Истории из жизни — Я тебе больше не мама! — спокойно ответила женщина

— Я тебе больше не мама! — спокойно ответила женщина

Женщина плачет

Антонина Петровна взяла её руки в свои, пытаясь успокоить.

– Вадим так и не нашел работу себе.

— Что?! – у Антонины Петровны широко распахнулись глаза.

Она, конечно, подозревала, что её сын не самый заботливый муж и отец, но такого она не ожидала.

— Не так громко, — улыбнулась измученная Оксана.

— Прости, но я в шоке, — пробормотала женщина. – То есть, получается, вы всё это время жили на твою зарплату? В твоей квартире? А что мой сынок вообще там делал?

— В основном ел и спал, — печально усмехнулась Оксана.

Антонина Петровна покраснела. Ей было ужасно стыдно за Вадима, стыдно, что воспитала его таким, стыдно, что он пересел с одной шеи на другую, причём обосновался на плечах хрупкой беременной девушки. И палец о палец не ударил ради счастливой семейной жизни.

— Господи, Ксюша, что же ты раньше молчала…

— Раньше я не уходила в декрет. Я посмотрела размеры выплат, и поняла, что мы втроем не протянем. Даже без учёта того, что для ребёнка понадобится очень много денег на одежду, подгузники и прочее. Нам банально на еду на троих не хватит.

— Я вам обязательно помогу, — тут же сказала женщина.

— Спасибо, конечно, возможно, мне придётся принять это предложение, но пока… Вы не могли бы поговорить с Вадиком? Может, Вас он послушает. Я устала твердить ему про работу, он всё время отмахивается: мол, завтра или ещё что-то. А в последнее время, представляете, стал говорить, что зарабатывает. А знаете как? – Антонина Петровна отрицательно покачала головой. – А он стримит свои игры!

— Что значит – стримит? – не поняла женщина.

— А, это когда человек выкладывает прямой эфир своей игры в интернет. Там ещё можно «поддержать» деньгами этого человека. Вот вчера, например, он гордо показал мне 23 рубля на своем счете. 23 рубля, Антонина Петровна!.. – Оксана схватилась за голову. – И это он назвал заработком!.. На 23 рубля много для ребёнка не купишь, между прочим.

Антонина Петровна кивнула. Она была в шоке. Нет, ну это надо быть таким…

Она просто не нашла слов, чтобы описать поведение своего сына даже у себя в мыслях.

— Я с ним обязательно поговорю, Ксюша, — женщина тяжело вздохнула, понимая, что вырастила настоящего альфонса.

Ей до слёз стало обидно, ей было так жаль Оксану. Девушка тем временем кивнула и, кажется, немного успокоилась.

– Вот как мы поступим. Он пока не закончит сидеть в своём ноутбуке, с тобой не пойдёт. Ты скажи, что очень устала и иди домой, а я с ним поговорю.

— Хорошо. Спасибо, Антонина Петровна, простите, что прошу Вас о таком… — девушка очень волновалась и была крайне расстроена.

Но, видимо, у неё закончились все душевные силы.

— Перестань. Надо было раньше рассказать о том, что Вадим бездельничает. Он хоть квартиру убирает? – без надежды спросила женщина.

Оксана вымученно улыбнулась.

— А сами как думаете?

— Ясно. Ну, ладно. Ступай домой. Вызови такси и подожди здесь.

— Хорошо. И спасибо ещё раз, я не знаю… — девушка вдруг «ойкнула» и приложила обе ладони к животу. – Толкается, — улыбнулась она.

Антонина Петровна тоже улыбнулась. Ну, хоть что-то в жизни радует Оксану.

— Тебе нужно отдохнуть и больше не нервничать. Я постараюсь всё уладить.

— Ладно, — Оксана достала телефон и вызвала такси. – Написано, что ждать минуту. Пойду одеваться.

Девушка надела балетки и накинула пальто. Потом сказала Вадиму, что устала и едет домой. Как и ожидалось, Вадик был не особо заинтересован, издал своё коронное: «Ага», даже не отрываясь от монитора ноутбука. Оксана попрощалась с Антониной Петровной и вышла из квартиры.

— Вадик, — строго начала женщина, чувствуя, как сердце бешено бьётся от злости. – Нам надо поговорить.

— Давай через пять минут, — так же не отрываясь от экрана, сказал Вадим.

— Нет, сейчас! – крикнула женщина и так хлопнула крышкой ноутбука, что наверняка больно ударила по пальцам сына.

— Да что ты творишь-то?! – тут же закричал Вадим, снова откидывая крышку и пытаясь вновь погрузиться в игру, на что Антонина Петровна просто выдернула кабель интернета.

Этого Вадим никак не ожидал, и потому вышел из себя.

– Ты зачем это сделала?! Твой дурацкий разговор не может подождать пару минут?! Не забудешь уж!

— Нет, не может! Я слишком часто потакала твоим глупым детским капризам! – не менее агрессивно крикнула Антонина Петровна. – Что ты себе позволяешь, мальчишка! Помни, с кем говоришь!

— Ты, видимо, забыла, — злобно ответил Вадим, но ноутбук отложил. – Итак, мамочка. Чем же я навлёк на себя твой, несомненно, праведный гнев? – он говорил с явной издёвкой, что ещё сильнее злило Антонину Петровну, но женщина старалась не подавать виду, что сыночку за первые пять секунд удалось вывести её из себя.

— Ну-ка, сыночка, — в тон ему ответила женщина. – А объясни-ка мне, дуре старой, какого чёрта ты, бугай, живёшь за счёт беременной женщины?

Вадим тут же изменился в лице.

Наш финансовый вопрос тебя касаться не должен, — процедил он сквозь зубы.

— Так и не касался, пока я не узнала, что ты на всём готовом живёшь в то время, как твоя беременная жена работает до сих пор, за пару дней до родов.

— Оксанка пожаловалась, да? Ну ладно, ладно. Будет тебе известно, я зарабатываю.

— Двадцать три рубля? – с иронией поинтересовалась Антонина Петровна.

Вадим вспыхнул, но кричать в этот раз не стал.

— Да, сумма небольшая, но…

— Никакая, — перебила его мать.

– Этого даже на проезд в автобусе не хватит.

— Но! Всё ещё впереди.

— Вадим, — женщина приложила руку ко лбу. – Какое ещё «впереди»? У тебя на днях ребёнок родится!..

— Ну и что? – искренне не понимал Вадик.

— Ну и то, что жена твоя работать не сможет!

— А, так из дома можно секретарем работать, — беспечно ответил Вадим.

У Антонины Петровны даже в глазах потемнело. И это говорит её сын?..

— А ещё можно и тебе на работу наконец-то выйти.

— Да куда?

— Как это – куда? Я тебе зачем институт оплачивала? По специальности и иди работать!

— Эта специальность сейчас не так уж востребована… — скосил глаза Вадим.

— Инженер не востребован? – округлила глаза Антонина Петровна.

Она подошла к книжным полкам, взяла свежую газету и раскрыла на странице объявлений.

– Сынок, да я тебе сама работу могу за пять минут найти.

— Ну и что там? – кисло поинтересовался Вадим.

— Вот, пожалуйста, — ткнула пальцем Антонина Петровна в объявление.

Вадим лениво пробежался взглядом по строчкам.

— Хорошо, я завтра позвоню.

— Нет уж, знаю я твоё «завтра позвоню».

— Уже поздно.

— Написано, что они работают круглосуточно, — не сдавалась женщина.

— Я же сказал, что позвоню! Что тебе ещё от меня надо? – крикнул Вадим.

— Я сейчас сама позвоню. Где твой диплом? Ты же так и не удосужился свои вещи из моей квартиры забрать, — подчеркнула Антонина Петровна.

— А вот диплом как раз забрал! – гордо сказал Вадим. – Так что не найдёшь ты его.

— Хорошо, — спокойно ответила женщина. – Где он у вас дома? Хотя, Оксана, наверное, в курсе. Мне нужен только номер, — Антонина Петровна пошла к телефону.

— Мама, да брось ты! – Вадим поднялся с кресла и подошёл к матери. – Я честно завтра сам позвоню. Я даже газету заберу, вдруг ещё что-то найду.

— Вадим, так было много раз. Я уже привыкла к твоему вранью, — сухо отрезала Антонина Петровна.

Тут зазвонил телефон Вадика, и он посчитал это спасеньем – это было написано на его лице.

— Алло? – он поднял указательный палец, прося мать не встревать в разговор. Звонившей была Оксана, она что-то кричала в трубку.

– Ксюш, тише, я ничего не понимаю… Что… Как… — Вадим округлил глаза. – Но ведь… Да, да, я понял, да. Первый. Конечно, — он нажал на сброс и положил телефон в карман.

– У Оксаны начались роды, — оповестил он свою мать, видимо, пребывая в глубоком шоке.

— Как?.. Так а что ж тут ещё делаешь?! Ну-ка быстро поезжай к ней! Нет, стой! Надо сначала домой за вещами… А, я сама ей всё соберу, поезжай к ней в роддом!

— Мама, без паники! – объявил Вадим, хотя сам был белый, как мел. – Она сказала, что сначала мне нужно собрать пакет с вещами, она даже перечислила что… Поехали со мной, пожалуйста!..

— Конечно, конечно. Едем, — взволнованно ответила Антонина Петровна.

Вот уж чего она не ожидала, так это того, что легкий толчок малыша даст начало родам. Антонина Петровна захватила с собой свежие фрукты для передачи, и спустилась к сыну, который уже ждал ее в такси. Дома у них было чисто, экстренные сборы выдавала только небрежно брошенная папка с документами, видимо, Оксана искала свой полис или паспорт. Антонина Петровна всё это отмечала непроизвольно, пока Вадим бегал по квартире и искал нужные вещи. Ни капли не задумываясь, он приводил дом в полный хаос. Мать Вадима прошла во вторую комнату, где было всё обустроено к появлению ребёнка. Кроватка, игрушки, светильники, даже мягкие уголки, чтобы позже малыш учился там ползать.

Ностальгия нахлынула на Антонину Петровну. Она вспомнила, как сама ждала появления Вадима на свет. Несмотря на то, что их бросил муж женщины, едва узнав, что скоро станет отцом, Антонина Петровна очень хотела ребенка и думала, что справится с его воспитанием. Увы. Не справилась.

— Мама, ты не видишь красный махровый халат?! – крикнул Вадим из другой комнаты.

Женщина оглянулась по сторонам. Вот же он, прямо на двери висит. Она взяла халат в руки и понесла бегающему по комнате Вадиму.

— Держи.

— Спасибо! Так, вроде, все собрал. Я поеду, ты со мной? Можешь тут пока остаться, вдруг долго придется ждать. Я тебе позвоню.

— Да, я бы немного отдохнула, — сказала женщина.

— Хорошо, если что, запасные ключи у соседей, всё, я позвоню! – Вадим выскочил за дверь и отправился к своей жене.

Антонина Петровна не спеша огляделась в квартире. От порядка мало осталось. Вадик похозяйничал, явно не обращая внимания на старания Оксаны.

На автомате женщина начала прибираться. Когда с вещами было покончено, она посмотрела на мобильный телефон. Пропущенных звонков от сына не было. От ожидания Антонина Петровна не придумала ничего лучше, кроме как поискать диплом Вадима. Каково же было удивление женщины, когда она пересмотрела все документы, но так ничего и не нашла. Диплом Оксаны был на полочке, кстати, она оказалась экономистом. А вот ни одной записи о Вадиме в документах не было. Причем, паспорт лежал себе на полочке. Антонина Петровна нахмурилась, подозревая что-то неладное, решила позвонить в институт, где учился Вадим. Было уже почти шесть часов, но женщина на удачу набрала номер. Ей нехотя ответила секретарь декана.

— Здравствуйте, извините, что беспокою так поздно, — начала Антонина Петровна. – Мой сын потерял свой диплом, нам бы восстановить его.

— Для этого ему нужно подать заявление, — монотонно ответила секретарь.

– Пусть приезжает завтра.

— Но ему очень нужен номер диплома для трудоустройства! Понимаете, у него жена рожает вот прямо сейчас, а на прошлой работе его сократили… Вот… Мне бы только номер узнать.

— Хорошо, — вздохнула женщина. – Продиктуйте ФИО и паспортные данные Вашего сына, я посмотрю в базе номер и продиктую Вам.

— Спасибо! Вы очень добры, — Антонина Петровна продиктовала всё, что просили.

К счастью, Вадим оставил свой паспорт на полке.

— Так, Вы уверены, что назвали правильные данные? – у Антонины Петровны прямо-таки сердце пропустило удар.

— Да.

— Странно, в базе нет такого ученика, а мы храним данные за двадцать лет. Может, Вы ошиблись институтом?

— Возможно, — ответила Антонина Петровна, а сама подумала: «Сыном я ошиблась».

— А, нет, вот, подождите. Был такой ученик, но отчислен за неуплату.

— Ох, простите меня! Я совсем забыла об этом. Он же в другой институт поступал потом, когда мы разобрались с финансовыми вопросами. Извините, что отвлекла и потратила Ваше время. Всего доброго, — Антонина Петровна нажала на «отбой».

В голове стучали молоты, ноги подкашивались. Женщина тяжело опустилась на диван. Она соврала, сама не зная зачем. Конечно, Вадим никуда не перепоступал, он всё время до выпуска рассказывал матери про учёбу, про экзамены и все прочее. А на деле, небось, все денежки тратил на гулянки с друзьями, а не на учёбу. В общежитии он никогда и не жил, так что ему просто надо было уйти с утра, а куда именно можно было и не отчитываться, ведь Антонина Петровна думала, что её сын ходит на лекции. Она считала, что хотя бы на свое образование Вадим на плюнет, отучится, хоть специальность за плечами будет…

На деле же…

Антонина Петровна первый раз за много лет заплакала. В её слезах были и горечь обмана, и боль от осознания, и ненависть к себе за то, что не смогла правильно воспитать единственного сына. В слезах она просидела около получаса, потом заварила себе чаю, надеясь, что не оделяет Оксану. Она понимала только то, что сына у неё больше нет. И это было ужасно.

Спустя какое-то время позвонил Вадим. Сначала Антонина Петровна не хотела брать трубку, но потом все же вспомнила про Оксану.

— Да, — безжизненным голосом сказала она.

— Родила! – радостно сообщил ей Вадим.

– Мальчик, 3400, назвали Илья!

— Рада за неё, — улыбнулась Антонина Петровна.

— А я тут что, не при делах? – усмехнулся Вадим.

— Надеюсь, что нет.

— Мама, ты о чём? – посерьезнел Вадим.

— Я тебе больше не «мама», — спокойно ответила женщина.

— Что? Что случилось? – не понимал он.

— А то, что я позвонила в твой институт, — в трубке не слышалось ни звука. – Да, да. И вот как получается. Поступить-то ты поступил, но не закончил. А мне врал про «экзамены», «лекции», «выпускной». И всё ради вымогательства денег на гулянки с друзьями.

— Мама… Всё не так… — вздохнул Вадим.

— Не называй меня «мамой». Отныне тепличные условия для тебя кончились, — жестко сказала Антонина Петровна. — Давно пора было это сделать. Я помогу Оксане и её ребенку, своему внуку. Но не тебе. Ты сам по себе. Выкручивайся, как знаешь, зарабатывай на играх по 23 рубля, ешь один «доширак» в неделю – мне всё равно. Оксане я буду давать деньги, а она мне будет приносить чеки. И поверь мне, я знаю, что и сколько она съест. Знаю, какие расходы нужны на ребёнка. А ты от меня больше ни рубля не получишь. И врать я больше тебе не дам.

Вадим какое-то время молчал. Ему стало стыдно за всю свою жизнь. Он понимал, что мать полностью права, вообще удивлялся, как его обман раньше не раскрылся. Но ребёнок в нём протестовал, кричал, что его заругали и требовал высокомерно бросить трубку. Мужчина перевёл взгляд на палату с женой и новорожденным сыном. Они выглядели такими счастливыми, но в то же время такими беспомощными…

Он захотел заботиться о них. Захотел, чтобы Оксана отдохнула. Захотел, чтобы его сын ни в чем себе не отказывал. И чтобы все получилось, ему нужно время. Хотя бы немного. Вадим тяжело вздохнул.

— Ты права, — выпалил он. – Я врал тебе всё это время. Я иногда даже сам не знал, почему не говорю тебе правду. А потом всё наросло, целый снежный ком проблем. Я не хотел ни с чем разбираться, не хотел начинать «взрослую жизнь». Я видел, как ты крутилась, разрывалась между мной и работой, а я только требовал, требовал, требовал. Мне сейчас очень стыдно за это, поверь. Я не прошу прощения, понимаю, такое не простить. Но я хочу, чтобы моя семья была счастливой. Чтобы Ксюша и Илья видели во мне не обузу, а надежного человека. И я добьюсь этого. Но в самом начале мне понадобится твоя помощь.

— Красиво говоришь, да только верится с трудом, — ответила Антонина Петровна.

Однако речь сына всё же произвела на неё впечатление. У него даже тон поменялся. Сейчас Вадим говорил серьезно.

— Я понимаю. Мы можем пригласить нотариуса, я тебе все верну. Мне нужны лишь деньги на продукты на первый месяц. Я пойду работать грузчиком, охранником на склад, я найду работу без специальности. Потом я заочно окончу институт и пойду работать не руками, а мозгами. Но мне нужна твоя помощь, поддержка… Я понимаю, что уже прошу слишком много за те годы лжи… Но, прошу, поверь мне.

Антонина Петровна помолчала.

— Ладно, — выдохнула она. – Я поверю тебе, Вадим. В последний раз. Если ты меня обманешь…

— Не обману. Спасибо, — он повесил трубку.

Вадим устроился на две работы. Оксана сидела дома с ребёнком. Уже к концу месяца Вадим вернул деньги своей матери.

Антонина Петровна взяла их только ради того, чтобы показать сыну, что он ещё не прощен. Но Вадим не подводил. Он работал, иногда сутками не возвращаясь домой, но пытался вытащить на себе все потребности семьи. Антонина Петровна только удивляться могла тому, как сильно изменило Вадима рождение сына. Может, это тот самый стимул, которого ему всю жизнь не хватало? В любом случае, казалось, что всё начинало налаживаться. Постепенно отношения между матерью и сыном улучшились, теперь вся семья ходила в гости к Антонине Петровне и звали ее заглянуть на чай с тортиком Оксаны, чему женщина была очень рада.

А когда Илье исполнился год, Вадим радостно сообщил, что поступил на заочное обучение в тот же институт.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Через тернии к счастью

Вы сейчас не в сети