Девушка прячет лицо

— Уродина! Ты посмотри на себе, ты ведь теперь уродище и такая ты мне не нужна…

— Какая же ты у меня красавица Лерка, — не переставал восхищаться Артём говоря с таким обожанием, что мне становилось не по себе. — Мне ведь все мужики завидуют, что такая умница и красавица мне досталась.

— От такой жены и налево ходить не захочется, — поправляя серёшку я нахмурилась и медленно перевела взгляд на мужчину, который сидел в кресле закинув ногу на ногу и восхищался моей внешностью.

Что это значили его слова? Будь я другой, то он бы гулял от меня на лево и на право?

— Ты хочешь сказать, что быть я менее красивой, ты бы никогда не обратил на меня внимание и с легкостью мог изменить мне? — спросила я напрямую, потому что комплименты слышать приятно конечно же, но не тогда, когда они кружат лишь вокруг твоей внешности.

Я на дух не переносила людей, которые любят судить по обложке, ведь порой природа не наделяет других исключительной внешностью. Вот взять того же Артёма. Красавцем он не был, вполне себе обычный парень, но что-то привлекло в нём, было у него какая-то изюминка. Пусть мама частенько говорила, что мне бы снять розовые очки и посмотреть на него под другим углом. Вроде бы и денег много Артём не зарабатывал. Цветы дарил конечно же, пусть и не часто.

Жил Артём со своей матерью и после свадьбы планировал переёхать в мою квартиру. Отношения с его мамой у нас были довольно напряжёнными, а всё потому что женщина мечтала не только о красивой жене для своего сына, но и о богатой. Последний момент вроде бы не расстраивал самого мужчину, хоть в последнее время несколько смущало меня, ведь по большей части совместный отдых с общими друзьями оплачивать приходилось мне. Конечно я рассчитывала, что после свадьбы всё будет иначе. Тем более Артём сейчас учился на курсах и совсем скоро должен был сменить свои подработки на постоянную нормальную работу.

— Ну ты не придирайся к моим словам. Не могу я что ли своей любимой комплимент сделать? Ты ведь правда красотка у меня Лера.

Я улыбнулась, но на душе всё равно остался неприятный осадок. Красивая внешность сегодня есть, а завтра её может не стать. Никто не знает, что готовит нам грядущий день. Взять мою маму. После беременности у неё появились множественные растяжки на теле, а вес стал прибавляться словно рос на дрожжах. Мне и теперь детей не рожать, чтобы оставаться красавицей для своего жениха, так что ли?

Настроение испортилось и мне уже не хотелось ехать на день рождения к Николаю, лучшему другу Артёма.

— Ты чего погрустнела? Праздник сегодня как-никак, радоваться нужно. Такой человек в этот день родился, — хохотнул Артём, встал с кресла, приблизился и обнял меня. — Чего ты носик свою опустила, обиделась что ли? Ну, хочешь я не буду тебя больше хвалить за такую талию и красивое личико?

— Артём, ты скажи, ты меня любишь или только мою внешность? — серьёзно спросила я.

— Твоя красивая внешность — это ведь тоже ты. Какая разница Лер? Ты впадаешь в какие-то крайности, лучше я молчать буду. То бабы обижаются, что им комплименты не делают, то потом за них же начинают дуться. Не поймёшь вас… — Артём разомкнул объятие и пошёл к выходу оставляя меня одну.

Я подумала, что наверное зря завелась, ведь в его словах не было ничего дурного. Вот только он так и не ответил на мой вопрос и от этого внутри всколыхнулась обида. Взяв себя в руки я всё же сунула ноги в новенькие босоножки, застегнула ремешки и прошла следом за Артёмом. Возможно он был прав и я развела истерику ни на чём.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Тём, а ты подарок для Коли купил? — спросила я, когда мы уже сели в машину.

Автомобиль Артёму подарила его мама. Женщина частенько подчёркивала то, что смогла сделать своему сыну такой дорогой подарок, словно ставила это в упрёк, что я пользуюсь его, а точнее её транспортом. Вот только пока брать автокредит у меня не было совершенно никакого желания. Хотелось для начала накопить на квартиру побольше, потому что когда у нас появятся дети им нужен будет простор.

— Не купил, но как говорится лучший подарочек для него — это мы.

Я удивлённо посмотрела на своего жениха. Не привыкла я приходить в чужой дом с пустыми руками, тем более у человека праздник, день рождения.

— Я не могу так, Тём. Ну, ты ведь знаешь прекрасно, — возмутилась я.

— А ты знаешь, что у меня сейчас проблемы с деньгами и Колька знает, что из-за учёбы я работать вообще не успеваю. Перестань уже ныть Лер. Поедем просто, поздравим его от души и всё.

— Нет, мне так неспокойно. Давай заедем и купим ему что-нибудь, у меня есть немного отложенных денег.

— Ну, если ты предлагаешь… — Артём расплылся в улыбке словно того и ждал.

Мы заехали в торговый центр и купили наручные часы. Пришлось потратить чуть больше, чем я планировала выделить на подарок, потому что всё, что подходило по бюджету Артёму не нравилось и он говорил, что Коля выкинет такие часы и точно не станет их носить.

— Тём, а ты чего машину тут оставить решил? Ты ведь говорил, что мы ненадолго заскочим, поздравим Колю, просто посидим минут 15 за столом и домой, — удивилась я когда Артём припарковался в остановке от дома своего друга, около элитной многоэтажки.

— Ну, ты понимаешь, тот ведь район неблагополучной а здесь камеры везде. Да и прогуляться лишним не будет, ведь тебе нужно поддерживать фигуру.

Снова он говорил о фигуре и внешности. Я отдёрнулась и пошла впереди своего жениха…

Мы уже активно готовились к свадьбе, потому что успели подать заявление в ЗАГС. Сначала мы не хотели устраивать пышное торжество, но моя будущая свекровь настояла, что по-другому нельзя, ведь свадьба раз в жизни случается. Она желала, чтобы свадьба её сына прошла с особым шиком.

Заприметив огромное облако дыма и почувствовал запах гари от которого першило в горле я нахмурилась. Артём тоже обратил внимание на пожар и попытался пошутить, что он надеётся, что его друзья не напились в хлам и не подожгли дом фейерверками. Я передёрнулась. Вроде бы ничего подобного за парнями не замечалось раньше. Они все казались мне воспитанными ребятами, ведь со многими и я общалась уже не один год и дружила с их девушками.

Приблизившись к толпе зевак я заметила как полыхает старый, частный дом. Забор был сделан из повидавший виды сетки рабицы, поэтому можно было отчётливо рассмотреть всё. Одну из комнат уже пожирала яркое пламя, а ко второй только подбиралась. И тут мой взгляд прилип к маленькому мальчику, ребёнку было не больше трёх. Он испуганно смотрел в окно и плакал. Сквозь гул стоящий среди собравшихся вокруг людей и треск адского огня я расслышала крик ребёнка и сердце сжалось. Возможно это была игра воображения, но этот крик так отчётливо прозвучал в ушах, как толчок броситься туда и помочь.

— Лер, ну ты чё стоишь, как вкопанная? Пойдём, мы же опаздываем. Сейчас самая веселуха без нас пройдёт. А потом Калян обидеться, что лучшего друга не было рядом, — дёрнул за руку Артём и я покосилась на него.

— Там ведь ребёнок Артём. Мы должны помочь ему.

Я обвела взглядом толпу. Многие снимали происходящее на мобильники и вели себя так, словно не видели этого малыша.

— Какой ребёнок Лер? — фыркнул Артём.

Я посмотрела на своего жениха, а потом перевела взгляд на окно. Зрение не обманывала меня, там на самом деле находился маленький малыш. Выдернув руку я бросилась в дом, чтобы попытаться спасти его. Языки яркого пламени уже охватывали дверь, на другого выхода не было, если я туда не пройду он погибнет. Интересно кто-то успел вызвать пожарных и скорую помощь? Сердце гулко ударялось о рёбра. Я услышала крик Артёма: что я дура, что он не станет ждать меня. Но открыла входную дверь, которая к счастью оказалось не заперта. Я взвизгнула, когда жадное пламя рванула ко мне навстречу, а горящая балка рухнула с потолка в метре от меня. Добравшись до нужной комнаты я чувствовала, что вся одежда промокла, а всю кожу жгло. Казалось, что меня пытали с помощью высокой температуры, но в эту секунду я больше думала совсем не о себе. Испуганный малыш забился в углу. Я подозвала его к себе, но он боялся идти. Заперев дверь в его комнату, чтобы пламя не прорвалось внутрь я окинула взглядом задымленное место. Окна тут были старые, деревянные. Сколько времени потребуется, чтобы открыть их и выбраться наружу я не знала. Главное было успеть пока пламя не добралось до нас. Щёчки малыша покрылись волдырями, значит он успел спрятаться здесь, но попал под огонь.

— Малыш, доверься мне ладно. Я помогу тебе. Я добрая фея, которая спасёт тебя. Ты только не убегай и не бойся меня. Хорошо?

Мальчик удивлённо посмотрел и кивнул. Рукава его застиранной, длинной кофты немного обгорели, а колготки натянутые на ноги кое-как слизали. У меня болезненно сжалось сердце. Таких детей я видела только в документальных фильмах про войну. Мальчик подошёл ко мне и схватился за мою ногу, а я поспешила открыть окна. Старые щеколды не желали поддаваться сразу. Угрожающиц треск пламени приближался, а в горле драло так сильно, что хотелось поддаться приступу кашля, но я держалась. Всё-таки справившись щеколдами я распахнула окна и забралась на подоконник.

— Давай малыш, иди ко мне сейчас. Я тебя вытащу.

Мальчик протянул свои ручонки и я ловко подняла его. Рочувствовав боль в груди я мельком посмотрела на прилипшую ткань платье и испугалась. Ведомая эмоциями я даже не заметила, что меня опалило огнём. Наверное придётся долго лечить этот ожог, но главное, что я смогла спасти жизнь малыша.

Спустив мальчика на землю я вскрикнула, потому что дверь охватило сильнейшее пламя, которое в несколько мгновений ворвалась в комнату. Спрыгнув на землю я взяла малыша на руки и прижала к себе. Ребёнок уже не плакал, лишь тихонечко всхлипывал и потирал глазки кулачками. Наверное их щипало от едкого дыма, которым беднягу пришлось дышать. Бог знает сколько времени. Тошнота от запаха гари сводила все внутренности. Выйдя за калитку я посмотрела затуманенным взглядом на зевак и поняла, что Артёма среди них нет. Он действительно ушёл, как же это низко с его стороны…

Голова закружилась ещё сильнее. День рождения друга оказался ему дороже невесты, которая могла и не выбраться из этого дома живой…

Вой сирен пожарной машины и скорой помощи врезался в сознание. Весь дом охватил яростный пожар. Я покачнулась едва удерживаясь на ногах, ведомая адреналином я не понимала, что происходит, а теперь до меня дошло, что я не просто получил ожог, но ещё и отравилась. И куда подевались знания, полученные на уроках основ безопасности жизнедеятельности. Я ведь всегда получала на занятиях одни пятёрки. Кажется там говорилось, что нужно намочить платочек, поднести его к носу и… Да вот только, где бы я его мочила. В такой ситуации сложно придерживаться каких-то инструкций, ведь нужно действовать здесь и сейчас, и обходиться подручными средствами. Что я и делала. Конечно таким образом я могла сделать хуже не только себе, но и ребёнку, но махать кулаками после драки поздно. Я никогда не думала, что со мной может случиться что-то подобное.

Врачи скорой помощи бросились к нам с мальчиком, а пожарные начали тушить огонь.

— Есть кто в доме? — услышала я строгий баритон, но испуганно пожала плечами.

— Не знаю, я прохожий. Просто спасала мальчика, которого увидела в окне, — ответила ему заплетающимся языком я.

— Мама, — мальчонка ткнул указательным пальчиком на дом.

Если его мама была внутри, то скорее всего она уже не выживет. Мне стало жаль малыша и сильнее прижала его к себе шепча, что всё будет хорошо. Чувствуя себя словно пьяная я обрадовалась приближению врача скорой помощи. Сунула ему ребёнка и согнулась пополам. Весь завтрак поспешил выбраться наружу, а я едва не потеряла сознание. Взяв меня под руку другой врач повёл к машине.

— Такая молодая и такие ожоги, — пробормотал он сокрушённым голосом.

А вот только я ничего толком не понимала. Да и не было мне дело до ожогов.

— Пить дайте пожалуйста, пить… — единственное, что удалось выдавить из себя перед тем, как я потеряла сознание.

Пришла в себя я уже в больнице. Голова раскалывалась, а тело болезненно ныло. Сколько времени я пролежала здесь? Я посмотрела на свои перебинтованные руки и поняла, что что-то не так. Сердце затрепыхалась в груди, как пойманный в силки птенчик и я с ужасом осознала, что кроме рук у меня перебинтованно лицо, грудь и ноги. Быть такого не может, я ведь ничего серьёзного не почувствовала. Да, язычки пламени лизнули, когда я подбиралась к комнате мальчика, но не так, чтобы оставить столь сильные ожоги. На глаза навернулись слёзы…

В палату заглянула медсестра. Увидев, что я пришла в сознание она приблизилась и с жалостью посмотрела на меня.

— Ну, что же ты ревёшь? Ты ведь у нас героиня, — тепло улыбнулась пожилая женщина.

— Героиня? С чего вдруг? Я сделала то, что должен был сделать, каждый зовущий себя человеком, — ответила я.

— Как ты сама верно подметила, должен, но не обязан. Варвара, фельдшер, которая привезла тебя рассказала, что мужики и молодые парни просто стояли и смотрели на это, а ты героически спасла мальчонку. Он бы не выжил без тебя. Ему тоже здорово досталось. Об этой истории уже два дня все говорят. Даже в новостях написали. Около больницы все журналисты отираются, хотят интервью у тебя взять.

— Два дня… Как же два дня? Неужели я столько времени не приходила в сознание?

Я посмотрела на медсестру пытаясь понять не спутала ли она что-то, а она посмеялась и махнула рукой. Наверное она прочла мой беззвучный вопрос по губам.

— Не удивляйся девочка. Ты надышалась дыма и без сознания была долго, а потом тебя решили подержать на успокоительных, чтобы дать организму восстановиться без слёз и истерик. Тебе провели пересадку кожи на лице, подкоптило тебя знатно.

Слёзы ручьями потекли, но не по щекам, а по марле, которой была перемотана моё лицо.

Сделали пересадку кожи, неужели всё настолько ужасно?

Я вспомнила слова Артёма и наш последний разговор о том, что он зациклен на моей внешности. Теперь он уже не будет говорить, какая красавица, наверное… Артём… Мне стало интересно, как он отреагировал на новость о случившемся.

— Ко мне никто не приходил? — с надеждой спросила я.

— Ну, как же никто. Мама твоя приходила, переживает за тебя очень сильно. Она вот только отошла, до этого сидела около тебя. Ей пришлось отлучиться, но она сказала, что скоро вернётся.

Я выдохнула, стараюсь отпустить обиду. аверное Артём разозлился, что я бросилась помогать тому мальчику. Скорее всего он даже не знает, что я попала в больницу. Но неужели он мог обидеться так сильно, что даже не пытался позвонить мне эти два дня.

— А где мой телефон? Мне позвонить нужно жениху, сообщить что со мной всё в порядке.

— Личными вещами распорядилась твоя мама, как приедет так и спросишь у неё всё. Ну, мне нужно идти, проверить остальных пациентов. А ты попровляйся, вечером врач возможно зайдёт.

Медсестра уже подошла к двери, когда я остановила её голосом:

— Подождите, а с мальчиком что? Вы знаете, что послужило причиной пожара и выжела ли его мама?

— Мальчик жив благодаря тебе. Конечно же матери его повезло меньше. Алкашка эта заснула с сигаретой в руках, оттуда и пожар распространился. Хорошо что мальчишка догадался в комнате запереться, а то ведь поминай как звали из-за такой родительницы.

Я вспомнила, как мальчик тыкал пальчиком в сторону дома и звал маму, и почувствовала, как сильнейшая волна боли накатила и не собирается отпускать меня.

— Спасибо, — прошептала я.

Когда медсестра вышла, я задумалась. В голове кружились немало различных мыслей, но одна из них не давала мне покоя сильнее остальных.

Звонил ли мне Артём или теперь я ему не нужна такая буду?

Мама примчалась в больницу уже скоро. Она привезла мне соки, вещи и различную витаминизированную еду. Заливаясь слезами мама качала головой и говорила:

— Такая смелая, но безрассудная. Я чуть с ума не сошла, когда мне позвонили. Слава богу, что всё обошлось и ты выжила. Ты хотя бы понимаешь, чем всё это могло закончиться? — принялась отчитывать меня мама.

— Более чем… — повела плечом я. — Смертью ребёнка. Я ни о чём не жалею. Мам, прости что пришлось сорвать тебя. С Женей отец?

— Да, пришлось отвести твою младшую сестру к отцу. Хоть я и была не в восторге от этой идеи, но тебе я сейчас куда нужнее, чем ей.

— Мам, ты лучше поезжай домой. Я справлюсь, у меня Артём ведь есть. Ты скажи, где телефон? Я позвоню ему и скажу, куда меня положили. Я уверена, он сразу же приедет, чтобы поддержать меня. Он наверное очень сильно беспокоиться.

Мама посмотрела на меня с жалостью и молча пожевала губами. Я видела, что ей есть, что сказать, но она боится сделать это. От чего стало совсем не по себе, самые ужасные мысли круговоротом затмили сознания.

— Что случилось мам? Ты что-то знаешь? Прошу не молчи, скажи всё, как есть. С Артёмом что-то случилось?

— Нет у тебя больше Артёма. Понимаешь, врачи ведь сначала позвонили ему, сообщили, что с тобой случилось, а потом… — мама замолчала словно собиралась с мыслями. — Он позвонил мне и сказал, что не чета с тобой не будет. Что ты ему такая не нужна, что он забирает заявление из ЗАГСа. Лерочка, но ты не переживай, всё будет хорошо. Мы с тобой, если хочешь мы с Женей к тебе переедем или лучше ты к нам перезжай. Мы тебя не оставим в такой беде.

— Всё так плохо? — испуганно спросила я покосившись в зеркало висящая на стене над раковиной.

Вместо красивой девушки я увидела самую настоящую мумию. Страшно было даже представить, что под бинтами.

— Тебе сделали операцию. Отец дал деньги, чтобы сделали максимально хорошо, но врач сказал, что потребуется пластика, так как останется шрам. Если ты захочешь убрать его, впоследствии можно прибегнуть к пластической хирургии. Они сделали всё возможное мелая.

Каждое слово давалось маме с огромным трудом, а я не могла поверить, что она говорит правду. Могла ли она просто врать, чтобы заставить меня расстаться с Артёмом? Ведь он ей никогда не нравился. Я помотала головой и сморгнула слёзы. Больно, очень больно принять такую правду. Вероятно какая-то часть солёной жидкости пропитала бинты и мне стало больно, кожа защипала. Я стиснула зубы стараясь справиться с этой болью.

— Мам, где мой телефон? Мне нужно связаться с Артёмом. Я хочу своими ушами услышать, что больше не нужна ему. Мамочка, молю тебя дай мне телефон.

Я должна была услышать всё от него, тогда бы я поверила, что это конец. Что он бросил меня, что я стала ему ненужной. А пока всё просто казалось меня страшным сном, кошмаром от которого я всё никак не могу пробудиться.

— Конечно.

Мама встала, подошла к тумбочке, достала телефон и протянула его мне.

— Вот только я бы не стала унижаться на твоём месте. Милая, ну зачем он тебе нужен? Зачем ты хочешь унижаться перед этим гадам?

Единственные пропущенные, которые были в телефоне с работы. Артём мне не звонил. Все друзья в мгновение пропали. Я увидела уже открытое сообщение от Артёма, которое прочитала скорее всего мама и пробежала по нему взглядом.

«Я забрал заявление из ЗАГСа. Восстанавливайся, а потом я посмотрю нужна ли мне такая жена.»

Сильнейшая боль пронзила сердце. Я не думала, что он может поступить со мной таким образом. Догадывалась конечно, но всё равно старалась верить в лучшее, а теперь от этого лучшего остался лишь горький осадок в душе. Я покосилась на обручальное кольцо лежащая на тумбочке и поняла, что больше никогда не надену его на свой палец. Зачем оно мне, если свадьбы уже не будет, а жених сбежал, как последний трус, как только возникли малейшие трудности.

— Мам, я справлюсь совсем, правда. Ты поезжай к Жене, она ведь к отцу не привыкла, ей сложно у него находиться, а я разберусь со всем. Если что попрошу Катюху привести в больницу всё, что мне потребуется.

Мама опустила голову. Она отлично понимала, что я права. Женя родилась у мамы в позднем возрасте. Мне уже тогда исполнилось двадцать, а маме перевалило за сорок. Их брак с отцом рушился. Возможно мама пыталась удержать его, родив ещё одного ребёнка или просто хотела найти себе отраду в младшенькой, потому что чувствовала, что скоро я выпорхну из семейного гнёздышко, а отец уйдёт. Он ушёл когда мама была на седьмом месяце беременности. За все семь лет Женька видела отца лишь в праздники и принимала его за чужого дядю.

— Ты уверена, что справишься? — сокрушённо спросила мама.

— Конечно. Спасибо тебе за поддержку. Я не буду лить слёзы по недостойному человеку. Ты была права мам, Артём их не заслуживает.

Мама заплакала и обняла меня, а я едва сдерживалась. Мне хотелось, чтобы мама вернулась к сестре, потому что я не желала, чтобы кто-то жалел меня, вздыхал или считал инвалидам. Ничего смертельного не случилось. Я выжила выжил и невинный мальчик, который чуть было не погиб от пожара из-за своей матери. Хотя матерью такую женщину и не назовёшь, только одно слово. Жаль конечно что он остался сиротой, но с такими родителями лучше быть сиротой, наверное.

Мама стала показывать мне вещи, которые успела привести и разложила в тумбочке пока меня держали на успокоительных и пытались привести все жизненные показатели в порядок. Отец оплатил платную палату, чтобы я могла спокойно приходить в себя одна. За это следовало сказать ему спасибо, но я хотела перевести ему деньги после того, как вернусь на работу. Я не желала чувствовать себя должной человеку, который бросил. Он ведь и со мной не пытался поддерживать общение, потому что его новая женщина не одобряла этого, а потом в итоге она бросила его. Впрочем это его дело и его жизнь.

Взяв с меня обещание поддерживать связь и сообщать всё, что происходит мама сказала, что купит билеты на ближайший самолёт и вернётся домой к Женька. Когда она вышла из палаты я выпустила все свои эмоции наружу и горько зарыдала.

Артём сразу же побежал забирать заявление из ЗАГСа, как это низко. На самом ли деле он сделал это или просто написал так на эмоциях? Я прекрасно понимала, что он мог поступить таким образом, но почему-то пыталась оправдать его. Наверное любящее сердце до сих пор не могла смириться с тем, что он так подло поступил со мной, а ведь клялся, что будет любить меня до гроба. Говорил, что будет оберегать, защищать и поддерживать вопреки всему. Но сдался так легко и быстро, когда был нужен мне. Слёзы быстро переросли в настоящую истерику, поэтому врачи снова ввели успокоительное, чтобы я больше спала и быстрее восстанавливалась.

Наутро ко мне приехала Катя. Подруга привезла фрукты и плюшевого медвежонка подушку. Она долго обнимала меня называя героиней и говорила, что сама в такой ситуации наверное побоялась бы бросаться в самое пекло. Вот только я тогда не думала о страхах, вообще ни о чём не думала. Я просто хотела спасти малыша.

— Ну, ты у нас всегда была безрассудна и что тут удивляться, — хихикнула Катя. — Ты не переживай, до свадьбы всё заживёт. Вы же её на декабрь назначили?

Слова подруги резанули по сердцу.

— Не будет Кать. Не будет никакой свадьбы… Так что ты права, точно всё зажить успеет…

Вот только я понимала, что шрамы не заживают, они остаются на всю жизнь. И самые болезненные это те, которые остались после сердечных ран нанесённых самыми близкими людьми.

— Погоди. Это как так свадьбы не будет? Почему? Когда вы с Артёмом успели расстаться и почему ты ничего не рассказала мне? Подруга называется, — Катя всё никак не унималась.

— Он бросил меня по телефону узнав, что я обгорела, когда доставала мальчика.

— Вот уродище! — воскликнула Катя.

— Уродищем он считает меня подруга, — горько вздохнула я и постаралась отвести взгляд, потому что глаза мгновение заполнились слезами…

Через три недели меня выписали из больницы. Всё вроде бы ничего, на руках остались незначительные следы. На шее, ногах и груди почти ничего, а вот на лице безобразные лоскут кожи. Встретить меня из больницы приехала Катя. Она привезла кучу воздушных шариков, которые мы запустили в небо и поехали домой. На работе мне дали отдохнуть ещё недельку и пообещали, что потом переведут на домашнюю работу до нового года, чтобы я успела хорошенько восстановиться.

Когда мы подъехали к дому, около подъезда я увидела Артёма. Он стоял с букетом цветов и ждал кого-то. Сердце ёкнуло, потому что мне показалось, что он одумался и решил извиниться. Вот только, когда мы с Катей приблизились, он сморщился от отвращения.

— Артём, а что ты без предупреждения приехал? — спросила я. — Нужно было написать или позвонить…

— А я не к тебе приехал, — хохотнул мужчина.

Очередной болезненный удар в спину отпечатавшийся в сознании тупой болью. Я просто кивнула и хотела уйти, но мой бывший жених вероятно успокаиваться не планировал. Видно было, что происходящее неприятно ему, не оставляет его в покое. Возможно и его глодала совесть, ведь она есть у каждого, даже у самого противного человека.

