Истории из жизни А ты веришь в чудеса?

А ты веришь в чудеса?

Парень на инвалидной коляске мужчина

— Серёж, а ты в чудеса веришь? – искоса взглянула на паренька Света.

Тот на минуту задумался и мотнул вихрастой головой.

— Нет, Света. Не бывает чудес. Нашла время спрашивать.

Девушка пожала плечами.

— А я вот верю. Хочешь, и за тебя верить буду? – улыбнулась ему, сверкнув ямочками на щеках.

Сергей ответить не успел. Привлеченная громким шепотом, в их сторону спешила завуч Анна Ивановна. — Петров, Блинова! Экзаменационное задание само себя не напишет! Если закончили, сдайте бланки и покиньте кабинет. Пристыженная парочка уткнулась в свои листочки, дописывать контрольную по русскому.

А потом был выпускной. Украшенный разноцветными воздушными шарами речной трамвайчик всю ночь до утра катал от души веселившихся выпускников. Сергей с Светой не принимали участия в общем веселье. Они тайком целовались за сваленными на корме канатами.

А потом их пути разошлись. Светлана поступила на факультет журналистики городского университета. А Сергей улетел в далёкую Москву, поступать в Военно-медицинскую Академию. Поначалу перезванивались и переписывались. Но затем, у каждого началась своя наполненная событиями жизнь и связь как-то оборвалась. Размышляя об этом, Света спешила по заснеженному парку от остановки к дому. Почему она вспомнила о Сергее именно сегодня, сама не смогла бы себе объяснить. Возможно, из-за редакционного задания взять интервью у хирурга, прилетевшего делать сложнейшую операцию в их военный госпиталь. А может быть из-за Дня рождения Сергея, который будет через два дня. Она замедлила шаг, вспоминая, что в последний раз, девять лет назад, в этот день, подарила ему смешное плюшевое сердечко с ручками, ножками и задорной улыбкой. Улыбнулась печально. Взглянула на бежавшую к подъезду тропинку и, чуть не упав, резко остановилась. Прямо под ногами у неё лежала грязная пушистая шкурка. Девушка попыталась обойти преграду, но шкурка вдруг открыла ярко зелёные глаза и жалобно мяукнула. Потоптавшись над лежащим котом с неестественно вывернутыми задними лапами, Светлана присела к нему и взяла на руки.

— Что с тобой, котик?

Зверь с надеждой заглянул ей в глаза и вцепился когтями в плечи. Его задние лапы безжизненно повисли, пачкая грязью новое белое пальто. Одной рукой девушка обняла зверя за туловище. На минуту задумалась и, развернувшись на каблучках, понеслась в направлении трассы. Через минуту у голосующей фигурки взвизгнуло тормозами такси.

— Куда?- хмуро поинтересовался таксист.

— В ближайшую ветклиннику. Только очень быстро, плачу двойной тариф, — девушка пыталась унять предательски дрожащий голос.

Водитель взглянул в зеркало заднего вида, понимающе кивнул и сорвался с места. В чистенькой, ярко освещенной частной ветеринарной клинике, Света вихрем промчалась мимо ожидавших своей очереди четвероногих пациентов и их хозяев. Увидев вывеску «операционная» толкнула стеклянную дверь и остановилась на пороге.

— Доктор, помогите!

Молодой человек в маске, сидящий перед обитым жестью столом, поднял на неё удивлённые глаза.

— Ниночка, отправляйте этого в бокс, — осторожно подал медсестре, безжизненное тельце крошечного кролика, — и выводите из наркоза.

— Что там у вас? – он застелил стол новой бумажной плёнкой и кивнул, — укладывайте.

Света задумчиво смотрела на колдовавшего над котом ветеринарного врача. Что-то неуловимо знакомое было в его глазах, пальцах и фигуре. Что-то давнее, из ранней юности.

— Сергей? – произнесла еле слышно.

Доктор поднял глаза от металлического стола, на котором без движения застыл большой полосатый кот и улыбнулся, — Узнала?

— Сергей! – почти вскрикнула.

Он страдальчески сморщился.

— Да я это, я. Не кричи, напугаешь, — кивнул на пациента.

— Ой, Серёж! — Света всне никак не могла взять себя в руки. Радость от встречи с первой школьной любовью, шальными пузырьками бежала по венам, — Как же я рада тебя видеть, Серёжка! Куда же ты пропал?

Он помрачнел.

— Долгая история, Свет. Ни к чему она тебе совсем. Давай лучше к находке твоей вернёмся. Когда, говоришь, ты его нашла? Девушка слегка оторопела от такого холодного приёма.

— Да вот сейчас и нашла. Выполз из кустов прямо мне под ноги. Я и не поняла ничего сначала, пока не пригляделась. А уж как разглядела…

Света всхлипнула и с надеждой посмотрела на доктора, рассматривающего только что сделанный рентгеновский снимок:

— Серёжа, ну неужели ничего сделать нельзя? Ну, может, есть хоть один шанс? Самый малюсенький?

Доктор мрачно покачал головой.

— Малюсенький говоришь? Малюсенький есть, конечно. Чудо называется. Веришь ты ещё в чудеса-то?

Она горячо затрясла головой.

— Верю!

— Ну, раз веришь, держи.

Сергей завернул в пеленку не сопротивляющегося полосатого кота. Отдал мягкий рулончик девушке и принялся расписывать всё необходимые для спинальника процедуры. Закончив выводить ровные ряды строчек на казённом бланке, он поставил печать и, протянув листок, грустно улыбнулся.

— На вот тебе верящая. Только знаешь, Света, не бывает чудес на свете. Не бывает. Она обречённо двигалась к двери, когда ржавой пилой по нервам резанул скрип больших металлических колес. Света резко обернулась.

— Сергей? Ты… — девушка, с удивлением уставилась на инвалидное кресло, которое из-за процедурного стола сразу и не разглядела. Он обреченно тряхнул головой.

— Тоже спинальник, Света, – договорил застрявшее в горле у девушки слово. Потом резко развернул большие колеса и скрылся за перегородкой в дальней части кабинета.

— Пожалуйста, уходи, – донеслось оттуда, и она растерянно поплелась к выходу.

— Спинальник… Спинальник… Спинальник, — как заведённая повторяла идущая по улице Света спустя пять минут. — Не бывает чудес! Спинальник, Света, — набатом грохотали в ушах Сережины слова. — Я тебе покажу, не бывает! –девушка зло топнула ногой.

Изумлённые прохожие резко шарахнулись в сторону от остановившейся посреди дороги плачущей девушки, в чьих руках жалобно мяукал завёрнутый в пеленку полосатый серый кот.

— Бывают чудеса, Серёжа! Я вам обоим докажу! — Света чмокнула в холодный нос ошалевшее от происходящего животное и уже уверенным шагом направилась в сторону остановки.

В том, что Серёже, в отличие от парализованного найдёныша, жалость её не нужна, девушка не сомневалась. А уж в том, что помощь её он принять откажется наотрез, и вовсе уверена была. Да только первая любовь она такая. Её разве что остановит?

Вот и Свету ничто не могло остановить. Ровно неделя ей потребовалась на то, чтоб крепость по имени Сергей пала. Она и работу его штурмом брала, и телефон докрасна раскалила, и всё, между прочим, под благовидным полосатым предлогом. То у неё массаж лап в назначении прописанный не получается, то капельницы мимо кота капают.

Одним словом, все у спасительницы не так, и без помощи специалиста ей совершенно точно не обойтись. Сергей уже и ругал её, и по-хорошему уговаривал, да только без толку всё.

Потому, спустя неделю, лишь вздохнул пару раз тяжело и сдался на милость победительницы. А Свете того и надо. Переехал парень к ней на десятый этаж, не бросать же неумеху. Дом новый, с удобным пандусом и широким лифтом. Да и к работе от её дома ближе – только парк поперёк переехать. Не нужно по автобусам в кресле мотаться.

Жили, как друзья – у каждого своя комната, пока кот не поправится. Иногда выходили вместе прогуляться. Молодая соседка по подъезду посмеивалась над этой парой. Не понимала, как девушка в рассвете сил могла привести в дом безногого инвалида.

Но однажды вечером Света пришла с работы с огромным пакетом из супермаркета. Выставила на стол много вкусной снеди и бутылку красного вина:

— Премию на работе дали за интервью с военным хирургом, — улыбнулась она и стала накрывать на стол.

Сергей, опустив голову, покатил в свою комнату. Но, видно, плохо он знал подругу. Девушка стол накрыла и силком покатила его на ужин. После пары бокалов вина и хорошего стейка, он поддался на Светины расспросы и рассказал, как стал неходячим.

— Понимаешь, у меня тогда командировка была, не спрашивай куда. Развернули полевой госпиталь, сначала послышались выстрелы. Потом хирургический модуль и накрыло, – опустив голову рассказывал он, — о военной службе пришлось забыть. Но, я хирург, работать хочу. А в ветеринарии ноги не особо нужны, — улыбнулся горько.

Света подошла к нему и нежно обняла.

— И мне твои ноги, не особо нужны, — поцеловала его в макушку, — лишь бы рядом был.

И полетели их совместные денёчки. Первый, второй, десятый. Света научилась делать кошачий массаж. Зверь полосатый после её процедур даже лапами бесчувственными подергивать стал. Наорет на Свету на языке своём кошачьем, выскажет всё, а потом и дёргает. Саша только диву даётся — быть, говорит, такого не может. А Света смотрит луково и знай, дело своё под кошачье фырчанье продолжает.

Одно только девушку огорчало. Огорчало да по сердцу как ножом резало — к своим ногам Сергей её не подпускал. Она уж и так к нему, и эдак. И специалистов позвать предлагала, и книжки умные подсовывала, и гимнастики специальные для спинальников находила. А он только смотрит насуплено и всё повторяет:

— Не бывает чудес, Света. А раз не бывает, то и пробовать нечего. Смирись.

Вот и ревела Света ночами в подушку. Тихо ревела, горько. Кот её полосатый, после вечерних процедур на девушку обиженный, к кровати подползал да в глаза её заплаканные внимательно заглядывал. День заглядывал, два… А на третий подтянулся под Светины всхлипы на передних лапах на кровать, подполз к самому лицу и так зыркнул, что Света не то, что реветь, дышать перестала.

А потом и вовсе невиданное случилось. Переполз кот на ноги Сергея спящего, затарахтел как дизельный трактор и принялся сквозь одеяло когти выпускать. Долго мял бесчувственные ноги, как заправский физиотерапевт, старался. За окном уж рассвет занялся, а полосатый кот всё не успокаивался. Остановил его только звон будильника.

В тот момент Сергей проснулся и на Свету, во все глаза на него смотрящую, глянул вопросительно. Ползунок угомонился. Шустренько стек с кровати, лапы задние под себя подтянул и уснул прямо посередине пушистого ковра.

И потянулись месяцы. Днями Света в редакции, Сергей в клинике. А вечерами она, под присмотром специалиста кота лечила и вкусняшками их обоих баловала. По ночам Ползунок по Сергеиным ногам топтался, да всё быстрее, всё яростнее исполнял свой замысловатый танец. Пока однажды, в самый обычный день, не произошло одно страшное событие.

Света тогда окна мыть затеяла. Вот и распахнула створки во всю ширь. Сергей таз с водой на стол у окна поставил, да спохватился, что воды холодной налил. Чисто ли холодной-то отмоешь? Поэтому и пошла Света с ковшом в ванную. А уж как из ванной вышла, так и замерла в ужасе, всю воду себе под ноги, на пол расплескала. Парализованный на задние лапы кот на подоконник по занавеске забрался. Да и сидел шельмец, как-то очень странно, на лапах задних. Сантиметра два от пропасти десятого этажа вниз его отделяло, не больше. Сергей к нему руки тянул, да вот дотянуться через стол, не поднявшись с кресла инвалидного, не получалось. Свете-то и подавно с другого конца комнаты вовремя не добежать было. А кот, словно специально морду полосатую к краю тянул. Тянет и на Сергея глазищами сверкает:

— Смотри, мол, хозяин, упаду сейчас. Как есть упаду. Если ничего не сделаешь…

Сергей уж и «кискал» ему, и звал ласково, а кот будто дразнится. Усы растопырил, шерсть вздыбил и как метнется в сторону проёма… У Светы сердце удар пропустило. Глаза сами зажмурились, а в груди такой крик застрял, что, того гляди, грудную клетку проломит. Девушка сползла на пол, руками стену нащупала, и заплакала в голос.

— Света! Светочка! Родная моя!

Сергеин голос через Светино горе, как через туман, не с первого раза продрался. А когда он дошёл до сознания, девушка остолбенела в шоке.

— Сергей? – Света во все глаза смотрела на стоящего у окна парня, — Серёжа!

Она в изумлении переводила глаза, то на опрокинутое инвалидное кресло, то на неуверенно стоящего на ногах Сергея. То на довольно урчащего полосатого кота, уютно устроившегося на груди у парня. Света этого самого кота уже похоронить успела, а он знай себе, щурил зелёные глазищи и довольно на неё поглядывал. И, подумать только, елозил по Сергеиным рукам задними, ещё вчера, казалось, парализованными лапами. Девушка неуверенно поднялась. Сделала шаг по направлению к застывшей у окна парочке. А потом вдруг остановилась и рассмеялась. Звонко так рассмеялась, счастливо — до икоты, до слёз.

Дёрнулась вперёд, подбежала к ошалевшему не меньше её самой Сергея. Обняла вместе с прижатым к груди полосатым провокатором, стала целовать обоих, не разбирая, куда попадают её губы:

— Серёж, — прошептала, — А теперь ты веришь в чудо?

Молодой человек, выпустил кота и обнял её нежно:

— Верю. В тебя верю, упрямая ты моя. Ты моё чудо!

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети