Девочка на песочнице

— Он же извращенец! Эта тварь фотографирует в своей комнатке голых девочек! Педофил!

Даша сидела на лавочке и любовалась на игру воспитанников. Какие они всё-таки славные! Бегают за мячиком, смеются. Дима, новый сторож ворота детям смастерил. Малыши довольные, набрали мячиков и давай в ворота пинать. А Димка отбивает, и сам, как ребёнок, веселится.

— Вер, какой мужчина!.. Присмотрись к нему. Ну и что, что сторож. Зато смотри, как детей любит! Возится с ними, как отец родной.

— Да куда мне замуж, рано ещё, — улыбнулась Вера. — А Дмитрий Александрович и правда молодец. В моей группе постоянно о нём спрашивают: «А когда на улицу, с дядей Димой играть?». Только не пойму я… Он молодой, не глупый, вроде, бурильщиком работал до интерната, и к нам пришёл. Зарплата маленькая для мужчины.

— Ну, он же холост, детей нет. Может себе позволить. Ой, они сюда идут!

Женщины тут же смолкли, не желая прослыть сплетницами. Дмитрий Александрович, подкидывая мячик, подошёл к лавочке и спросил:

— Дарья Игоревна, а можно я вон в том углу турник сделаю? Будем зарядку на улице делать. Да, бойцы?

— Да! – дружно ответили довольные ребятишки.

Даша смутилась.

— Но у нас нет денег. В этом году маты в зал купили и линолеум новый.

— А у меня все есть. Трубы с дачи привезу, сварочный аппарат имеется. Я ж деревенский, – простодушно улыбнулся мужчина. — Там делов то: ямы вырыть и зацементировать с щебёнкой. Главное, чтоб директор разрешил. Спросите?

— Конечно спрошу! Дмитрий Александрович, вы такой молодец!

— Да ладно… — смутившись, ответил сторож. — Мне всё равно после обходов делать нечего.

Даша с Верой отвели своих ребят в столовую и сели обедать. А Дмитрий, зайдя к себе в подсобку, достал из кармана телефон…

Так, Олю из младшей он уже фотографировал. Теперь Лена…

Мужчина вышел в коридор и тихонько, будто осматривает трещины на стенах, пошёл в группу. Средняя уже отобедала, детки готовились ко сну. Леночка, пятилетняя девчушка со светленькими волосиками, искала своего мишку. Сторож замер у двери.

— Дмитрий Александрович, а Лена не брала с собой медведя на прогулку? Не видели?

— Нет.

— Ох, ладно, пойду в столовую поищу.

— А мы с Леной в коридоре походим. Да, Леночка?

— Да, дядя Дима!

И довольная девчушка поскакала к мужчине. Воспитатель обвела глазами спальню и велела:

— Ребята, надевайте пижамки и ложитесь в постель, я в столовую схожу и сразу вернусь.

И торопливо вышла. Дима взял Лену за ручку и вышел в коридор.

— А я тебе подарок приготовил! Ты настоящий боец, вон как мячик кидаешь! Хочешь конфетку?

— Да!

— Идём, она у меня в столе спряталась. И тихонько открыв дверь, завел к себе девочку. Блин, времени мало, воспитатель того гляди вернётся.

— А где конфетка?

— Подожди. Я тебе не сказал главный секрет! Чтоб она нашлась, надо закрыть глазки и показать, что у тебя пустой животик. Приподними маечку.

Девочка, веря доброму дяде Диме, задрала свою пижамку с котёнком и зажмурив глазки стала ждать. Мужчина скорей достал телефон и включил камеру.

— Да, животик пустой. Дай-ка пощупаю! Фото, ещё одно фото.

— Конфетка, выходи, Леночка ждёт!

Девчонка хихикнула, когда дядя дотронулся до животика.

— Всё, открывай глаза, вот она!

Леночка открыла глазки, и как на чудо, уставилась на яркую конфету в руке сторожа.

— Ух ты! Она сама пришла?

— Да. Только это большая тайна! Никому не говори, что она сама к тебе вышла! Жуй скорее, пока другие не увидели.

Приведя девчушку в спальню, Дмитрий выдохнул.

— Фух, успел!

Только зашёл, и у двери показалась Ольга Петровна.

— Вот твой мишка, на столе лежала. Не забывай его больше, ладно?

Уложив группу спать, Ольга про себя вздохнула:

«Жаль, что новый сторож так молод. Вот бы ей такого мужа! Высокого, плечистого, с мозолистыми от труда ручищами. Тем более, из деревни. Да, он не институтского ума и часто делает ошибки в речи. Зато добрый, работящий и деток любит. Так любит, что с северной вахты ушел и в детдом работать устроился.»