— А ты думала, что я такой красивый букет такому уродище купил что ли? — спросил Артём недовольно сморщившись.

— Ты язык свой закуси, пока не отвалился! — постаралась заставить замолчать моего бывшего Катя. — Сам недалеко от обезьяны ушёл, а выпендриваешься словно сам Аполлон снизошёл к нам смертным.

Катя приобняла меня, а я сунула руку в карман в поисках ключей от квартиры.

— Пусть обезьяна, но не такая уродливая. Допрыгалась Лерочка, теперь я точно больше никогда не скажу тебе, какая ты красавица и никто не скажет. Уродище она и в африке уродище.

Я отвела взгляд в сторону и всхлипнула от обиды, но ничего не стала отвечать ему. А Катя уже хватанул ртом воздух, но дверь в подъезд открылась и оттуда выплыла моя соседка Света живущие двумя этажами ниже. Она частенько просила нас с Артёмом подвести её куда-то, когда нам было по пути и теперь я понимала, что она не просто так делала это. Скорее всего связь с Артёмом у них было даже тогда, когда мы с ним были обручены. Не в силах пошевелиться я стояла и смотрела, как она повисла на шею когда-то моего жениха и впилась в его губы, а потом с восхищением приняла букет.

— Старался выбрать самый красивый для моей красавицы.

Для красавицы… У этой красавицы всё было силиконовым. Порой мне казалось, что и мозги тоже. Но теперь я понимала, что моего бывшего этих мозгов вообще не было. Бог отвёл и не позволил мне стать его женой. Однако в голове всё равно, то и дело отголосками звучали его слова: «Уродище.».

Артём прижал к себе Свету и повёл к машине шепча что я уродина. Она противно хихикала и оглядывалась мою сторону, делая это как бы украдкой, но в то же мгновение показывая мне, что она одержала победу в игре, правила которой мне никогда не были известны и я их не принимала.

— Лер, пойдём уже в квартиру. Хватит перед ним унижаться, недостоин он тебя, — пригрозила Катя и я кивнула.

Она права, не достоин…

Нужно просто двигаться дальше. Всё пройдёт, все раны затянутся. Посмотрим потом, как этот гад запоёт, когда будет уже поздно. Пусть я и понимала, что подруга права, но не могла смотреть на себя в зеркало. Мне было противно от собственного вида, который не скрыла бы даже тонна тонального крема. Да и пользоваться мне им пока запретили, потому что кожа толком не зажила. Я возненавидела собственное отражение и не желала видеть его. Поэтому, когда Катя уехала я завешала все зеркала в квартире и решила, что однажды я смогу принять себя, но это будет не сейчас, не в ближайшее время. Оставшись в одиночестве в пустой квартире я снова дала волю слезам и расплакалась вспомнив, что находилась тут в последний раз со своим женихом и он делал мне комплименты. Как же быстро он нашёл мне замену. Наверное его мама была счастлива, ведь так часто указывала, что я совсем не та пара, которая нужна её любимому сыну. В конце концов успокоившись я выдохнула и подумала о том мальчике, которого успела спасти.

Как он там, совсем один? Наверное он скучает по своей маме, страдает и считает себя брошенным. Какой бы пьяницей не была мать ребёнка, он любит её и мне захотелось узнать в какой детский дом его определили, чтобы навестить. Что-то тянуло меня к этому ребёнку, словно мы были двумя половинками одной разбитой души.

Уже на следующий день я смогла выяснить, куда его определили и поехала туда. Воспитательница встретившая меня оказалось добродушной женщиной. Она с восторгом говорила о том, что я сделала большое дело для этого ребёнка. Хвалила…

Но я чувствовала себя неловко таких слов восхищений. Почему за геройский подвиг воспринимали то, что должно быть нормальным, само собой разумеющимся. Аозможно в настоящее время человечность уже утратило своё понятие, стало восприниматься, как-то иначе. Никто не готов жертвовать своей жизнью ради другого, даже если это маленький, ни в чём не повинный ребёнок.

— Стёпа очень тихий ребёнок, запуганный. Боится всего, даже шума от других детей. Он часто плачет, смотрит в окно словно ждёт кого-то, — начала рассказывать женщина, ведя меня по обшарпанном у коридору в комнату для встреч.

— У него совсем не осталось родных? Мать была единственным близким человеком? — спросила я.

— Не совсем, есть у Стёпы отец, но там всё чересчур сложно. Официально мать его числилась матерью-одиночкой, с мужем своим находилась в разводе. Вроде бы органам опеки удалось выйти на отца мальчика. Мужчину, который регулярно переводил деньги на содержание ребёнка. Да вот только связаться с ним так и не получилось. Соседи сказали, что он раз в год показывается, но мама мальчика и не приглашает его, постоянно прогоняет. Деньги забирает, а его на порог не пускает. Появится ли он снова неизвестно. Мог ведь создать новую семью решив, что тут его не ждут и он никому не нужен. Пока мальчишку на усыновление отдавать нельзя, только опеку позволят оформить, пока не удастся найти его отца. Ему семья по-хорошему нужна, но кто же примет мальчишку такого забитого. Всем подавай детей, которые по струнке ходить будут по дому, помогать, да все поручения выполнять. Этот мальчик долго будет привыкать к новой обстановке.

Я не понимала, зачем женщина рассказывает мне всё это. Ведь я пришла просто узнать, как дела у ребёнка, встретиться с ним. Я не планировала брать его под опеку и уж тем болеё усыновлять. Мысленно я злилась на отца мальчика, считая его безответственным человеком. Пока сын жил с такой матерью, мужчина откупался деньгами. Он даже не пытался забрать ребёнка у женщины, хотя наверняка знал, какая она и что ей нельзя оставлять ребёнка. Наверное все мужчины такие, по крайней мере те, кто встречался на моем пути. Мне теперь и не хотелось заводить новые знакомства и отношения. Зачем? Положиться на крепкое, мужское плечо всё равно не получится. Мой отец бросил маму с детьми и ушёл. Спасибо хоть, что я уже была взрослая и могла первое время помогать маме, потому что ей было тяжеловато справляться с Женей. Роды были тяжелыми, ещё и стресс от развода. Артём бросил меня, как только моё лицо потеряла те идеальные черты в которой он был до безумия влюблён. Отец Стёпки бросил сына на ненадёжную женщину и не появляется теперь, когда так нужен своему ребёнку. Наверное не остались сильных, преданных мужчин, которые готовы быть рядом со своей женщиной и детьми не почему-то, а вопреки всему.

Я тяжело вздохнула, потому что от этих мыслей на душе появился тяжелый камень. Сложно, когда всё идёт вот так наперекосяк. Раздумывая над сложностями жизненного пути я даже не заметила, как оказалось в комнате для встреч. Воспитательница пообещала, что скоро приведёт Стёпку. Я присела на мягкий диванчик и посмотрела на игрушки, на стол для рисования. Здесь потенциальные родители знакомятся с малышами, следят за их поведением и выбирают того, кто максимально подойдёт под их характер. Они берут детей словно собак или кошек, которых потом обязательно подстроят под себя. Вот только это неправильно наверное. Ведь если сердце потянулась к малышу, то нужно меняться вместе с ним, подстраиваться, привыкать к совместной жизни, а не пытаться приучить его к тому, что стало привычным для тебя.

Вскоре воспитательница вернулась держа за руку мальчонку. Теперь он был одет в нормальную пижаму, а на его щеке красовался почти такой же шрам, как и у меня. У нас было своё персональное сходство. Я с грустью улыбнулась собственным мыслям. Прямо как родимое пятно, ей-богу.

— Привет Стёпа, — помахала я, а мальчик удивлённо посмотрел на меня несколько мгновений.

Стёпа продолжал удерживать воспитательницу за руку прижимаясь к ней, но вероятно вспомнил меня и в ту же секунду бросился ко мне со словами:

— Сея присла.

— Фея маленький, фея, — улыбнулась я, сразу сообразив о чём именно он говорит.

Стёпа подбежал ко мне и я поймала его в объятия. Мальчик крепко обнял меня за шею и всхлипнул. Воспитательница шмыгнула носом и сообщила, что вернётся минут через десять, чтобы проверить, как у нас тут идут дела. Мальчик почти не разговаривал. Все эти десять минут он так и сидел на моих руках обнимая меня, а потом слез побежал к столику и начал рисовать. Я наблюдала за ним и сердце обливалось кровью от мыслей о человеческой жестокости. Почему в его матери не проснулись те самые чувства, которые называют материнскими? Почему она не остановилась ради такого маленького солнышко? Почему алкоголь был для неё дороже собственного ребёнка. Почему?

