В бане

В бане

Город у нас небольшой, но Марью Петровну даже после этого случая не перестали уважать. Ну оступилась женщина, до этого поводов не давала… Тем более, Марье Петровне в том году стукнуло 45. Мужики ржали потом: седина в Марьпетровну, бес в ребро. По-своему, по-мужицки ей простили это всё.

Так и было за что. Она же им всем то водку, то сигареты из своего магазина в долг отпускала! Мужики простые, работящие, все с завода. Если кто вовремя заплатить забудет, Марья Петровна просто до шефа дойдёт и все. На слово ей верили всегда. С её загрузкой вроде бы и не должно было у Марьи Петровны никаких мыслей греховных возникнуть, но…

Был у неё ещё муж – Петрович, его так по её отчеству все и называли. Душка. Мухе боялся больно сделать и лампочку как-нибудь не так вкрутить. Но по дому ходил чуть не на цыпочках, когда Марья Петровна домой с работы приходила.

Вообще тревогу надо было поднять Лидке из соседнего подъезда, её подруге со школьных лет. Зашла она как-то к Петровне в магазин, а та стоит с задумчивым видом – уже тревожно. И выдает:

— Лидка, а ты когда-нибудь участвовала в сексуальных приключениях?

У той батон из рук так и выпал.

— Петровна, ну ты что, какие сексуальные приключения? У меня же полгода уже ремонт. И вообще, чего это тебя дернуло? День на дворе, зайдет еще кто-нибудь.

— А я магазин закрою! Могу я себе хоть раз это позволить? А ключи тебе отдам, посидишь полчасика.

— Петровна! Ты что, Петровича еще предложи в магазин с собой взять. Рассказать ему про твои «приключения».

Владелица магазина только замахала на Лидку рукой. Ей почему-то показалось, что дальше объяснять бесполезно, не поймет она разгула широкой русской женской души. Вечером попробовала подкатить с этим делом к Петровичу:

— Петрович!

— Бегу, дорогая! – И правда прибежал из ванной в одном халате. – Что случилось?

Петровна, как потом рассказывали, поедала одну конфету за другой из пачки, что само по себе было уже вторым тревожным знаком.

— Петрович, мне нужны сексприключения.

Тот засуетился, «ага щас», зачем-то кресло начал переставлять. Петровна не выдержала и расхохоталась. Но так, чтобы не обидно, в кулак.

— Петрович, что ты делаешь-то? Я не говорила в кресло меня сажать. Мне нужны настоящие приключения, понимаешь? Чтобы в какой-то другой обстановке, чтобы подальше от этого магазина и от всего. Чтобы все такое… такое… немного опасное было!

Благоверный как-то поник и ссутулился. С опасным у него явно было не все так хорошо, как и в целом с фантазией. Несмотря на искреннюю и беззаветную любовь к своей второй половинке.

Вечер закончился поеданием шоколадных конфет, и Петрович ошибочно решил, что нелегкая их миновала. Какое там.

Через пару дней Петровна набрала закадычную подругу, почему-то шепотом.

— Лидка! Бросай там пилить своего Вадика! Я же знаю, какое ты участие во всем этом ремонте принимаешь. Ха-ха! Да не обижайся, что ты как дурная. Иди сюда, момент настал.

— Петровна, какой еще момент? Ты вообще о чем?

— Да брось, чего такая непонятливая. Ну о чем мы с тобой недавно говорили-то? – Продолжала шипеть в трубку Петровна.

— О ремонте? – Несмело подала голос Лидка, боясь подумать о самом страшном.

— О гу-гу приключениях.

— О чем? – Теряла уже терпение Лидка.

— О сексприключениях, балда! О, здрасьте Павел Владимирович, — голос у Петровны изменился, слышно было, как она приветствовала замначальника завода.

Лиде пришлось ждать, пока они с ним наговорятся, наверняка еще и все слышал. Наконец, в трубке послышался голос Петровны, опять заговорщицки понизившийся до шепота.

— Лидка! Кому говорю! Снимай фартук и дуй сюда, смену принимать будешь.

Лида не стала говорить подруге, что, по ее мнению, та окончательно сошла с ума. Наскоро дожарила пару котлет на ужин мужу и побежала спасать ее.

А там уже Петровна суетилась, кассу закрывала и открывала, ящики какие-то из подсобки вытаскивала.

— Так, это если нашим сегодня пива не хватит…

— Петровна! – Таким же сдавленным голосом, каким подруга говорила с ней по телефону, начала Лида. – Какие еще ящики, ты с ума сошла? Куда ты собралась?

Та вся раскраснелась и махнула рукой.

— Ох, в баню меня пригласили.

— В баню? – Глаза у Лидки округлились до размеров котлет. – У тебя что, горячая вода дома кончилась?

— Лида! – Даже вскрикнула на нее взволнованная Петровна. – Ну какая горячая вода, ты вообще о чем. Зашли два мужчины, не наши, не с завода, я их вообще в первый раз увидела.

— Ну? – Тревожно переспросила подруга.

— Что ну? Не местные, говорю. Двое. Я так их и спросила: «вы не отсюда»? Они говорят: «нет, не отсюда, с проверкой приехали на два дня». И водкой затариваются, еще и шампанское у меня берут.

— А вдруг они сидевшие? Воры? Убийцы? Маньяки? Петровна, одумайся, ты же убьешь Петровича своими действиями!

Хозяйка магазина красноречиво махнула рукой.

— У Петровича до меня такие действия были, что мне теперь за всю жизнь оставшуюся не наверстать. Ну чего стоишь? Давай выпьем для храбрости, и я такси буду вызывать, адрес они мне оставили.

Лида поняла, что подругу никак не переубедить. Зашла со стороны кассы, села на ящик, разлили с ней коньяка на двоих – для храбрости. Петровна раздавала ценные указания о магазине. Лида через каждые три слова вворачивала «Петрович», пытаясь разубедить подругу. Потом начала просто говорить «одумайся». В ход пошла закуска из шоколадки, и Лида просто начала махать на Петровну рукой, подражая той. Решимость у Петровны была – кремень. Там не то что на скаку коня остановит, но ее саму на скаку никто не остановит, даже конем.

Вскочила, поехала, еще раз прическу перед такси взбила, шубу свою из кролика накинула на плечи и все. Поминай как звали честную женщину. Андрей и Антон оказались мужчинами галантными. Встретили, проводили в баню. Предложили выпить у нее же купленного шампанского. Никто ее не торопил, не принуждал. Она так в шубе первые пятнадцать минут и просидела. Ну двадцать пять, пока они не стали делать грустные лица.

— Ой, я же совсем забыла, чего это я в шубе сижу? – И сбросила с себя шубу и заодно и блузку. Это вышло у нее случайно.

Но тут уж нечего плясать обратно. Сама приехала, сама разделась. Сама предложила в своем же магазине «приключения» такие, что экскурсия по ее родному городу и не понадобится!

При виде ее крепкого, нежно-розового тела, не знавшего загара, заморские витязи приободрились. Стали ей почаще шампанское подливать и дверцу в парилку так многозначительно приоткрывать. Петровна вся зарделась от гордости, что вот сейчас она – как ударится в приключения! Что там Петрович, весь город будет от зависти стонать. А Петрович простит как-нибудь. Потом. Может быть. Не суть важно.

— Антон, закажи пиццу, пока мы будем с Машенькой при делах, — сообщил один второму.

Петровна аж вздрогнула от этого чужеродного «Машенькой», но бастионы не сдала, бюстгальтер не сняла, и колготки с юбкой тоже.

— Андрей, какую? – Лениво протянул приезжий, уже набирая номер.

— Да все равно, какую. С ветчиной или салями. И даме какую-нибудь закажи, с ананасами, например.

— Девушка, будьте добры, три пиццы. В баню. Да, три штуки. С ветчиной, салями и одну с ананасами. Мы согласны доплатить, если вы быстрее все привезете. Да, спасибо. А то можем до еды тут и не дойти.

Петровну аж передернуло от этого «можем не дойти». Такое холодное, с хохотком. Куда она попала? Но ведь и назад дороги нет, надо сдавать крепость врагу. Да какой там, сразу двум врагам!

Пока Антон равнодушно изучал что-то в телефоне, Андрей придвинулся к ней ближе, настойчиво подливая шампанское. Затем повернул ее лицо к себе и начал целовать: щеки, губы… Антон тоже как-то оживился и принялся поглаживать ее ногу, взяв к себе на колени. Так и не оторвался от телефона. А она колготки так и не успела снять. И никто не знает, что там в этот момент проносилось в голове у Петровны, но она начала страстно, настойчиво, всем сердцем желать, чтобы приехала пицца. Чтобы выскочить на свет из бани и забыть о своей дурацкой тяге к приключением как минимум на год, два, да на всю жизнь!

Хорошо, что город маленький. Доставщик пиццы добрался быстрее, чем Петровну занесли в парилку – разрумянившуюся и без жара от поцелуев и объятий.

— Петровна!

В дверях собственной персоной стоял Петрович. Три упаковки с пиццами выпали у него из рук на пол. Он застыл древнегреческой статуей, пока жена его являла собой зрелище с картины «Свобода, ведущая народ на баррикады». Неважно, куда ведущая, главное, что с чуть ли не обнаженной грудью.

— Петровна, что ты здесь делаешь?

— Закупки совершаю для магазина! А ты сам-то что здесь забыл, Петрович?

Антон и Андрей не торопились оплачивать упавшие пиццы (включая одну для чуть не падшей женщины). Просто наблюдали со стороны за происходящим.

— Я… курьером решил подработать. Не все же мне статьи научные писать? Ты сама говорила мне, нужна новая обстановка, нужны эти, как их, сексприключения, а на это деньги нужны…

Глядя на ошарашенную Петровну и не менее обалдевшего от поворота событий Петровича, Антон и Андрей начали хохотать.

— Вы что, и правда друг с другом спите? – Наконец, не выдержал и спросил ее Андрей.

— На минуточку, это мой муж! – Повысила голос Петровна, все свое волнение выплескивая в голос.

— Да не может такого быть, — посмеивался Андрей.

Антон молча подошёл к столу, налил себе водки и залпом выпил. Затем вернулся за пиццей, открыл коробки – и не помялось почти, сойдет. Расплатился с Петровичем и стал закусывать.

— А он что, с нами третьим будет? – Холодным тоном спросил друга Антон.

Петрович задрожал, понимая, что сейчас надо будет собрать все свое мужество в кулак и двинуться на обидчиков, защищая честь жены. Но тут неожиданно ход сделала Петровна. Она поднялась со своего места и еще больше повысила голос:

— Какой еще третий? Он – первый, первее и быть не может!

Затем наспех оделась, налила себе водки, выпила залпом и направилась к выходу из бани под руку с Петровичем. С собой прихватила пиццу «Райское наслаждение» с ананасами. И бутылку шампанского. Все равно ее.

Первые сутки Петрович старался лишний раз не натыкаться на нее в доме, на цыпочках выбегая на кухню или в туалет. Затем как-то пережил стресс, вернулся к жене на кровать и чуть не замурчал, когда она обняла его со всей широтой своей души, крепко стиснув ребра, почти до хруста.

— Дорогой ты мой Петрович, — протянула ласково оно. – Что бы я без тебя делала? И Лидка наша, балда, меня не отговорила, все повторяла только – «Петрович, Петрович». А что Петрович? А Петрович возьми и явись в самый нужный момент.

— Ну ты на Лидку не это… Это она мне посоветовала курьером идти, чтобы вес сбросить, чтобы тебе интереснее со мной было, — промямлил Петрович, плотнее прижимаясь к любимой.

— Ты у меня один самый родной и самый единственный, — подытожила Петровна, мечтательно глядя в потолок.

— Марья Петровна… — Замялся благоверный. – Мне продолжать подрабатывать тебе на приключение или как?

— Сейчас! Поездишь ты у меня по баням, — оскалилась Петровна, но тут же подобрела.

Город у нас небольшой, посмеялись, но не забыли. Говорят, замначальника завода потом с пиццей с ананасами к Петровне приходил. А она его выпроводила. Говорит: «Ну тебя в баню». Он и ушёл.

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

Популярный рассказ: Вышел месяц из тумана

Вы сейчас не в сети