Сила веры

В то утро, накануне Рождества, Дмитрий проснулся намного раньше обычного. Какое-то необъяснимое волнение не позволило продолжить сладкий сон. Мужчина осторожно встал с кровати, взял с пуфика халат и тихонечко вышел из спальни, чтобы не разбудить жену. Спустившись со второго этажа, он первым делом зашёл на кухню и включил электрический чайник. Затем прошёл в кабинет, отодвинул плотную штору и улыбнулся уголками губ открывшемуся за окном пейзажу.

Только-только начинало светать, но от ослепительно белого снега, выпавшего неожиданно этой ночью весь двор было видно хорошо. На ветках стройных елей, растущих под окнами сверкали снежные шубы, а крышу беседки накрыла белоснежная пушистая шапка. Где-то вдалеке слышался звук работающего трактора, видимо, расчищали дорогу для первого автобуса, в их элитном посёлке с этим было строго. И хоть автомобили имелись практически в каждом дворе, автобус ходил строго по расписанию. Порой он так и уезжал без единого пассажира, но отменять рейсы никто не собирался. Дмитрий почувствовал, что тревога немного утихла и присев за стол, склонил голову и начал молиться.

Как всегда, сначала он просил прощение у Бога за свои грехи, хоть и старался жить праведной жизнью. Но кто его знает, возможно, допустил не правильную мысль, или обидел кого, сам даже не подозревая, а может быть, ещё чего не так подумал или сделал. Мужчина был уверен, что каждый человек вольно или невольно, грешит, а значит, следует просить прощения, раскаиваться в том, о чем ты знаешь, что неверно поступил и непременно благодарить за все, что имеешь Того, Кто тебе все это даёт. Ведь это только кажется, что человек вершитель судеб, нет! Всем в этом мире правит лишь единственный Создатель, который создал все, и в том числе, самого человека. Дмитрию хорошо было известно, насколько милостив Господь и как умеет щедро награждать пришедшего к Нему. Ведь не всегда у Димы было то, что он имел сейчас.

Ещё какие-то несколько лет назад он жил в почти развалившемся доме на дачах, вместе со своей молодой женой, по вине которой лишился квартиры, доставшейся ему от родителей. Лина всё стремилась открыть свое дело, и пилила мужа, чтобы взять кредит, снять в аренду кабинет, закупить оборудование и открыть массажный кабинет, ведь не зря она окончила курсы массажиста. Но муж твердил, что для того, чтобы начать бизнес, деньги вовсе не нужны. Можно с малого попробовать свои силы. Например, дать объявление и выезжать к клиентам в офис или на дом, или на худой конец, в своей квартире уголок соорудить. Купить кушетку простенькую – и пожалуйста! А если уж доход пойдет, тогда и о кабинете можно будет подумать. Но Лина была категорически против такого начала.

— Нет, нет и нет! – говорила она, — Ты что, хочешь, чтобы меня маньяк какой-то пригласил к себе, или ко мне пожаловал. А потом не будешь знать, где искать меня. Мне нужен кабинет, в офисе, с охраной, чтобы всё цивильно было, красиво, привлекательно. Тогда и доходы сразу пойдут и совсем другие, чем как ты предлагаешь.

Долго женщина как говорится, «выносила мозг» супругу, пока тот не сдался.

— Хорошо, делай как знаешь, только сама потом кашу эту расхлебывай, если дело твоё не пойдёт, — махнул тогда Дима рукой.

Но так как у Лины не было на тот момент официального трудоустройства, она вообще нигде никогда не работала, кредит ей, соответственно, никто не дал. И она снова обратилась к мужу:

— Ну, Дим, давай оформим на тебя, ну дело прибыльное будет, сразу рассчитаемся большими платежами, раньше срока погасим все, ну я тебе обещаю. Со мной вот парень на курсы ходил, (недавно в соц.сети общались), так ему отец свой кабинет купил, он знаешь, какие деньги уже гребёт. Ну чего тянуть, пока мы думать будем, конкуренты не дремлют. Ну, Дим….

И снова муж не выдержал таких нападков. Он приходил с работы с одной мечтой – добраться до дивана, а тут жена жужжит одну и туже песню. Сил спорить с ней, искать оправдательные доводы у него просто не оставалось, и очень скоро кредит был оформлен. Лина пархала, словно на крыльях. Она уже мечтала о том, какие доходы принесет ей собственное дело, как она со временем расширит бизнес, будет нанимать людей, а сама лишь управлять станет, откуда-нибудь, с Мальдивов, например.

Но, всё пошло не так, как ожидалось. Кабинет нашёлся быстро и Лина заплатила за аренду за полгода вперёд (такое условие было у владельца помещения), а так как место выбрала хорошее, обещающее неплохую проходимость, заплатить пришлось довольно кругленькую сумму. Мебель и всё необходимое для работы тоже заказала быстро, выбрав самое лучшее, а значит, не бюджетный вариант, но и там пришлось внести предоплату в размере ста процентов стоимости. Доставить все пообещали через две недели…

