Красивый мужчина в тёмной комнате у окна

— Ира, Ирочка, Иришка. Как же я не почувствовал тебя? Как не понял?

Михаил медленно брёл вдоль трассы лишь изредка останавливаясь, чтобы передохнуть. Усталость свинцовым грузом давила ему на плечи и он сутулясь никак не мог расправить их, чтобы вдохнуть полной грудью долгожданный воздух свободы.

Два дня назад Михаил освободился из колонии, где провёл три бесконечно долгих года и всё из-за той аварии, которую допустил пытаясь справиться с неуправляемой фурой…

Много лет Михаил работал дальнобойщиком, колесил по всей стране неделями не бывая дома, где его ждала жена Алёна, верная, любящая, добрая. Каждый раз возвращаясь с рейса Михаил старался радовать её подарками, сюрпризами, букетами цветов. И она платила ему за это заботой и нежностью.

Так прошло 7 лет. И Михаилу казалось, что в их жизни уже никогда ничего не изменится. Это очень радовало его, ведь у него было всё. Любовь и счастье, о котором мечтает каждый. Единственное, чего ему не хватало, так это малыша. Сына или дочки, которых он мог бы обнимать и целовать, каждый раз когда возвращался домой. Но Алёна каждый раз говорила о том, что им ещё рано думать о детях, тем более сам Михаил был постоянно в разъездах и ей некому будет помочь с ребёнком.

— Вот когда перейдёшь на оседлую жизнь, тогда об этом и поговорим.

— Ох не знаю, — вздыхал он в ответ. — Нашу компанию сейчас выкупили другие люди. Поменялся шеф. Он молодой, перспективный. У него такие амбиции, что у всех у нас просто крышу сносит. Представляешь, он решил полностью обновить автопарк, а ещё почти все машины перевести на ближнее и дальнее зарубежье.

— Ты что будешь ездить за границу!? — воскликнула изумлённая Алёна. — Ну, это же так здорово!

— Не знаю Алёнушка. Скорее всего я откажусь…

— Даже не вздумай этого делать! — Алёна даже притопнула ногой. — Когда ты ещё сможешь посмотреть другие страны? Это же так интересно в конце концов! Нет, нет. Я ни за что не стала бы отказываться.

— Алёна, ты не понимаешь. Тогда мы вообще не сможем видеться с тобой. Я буду приезжать очень редко.

— Милый… — нежно воркуя Алёна прижалась к мужу. — Ну ты же знаешь, что я всегда тебя буду ждать дома. Я тебе так сильно люблю. А когда у тебя будет отпуск мы будем выбираться к морю или ещё куда-нибудь, и там уже ни за что не расстанемся. Только прошу тебя не отказывайся, соглашайся на все предложения вашего шефа. Он ведь за это будет хорошо платить.

— Ты уверена в этом? — улыбнулся Михаил.

— В чём? — Алёна подняла на Михаила глаза.

— В том, что мне действительно нужны эти командировки.

— Разумеется, — взгляд Алёны стал серьёзным. — Ты справишься, я знаю. А я буду ждать тебя дома.

— Ну хорошо, ты меня убедила, — вздохнув согласился с женой Михаил и уже в следующем месяце отправился в составе колонны в одну из европейских стран.

Прошло полгода.

Новый директор сдержал своё слово и на самом деле поменял почти весь автопарк. Старая фура остались только у Михаила и ещё двух водителей, которые должны выйти на пенсию. Не один раз Михаил обращался к новому начальству с просьбой пересадить его на другую машину, но Павел Валентинович постоянно отделывался от него какими-то отговорками.

— Миша, ты не один такой. Петрович и Семёныч тоже катаются на старушках и не ворчат. Я же сказал, что через год-другой поменяем и оставшиеся машины.

— Через год-другой Пётр и Семёныч уже будут на пенсии.

— Миша, я всё сказал, — отмахивался Павел. — Вечно ты всем недоволен.

— Так машина у меня постоянно сыпется. Я теперь чаще на ремонте, чем в рейсах. Постоянно стою на дороге. Другие водилы надо мной смеются.