Вопросов в голове было много, но одно я точно знала, если я когда-нибудь пойму такого человека, то сама могу стать как он, а я этого не желала и я не такая, и никогда не предам надежду тех, кому так сильно буду нужна.

— Сея, — подбежал ко мне мальчик показывая свой рисунок.

От детской искренности и непосредственности на глаза навернулись слёзы. Мальчик нарисовал маленького человечка с крылышками.

— На, билли, — настойчиво произнёс он, а я приняла рисунок потрепав малыша по голове.

Воспитательница заглянула в комнату, ахнула и дала знак, что она в соседней комнате и что я могу в любую минуту позвать её, когда соберусь уходить. Вот только оставлять мальчика мне не хотелось, душа тянулась к нему, пусть я и не осознавала почему. Из-за общей беды мы оба оказались покинуты близкими. Я пересела на коврик и немного поиграла со Стёпой в игрушки. Мальчик оказался сообразительным, если бы с ним занимались родители, то сейчас он мог бы быть куда более развитвм. Кто-то в этом возрасте начинает читать и считать, а он пока плохо говорит, хоть очень старается. И мне хотелось помочь ему, многому научить его, но я не знала смогу ли.

— Вава, — показал мальчик на ожог на моём лице и я кивнула.

Он немного подумал, а затем указал на своё лицо.

— Вава.

— Да, у нас с тобой похожи вава. Мы с тобой связаны похожими вавами, — улыбнулась я.

Мальчик снова забрался ко мне на колени и обнял. Мы просидели так довольно длительное время, но воспитательница вернулась и сообщила, что сейчас у детишек будет обед, а потом сонный час. Я кивнула и заглянула в глаза испуганного Стёпки. Мальчик понял, ему пора уходить и мы разлучаемся.

— Не переживай. Я к тебе ещё обязательно приду.

— Завтра? — спросил Стёпка и я улыбнулась.

— Я не знаю, — честно ответила я. — Завтра мне нужно будет заехать на работу, но мы обязательно встретимся. Я обещаю тебе.

Стёпка надул губки, опустил голову и пошёл к воспитательнице. Он несколько раз обернулся и с надеждой посмотрел в мою сторону, а когда его увели я заплакала от отчаяния. К этому ребёнку нельзя привязываться, ведь у него есть отец. Пусть мужчина совсем не такой надежный, каким хочется видеть отца, но так или иначе у него куда больше прав. Объявится могли родственники мальчика по отцовской линии, объявится и забрать малыша. Наверное мне не следовало больше приходить сюда, потому что теперь сердце тянулась к мальчику и мне до безумия хотелось помочь ему, стать для него семьёй. Пусть я и понимала, что такое невозможно.

Провожая меня воспитательница заявила, что со Стёпкой произошли разительные перемены, но ему было больно расставаться со мной. Она считала, что мальчик не привык к тому, что взрослые сдерживают свои обещания и не верит, что фея вернётся. Я прижала к себе детский рисунок, поблагодарила женщину и ушла мучаясь от мыслей, как правильно будет поступить дальше.

Выйдя на улицу я вдохнула в себя аромат осеннего воздуха наполненного какой-то таинственной магией и невольно улыбнулась. А что если судьба не просто так свела меня с этим ребёнка?

Начальство на работе вошло в моё положение и мне позволили до весны делать всю отчётность на дому. Я и раньше брала работу на дом, потому что так было проще. Я могла за несколько часов провести больше документов, чем делала это за целый рабочий день в офисе. Решив, что мне необходимо время на адаптацию и заживлению ран босс мягко намекнул, что наверняка я чувствую себя неловко. Мне хотелось сказать ему, что мой внешний вид ничуть не беспокоит меня, но это была бы ложью.

После высказываний и оскорблений от бывшего я немного замкнулась в себе. Я пыталась носить шапки с козырьком и опускать голову в общественных местах, чтобы скрывать лицо, ту часть где у меня остался безобразный шрам. Кто бы мог подумать, что красивая девушка превратиться в урочище, как назвал меня бывший. При всём этом я не испытывала неприязнь к людям, которые по мнению окружающих были недостаточно красивыми. Я относилась так лишь к самой себе. Я понимала, что это просто обида отложившиеся в сознание, напоминание о перенесённой боли, но пока я не была готова ещё сильнее углубляться в психологию и работу над собой. Возможно окружающие правы, мне просто требуется время. С чудесами пластики я легко могла бы справиться с этим шрамом, но мне хотелось принять себя такой, какой я стала. Однако на это не хватило сил. Я просто пыталась прийти в себя и научиться жить дальше в мире, где у меня больше нет жениха, но есть маленький мальчик, так сильно нуждающийся в моей заботе.

К Стёпе я стала ходить практически каждый день. Мне нравилось проводить время с мальчиком, пусть и понимала, что мы оба привязываемся к друг другу сильнее, но не знаем есть ли у нас шанс стать семьёй…

Прошло несколько месяцев, а отец мальчика так и не объявился. Однако это совсем не означало, что я могу расслабиться и начать думать, что он больше не приедет, не узнает, где находится его сын. Не попытается отнять Стёпку у меня.

После долгих раздумий я всё-таки решилась оформить на мальчика опекунство. Нужно было собрать множество документов, но заведующая детдомом, где находился мальчик сказала, что шансы получить одобрение у меня высоки. Я не видела разницы в том, где нам видится каждой день, дома или на территории так называемого детского дома. Следовало отметить, что детская агрессия тоже негативно сказывалось на мальчике, который и без того жил несладко. Дети дразнили его за шрам на лице и называли уродцем. Воспитательница рассказывала мне это, что сильнее подстёгивало желание забрать Стёпку оттуда, как можно быстрее. Я начала собирать документы надеюсь, что одобрение не затянется надолго.

— Ой Лерка, ну что же ты зациклилась так на этом мальчишке, — сокрушалась Катя. — Он ведь пока непонятно чей вообще. Вдруг его папаша объявится, что ты будешь делать тогда?

— Во первых его отец до сих пор не объявился. Я уверена, что полицейским удалось связаться с ним, сообщить ему о гибели бывшей жены, а во вторых этот мальчик словно мой, понимаешь? У нас с ним есть какая-то необъяснимая связь, — я пыталась объяснить Кате, что чувствовала, когда этот малыш находился рядом со мной, но она не понимала, потому что пока не испытала ничего подобного.

Сложно говорить с человеком, когда вы говорите будто бы на разных языках. Катя ещё не стала матерью, у неё даже братьев и сестёр не было. Поэтому она не понимала меня. Мама поддерживала мое желание забрать мальчика, но сокрушалась, что одной мне с ним придётся туго, что ребёнок растёт, скоро у него начнёт проявляться характер, а так как он рос с матерью алкоголичкой, только богу одному известно, как он будет себя вести. Вот только трудности не страшили меня, потому что внутри появилась уверенность, что мы станем спасением друг для друга в этом чуждом заблудшим мире. Меня и Стёпку можно было сравнить с двумя огоньками блуждающими во тьме и нашедшими друг друга. Мы оба потеряли тех, кого любили и нашли спасение друг в друге.

— Хорошо. Придёшь ты в себя, реабилитируешься после расставания со своим козлом-женишком, — ворчала Катя, — а что будет дальше? Познакомишься с нормальным мужиком, захочешь создать с ним семью, но у тебя уже есть прицеп в виде чужого ребёнка. Ты такого исхода не видишь? Нужен ли ему будет чужой ребёнок, даже не твой Лерка.

— О каком исходит ты говоришь? — покачала головой я. — Во первых для меня этот ребёнок не чужой, а во вторых я не уверена, что захочу снова знакомиться с мужчиной и уж тем болеё связывать с кем-то свою жизнь. Кать, всё будет нормально. Мы со Стёпой уже успели привязаться друг к другу, так что хуже от оформления над ним опекунство уже не станет и я ничуть не жалею, что спасла его и сблизилась с ним.

Катя лишь покачивала головой, но не называла меня глупой и не продолжала спорить…

Зима закружила в своём снежном вихре незаметно. Я даже не успела поймать за хвост тот самый момент, когда город окунулся в предновогоднюю суету. Оформить документы не получалось, потому что их то и дело возвращали из-за той или иной неверно заполненной справки. Я мечтала встретить новый год вместе со Стёпкой, но наверное не суждено было. Я даже успела подумать, что сама судьба пытается запретить меня забирать этого мальчика из детского дома. Ну, а зачем нужно было строить такие козни и играться со мной, трепать и без того растрёпанные нервы?