За это время Лина затеяла ремонт. Наняла бригаду, закупила краску, обои. Все должно быть безупречно, считала женщина. Рекламу оплатила загодя. И вот он, наступил долгожданный день, когда осталось лишь обставить кабинет и принимать клиентов. Даже сейф для хранения денег доставили, а вот оплаченного наперед заказа с оборудованием и мебелью всё ещё не было. Уже после обеда Лина начала беспокоиться, стала звонить по всем указанным на сайте номерам, но они как один были временно недоступны. Ещё несколько дней продолжалась та же история, и тогда в дело вмешался Дима. Он обратился к старому приятелю и тот выяснил, что фирма, у которой Лина сделала заказ на весьма не маленькую сумму, давно уже считается банкротом, счета открыты на подставных лиц, а чтобы получить назад потраченные средства, следует обращаться в суд по месту нахождения регистрации этой обанкротившейся фирмы.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Ехать в другой конец страны и жить там, дожидаясь решения суда у Лины не было ни желания, ни возможности, да и гарантий, что дело выигрышное, никто ведь не давал. Ясно было, что бизнес рухнул, не успев даже начаться. Кредиты нужно было платить, а зарплаты Дмитрия не хватало на их погашение. Нужно было и питаться, и на бензин деньги нужны, на работу ему приходилось ездить далеко и только на машине, туже коммуналку оплатить…

Долги начали расти, как снежный ком. Мужчина настаивал, чтобы жена искала хоть какую то работу, чтобы хотя бы часть платежей вносить на счет, чтобы банк в суд не обратился, но Лина только плакала целыми днями, коротая их на удобном диване и винила судьбу в том, что ей так не повезло, мечты все рухнули, и жизнь не удалась. Виноватой себя в случившемся она не считала. Вскоре Дмитрию стали звонить из банка, а спустя полгода на работу пожаловали коллекторы. Да не просто так заявились – устроили настоящий переполох. И начальник вызвал Дмитрия к себе, протянул лист бумаги:

— Пиши, по собственному, мне проблемы не нужны. И это не обсуждается! – твёрдо заявил он, когда заметил, что Дима пытается открыть рот, чтобы что-то сказать.

— Но вы ведь знаете меня, Пётр Викторович, — всё же попытался оправдаться мужчина.

— И тем не менее… Пиши!

Домой вернулся мужчина с низко опущенной головой. Жена, узнав об увольнении, принялась еще пуще рыдать, проклиная все и всех. И лишь посмел Дмитрий напомнить, что по ее вине все это происходит, как она накинулась на него, обвиняя в том, что это он никчемный, не самостоятельный, не надежный, не сумел обеспечить жене достойную жизнь, и почему она только вышла за него, а не за Леньку Ивлева, который вон, теперь успешный бизнесмен и супруга его, как сыр в масле…

Дмитрий закрылся в комнате и долго думал, что делать теперь. Недалеко от города была у него старая дачка, правда, не был он там лет так пять, но другого выхода не видел. На следующий день отправился туда. Домишко покосился, крыша протекала, но если подлатать…

Какое-то время прожить было бы можно. Делать нечего. Коллекторы злились уже не на шутку и Дмитрию не оставалось ничего, как выставить квартиру на продажу. Покупатель нашелся быстро, в этом ему, можно сказать, повезло. Вот только сумма у коллекторов заметно подросла за несколько каких-то дней, но удалось договориться и отдав все вырученные с продажи деньги, мужчина вместе с женой переехал на дачу, без копейки в кармане, без надежды на лучшее будущее. Сделав небольшой ремонт, появился шанс, что какое-то время дом ещё простоит. Дмитрий принялся искать работу, к чему и Лину призывал, но женщина была категорична в своих суждениях о том, что муж обязан обеспечить или, по крайне мере, создать условия супруге для того, чтобы она могла работать на себя, а не на чужого дядю. Как назло, вакансий по специальности не было, а не профильная работа, без опыта, обещала сущие копейки, на которые не то, что на квартиру не накопишь, а с трудом концы с концами сводить придется. Несколько недель Дмитрий ездил на собеседования, но толку никакого. Деньги, вырученные за старинную вещицу, доставшуюся в наследство от бабушки, неумолимо таяли, а впереди – не предвиделось никакого просвета.

И вот однажды, после очередного неудачного собеседования, Дмитрий заехал в храм, недалеко от своего посёлка. Помолиться хотел, свечку поставить, но что-то сделал, вероятно, он не так и старушка в черном платке и длинном платье такого же цвета, быстро подскочила к нему, схватила за рукав и принялась выталкивать из храма и ругать, называя его богохульником…

Мужчина попытался объяснить, что он пришел молиться Богу, ему нужно, но старушка злобно выпроводив его, захлопнула дверь и велела больше не являться, раз не знает правил поведения. Совершенно ничего не понимая, мужчина бросился в лесок неподалеку и, упав на колени под старой березой, принялся истошно плакать и кричать. Он поднял руки к небесам и весь в слезах, продолжая стоять на коленях, до исступления просил о помощи. Он не знал, как правильно накладывать крест на себя, не знал ни одной настоящей молитвы, которые читают люди из молитвослова, но он отчаянно просил не оставлять его в беде, простить, что ничего не знает, не умеет… и спасти. И вдруг, он услышал голос…

Ясный, громкий, заставивший его остановиться и обернуться назад.

— По вере вашей да будет вам… — Сказал мужчина в комуфляжной одежде, с корзиной грибов в руках.

— Что вам нужно? – огрызнулся Дмитрий, будто его застали за постыдным занятием и ещё посмеялись.

— Это слова из Библии, — пояснил добродушно мужчина. – Если просить с такой верой, как делаешь ты, то непременно получишь просимое, а вот злиться на людей не стоит. Я с добром… А зло и раздражительность перекрывают потоки благословений, запомни это…

— Кто вы? – уже смягчив тон, поинтересовался Дмитрий.