— Смеются, не плачут, — прекращал разговор Павел и Михаилу ничего не оставалось делать, кроме как возвращаться к своей старенькой фуре.

И вот однажды случилось то, о чём предупреждал Михаил. Едва он загрузился и выехал на трассу, как фура стала неуправляемой. Чтобы избежать страшной аварии Михаил пытался уйти хоть немного в сторону, но всё равно зацепил несколько машин, а потом переломив фуру пополам перевернулся снося бетонное ограждение.

Сам Миша чудом остался жив, но всё-таки попал в больницу, где и провёл почти 5 недель. Правда от ответственности это его не спасло. Павел Валентинович обвинил во всём своего водителя и разбирательство длившееся несколько месяцев закончилось судом, согласно решению которого Михаила посадили на 5 лет общего режима.

Алёна плакала говорила, что будет ждать мужа, умоляла достойно вынести это испытание, не сломаться и однажды выйти на свободу таким же, как и прежде.

— Ты будешь приезжать ко мне? — спросил её Михаил перед тем, как его уводили из зала суда.

— Да, да, обязательно и писать тоже буду. Миша, Миша прости меня. Это я во всём виновата.

— Нет, это не так! Не вини себя ни в чём! — успел крикнуть ей Михаил. — Я люблю тебя слышишь! Я очень сильно тебя люблю!

И потекли для Михаила тяжёлые, сумрачные дни, серые и однообразные. Единственным облегчением было, когда Михаила переводили в тюремную больничку. Всё-таки переломы полученные в аварии сильно подорвали его здоровье.

Ирина Сергеевна, врач работавшая в больнице, как могла старалась облегчить его боль и это ей удавалась. Михаил был благодарен ей за доброту и заботу, но когда однажды поймал зовущий и немного тоскливый голос женщины, покачал головой.

— Ирочка, я вижу, что с тобой происходит, но я не могу откликнуться, понимаешь? Я женат и не могу обманывать Алёну и тебя обманывать, тоже не могу. Прости…

— Ох Мишаня, — сказала она ему в ответ, — да ты не подумай, я ни на что не претендую. Просто ты очень похож на моего покойного мужа Серёжу. Он умер почти пять лет назад, утонул спасая заплывшего на глубину ребёнка. Чужого малыша спас, а своего нет.

— Как это? — не удержался от вопроса Михаил.

— Я была беременная уже на пятом месяце. Мы ждали сына. Мечтали о времени, когда он родится, но этого не произошло… Серёжа утонул… У меня на глазах успел подтолкнуть к лодке спасённого мальчика, сам ушёл под воду. Кто-то из мужчин пытался нырять за ним, но всё было бесполезно, там было очень сильное течение. Тело Серёжи обнаружили только через трое суток. Представляешь Миша, как я прожила эти дни? Я не спала и не ела, рвалась участвовать в спасательной операции, но меня туда не пустили и только, когда Серёжу нашли привезли. Я увидев его упала в обморок. Пришла в себя уже в больнице и врачи сказали мне, что ребёнка я потеряла. Всё это время я жила на лекарствах и даже не присутствовала на похоронах своего мужа. Может быть поэтому в моём сознании не отложилось, что он умер и уже никогда не вернётся… Но они оба покинули меня, и муж, и сын…

— И что было потом?

Михаил положил свою ладонь на маленькую, хрупкую руку Ирины.

— Я продала всё, что у меня было и приехала сюда. Решила начать жизнь сначала, но кажется у меня это очень плохо получается…

Михаил обнял Ирину и нежно привлёк её к себе.

— Ириша, ты очень хорошая женщина, молодая и красивая. Ты ещё найдёшь своё счастье. Обязательно найдёшь.

Он хотел немного отстраниться, чтобы заглянуть в её глаза, но вдруг понял, что она горько плачет прижавшись к его плечу. Только выплакавшись подняла лицо и посмотрела на Михаила.

— Спасибо тебе Миша. Давно я не чувствовала себя так, такой слабой и в то же время защищённой. Спасибо.

— Ириша, я женат, — снова повторил Михаил.