— Я даже кровать для Стёпки купила, новогодние пижамки и детское постельное бельё, — пожаловалась я заведующей после того, как в очередной раз получила отказ, обоснованное тем, что справка с места работы уже устарела. — Жаль так, что волшебный праздник ему придётся встретить здесь…

— Вообще-то… — женщина не громко кашлянула в кулак и внимательно посмотрела на меня, — есть способ один, конечно за такое нас не сильно-то поощряют, но время от времени волонтёры или персонал берут к себе детей на выходные. Мы вас уже знаем, поэтому если вы подпишете определённые бумаги, то можно будет организовать вам новый год и возможность провести все каникулы вместе, а там возьмите новую справку с места работы и вновь подойдите с документами, если не передумаете забирать ребёнка. Ведь это такой тяжелый труд, поднимать таких непосед на ноги. За каникулы вы как раз присмотритесь к Степану и сможете судить, получится ли у вас жить вместе.

— Не передумаю, будьте уверены, — кивнула я и широко улыбнулась, предвкушая радость в глазах Стёпки.

Мне нужно было ещё заскочить в магазин, чтобы купить мальчику тёплую одежду для прогулок, снегокат и ёлку. Какой же новый год без ёлки? Подарок я для Стёпки уже купила, набор машинок, а вот ставить его пока было некуда.

Окрылённая предложением заведующей я поспешила на автобусную остановку, прикидывая куда успею попасть по времени. Сегодня в детский магазин уже вряд ли, тогда я смогу приехать завтра утром, а вот ёлку можно было бы купить сейчас. Выбрав искусственную ель в супермаркете, который находился недалеко от моего дома я решила, что игрушки для неё куплю завтра. Раньше и не наряжала ёлку, да и вообще чаще всего на новый год уезжала к маме и сестре. Но пока не оформлены документы на опеку я не могла вывозить Стёпк из города, а мальчику нужна была ощутить волшебную атмосферу нового года, ту самую, которая так радовала и вдохновляла меня в детстве.

Волоча короьку с ёлкой перед собой я время от времени выглядывала из и неё, чтобы оценить свой путь и случайно не столкнуться с прохожими, но вероятно просчиталась и на кого-то налетела. Громкая ругань заставило меня поёжиться. Я испуганно выглянула из-за коробки и посмотрела на мужчину, который оказался жертвой моей же глупости.

— Не хорошо ругаться вслух таким приятным голосом, — попыталась умаслить незнакомца я.

— Не хорошо налетать на незнакомых вам людей обладательнице такой приятной внешности, — парировал мужчина, а в его голосе четко чувствовалось раздражение.

Я тут же скрылась за коробку, потому что покраснела. В тени аллеи, которую толком не освещали фонари он не видел мой шрам, потому и называл мою внешность приятной вероятнее всего.

— Извините, — я выглядывала, чтобы оценить обстановку, — а вы появились как-то внезапно на моём пути. Позволите мне пройти дальше?

Мне хотелось как можно быстрее избавиться от сложившейся неловкости, но не падать ведь мне в ноги незнакомца и не молить его о прощении. Да и сам он тоже виноват, нужно было смотреть, куда идёт. Это у меня между прочим обзор закрыт был, а не у него. Руки уже заледенели несмотря на то, что были спрятаны в перчатки. Я замёрзла и хотела поскорее выпить горячий чай.

— Чтобы вы врезались в кого-то ещё? Вам повезло, что на пути попался я, а если бы вы снесли этой коробкой несчастную старушку?

— Несчастную старушку? Да кто ещё тут несчастный…

От усталости у меня уже начали трястись руки, а пройти нужно было ещё три или четыре дома. Да и старушка, если она на самом деле такая несчастная, вряд ли будет передвигаться так же быстро, как он. Так что я обязательно замечу её.

— Вы тоже между прочим виноваты. У вас обзор не закрыт и вы видели, куда идёте, — попыталась оправдаться я.

— Действительно… А вам так приятно разговаривать из-за коробки, боитесь посмотреть в глаза человеку, которого чуть не сбили? Наверное вас гложет чувство вины?

Я шумно выдохнула и выглянула из-за коробки. Мужчина смотрел на меня улыбаясь глазами, в уголках которых появились морщинки похожие на гусиные лапки. Его забавляла вся эта ситуация. А мне между прочим было тяжело удерживать коробку и я уже жалела, что решила сэкономить на такси. Втянув в себя побольше воздуха я готова была обрушить на мужчину шквал возмущения, а он потянулся к коробке и обхватил её руками.

— Дайте её мне. Что вы так вцепились? Не собираюсь я отнимать вашу отраду. Я помогу он дотащить сие творение до дома и ретируюсь.

Я вцепилась в коробку ещё крепче и отрицательно помотала головой. Принимать помощь от мужчин я не привыкла, не хотела делать это после предательства жениха.

— Я не позволю вам снести этой махиной ещё кого-то. Либо вы дадите коробку мне, либо я вызову полицию.

— Полицию? — ошеломлённо переспросила я.

Сложно было поверить собственным ушам, почему он решил вызвать полицию.

— Вы всё верно расслышали, полицию. Ну, или сотрудников дорожной инспекции. Как вам будет угодно. Вы нарушили главное правило, идёте себе без обзора и представляете угрозу не только для себя, но и для окружающих.

На губах появилась улыбка, которую я тут же умело скрыла. Скажет тоже, сотрудников дорожной инспекции, нарушила главное правило. Забавно, да и только. Ослабив хватку я поняла, что коробка выскользнула из рук и незнакомец ловко закинул её на плечо. Сначала я думала, что она рухнет, но ему удалось удержать её. Он посмотрел на меня заострив внимания на шраме, а я тут же отвела взгляд в сторону по привычке пряча своё лицо.

— А куда идём? — спросил мужчина хрипловатым голосом.

— Прямо пройдём, два дома и там будет поворот налево, там пройти ещё один дом и мы доберёмся…

— И вы собирались тащить эту тяжесть в такую даль самостоятельно? — хмыкнул мужчина.

А он что думает, что у меня помощников вагон стоят в очереди и спешат помочь? И не стала ничего отвечать, потому что ответ в данном случае был более чем очевиден. В молчании мы дошли до моего дома и остановились около подъезда.

— Донести это чудо до квартиры вы не позволите мне, я правильно понимаю? — спросил мужчина сощурившись.

— Вы всё верно понимаете, — уверенно кивнула я.

Показывать незнакомцу, где я живу я не хотела. Хватило того, что теперь он знает номер дома и подъезд, и может легко подкараулить меня здесь. Как на зло из подъезда вышли Артём со Светой. Бывший покосился на меня, ухмыльнулся и сквозь зубы выдавил:

— Уродище себе женишка нашла нового.

Он уже собирался пройти мимо, но незнакомец поставил коробку на снег рядом со мной, схватил бывшего за грудки и заставил посмотреть ему в глаза.

— Извинись перед девушкой, — прорычал незнакомец.

Светка закричала в попытке позвать на помощь, но в округе никого не было и как я убедилась помогать другому люди не спешат.

— Простите, не нужно этого, — постаралась отвлечь мужчину я и заставить его отпустить Артёма.

Мне вдруг показалось, что бывший специально из всех девушек выбрал именно Светку, чтобы почаще выводить меня из себя и убеждать каждый раз, какая я никчёмная.

— Нужно! Извиняйся гад, пока носом снег не пропахал, — повторил незнакомец.

Артём покосился на меня, потом посмотрел на Светку, вернул взгляд ко мне и сдавленно промямлил:

— Извини.

— Громче, я не услышал, — встряхнул его незнакомец.

— Извини, — теперь увереннее произнёс Артём.

— То тоже, и запомни, что если в следующий раз за хочешь открыть свой поганый рот, чтобы оскорбить другого человека сто раз подумай, а то можешь попасть в казусную ситуацию.

Незнакомец отпустил Артёма и тот дал дёру, а Светка побежала за ним на каблучках говоря, что я нашла себе жениха под стать своему характеру. Но я не слушала её слова. Я посмотрела на своего защитника.

— Спасибо вам.

— Обиженный, отвергнутый? — спросил мужчина кивнув в сторону, куда ушёл Артём.

— Скорее бросивший, бывший, но это уже неважно, — честно призналась я. — За такое я должна пригласить вас на чашку чая.

— Вы ничего за такое не должны, — сухо чеканил незнакомец. — Добрый ночи.

— Доброй ночи, — ответила я.

Незнакомец быстро ушёл, а я даже не узнала его имени, но на душе стало чуточку светлее. Не перевелись на свете добрые люди. Я подхватила коробку и вернулась в квартиру предвкушая, что уже завтра здесь окажется Стёпа. Стало немного боязно, ведь его реакция может оказаться непредсказуемой. Понравится ли ему у меня? Наверное первое время ему будет очень непривычно, ведь мальчик не привык к такой жизни. Я видела комнату в которой он прятался и обставлено она была мягко говоря не очень. Эта квартира покажется ребёнку самым настоящим дворцом. Вот только понравится ли ему тут?