— Меня зовут Елисей, больше часа назад я пришел сюда за грибами и видел, как отчаянно ты молишься. И вот, я набрал грибов, возвращаюсь домой, а ты всё ещё пребываешь в молитве. Я не скажу что это плохо, если от души идет, но думаю, ты потерял счёт времени, сейчас гроза начнется, лучше здесь не оставаться.

Дмитрий поднялся на ноги и недоверчиво посмотрел на Елисея. Мужчина лет пятидесяти, с добродушной улыбкой, вроде, нормальный мужик…

— А вы….

Дмитрий не знал, как правильно задать вопрос, чтобы снова не попасть под раздачу, как в храме несколько часов назад, поэтому тут же осекся.

— Когда-то я вот так же, как и ты теперь, молился Богу о спасении своей никчемной жизни, – не дожидаясь вопроса, начал говорить Елисей, — Не знаю, что тебя заставило пойти на этот шаг, а я тогда спивался по-чёрному. Жена моя ходила в церковь к протестантам, меня тянула, говорила, что там молиться будут, мне помогут. Но я боялся любой церкви, как огня. Думал, что меня там завербуют опытные психологи и прощай жизнь, стану я марионеткой. Жена очень долго терпела мои попойки, скандалы, безденежье и однажды утром я проснулся в полупустой квартире. Она ушла, с детьми, а их было трое. И тогда, ты не поверишь, я вот также в лес убежал, кричал, рыдал, рвал на себе рубаху. Я не мог, не мог не пить, не мог без собутыльников хоть вечер провести. Не знаю, сколько времени я так же простоял, моля о помощи, я кричал, что с места не сойду, пока не получу освобождения от этих бед… И вдруг раздался гром среди ясного неба и полил сильный ливень. У меня по телу мурашки забегали, а в сердце словно благодать сошла. Я почувствовал, будто что-то тяжёлое из меня вышло, отторглось, как бы очистилось все внутри. Я до самой ночи стоял неподвижно под ливнем, а когда понял, что жизнь моя больше не будет прежней, отправился домой. Первым делом уволился со старой работы, нашёл получше место. Мимо друзей так называемых бывших, ходил с сожалением, жалко их было. А говорить что-то бесполезно, я понимал, сам таким недавно был. В этом деле личная воля нужна, свое желание, извне никто не сможет так помочь… Ну, в общем, на спиртное с той поры уж четверть века с равнодушием смотрю, не надо оно мне, совсем не надо. Жену с детьми вернул, и с той поры живем мы душа в душу. Не скажу, что прямо вовсе не бывает недопониманий, но все решаемо, если вместе поговорить. По праздникам хожу с женой в её церковь, люди там вполне нормальные, но постоянно не бываю там, мне проще самому молиться, уединенно, лично с Отцом говорить.

Дмитрий слушал, затаив дыхание и уже не боялся задавать вопросы. Он многое узнал тогда от Елисея, поделился вкратце и своей бедой, а когда началась гроза, мужчины обменялись номерами телефонов и Дмитрий поехал домой, где его снова встретили недовольные высказывания жены и упреки в том, что они скоро по миру пойдут, а он не спешит работу найти, не торопится…

Дима не слышал ее воплей. Он вспоминал только те новые чувства, что ему пришлось испытать в момент молитвы и думал о том, что услышал от случайного знакомого. Спустя пару дней Диме позвонил Елисей и предложил пообщаться по поводу работы. Дмитрий тут же отправился на встречу. Новый знакомый ждал его в парке у входа и сразу начал с дела. — У меня приятель есть, хороший человек. Так вот случайно от него вчера услышал, что ищет он специалиста по твоему профилю как раз. Но тебе бы лично с ним поговорить. Обсудите нюансы, потестирует твои знания, так сказать, и если все устроит, считай, тебе повезло. Ему не просто работник нужен, компаньон. Дмитрий смотрел на Елисея светящимися от счастья глазами и, хотя ему еще не сказали, что он принят, он знал, он чувствовал, что его молитва услышана, что он прощен! Поблагодарив мужчину, Дмитрий сразу отправился по указанному адресу, где его ждали и через пару часов они уже обсуждали с компаньоном все нюансы дальнейшего сотрудничества. С того момента жизнь стала стремительно меняться. Дмитрий проводил немало времени на работе, но его предложения, идеи, проекты, приносили колоссальные прибыли и вскоре они с женой смогли снять неплохую квартиру, а через три года переехали в новый дом.

— Раньше я тебе не говорил, но ты для меня настоящее благословение, я ведь за несколько дней до встречи с тобой отчаянно молился, чтобы Бог послал мне толкового человека. До этого столько раз оболтусы попадались, все никак не получалось наладить дело и тут, случайно с Елисеем разговорились, он твою кандидатуру предложил, а как только ты вошёл в кабинет, я сразу понял, что тебя Господь привел, — сказал однажды Игорь, Димин компаньон. — Не поверишь, я тоже тогда был в безумном отчаянье и после молитвы, кстати, первой в моей жизни, мне позвонил Елисей…

Теперь мужчина точно знал, что только Бог способен в одночасье решить любые задачи. Он каждое утро проводил время в молитве – просил прощение, благодарил за всё, а уж потом обращался с какими-то просьбами. Вот и теперь он благодарил господа за все, что имел, и просил показать, отчего в его сердце поселилась такая тревога. Вдруг, в глубине души он начал понимать, что с Линой что-то плохое может случится, и тогда он принялся молиться Богу, чтобы смилостивился над его строптивой непокорной женщиной. Лина продолжала вести себя предвзято и капризничала по всяким пустякам. Она по-прежнему уговаривала мужа, чтобы купил для нее массажный кабинет, и она начала бы свое дело. Но теперь мужчина точно знал, что не должен идти на поводу у жены и больше не потакал ее капризам так, как раньше.

— Ты сама всегда твердила, Лина, что муж должен обеспечивать жену. Теперь мы не нуждаемся ни в чём, Господь благославляет нас весьма обильно, так давай не будем гневить Его, вспомни, к чему привели уже когда-то твои необузданные желания. Не дай Бог снова оказаться в таком бедственном положении. Лучше открой своё сердце для Христа, очисти душу, найди интересное занятие и занимайся дома чем-ниубдь. Нам и о детях бы пора уже подумать, — пытался разговаривать с женой Дмитрий, но та лишь недовольно фыркала в ответ.

— Я пока не обезумела как ты, какой Господь, о чем ты говоришь? Всё это лишь случайные совпадения. Ты случайно встретил Елисея, тот случайно узнал о твоих трудностях, Игорь, случайно рассказал ему же о своих… Так и сошлись случайности. Вот и всё. Нет ничего сверъестественного… Просто у тебя мозги перевернулись, а я не хочу тебе уподобляться.

Вот и вчера они в очередной раз повздорили. И все из-за того, что приближалось Рождество, и Елисей с Игорем пригласили Дмитрия с женой на праздник в церковь. Дмитрий там бывал уже не раз, но без Лины. Успел познакомиться с некоторыми людьми, время общения с которыми пролетало незаметно и было приятным и полезным. И вот, Дмитрий позвал Лину на праздник, но она устроила скандал:

— Ты ходишь в свою секту, вот и ходи молча! А моей ноги там никогда не будет. Уясни и больше не смей поднимать эту тему!

— Лиина, это вовсе не секта. Если бы ты пообщалась с этими людьми, то многое бы поняла. Церковь в переводе, кстати, означает — собрание верующих, понимаешь. Ну, не хочешь ты идти со мной, хорошо, настаивать не буду, но ты хотя бы библию начни читать, Новый завет, тебе многое станет понятно, все равно ведь дома сидишь скучаешь, прочти, ради меня, ради нашего счастья…

Но Лина взбешённо потребовала закрыть навсегда эту тему и отправилась спать в дурном настроении. Больше всего сейчас Дмитрий боялся, чтобы не пришло на неё наказание за такие резкие высказывания и ходатайствовал перед Богом за нее, молил простить её и помочь ей изменить свое мнение по поводу истинного христианства. Получив облегчение после молитвы, Дмитрий принял душ и выпил кофе. Собираться на работу было еще рано, поэтому он решил почитать Библию, устроившись удобно в кресле в гостиной, возле нарядной елки.

— Не спится? – недовольно пробормотала жена, спускаясь по лестнице, украшенной мишурой.

— Доброе утро! – ответил Дмитрий, стараясь не обращать внимание на тон супруги. – Кофе ещё не остыл.

— Аага, — ответила женщина и взяла в руки чашку. – Я сегодня хочу в бассейн сходить, буду поздно, заскочу ещё на маникюр, а там запись только на вечер. Ужин закажи на двоих, но меня не жди, сам поешь, а я позже.

— Хорошо! – ответил мужчина, поднялся с кресла и подошёл к жене.

Он нежно обнял её за талию, поцеловал в макушку и прошептал:

— Лина, ты замечательная женщина, но не старайся вести себя хуже, чем ты есть на самом деле. Тебе не идёт…

Женщина цокнула языком, налила кофе и, пройдя к креслу, в котором недавно сидел супруг, взяла с подлокотника библию и бросила на ковер. Дмитрий вернулся, поднял и положил Священное Писание на стол.

— Никогда не делай больше так… — он выдержал паузу и строго посмотрел на жену, — Пожалуйста!

Поднявшись наверх, Дмитрий переоделся, положил на тумбочку жены бархатный футляр с новыми сережками (он часто делал ей подобные сюрпризы) и записку:

«Ты самая лучшая!»

Мужчина знал, что Бог благославляет нерушимые союзы. И как бы ни складывались отношения, нужно стараться создавать в семье уют, взаимопонимание и сохранять любовь и верность. И хоть Лина оставалось прежней Снежной королевой, он продолжал надеяться и верить, что когда-то все переменится к лучшему. И он молился за неё…

— До вечера, родная, — крикнул Дмитрий жене, которая в это время принимала душ.

— Аага, — ответила все с тем же недовольством Лина.

Снега намело очень много. Дмитрий завел автомобиль, взял лопату в гараже и прочистил тропинку от крыльца до калитки. Потом повернулся к дому, мысленно благословил свою жену и отправился в офис. Через час он получил фото от Лины, на котором она демонстрировала новые сережки. Конечно, благодарность она посчитала излишней, но Дмитрий все же ответил:

— Тебе идёт. Королева!

А ещё через пару часов раздался звонок с номера жены.

— Да, родная!

— Это… Я соседка ваша, — услышал Дима незнакомый голос. – Я нашла вашу супругу без сознания, во дворе. Я позвонила в «скорую»…

— Я сейчас буду, — совершенно ничего не понимая, ответил Дмитрий. — Нет, подождите, они уже подъедут с минуты на минуту, вам, наверное, лучше в больницу поехать сразу. Давайте так, я вам перезвоню, как только узнаю, куда ее повезут.

Дмитрий предупредил Игоря, что уезжает и сев в машине, склонил голову и принялся молиться. Вскоре снова позвонила соседка, на этот раз со своего телефона и сообщила, что Лину увезли в пятую городскую, она по-прежнему без сознания. Дмитрий поехал туда. Скорой еще не было. А когда машина заехала во двор с сиреной, Дмитрий понял, что всё серьёзно. Из дверей приемного покоя сразу выскочили санитары с каталкой и, переложив супругу Дмитрия моментально повезли её внутрь. Дмитрий заскочил следом.

— Мужчина, вы куда? Нельзя! Стойте! – закричала пожилая женщина в белом халате.

— Мне надо… Жжена… Моя, — бормотал Дмитрий.

— Подождите здесь, её сейчас врачи осмотрят, обследования проведут, тогда уж доктор с вами и поговорит, а пока только ждать…

Дмитрий покорно присел на кушетку, стоящую в уголке и, опустив на руки голову, снова начал молиться. Он знал, что любое событие приходит не случайно, и что то, что случилось с Линой, произошло не просто так, но всё же, тревога за её жизнь клокотала внутри. Дмитрию показалось, что промчалась уже целая вечность, но взглянув на часы, он с удивлением понял, что прошло всего десять минут. Мужчина встал, закинул руки за спину и принялся ходить из угла в угол, измеряя вестибюль шагами. Спустя час он не выдержал и подошел к стойке, за которой сидела медсестра.

— Простите, неужели еще ничего не известно? По поводу моей жены, её привезли час назад, без сознания…

— Сейчас, попробую узнать, — ответила девушка, оценивающе посмотрев на мужчину.

Она тут же принялась звонить и через несколько минут сообщила Дмитрию, что его супруга находится в реанимации и вскоре к нему подойдет ее врач. Немолодой уже мужчина, в седыми волосами в области висков, вышел из лифта спустя еще сорок минут. Дмитрию казалось, что он не вынесет столь длительного ожидания, поэтому все время он тихо молился о том, чтобы только с Линой все было хорошо…

— Добрый день! – начал доктор несмело, кашлянув в кулак и посмотрел на Диму каким-то виноватым взглядом, от которого сердце стало биться медленнее, а мысли роем завертелись в голове, но Дима взял себя в руки и мысленно проговорил «Все будет хо-ро-шо!»

— Что с моей женой? – спросил мужчина, прочистив горло.

— Пока сложно что-то говорить, — ответил врач, — Она находится в стабильном состоянии, в сознание не приходит, но обещать чего-то выше моих сил. Ваша супруга, вероятно, поскользнулась, ударилась головой о твердую поверхность. Результаты обследований неутешительны, скрывать не стану. Если она придёт в себя, то, возможно, лишится памяти или…

Доктор замешкался, а Дима нетерпеливо спросил:

— Она будет жить?

— Простите, но скажу прямо, бывают ситуации, когда родные жалеют, если человек продолжает жить, теряя человеческие качества. Она может лишиться всех чувств, эмоций и… будет не в состоянии о себе позаботиться… — Увидев взгляд Дмитрия, врач добавил. — Это худшее, что может быть, но мы всегда советуем верить в лучшее… Чудеса ещё никто не отменял, — смутившись сказал он и поспешил уйти, оправдываясь тем, что его ждут пациенты.

Дмитрий так и остался стоять посреди вестибюля. Он не знал, что делать, куда идти, или так и стоять на этом самом месте.

— Мужчина, — вырвал из размышлений голос медсестры, сидящей за стойкой. – Из отделения сейчас позвонили, вам необходимо привезти документы вашей супруги.

— Хорошо, — кивнул мужчина и направился к выходу.

В это время ему позвонил компаньон.

— Да, Игорь, я сегодня в офис не вернусь, да и на празднике, как понимаешь, нас завтра не будет.

Игорь пожелал Дмитрию терпения, веры в лучшее и пообещал, что они вечером непременно помолятся за Лину вместе с женой, а также пригласят к молитве Елисея с супругой.

— Спасибо, брат, — ответил Дима с крепкой верой в то, что всё наладится.

Взяв дома документы супруги, Дима вышел во двор, и увидел около калитки женщину.

— Здравствуйте! Я Лиза, — крикнула она, — Хотела узнать, как супруга ваша? Надеюсь, с ней всё хорошо?

— Да! – кивнул уверенно мужчина, — всё непременно будет хорошо!

Он подошел ближе и женщина принялась рассказывать, как всё было.

— Я отвела ребёнка на занятия в клуб, возвращалась домой. Смотрю, моя собака лает и глядит в ваш двор, я подошла к забору, а там на тропинке женщина лежит, супруга ваша. Я сразу к ней поспешила, убедилась, что жива, позвонила в скорую, а потом уж у нее в кармане телефон нашла и вам вот позвонила.

— Спасибо вам огромное! Боюсь представить, что было бы, если б вы вовремя не среагировали, вас просто сам Господь привёл.

— Да что вы, не стоит благодарности. Хорошо, что калитка была открыта.

— Да, это тоже не спроста. Я обычно закрываю на замок, уходя на работу, а тут почистил утром снег и не закрыл. Во всем воля Божья, не иначе.

— Да-а-а, — задумчиво кивала женщина, — Ну что ж, скорейшего выздоровления вашей супруге. Как её, кстати, зовут?

— Лина, её зовут Лина, а я – Дмитрий, — смутился мужчина и протянул руку женщине, — спасибо огромное, Лиза, и… обращайтесь, если что-то будет нужно…

Лиза попрощалась и ушла, а Дима поехал обратно в больницу. Он положил документы на стойку перед медсестрой. Та на него вопросительно посмотрела. Это была уже другая девушка, поэтому не понимала, что ему нужно.

— Моя жена находится здесь, она в реанимации, просили документы привезти, — объяснил Дмитрий.

— Фамилия? – небрежно спросила девушка.

— Соколова…

— Минуту… Да, вижу. Поднимитесь на пятый этаж, реанимация напротив нейрохирургии, подождите возле дверей, к вам выйдут.

— Спасибо, — сказал Дмитрий и поспешил к лифту.

Передав документы пожилой санитарке, Дмитрий спросил, где можно подождать, пока жена придет в себя.

— Не ясно, сколько ждать придётся, милок, в коме она, тут парой часиков не обойтись, поезжай домой, здесь делать нечего…

— Как в коме? – удивился Дмитрий.

— Обыкновенно, впала в кому, теперь не известно, каков может быть исход…

— А с доктором могу поговорить? — с трудом произнёс Дмитрий, потому что горло сковало болезненным спазмом.

— Они сейчас на операции, не скоро будут. Завтра приходи…

Дмитрий молча кивнул и отошел в сторонку, а санитарка тут же скрылась за дверью. Сжав виски руками до легкой боли, Дмитрий подошел к балконной двери в коридоре, опустился на колени, не обращая внимания на проходящих мимо людей и подняв руки вверх, начал молить Бога о том, чтобы спас Лину, не смотря ни на что.

«Боже, прости её грехи, — отчаянно просил мужчина, — я знаю, что когда человек не в состоянии просить сам за себя, мы может ходатайствовать за него перед тобой, Отец! И мне позволь сейчас воспользоваться этим правом и просить за Линочку, жену мою. Я знаю, что многим грешна она, и все же. Прости и отпусти ее грехи, спаси ее бедную душу, исцели ее тело, наполни дух ее благодатью твоею. Не оставь молитву мою неуслышанной, Господи, помоги моей супруге выбраться оттуда, где сейчас она находится, помоги ей познать истину и стать такой, какой бы ты желал ее видеть, мой Бог! Грядет великий праздник, когда миру родился Спаситель и я взываю к тебе, помоги, спаси, не оставь ее душу во тьме. Спаси и сохрани и да будет воля Твоя в нашей жизни. Во веки веков слава и хвала Тебе, Отец Небесный, во имя Сына Твоего молюсь и благодарю за то, что слышишь меня. На Тебя единого уповаю. Аминь!»

Люди проходили мимо, удивленно поглядывая на Диму, но ему было все равно, что они о нем думают в этот момент. Поднявшись с колен, он почувствовал себя опустошенным, словно силы покинули его, будто он поделился ими с супругой. И эта благодатная пустота укрепила его в вере в то, что всё должно быть хорошо. Он присел на подоконник и задумался. Вспоминая прожитые рядом с Линой годы, он понимал, что многое упускал изначально сам и винил себя в том, что она стала такой избалованной. Но главное было то, что они вместе пережили все трудности, что она не сбежала, когда приходилось жить на даче и питаться одной лишь картошкой. Она не бросила его, значит, любит, значит, не все потеряно и он будет бороться за эту любовь. Он закрыл глаза и снова мысленно начал взывать к Всевышнему, прося прощения за свои упущения, молясь за исцеление жены и их с ней отношений. Но давалась молится с трудом. То и дело его перебивал мерзкий голос лукавого:

«Она заслужила этого… Сама виновата… Он не станет помогать ей, она не хотела признать Его, зачем Он станет вытаскивать ее оттуда? А ты… Совсем тут ни при чем… Найдёшь себе другую, более достойную…»

Дмитрий гнал от себя эти мысли, которые обычно кажутся своими, но на самом деле их навязывает князь мира сего, как его называют. И выходить на поединок с ним всегда не безопасно. Дмитрий чувствовал, как на лбу выступали крупные капли пота, а во рту пересыхало от волнения и собственного бессилия. Но он собирал все оставшиеся силы и давал достойный отпор этим безумным навязчивым мыслям, приходящим извне. На город незаметно опустился вечер. В свете фонарей за окном подмигивали белоснежные снежинки. Приближалась волшебная рождественская ночь и Дмитрий ждал от этой ночи чуда…

— Мужчина здесь нельзя находиться, покиньте помещение, — строго сказала грузная женщина, застегивая на ходу пальто и направляясь к лифту.

— Хорошо, я уйду, сейчас, ещё недолго, мысли соберу и… — пообещал мужчина, когда женщина уже скрылась за закрывшимися дверями лифта.

Он вновь присел на подоконник и решил, что будет оставаться здесь, пока не прогонят. Он должен быть как можно ближе к Лине, Дмитрию казалось, что так ей проще чувствовать его поддержку. И хоть она и находилась в коме, она должна ощущать его любовь, его пылкое желание вернуть ее, вырвать из лап нежданной беды, хоть и знал, что все зависит лишь от Бога, и верил, что Он ответит на его мольбы. Время тянулось на редкость медленно и от этого становилось ещё тоскливее, но Дима не позволял унылым мыслям завладеть им. Он непрестанно шептал молитву и гнал все то плохое, что перебивало его веру в лучшее. После одиннадцати Дмитрий получил сообщение от Елисея:

«Держись, мы молились молитвой согласия, всё будет хорошо, не сомневайся!»

