того, что может выручить в экстремальном случае. И таких вещей из прошлого много.

-А у меня есть бабушкина мясорубка, — вдруг сказала заведующая. – Ей тоже свет не нужен. И, по-моему, она вечная. Как ваши, Анна Павловна, счёты…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети