Дорога поле

Дочь алкашки

— Вот значит, что ты задумала, — выговаривала Раиса Петровна Ульяне. — Забеременеть побыстрее, чтобы он уже не открутился? А ведь я говорила ему, олуху царя небесного, не выдумывай ты все эти гражданские браки. Будете жить вместе, окрутит она тебя как пить дать. Знаешь, как всё это называется? Сожительство! Ну, признавайся, зачем тебе это было нужно?

Ульяна ничего не ответила. Она подошла к окну и стала смотреть, как шумят и бегают ребятишки на детской площадке. Их мамы, сидя на скамеечке, наблюдают за своими детьми, о чём-то разговаривают друг с другом, смеются…

Она бы тоже хотела стать такой мамой, вот только в одном ошиблась: полюбила не того мужчину…

Когда они только познакомились с Андреем, он показался ей самым замечательным человеком на всём белом свете. Ульяне было уже двадцать три года, а ему недавно исполнилось тридцать. И девушка решила, что вот он, добрый, смелый, надёжный…

Даже когда она призналась ему, что выросла в детском доме, его это нисколько не испугало. Он только спросил, почему она там оказалась.

— Да как тебе сказать, Андрюша… Наверное, как многие. Мне было пять лет, когда органы опеки забрали меня у мамы. Я не хочу сейчас говорить об этом, тем более, что ни в чём не виновата. Родителей не выбирают. Мне досталась пьющая мама. Своё раннее детство я жила впроголодь, часто ночевала в подъезде, потому что она просто выгоняла меня. Била. Её собутыльники тоже издевались надо мной… Прости, Андрюша, не хочу это вспоминать. Скажу только, что соседи пожаловались в органы опеки и однажды за мной приехали какие-то люди. Дали целую горсть шоколадных конфет. Знаешь, я до сих пор помню их вкус. А потом меня куда-то увезли. Так я попала в мой первый приют.

— Их что, было несколько? — удивился Андрей.

— Да. Целых три. Один раз детский дом расформировали, а детей отправили по-разным приютам. Потом ещё два раза меня и некоторых других детей перевозили в разные места. А я никак не могла дождаться того времени, когда стану совершеннолетней и можно будет навсегда покинуть приют. И вот мечта моя сбылась. Я выросла. Живу в общежитии, за комнату плачу сама. Работаю санитаркой в районной больнице. Зарплата маленькая, но я одна, мне хватает. И работа мне нравится. Как могу, помогаю людям… Вот и вся моя маленькая жизнь.

— Подожди, а почему ты живёшь в общежитии? Я слышал, что есть закон, по которому всем выпускникам детских домов положено жильё.

— Не всем, — вздохнула Ульяна. — Как мне объяснили, я имею право на квартиру мамы. А значит в жильё не нуждаюсь.

— Ты видела её? Свою мать? — осторожно спросил Андрей.

— Да, я приходила к ней. Но она меня не узнала. Зато я вспомнила всё, что видела в детстве. Как будто никогда и не уходила оттуда. Это очень страшно. Мама совсем опустилась, сильно постарела… А вокруг все такие же собутыльники, грязь, отвратительный запах… Прости, я не хочу об этом говорить. Я понимаю, что ни в чём не виновата. Но мне всё равно стыдно…

Андрей выслушал девушку, потом обнял, крепко прижав к себе:

— Теперь у тебя всё будет хорошо. Ты мне веришь?

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Верю, — кивнула она в ответ.

Ульяна в самом деле поверила Андрею. И когда он предложил ей жить у него, не раздумывая, согласилась.

Раиса Петровна, мать Андрея, хоть и не жила с сыном, но известие о том, что он привёл в свой дом девушку, восприняла в штыки.

— Зачем же ты себе это ярмо на шею вешаешь? Неужели не понимаешь, чем всё это может закончиться? Да была бы ещё девушка путёвая, я может быть и согласилась бы. А ты привёл эту, помоечную!

— Мама, не надо так говорить, — просил Андрей. — Ульяна — хорошая девушка. Чистюля, каких поискать. Готовить учится. Мама, поверь мне, она просто умница. Уверен, со временем из Ульяны получится хорошая жена.

— Ой, — Раиса махала на сына обеими руками. — Только вот этого мне не надо! Эх сынок, сынок. Чует моё сердце, окрутит она тебя… Вокруг пальца обведёт. Вот увидишь, наплачешься ты с ней.

Когда Ульяна поняла, что забеременела, больше всего испугалась реакции Раисы Петровны. Она и без того то её постоянно пилила. А теперь и вовсе жизни не даст.

Андрей беременности подруги тоже не очень обрадовался.

— Ну ты что это, специально что ли? — скривил он губы. — Мы с тобой разговаривали о том что, нам пока ещё рано заводить детей.

— Извини, но так получилось, — вздохнула Ульяна. — Хотя, если честно, я не понимаю, почему ты паникуешь… Мы с тобой уже достаточно взрослые люди, для того чтобы у нас появился ребёнок.

— Это ты так думаешь, — ответил ей Андрей и, хлопнув дверью, ушёл из дома.

Почти сразу же вслед за этим к Ульяне прибежала Раиса Петровна и накинулась на девушку с обвинениями:

— Мне Андрюша всё рассказал! Я так и знала, что всё так получится. Но вы же самые умные! Андрей тот ещё олух царя небесного! А вот ты оказалась не промах. Ну, признавайся, зачем тебе это было нужно? Квартиру решила у него оттяпать? Знаю я вас прощелыг! А только будь что я тебе скажу, дорогуша. Выйти замуж за Андрея даже не рассчитывай. Я ему невесту почище тебя найду. Он всегда так хорошо общался с Людочкой, дочерью моей подруги. А потом появилась ты, и он как с ума сошёл. В общем, я бы на твоём месте собрала вещи и съехала отсюда. Денег на аборт мы тебе дадим. Пожила в хорошем месте и хватит с тебя.

Ульяна покачала головой.

— Я уйду, только после того как мне об этом скажет Андрей, — проговорила она, даже не взглянув на Раису Петровну.

— Ну, это мы ещё посмотрим, — усмехнулась та. Раиса Петровна давно ушла, а Ульяна все состояла и стояла около окна, думая о том, что же ей теперь делать.

Она никак не ожидала такой реакции от Андрея, в конце концов ведь беременность и в самом деле произошла случайно. Но избавляться от ребёнка девушка не собиралась. Как можно делать это? Ведь малыш ни в чём не виноват…

– Ладно, – решила девушка, – Андрей вернётся, и мы спокойно с ним обо всем поговорим.

Она прилегла на диван и уснула, не услышав, когда пришёл Андрей. А он не стал её будить и тихо прошёл в спальню, прикрыв за собой дверь. Его разбирала досада.

«Всё-таки мама права, – думал он, лежа в кровати и глядя в потолок. – Ну какой из меня сейчас отец. Это такая ответственность. К тому же расходы большие. А дети – это вечные крики, недовольная, уставшая жена. И никакого покоя дома. Нет, я к этому точно не готов. Не хочу я ни детей, ни семьи. Для себя еще пожить надо, погулять. И Ульяну я зря домой привёл… Пожалел на свою голову.»

С этими мыслями Андрей уснул, а утром, за завтраком, хмурый и недовольный, кивнул Ульяне.

– Сядь, поговорить надо.

Девушка молча слушала его и думала только о том, что он выглядит очень жалко. Почему же она раньше не видела, какой он? Ей казалось, что Андрей настоящий принц, добрый, любящий, заботливый. А ему просто удобно было, чтоб рядом с ним жила бесплатная прислуга. И ни о какой любви даже речи не шло.

Так же молча она поднялась и вышла в другую комнату, где в углу на полке лежала её старенькая сумка. Крепко сжав губы, чтобы не заплакать, Ульяна стала собирать свои вещи.

– Ну и куда ты собралась? – Андрей подошёл и встал рядом. – Что, хочешь характер мне свой показать? Вот, мол, какой я подонок, а ты святая?

– Нет, я не святая, – покачала головой Ульяна. – Я просто другая, не такая как ты.

Больше она не сказала ни слова, и это ещё больше разозлило Андрея. Ему было бы легче, если она устроила истерику, кричала, во всём его обвиняла. Или умоляла о том, чтобы он её пожалел. Но она, эта странная девушка с огромными бездонными глазами ни словом, ни жестом ни упрекнула его, только облила презрительным взглядом, царапнув где-то в глубине души. И ему вдруг захотелось сказать ей что-то обидное, такое, чтобы вызвать у неё слёзы, чтобы она стала умолять его о пощаде.

— Ты дочка алкоголички! — заявил он. — И если сейчас уйдёшь, другой судьбы у тебя не будет. Сопьёшься, как и твоя мать. Это у тебя в крови, тут ничего не поделаешь. Я твой единственный шанс выбраться из этой грязи. И ты собираешься упустить его. Ульяна, ты слышишь, о чём я говорю? Если ты сейчас уйдёшь, я больше никогда не приму тебя назад. Даже если ты приползёшь на коленях… Говорю тебе это один раз и больше повторять не буду! Ульяна! Ульяна…

Но входная дверь уже закрылась за ней, и Андрей остался в своей квартире один.

Через несколько дней он узнал, что она снова сняла комнатку в общежитии и всё также работает в районной больнице. Тогда он позвонил матери и рассказал обо всём.

— Мама, может быть я зря так поступил?

— Да что ты, сынок! Ты всё правильно сделал! Кстати, я видела Людочку, она не против встретиться с тобой. Может быть пригласишь её куда-нибудь? А про Ульяну забудь. Она тебе не пара…

Услышав вздох сына, Раиса Петровна поняла, что ей срочно нужно что-то предпринять. И принялась за дело. Она пришла коменданту общежития и наговорила таких нелепостей про Ульяну, что у пожилой женщины волосы дыбом встали. А потом отправилась в больницу и тоже самое наговорила тем, кто с Ульяной работал.

Девушка ничего об этом не подозревала и очень удивилась, когда комендант потребовала от неё освободить комнату. На работе Ульяну тоже ждало увольнение, и никто не захотел слушать расстроенную девушку, слишком убедительна была Раиса Петровна.

Доведённая до отчаяния, девушка расплакалась. Она сидела в больничном сквере, пытаясь понять, что же происходит, почему все так ополчились на неё. Вдруг кто-то коснулся её плеча. Ульяна подняла голову и увидела перед собой Веру Сергеевну, старушку, которая только неделю назад выписалась из больницы. Они прекрасно знали друг друга, потому что Ульяна как раз обслуживал эту палату где лежала Вера Сергеевна. Скромная, улыбчивая девушка понравилась старушке, и она не смогла пройти мимо увидев её в слезах.

— Что с тобой, деточка, кто тебя обидел? — спросила она.

Сама не зная почему, но Ульяна решила ей довериться и рассказала о том, что произошло в её жизни.

— Значит, тебе жить негде? Ну так это не беда. Слушай, здесь неподалеку есть деревенька, я сама оттуда родом. Так вот там сосед мой Михаил Иванович, 80-летний одинокий старик. Хочешь, я ему позвоню, скажу, что ты приедешь и он тебя приютит.

— Нет-нет, — запротестовала Ульяна, — это неудобно.

— Вот ещё! — всплеснула руками Вера Сергеевна. — Он сам сколько раз говорил мне, что с удовольствием пустил бы на постой квартирантку. Так что, поезжай и не сомневайся. В конце концов это лучше, чем сидеть на скамейке и рыдать. Платить ему ничего не надо, будешь просто ухаживать за ним, готовить, убирать, стирать… Просто представь, что он твой родной дед…

— Хорошо бы, если бы это было так, — улыбнулась Ульяна.

— Так и я тебе о чём говорю! Да ты не бойся, старик он добрый, тихий. Непьющий. Всю жизнь лесником работал… Уживётесь…

— Спасибо, Вера Сергеевна, но мне неловко, — покачала головой Ульяна.

— Ой, да перестань. А вот я прямо сейчас ему позвоню. И ты сама всё услышишь…

Старик и в самом деле был очень рад. Он даже поговорил по телефону с Ульяной и сам пригласил её приехать.

— Ты не бойся, я тебя привязывать не буду. Не понравится у меня, уедешь. А имя у тебя очень хорошее. Так маму мою звали. Добрая была женщина…

Ульяна вдруг почувствовала странное расположение к этому человеку и, тем же вечером, купив какие гостинцы, поехала к нему, радуясь тому, что на свете есть ещё добрые люди. Это было просто удивительно, но Михаил Иванович и Ульяна в самом деле быстро подружились. Она честно сказала ему, что ждёт ребёнка, но это его нисколько не оттолкнуло, напротив, он очень обрадовался.

— Всегда мечтал о внучонке. Да только нам с женой не суждено было это счастье. Сначала моя Уленька долго не могла забеременеть, видно сказалось тяжёлая работа. Дочка Машенька родилась, когда нам обоим было за сорок. Мы, конечно, радовались тому, что она у нас появилась. Да только девочка была очень болезненная. Едва девятнадцать ей исполнилось, как она сильно простудилась. Подняться так уже и не смогла. Уленька моя горя не перенесла, ушла вслед за дочерью. А я вот живу, небо копчу… Зачем и не знаю…

Старик тяжело вздохнул, и Ульяна как могла, стала успокаивать его.

– Добрая ты, девочка, хорошая, – сказал Михаил Иванович.

Ульяна в ответ только улыбнулась…

Однажды Ульяну разбудил глухой стон. Она поспешила в комнату, где спал Михаил Иванович и ахнула, увидев, что он мечется в горячечном бреду.

– Михаил Иванович, миленький… Что с вами? Батюшки, да у вас жар! Потерпите, сейчас я дам вам лекарство и вызову скорую.

– Ну что ты, не надо,– тихо попросил старик, но больше сказать ничего не мог и устало закрыл глаза.

Ульяна бросилась звонить врачам. А потом сидела рядом с Михаилом Ивановичем и держала его за руку.

Вскоре его забрали в больницу. Но Ульяна и там не оставила его, поехала вместе с ним, не отходила, заботилась, даже кормила с ложечки, потому что он был настолько слаб, что не мог держать ни кружку, ни ложку. Соседи по палате только качали головой, говоря ему:

– Ой, какая умница ваша внучка. Беременная, тяжело ей. А она так ухаживает за вами, что просто загляденье. Даже зависть берёт.

– Уленька мне не внучка. Она моя квартирантка, если так можно сказать. Живёт у меня. Вот и всё, – пояснил старик.

– Ну, тогда мы ничего не понимаем. В самом деле, так не бывает. А может у неё просто такая добрая душа? Тогда это просто чудо какое-то.

Михаил Иванович соглашался, а потом умолкал, подолгу думая о чём-то.

Ульяна успевала всё. Когда ему стало немного лучше, она стала уезжать домой. Там готовила вкусную еду и снова возвращалась в больницу, чтобы покормить его. Михаил Иванович принимал всё это с благодарностью и иногда в его глазах блестели непрошенные слёзы. Он всё так же вспоминал свою семью и очень жалел, что их нет с ними рядом. Но Ульяна внесла в его жизнь ту любовь и заботу, которой ему так долго не хватало, и он был ей очень за это благодарен.

И вот однажды, незадолго до родов девушки, Михаил Иванович вошёл в её комнату.

– Слушай, Уленька, а какая фамилия будет у твоего сыночка? И отчество?

– Я не думала ещё, – честно призналась Ульяна. – Назову малыша Сашенькой. А отчество пока не придумала. Вот, если можно, я ему по вам отчество дам? Пусть будет Александр Михайлович.

– А ты и фамилию мою ему дай. И себе возьми. Будете Яковлевы. А что, красиво звучит. Уля, знаешь что? Выходи за меня замуж! Я не шучу. Да ты не бойся. Никаких обязательств у тебя в связи с этим не будет. И уж про глупости тоже думать не надо. Я не в том уже возрасте, чтобы домогаться тебя. Мы просто станем жить одной семьёй и всё. Я ведь тоже о будущем думаю. У меня никого нет из близких родственников. Двоюродные только. Но им дела до меня нет. Хотя, как услышат, что меня не стало, налетят как вороны. Наследство делить начнут. Не хочу я этого. Поэтому и предлагаю тебе стать моей женой. Хочешь, назовём это фиктивным браком. Но мне будет спокойнее. Может, хоть ты обо мне не забудешь. Какой-никакой, всё-таки муж. Глядишь, и добром вспомнишь. И когда придёт время, могилку проведаешь… А жить тут будешь хозяйкой… Ну да ты не спеши, подумай…

Ульяна помолчала и вдруг улыбнулась:

– Я согласна. За вашу доброту… И душу огромную…

Вскоре Ульяна стала женой Михаила Петровича, и когда родился сын, записала мужа в свидетельство о рождении мальчика. Вот только налюбоваться старик на маленького сыночка не успел. Сашеньке было всего два года, когда Михаила Петровича не стало. Он ушёл во сне, спокойный и счастливый, с тихой улыбкой на губах. Горько плакала Ульяна, провожая своего странного мужа в последний путь.

А через несколько дней к ней явился какой-то человек и представился адвокатом Михаила Петровича.

– Вы его единственная наследница и теперь владелица очень крупной суммы денег… Кроме другого имущества, конечно.

– Адвокат? Да вы что? – воскликнула Ульяна. – И откуда у простого лесника крупная сумма денег?

– Как? Разве он не рассказывал вам историю про клад? Да-да. Однажды он и в самом деле нашёл старинный клад. Кажется, под каким-то сгнившим деревом. Как полагается, все сдал государству, но и полагающейся ему по закону части очень много. Только вот он всё сетовал, что не знает, кому оставить такое богатство. Незадолго до смерти он приезжал и составил завещание на вас, свою жену.

Ульяна села, беспомощно опустив руки. Так вот почему он предложил ей выйти за него замуж. Не хотел, чтоб о его деньгах узнали другие люди. И всё отдал ей и сыну. Девушка залилась горькими, но в то же время благодарными слезами:

– Ох, Михаил Иванович… а я-то ни о чем не догадывалась даже… Потому что просто любила вас как родного человека…

Прошло пять лет.

Ульяна теперь жила в городе, в новой, просторной квартире. Она отучилась на медсестру и вернулась в родную больницу с дипломом в руках. Её приняли с распростёртыми объятиями.

Но радость от успеха Ульяны однажды омрачилась. Она вместе с сыном шла по улице, когда столкнулась с Раисой Петровной. Та сначала не узнала свою несостоявшуюся невестку, ведь в этой молодой и красивой женщине ничего не осталось от скромной девушки Ульяны.

– Ты? – удивилась Раиса Петровна. – Ишь ты, как изменилась, похорошела, чего уж тут скрывать.

– Я, – кивнула Ульяна.

Она совсем не была рада этой встрече, но пройти мимо не смогла. Только прижала к себе сына.

– А это? – показала на него старушка.

– Это мой сын, Саша.

– Неужели сын Андрюши? Похож на него. Внучок…

– Нет, что вы. Это не так. Я послушалась вашего совета. Помните, на чем вы настаивали? Потом вышла удачно замуж и вот теперь у меня есть сын.

– Жалко как,– вздохнула Раиса. – А я уж было обрадовалась. Андрюшеньке-то в жизни не повезло. Жена гуляла от него направо и налево. И только умела требовать от него денег. Такая негодница оказалась. А я-то как хорошо к ней относилась. Вот я и не выдержала. Сколько же можно мучиться моему сыну? Сказала я ему, чтобы разводился. Он послушался, а только ничего хорошего из этого не получилось. Пьёт сейчас… Слушай, а может придешь к нам?

Раиса Петровна хотела ещё что-то сказать, но Ульяна только покачала головой и ушла вместе с сыном. Она не хотела возвращаться в то прошлое… Ведь впереди у них было только будущее…

Предыдущий пост

Следующий пост

Вы сейчас не в сети