Выпив горячий чай и согревшись я снова вспомнила таинственного незнакомца, который вступился за меня. И впервые за последнее время отважилась на непростой для себя шаг, я сняла покрывало со всех зеркал. Улыбнувшись своему отражению я собрала ёлку и установила её в зале. После чего сладко уснула.

Утром я позвонила маме с сестрой, немного поговорила с ними и пообещала, что обязательно приеду к ним вместе со Стёпкой, когда будут оформлены все документы. Мама даже не возмущалась, не говорила ничего о том, что я беру мальчика к себе на новогодние каникулы и пожелала, чтобы всё сложилось наилучшим образом. А Женя сказала, как сильно мечтает познакомиться со Стёпкой, как можно скорее. Я улыбнулась, попрощалась с ними и поехала в детский магазин. Пришлось завести всю одежду, которые я набрала для мальчика в квартиру, потому что больше мне в руки ничего бы и не поместилась. Так как проснулась я рано, то время ещё было, ведь Стёпу забрать мне позволят только вечером. Поэтому я поехала в торговый центр за ёлочными украшениями и продуктами решив, что на этот раз точно вызову такси. Засмотревшись на яркие игрушки привлекающие своей красотой, на светящиеся гирлянды, которые переливались различными огнями и мигали, я не заметила, как наехала на кого-то. Так стыдно мне не было никогда раньше. Второй раз за сутки. Да что со мной происходит. Сильнее я удивилась, когда увидела вчерашнего незнакомца.

— Вы покушаетесь на мою жизнь, — уверенно произнёс мужчина.

— Да нет-же, с чего бы… Я просто… Боже, простите меня. Знаю, что оправдание этому поступку нет…

— В качестве извинений вы должны назвать мне своё имя, чтобы я знал с каким именем женщин обходить стороной.

— Лера…

— Приятно познакомиться Лера, а я Денис. Ну, вот и познакомились. Надеюсь, теперь вы не будете пытаться лишить меня жизни сбив с ног, — Денис засмеялся, а я подхватила его смех.

— Конечно же нет. Я и не пыталась.

— Да я охотно верю вам, — кивнул Денис. — Решили закупаться украшениями в последнем вагоне.

Я не сразу поняла, что именно имел ввиду Денис, а потом кивнула и улыбнулась.

— Просто обстоятельства изменились, — ответила я.

— Понимаю, обстоятельства штука слишком уклончивая, а я хотел посмотреть что-то на подарок, но тут не увидел ничего интересного.

И я кивнула.

Мы с Денисом ходили по торговым рядам вместе. Он помогал мне выбирать ёлочные украшения, рассказывал истории из своего прошлого, а я заворожённо слушала понимая, что с этим мужчиной мне на удивление легко и просто общаться, и это пугало. После того, как моя корзина оказалось доверху набитой Денис вызвался проводить меня уверяя, что я не смогу поднять такую тяжесть в квартиру самостоятельно и я согласилась. Мужчина подвёз меня на своей машине и помог поднять пакеты, и занести их в квартиру теперь.

— Я точно должно угостить вас чаем. Вот только у меня к нему ничего нет. Поэтому могу предложить просто чай или кофе…

— У меня есть встречное предложение. Давайте пообедаем в кафе. У меня есть правило: не соглашаться на приглашения женщин попить чай на их территории. В прошлом была неприятная ситуация, которая научила меня быть осторожнее.

Я облегчённо выдохнула, потому что так было проще и мне самой. Всё-таки я чувствовала себя неловко, когда мужчина находился в моей квартире. Чужой, едва знакомый мужчина. Сто мне было известно о Денисе? Только его имя и несколько историй из детства о том, как он путался в гирляндах, когда его просили развесить их на ёлке и как специально прятал звезду, потому что ёлка с не украшенной макушкой нравилась ему сильнее.

В кафе куда меня привёз Денис царила по-настоящему новогодняя атмосфера, создававшая внутри, то самое предвкушении праздника, которая всегда была у меня в детстве. Мне захотелось поскорее окунуться в волшебство новогодней ночи и загадать заветное желание, чтобы мир стал чуточку светлее.

— Откуда у вас этот шрам Лера? — спросил Денис и я вздрогнула от его вопроса, словно от хлесткой пощечины.

— Разве имеёт значение, как я получила его.

— Нет конечно. Вы можете не отвечать, если не хотите, — помотал головой Денис и мне показалось, что он немного покраснел.

— Стала свидетельницей пожара и спасла ребёнка из огня, — ответила я.

— Знаете, а ведь практически в каждом шарами кроется своя история. Я так и знал, что в вашем сокрыт героический подвиг. Я не ошибся в вас.

Мне стало не по себе от слов Дениса, и захотелось увильнуть от темы, поэтому я поспешила перевести её.

— Ну, а что касаемо вас… Почему вы не соглашаетесь на приглашение выпить чай в гостях у девушки?

— Моя история слишком банальна. Однажды я познакомился с девушкой, которая показалась мне чудесной. Согласился выпить у неё чай, чтобы вы понимали, я просто пошёл к ней попить чай, но она подмешала мне что-то в напиток… В итоге всё закончилось совсем не так, как я планировал… А после этого феёричного окончания я как настоящий джентльмен сделал ей предложение. Как вы понимаете такой брак не может продлится вечность…

Я с сожалением вздохнула и кивнула. У каждого из нас своя душещипательная история. Возможно в чём-то мы с Денисом даже были похожи, но я боялась дальнейшего общения с мужчиной, потому что снова окунуться с головой в омут под названием любовь была не готова. После обеда нам принесли комплимент от заведения, имбирное печенье в виде пряничных человечков и горячий шоколад.

— Отличное место здесь. Всегда дружелюбная атмосфера, — похвалил Денис.

— Не то слово, — кивнула я и с хрустом откусила ножку человечка.

— А вы Валерия жестокий человек, — посмеялся Денис, взял печенье и откусил человечку голову.

— А вы решили сразу лишить его жизни, не дав шанс? — засмеялась я.

— По крайней мере, это менее жестоко. Согласитесь?

Я пожала плечами и сделала глоток божественного на вкус горячего шоколада. Конечно же рецептом его приготовления делиться никто не станет, но я с удовольствием записала бы его и попыталась научиться готовить так же.

Телефон неожиданно зазвонил, я испугалась. Но когда ответила заведующая и сообщила, что всё готово и я могу пр ехать за Стёпкой.

— Денис, спасибо вам за приятное времяпровождение, но мне нужно ехать по делам.

— Да, мне тоже… Спасибо за знакомство.

Я вызвала такси и приготовилась к столь долгожданной встречи представляя, как обрадуется мальчик, когда узнает, что сегодня я не оставлю его и мы уедем вместе.

Вечер пролетел незаметно. Стёпа так обрадовался, что я забрала его с собой. Он долго обнимал меня в такси и уснул на руках, а потом восхищённо разглядывал квартиру, словно оказался в другом измерении. Он играл с игрушками, которые я купила для него. Хорошо поужинал и уснул с улыбкой на губах. Я понимала, что всё именно так и должно быть так правильно. Мы не просто так встретились с ним и познакомились, и они просто так оказалось тогда в том месте. Страшно даже представить, что было бы с ним, если Артём решил поехать к дому друга на машине…

Я и сама впервые заснула с улыбкой на губах, потому что перед сном думала о Стёпке, вспоминала Дениса и время проведённое вместе с мужчиной. Он показался мне хорошим человеком, но я боялась привязываться кому-то снова, а потом разочаровываться. Поэтому запрещала себе думать об этом мужчине. Да и мы с ним даже не обменялись контактами, вряд ли он встретится на моём пути случайным образом снова, хотя такое вполне могло случиться, ведь пути господни неисповедимы.

Рано утром я проснулась по будильнику, чтобы приготовить завтрак. Жареные оладьи с сыром и отварная индейка были готовы к пробуждению Стёпы. Накормив мальчика я позвала его вместе украшать ёлку, а сама поставила вариться овощи на салат решив, что приготовлю только оливье. Ведь кроме нас со Стёпкой никого не будет, а Катя заедет только завтра с тортиком, чтобы вместе попить чай. Вскоре квартира засияла разноцветными огоньками, за которыми Стёпа заворожённо наблюдал.

— Тебе нравится? — с улыбкой спросила я.

— Да, — кивнул мальчик. — Касива как.

— Это точно. Новогодняя ночь волшебная и Дедушка Мороз может исполнить твоё самое сокровенное желание.

— Хочу быть тобой, — сказал Стёпа и у меня слёзы в мгновение побежали по щекам.