— Нет, нет, ты не подумай, я ни на что не претендую, — торопливо заговорила Ирина. — Я буду рада и очень благодарна, если ты станешь просто моим другом. Человеком с которым я могу поговорить, излить свою душу. Мне это так важно.

Михаил улыбнулся и снова обнял её прижав к себе.

— Конечно Иришка, я буду твоим другом, самым лучшим.

— И единственным, — добавила она улыбнувшись.

Когда им удавалось встретиться, они подолгу разговаривали, вместе пили чай. Иногда Михаил приносил Ирине шоколад или конфеты, те что в посылках передавала ему жена.

Приехать Алёна так ни разу не смогла, но передачки присылала регулярно и в каждой небольшой записке писала, что очень любит. Это, да ещё встречи с Ириной придавали Михаилу силы и он стойко выдержал все годы своего тюремного заключения.

И вот два дня назад, когда наконец он получил долгожданную свободу. У ворот зоны его встретила Ирина.

— Значит уезжаешь? — спросила она.

— Уезжаю Иришка… — с неожиданной грустью в голосе произнёс он. — Надо возвращаться домой. Я желаю тебе всего самого хорошего.

Ирина шагнула к Михаилу и сама обняла его.

— Спасибо тебе Ирочка. Спасибо за всё, — проговорил Михаил.

— А может быть зайдёшь ко мне? Я живу совсем недалеко, вот там за углом. Ты не подумай ничего, просто я знала, что ты освобождаешься и приготовила для тебя обед. Поешь перед дорогой, тебе ведь ехать очень долго. Ну что ты в самом деле? — засмеялась она хлопнув Михаила по плечу. — Мы же с тобой друзья. Я обещаю, приставать не буду. Просто вкусно покормлю.

Было в её глазах что-то такое, что Михаил не смог отказаться и кивнул. Пошёл с ней понимая, что иначе обидел бы её на всю жизнь.

Стол Ирина накрыла шикарный и Михаил не мог не отметить это, тем более, что Алёна готовить не очень любила и когда он стал хорошо зарабатывать чаще всего заказывал еду из ближайшей кулинарии даже не скрывая этого. Ирина всё приготовила сама. В вазочке лежали любимые шоколадные конфеты Михаила, такие ему всегда передавала Алёна. Михаил почему-то улыбнулся при этой мысли и даже хотел спросить Ирину, откуда она узнала какие конфеты он любит, но как-то не пришлось к слову, а потом он совсем забыл об этом.

После обеда Михаил простился с Ириной и уехал. Он всё-таки очень хотел попасть домой. Туда, где его ждала любимая жена. А впереди предстоял долгий путь…

И вот теперь, когда оставалось совсем немного, Михаил решил не дожидаться автобусы, а идти пешком. Может кто-нибудь из своих встретиться и подбросит до дома. Попуткой добраться быстрее, а на такси у него денег не было.

Михаил шёл разглядывая знакомые пейзажи и думал о жене, удивляясь почему она не приехала встретить его, ведь он писал ей в письме, что скоро освободится и даже называл день, который был известен ему заранее. Но всё-таки она не приехала…

Какое-то непонятное, очень неприятное чувство занозой засела в его душе, как будто это было мрачное предчувствие.

«Неужели дома что-то случилось…»

Михаил задумался так сильно, что не услышал шуршание колёс громадной фуры. Потом раздался громкий сигнал, фура остановилась, а из кабины выскочил Толик. Дальнобойщик с которым Михаил работал много лет.

— Мишка! Здорово дружище! Откинулся значит? Молодчага! Мы тут все за тебя переживали. Садись, подвезу, за одно и расскажешь, как ты.

— Нормально Толян, дело пересмотрели, погибших и пострадавших не было. Вот теперь на свободе. Ты сам-то как?

— Да у меня всё хорошо. Жена третего родила. Ты представляешь, опять девка. Беда мне с ними, развёл бабье царство, теперь мучаюсь. Старшей наряды подавай, младшая по куклам с ума сходит, а меньшая на одних памперсах меня разоряет. Это я ещё про жену молчу.

— Понятно, — улыбнулся Михаил. — Завидую я тебе.

— Да что там завидовать. Сам скоро попавшей станешь. Кто у вас с Алёнкой будет? Девка или парень? Парня давай. Надо же моим дочкам жениха присматривать.

— Да ты что? — от неожиданности Михаил даже схватил Анатолия за руку. — Ты о чём говоришь? Кто беременна? Алёнка? Но этого не может быть.

— Ну как это? — проговорил растерянный Анатолий. — Мы позавчера возили нашу малую в больницу прививки ставить и видели там твою Алёну. У неё живот до носа достаёт, видать рожать уже совсем скоро.

— Останови, — попросил Михаил и вдруг крикнул. — Да останови же!

Толик молча остановил фуру и Михаил выпрыгнул на дорогу, а когда машина уехала побрёл домой пешком сутулясь так, будто усталость свинцовым грузом давила ему на плечи…

Но разве могло быть это правдой? Алёна, его любимая жена. Алёна беременна не от него. Значит она встретила другого мужчину, не дождалась… Но почему тогда писала такие ласковые письма? Зачем заботилась посылая дорогие передачки. В камере все удивлялись тому, как жена печётся о своём муже и даже завидовали ему. А она всё это время гуляла от него направо и налево. Спала с чужим мужиком. Ну, как она могла решиться на это?

Михаил почувствовал, что его голова сейчас просто лопнет от разрывающих мыслей, а из глаз вдруг брызнули слёзы. Сейчас, когда его никто не видел, Михаил мог позволить себе эту слабость. Ведь все эти годы он жил только своей женой, мыслями о ней, о ней одной. Даже оттолкнул от себя Ирину. Добрую, светлую женщину, которая в нём так нуждалась, но он не мог обмануть Алёну, а она оказывается могла… К тому же забеременела, решилась родить ребёнка, сделать то, в чём отказывала мужу. Сколько раз он просил её подумать о малыше, но она говорила, что не готова к этому. А как только встретила того чужого, сразу согласилась. А может быть у неё был не один мужчина, а несколько?..

От обиды и разочарования Михаил завыл, как раненый зверь выплёскивая всю боль, что скопилась в нём…

Через несколько часов он стоял у порога своей квартиры и никак не решался нажать на звонок. Наконец всё-таки позвонил и почти сразу услышал чьи-то шаги, но дверь открыла ему не Алёна. Это был Павел Валентинович одетый в домашние вещи и державший в руках кружку с чаем.

— Ну что ты сюда припёрся? — спросил он опешившего Михаила.

— Это мой дом, — проговорил Михаил с трудом сдерживая рвущийся в наружу крик.

— Нет, теперь это мой дом, — усмехнулся Павел, — и ты в нём явно лишний.

В это время из комнаты выглянула Алёна и Михаил понял, что Толик не соврал, она была на последних месяцах беременности.

— Миша, Паша не надо, — попросила она. — Миша давай выйдем отсюда, я тебе всё объясню, а ты Паша иди на кухню.

Алёна чуть ли не силой вытолкнула Михаила и вышла вслед за ним.

— Прости, — сказала она мужу. — Я скрывала от тебя… Я не знаю, как так получилось, что я изменила тебе с Павлом… Просто однажды я пришла к тебе на работу… Помнишь ты уехал в рейс, а меня просил отнести Павлу какие-то документы. Я пришла к нему в кабинет и увидела, что он очень расстроен. В то время у него были проблемы с женой, он разводился и она оставила его без жилья. Я стала успокаивать его и он предложил вместе пообедать. Я согласилась. Мы много разговаривали и он сказал, что ему стало легче. А вечером пришёл ко мне домой, принёс цветы. Объяснил, что хочет поблагодарить за помощь, а потом вдруг стал целовать. Я не сумела оттолкнуть его и уступила. С тех самых пор мы начали встречаться. Да я виновата, что делала это у тебя за спиной, но тебя так часто не было дома, а мне хотелось мужского тепла. Я не знала, как сказать тебе об этом, а потом случилось та страшная авария…

— Всё было подстроено, да? — спросил Михаил.