Дмитрий кивнул и слезы вдруг защекотали его веки. Он вытер глаза и написал в ответ: «Аминь!»

Услышав звук резко открывшейся двери, Дмитрий машинально повернулся. Из реанимации выскочила молодая девушка в белом халате и шапочке, с марлевой маской на лице и побежала в отделение напротив, через несколько минут она бежала обратно уже не одна. С ней был мужчина средних лет, они о чем взволнованно говорили на только им одним понятном языке. Дмитрий несмело подошел к двери, которая за ними медленно закрывалась при помощи доводчика и заглянул внутрь. По длинному коридору бегали люди, слышались голоса:

— Давление падает… Срочно! Кислород! Пульс…

Внутри кольнуло острой болью, когда девушка, выбежавшая из палаты, помчалась к двери, набирая на ходу в телефоне номер.

— Срочно операционную готовьте! Срочно! Соколова… Да!

Дмитрий присел, оперевшись спиной о холодную стену и рвано выдохнул:

«Я ВЕРЮ ТЕБЕ, БОЖЕ!»

Больше ничего он не мог сказать, он не мог думать, не мог даже подняться на ноги и лишь когда услышал звук колесиков каталки, приближающейся к двери по коридору, а потом резкий крик: «Мы теряем ее», «До операционной не успеем довезти», он открыл дверь, не смотря на все запреты и увидел, как бледную Лину везут по коридору, медсестра бежит рядом, держа стойку с бутылками, из которых в вену женщины поступала прозрачная жидкость. На Диму никто не обратил внимания. Ему казалось, все происходит в замедленном сне:

— Это конец, — шепнул ему противный голос невидимого существа.

В это время будильник на телефоне сообщил о наступлении полуночи.

— Убирайся вон, сатана! Это начало! — громко сказал Дмитрий и санитары резко остановились, уставившись на женщину на каталке.

Медсестра перекрестилась и выронила стойку из рук. Дмитрий бросился к ним. Лина лежала с открытыми глазами, улыбалась, а по щеке ее текли струйкой слезы. Она облизнула пересохшие губы и с трудом выдавила из себя слова:

— Димка, спасибо! Она снова прикрыла глаза и замолчала.

— Этого не может быть, — ошеломленно повторял пожилой доктор, вытирая со лба пот и разглядывая показатели приборов на теле Лины.

— А вы что здесь делаете? – спросила медсестра, подбоченившись, словно только что увидела Дмитрия. — Это реанимация! Немедленно выйдите! Или охрану позову.

Дмитрий слегка кивнул, приложив руки к груди и сказав:

— Лина, я очень люблю тебя! – поспешил к выходу.

За дверью он присел на тот же подоконник и принялся благодарить Бога за чудо, славить его за то, что отправил в этот безумный мир Своего Единородного Сына, дабы спасти человечество от бед, болезней и грехов.

Через некоторое время из отделения вышел дежурный врач и подошел к Дмитрию.

— Не знаю, что сказать, — он нервно поправил очки и посмотрел в окно. – Провели экстренно повторное обследование, все показатели в норме. Как такое могло произойти, нам не понять. Она была уже не грани, не думали, что даже операция поможет, а тут такое… Чудо! – иначе не скажу, — потер ладони врач и похлопал Дмитрия по плечу, — Как говорится, в рубашке, супруга ваша родилась!

— Бог силен совершать чудеса! – уверенно ответил Дмитрий! – Спасибо вам за всё!

— Ну что ж, поезжайте домой, молодой человек, за супругой вашей ещё требуется наблюдение, странно всё это, однако… Как бы… Ничего-ничего… Поезжайте, утро вечера мудренее, как говорится…

Дмитрий кивнул, еще раз сердечно поблагодарил врача и повернулся к лифту. Дома он долго не мог уснуть, спустился вниз, взял в руки Библию и читал почти до самого рассвета. Уже под утро прилег в гостиной на диван и задремал. Разбудил телефонный звонок. Взглянув на экран, Дмитрий подскочил, как ошпаренный. Почти двенадцать дня. Он уже забыл, когда так крепко спал. Звонили из больницы.

— Дмитрий Васильевич, Вы можете забрать домой свою супругу. Повода оставлять её в больнице нет, случилось невероятное, мы все просто в шоке. Но факты говорят сами за себя. Она совершенно здорова.

— Спасибо огромное, буду через полчаса. Спасибо! – возбужденно говорил Дмитрий, надевая на ходу куртку.

По пути он заехал в магазин, купил красивый букет белых роз для Лины и огромный торт для медперсонала. Увидев жену, Дмитрий даже потёр глаза. Ему показалось, что она преобразилась, похорошела. Даже без макияжа Лина выглядела просто шикарно. Вечную угрюмость на её лице сменило выражение радости и умиротворения, что и придавало ее чертам красоту. Она приняла букет, поцеловала мужа и загадочно заглянула ему в глаза:

— Во сколько праздник в церкви начинается? Я успею привести себя в порядок?

Дмитрий удивленно перевел взгляд на часы:

— Есть ещё часа четыре в запасе…

— Отлично! Тогда я на маникюр, заодно прическу сделаю. Завезёшь?

— Конечно, — Дмитрий удивлялся её новому образу, изменившейся интонации, блеску в глазах. – Не просто завезу, подожду тебя даже…

— Спасибо, — улыбнулась Лина и её улыбка согрела душу и наполнила ее надеждой в то, что впереди ждет только лучшее…

Из салона супруги поехали домой. Перекусив, Лина надела самое любимое платье и украшения, подаренные мужем.