— Я тоже очень хочу этого, — ответила я не решившись сказать Стёпке, что уже делаю для этого всё возможное. — Загадаем вместе новогоднее желание.

Мальчик кивнул.

Мы немного поиграли. И пока Стёпка спал я поспешила нарезать салат и замариновать курицу, чтобы к 12 поставить её в духовку.

Присев на кровать, наблюдая за спящим малышом, я сама не заметила, как провалилась в сон, а проснулась из-за того, что кто-то звонил в квартиру. Я поспешила открыть пока не разбудили Стёпку, потому что мальчик спал слишком крепко и безмятежно, и мне было жаль будить его. Увидев на пороге взъерошенного Дениса я отшатнулась и с опаской посмотрела на мужчину.

— Где он, — спросил мужчина внимательно глядя на меня.

— Он? Кто? Что случилось Денис? — в попытке проснуться спросила я.

Мужчина осторожно взял меня за плечи и отодвинул в сторону проходя в квартиру. Спасибо хоть что разулся на пороге. Вот только пройти я его не приглашала и уже собиралась возмутиться, но из комнаты вышел Стёпа потирая глаза. Мальчик посмотрел на Дениса и взвизгнул:

— Папа!

Что? Папа? Ноги подкосились. Мои самые худшие предположения сбывались, приобретая реальные очертания. Он назвал Дениса папой. Почему судьба свела меня именно с этим мужчиной? Почему заставила снова открыться кому-то? Денис поймал Стёпу в объятия и крепко прижал к себе, а я смотрела на них обоих и готова была разреветься.

— Ёлка там, — указал Стёпа пальчиком сторону гостиной, где мы нарядили ёлку.

Денис посмотрел на меня. Неужели решил спросить разрешения?

— Конечно, вы можете пройти, — кивнула я, понимая, что этот новый год буду встречать одна, потому что Денис заберёт своего сына.

Вот только у меня так и подмывало спросить, что он за отец такой, если всё это время не вспоминал про сына. Однако я не стала мешать им, ведь Стёпка так обрадовался, когда увидел отца. Взглянув на экран телефона я поняла, что заведующая звонила мне, чтобы предупредить о приезде отца Степана, но я слишком крепко спала и не слышала её звонков. Да и вряд ли это что-то изменило бы. Я ушла на кухню и села за стол в ожидании решения, которое окончательно уничтожить меня изнутри. Минут через пятнадцать ко мне пришёл Денис и сел напротив. Он обхватил голову руками и шумно выдохнул.

— Ты его спасла, да? Моего сына? — спросил мужчина не решаясь поднять на меня взгляд.

— А ты зачал его в ту самую ночь, когда зашёл на чай к девушке, — тихонько ответила я.

— Поверить только… Я никогда не верил в такие совпадения, но они реальны на самом деле. Тяжело всё это принять, честно и я готов сойти с ума.

— Не нужно с ума сходить, не нужно. В ином случае тебе не отдадут сына. Ведь именно это ты и хочешь сделать, забрать его у меня.

Я посмотрела на Дениса, а он поднял взгляд и отрицательно помотал головой.

— Нет, то есть конечно же да. Я хочу забрать своего сына, но я не желаю отнимать его у тебя. Я ничего не знал о пожаре… Даже о том, что моя бывшая жена по чёрному пила. Мы с ней развелись, когда сыну было полгода. Просто не сошлись характерами. Нам сложно было, потому что я спокойный, а она через чур взрывная, импульсивная была. Ребёнка присудили матери, а мне разрешили лишь редкие встречи с её согласия. Она устраивала истерики, требовала, чтобы я реже встречался с ребёнком, чтобы не лез в жизнь сына. Порой мы договаривались о встрече, но она не приносила Стёпу. Деньги я платил ей исправно. Сообразив, что дальше так продолжаться не может, я попытался сбежать от самого себя. Уехал работать на север. Знаю, я поступил отвратительно и должен был бороться за ребёнка. Я приезжал на его день рождения и на новый год. Это были дни, когда я мог провести время с сыном, дав бывшей деньги на подарки для себя любимой. Сегодня утром она должна была прийти со Стёпой в торговый центр. Туда, где мы встречались раньше, но не явилась. Я разозлился, решил поехать к ней домой и во всём разобраться, но вместо дома увидел развалины. Я до ужаса испугался, а потом в голове промелькнула твой рассказ… Конечно вероятность того, что ты спасла именно моего ребёнка было крайне мало. Но я понадеялся, что Стёпа жив и я стал допрашивать соседей. Вышел на детский дом, куда определили Стёпу, а там мне дали твой адрес. Мне рассказали, что Стёпа любит тебя как маму, а ты его как сына… И не знаю, как быть… Я готов сойти с ума… Я должен был завтра утром улететь обратно на север, но теперь я не могу этого сделать… Я не могу оставить сына, не могу взвалить его на твои хрупкие плечи.

— Я справлюсь, — глухо ответила.

— Я верю. Ты точно справишся, но я хочу быть рядом с ним, с вами…

Меня обожгло так сильно, словно получила удар током.

— Ты очень красивая, но самое главное у тебя ангельская душа. Я понял это ещё в тот вечер, когда ты чуть не столкнула меня своей коробкой с ёлкой… Если ты позволишь мне показать себя, дашь хотя бы малейший шанс…

— Не знаю Денис… Всё как-то слишком быстро, — помотала головой я, — не уверена, что это будет правильно… Сходиться из-за того, что мы оба хотим быть рядом со Стёпой глупо.

— Значит я тебе не понравился, — прямота была коньком Дениса.

— Понравился… Но разве можно вот так сразу?

— А зачем тянуть годами, если и без того всё понятно? Я сразу почувствовал, тот самый огонёк… Но я не прошу тебя сразу ложиться в мою постель и любить меня. Дай шанс показать себя и попробовать.

Стёпа закричал в гостиной и мы с Денисом бросились на звук его голоса.

— Что случилось? — спросила я оглядывая Стёпу.

— Там салют, — показал он на окно и я с облегчением выдохнула прижав мальчонку к себе.

— Салют, салют. Новый год ведь у нас.

Я включила Стёпе мультики и вернулась на кухню, чтобы отправить курицу в духовку. От предложения Дениса на душе царил раздрай, ведь мужчина на самом деле нравился мне. Но стал бы он предлагать мне отношения, если бы я не спасла его сына?

«Уродище,» — вспомнились слова Артёма.

Настроив духовку на нужную температуру я встала и столкнулась с Денисом. Мужчина подхватил меня, чтобы не упала отшатнувшись назад и притянул к себе. Он смотрел в мои глаза с нескрываемым обожанием. Но разве такое возможно? Однако объяснить притяжение между нами я не могла, хоть понимала, что и меня тянет к мужчине. Я потянулась на носочках, а Денис склонился к моим губам, но в дверь снова позвонили.

— И кто на этот раз? — я поспешила открыть и тут же угодила в объятия мамы.

— С наступающим! Мы не могли оставить вас одних в этот праздник.

Женя тоже поспешила обнять меня и занырнула в дом.

— Мам, что же вы не предупредили та? Мы бы со Стёпой встретили вас.

— Брось, ты и так в заботах. Мы столько вкуснятины привезли, ты ведь не готовилась встречать новый год в такой араве.

Из кухни выглянул Денис и мама удивлённо уставилась на него моргая глазами.

— Ты не сказала, что будешь с мужчиной, — смутилась мама.

— Да я и сама не знала, — пожала плечами я. — Это отец Стёпы, Денис.

— И её жених вашей дочери, — поспешил добавить мужчина.

От чего у меня широко распахнулись глаза, он ведь обещал не торопить события. К чему такая спешка, когда мы совсем не знаем друг друга?

— Какие интересные подробности, но ничего время всё рассказать друг другу у нас ещё будет, а теперь давайте на стол накрывать. Новый год ведь скоро.

Женя поспешил познакомиться со Стёпой, а мама стала суетливо разбирать сумки подрядив нас Денисом стать её помощниками…

Под бой курантов я загадала желание, чтобы в мире появилось больше хороших, отзывчивых людей, а у нас с Денисом всё сложилось…

Через год мы все встретились снова большой семьёй. Вот только мы с Денисом уже были мужем и женой. Стёпу я усыновила, а в моём животе подрастала маленькая Стеша. Я не стала делать пластическую операцию, потому что любимый муж убедил меня, что я и без того красавица. Я основа научилась любить себя.

Что касаемо Артёма, от общих знакомых мне стало известно, что он в своих вечных гуляниях заболел чем-то серьёзным, от чего начал много и беспробудно пить, а беременную Свету выгнал и не собирался платить ей алименты на ребёнка…

Оставьте свой голос

100 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.