— Нет, что ты. Паша ни в чём не виноват, — замахала руками Алёна. — Миша прости, но он хороший, я люблю его.

— Тогда зачем ты писала мне письма!? — взорвался Михаил. — Зачем поддерживала, присылала передачки?

— Ты что-то путаешь, — сказала удивлённая Алёна. — Я не писала тебе, ничего не передавала. Надеялась, что ты сам всё поймёшь.

— Понимаю, теперь я действительно понимаю… — проговорил Михаил развернулся и не сказав жене больше ни слова пошёл прочь.

— К тебе скоро придут бумаги разводе! — крикнула она ему вслед, но он даже не обернулся.

Михаил теперь знал, кто не оставлял его всё это время. Это была Ирина. Она заботилась о нём. Она однажды услышав о том, какие конфеты он любит, покупала их ему, передавала теплые вещи и вообще то, что ему было необходимо. Стоило ему во время встречи рассказать о чём-нибудь, пожаловаться на то, что ему не хватает, как тут же приходила посылка, как раз теми вещами о которых он говорил.

— Ира, Ирочка, Иришка. Как же я не почувствовал тебя? Как не понял? — ругал себя Михаил. — Девочка моя, родная. Я скоро, я буду рядом с тобой и никогда, и никому тебя не отдам.

Словно на крыльях он долетел до того города, где жила Ирина и глухой ночью постучался в её дверь. Она открыла так быстро, как будто стояла и ждала этого стука.

— Моя, моя, — шептал Михаил целуя и обнимая Ирину.

Она рыдала судорожно цепляясь за него маленькими руками.

— Ты вернулся. Я знала, что ты однажды всё равно вернёшься. А я ждала тебя, я так тебя ждала…

Прошёл время.

Ирина и Михаил были женаты. Уже воспитывали маленького сына. Они были очень счастливы и вообще не представляли того, что когда-то у них была совсем другая жизнь. Но однажды прошлое всё-таки постучалось в дом…

Как-то утром их разбудил звонок в двери. На пороге появилась Алёна. Михаил с удивлением посмотрел на неё.

— Смотрю ты снова беременна. Решила значит наверстать упущенное время?

— Не издевайся надо мной. Я и так довольно натерпелась. Паша бросил меня. Оказывается у него куча любовниц, а ещё он постоянно навещает свою бывшую жену и помогает своим детям от первого брака, говорит что любит их больше, чем моих.

— Подожди, но я-то тут причём? Ты сама выбрала свою судьбу, променяла меня на его. Чем теперь недовольна? И вообще не надо было тебе приезжать сюда Алёна. Ни к чему всё это.

— Я с таким трудом нашла тебя. Миша, прошу тебя, возвращайся. Я только теперь понимаю, как сильно тебя люблю.

— Поезжай домой Алёна, — рассмеялся Михаил, — и забудь сюда дорогу. Потому что я только теперь понимаю, что такое настоящее счастье и любовь. Прости, но ты к этому не имеешь никакого отношения.

Михаил закрыл дверь и хотел вернуться в спальню, но оттуда навстречу к нему вышла Ирина.

— Это была Алёна, да? — спросила она.

— Да, — кивнул Михаил. — Не волнуйся, больше она здесь не появится. Не хочу даже говорить о ней. Ириша, милая, я так сильно тебя люблю. До сих пор просыпаюсь в ужасе, что мог тебя упустить и крепко прижимаю тебя к себе. Я никому тебя не отдам и ни на кого не променяю.

— Я люблю тебя мой хороший, — улыбнулась Ирина и ласково поцеловала мужа.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Симпатичный одинокий бездомный мужчина на улице города
— Там-там, мёртвая голова человека! – закричал бомж, вздрагивая, вспоминая. – В погребе!

Этого мужика непонятной наружности в городе видел каждый. Кто он, где живёт – особо не волновало людей. Просто бомж. Притом...

Этого мужика непонятной наружности в городе видел каждый. Кто он,...

Читать

Вы сейчас не в сети