— Ну, как я выгляжу? – несмело спросила жена, а Дмитрий замер от восторга.

— Как всегда… Даже намного лучше! Королева моя!

Он взял её на руки и понес к машине. Помещение церкви было украшено еловыми ветками, красными гроздьями рябины, мишурой и гирляндами. Всё вокруг блестело и сверкало, люди улыбались друг другу и не было среди них тех зануд, которыми еще недавно Лина представляла всех верующих. Когда все собрались, суета поутихла, на сцену вышел человек в белой рубашке, костюме и галстуке и тепло поприветствовал всех присутствующих.

— Друзья, мы собрались сегодня здесь, чтобы в очередной раз вспомнить о том, что много сотен лет назад родился миру Спаситель…Сей есть Христос Господь…

Мужчина ещё долго говорил, но Лина не могла понять его слов, по её щекам текли безудержные слёзы, а души словно касалась легкая неведомая сила, очищающая её душу от той серости, что заполняла ее прежде. Когда человек в костюме, как потом узнала Лина, это был пастор церкви, Владислав Ильич, закончил свою речь, он предложил выйти тех, кому есть что сказать и Лина, не задумываясь, вскочила с места и прошла вперед. Дмитрий приподнялся от неожиданности и снова присел. Лина встала воле микрофона и несмело начала говорить.

— Мне есть, что сказать… Ещё вчера я и мысли допустить не могла, что вообще приду на этот праздник, но случилось то, что изменило мою жизнь за считанные часы. Я спешила в бассейн, поскользнулась, упала и сильно ударилась головой. С того момента я не помню того, что происходило в реальности, но помню то, как услышала громкий голос, словно гром. Я стояла одна, среди белоснежного огромного поля, уходящего далеко за горизонт, мне было страшно, и голос сказал, что я напрасно отвергаю Его. Сказал, что я живу не правильно, что я не ценю своего мужа, — она взглянула на Дмитрия и смахнула слезу, — он говорил мне то, от чего на сердце становилось больно и тоскливо. Он как будто вытаскивал из меня очередную гадкую жабу каждым словом своим. Никогда мне не было так стыдно, как там, на этом бескрайнем поле и мне хотелось жить, чтобы все исправить… Голос сказал, что отпустит меня ради мужа, который любит меня и всегда просит для меня спасения. Но в тот момент я услышала другой голос, не такой громкий, но сильно пугающий. Он говорил, что не стоит меня отпускать, что мой муж сможет найти достойнее кандидатуру, а я заслуживаю только той жизни, к которой стремилась – и он показал мне яму с кучей змей, жаб и разного смрада. Я хотела закричать от страха, но не могла этого сделать. Громкий голос сказал, что мой муж не заслуживает тех страданий, которые ему пришлось бы пережить, если меня не будет рядом. Потом голоса смолкли и я видела, как Дима борется с огромным мерзким великаном. Ему было трудно, он падал, но снова поднимался и продолжал бороться… За меня… Он победил и громкий голос снова разрезал тишину. Он сказал: Я отпускаю тебя, измени свою жизнь. Я почувствовала, как меня словно выбросило откуда-то, будто я заново родилась, только теперь я смотрела на мир другими глазами. Мне трудно это признавать, но Бог есть, ОН велик, и только от него зависит наша жизнь, которую стоит ценить. А также следует ценить родных и близких, ведь мы не знаем, сколько времени продлится эта близость. Моя жизнь круто изменилась, но столько времени потеряно напрасно и теперь, я каждую минуту буду стараться все исправить. Отныне моя жизнь принадлежит Господу отцу и Сыну Его Иисусу Христу. Прости меня, Димочка, я никогда не говорила тебе, но я очень люблю тебя…

Лина разрыдалась, а зал заполнили апплодисменты. Все присутствующие поднялись со своих мест. Дима поспешил к жене, обнял её и увел в сторону. Люди принялись накрывать столы, заиграла музыка, запел хор. А супруги ещё долго стояли в объятьях друг друга, наслаждаясь этим неповторимым моментом…

Впереди у них будет много ещё счастливым минут, но этот миг воссоединения душ, начала нового витка в отношениях, бывает только раз и они хотели сполна насладиться им.

— Прости меня за всё, — наконец смогла вымолвить Лина, — ты знаешь, я испытала неописуемое чувство перемен. Теперь я уверена, что всё будет совсем по-другому. Всё будет так, как ты хотел. И я хочу, чтобы у нас были дети…

Спустя девять лет у Димы и Лины было четверо детей. Три старших мальчика и маленькая девочка, которая появилась на свет в Рождественскую волшебную ночь…

И они решили, что на этом не остановятся, супруги планировали, что в семье должно появиться ещё как минимум две девочки…

— А если это будут снова мальчики? – спросила Лина.

— Значит, — Дмитрий немного подумал и улыбнулся, — детей у нас будет гораздо больше…

За окном шёл снег, дом уже украсили еловыми ветками, гирляндами, гроздьями рябины. Дети мирно спали в своих кроватках. Подарки были разложены под нарядной искусственной елью. А влюбленные, как в юности Дима и Лина, стояли у окна, крепко обнявшись, и любовались красотой волшебной ночи, уверенные в том, что впереди их ожидает еще ни одно волшебное чудо…

Предыдущий пост

Вы сейчас не в сети