А Дмитрий, выйдя из здания, сел на лавочку. Он давно заметил, как посматривают на него работницы интерната. Половина из них – разведённые, неустроенные по жизни женщины. Что ж, ему это только на руку. Много ли надо, чтоб стать для них идеалом? Почини стул , улыбайся, комплименты делай с детьми играй. И сразу ты – чудо. Имидж хорошего парня – первое, что нужно для его дела. Сложней всего пришлось с Любовью Ивановной.

Хмурая, презирающая всех мужиков бабулька и та растаяла после его рассказа про загулявшую жену. Ну а потом, дело техники. Посмотреть её любимый сериал, чтоб потом с жаром обсуждать перипетии жизни глупых героев. И всё! Бабка в кармане.

«Димочка, какой хороший парень.»

Хорошо что заведующая сменилась год назад. Та была – кремень баба, не подобраться. А эта – молоденькая, восторженная. Новые принципы воспитания, психологическая адаптация сирот. И никто не замечает, что у них твориться под носом! Мальчики его не интересовали. Когда он видел идущего мимо коморки мальчишку, прятал свой телефон в карман.

Коллекция фото росла, но, блин, так медленно. Надо больше! Но как? Подкарауливать малышню не так и просто. Почему-то все считают, что за сиротами плохо следят. Куда там! В каждой группе воспитатель и две нянечки. А ещё: медсестры, врач, методист. Это ещё не считая училок! Хорошо, что его интересуют младшие. Занятий у них мало, проще подобраться. Жаль, завтра не его смена.

Через час придет Михалыч, и придётся идти домой.

Леночка встала с кроватки, и застилая постель, выронила из рук фантик. Ольга Петровна сразу заметила.

— Лен, а откуда у тебя конфетка?

— Это секрет.

— Тебя угостили?

— Да. Потому что я хорошая!

Воспитатель погладила Лену по макушке и повела детей на занятия. Странно, но ей часто попадались конфетные фантики в урнах. Не те, что раздают в интернате. Кто такой добрый завёлся? Дима наверное…

А тот, выспавшись в выходной, пришёл на работу и сразу в свою коморку. Отодвинул в угол вещи Михалыча и тайком стал рассматривать фотографии. Его прервал стук. Вошла Леночка.

— Дядя Дима, а погладь мой животик ещё раз. А я глаза закрою. Пусть конфетка опять придёт.

Сторож про себя чертыхнулся и ответил девочке:

— Нельзя, Леночка. Конфетка только один раз выходит. На вот, печеньку. Иди, пока воспитатель не спохватилась.

Леночка нахмурила бровки и вышла.

«Какая глупая конфетка! Дядя Дима говорил, что она к бойцам выходит. Кто пинал мячик лучше её? Никто! А значит, это только ей полагается!»

Обиженная на конфетку девочка стала часто стоять в коридоре. Выглянет из группы и смотрит на дверь подсобки. А когда дядя Дима идёт с очередной девочой, грустит!

«Они конфетку получат, значит, теперь они самые лучшие?»

— Леночка, ты кого в коридоре высматриваешь? – спросила вошедший воспитатель.

— Никого.

— А почему грустная?

Девчушка пожала плечами и зашла в комнату.

«Везёт Кате, дядя Дима её за конфеткой привёл.»

Дмитрий повторял тот же сценарий. Дети верили в большую тайну.

— Катенька, подними маечку, чтоб конфетка животик увидела. Только никому не говори! Придут другие тётя с дядей, конфетки испугаются и уйдут от нас. А я их сахаром кормлю. Кладу кусочек в стол, они радуются, хрумкают.

— Ой, дядя, щекотно!

— Тише, тише! Дай мне свою ручку.

Катя вышла от него со счастливыми глазками.

«У них в интернате живёт семья конфет. Вот здорово! Жалко, что никому нельзя говорить. А может, тёте Даше можно? Она хорошая, никому не расскажет.»

— Тётя Даша, тётя Даша! – схватила воспитателя за руку девочка. — Хотите, я вам тайну скажу! Только никому не говорите!

Даша, видя, что девочку распирает восторг, кивнула.

— А у нас в интернате семья конфет живёт!

— Ух ты! Прям семья? А где?

— У дяди Димы в подсобке! Он сам говорил! Он их сахаром кормит.

Даша про себя рассмеялась. Вот Димка выдумщик! Дети теперь не отстанут от него, все про конфетную семейку выпытают.

— Только, тётя Даша, это секрет! Никому не говори.

— Хорошо, — улыбнулась девушка.

И взяв Катю за ручку, повела её в группу. Она не подумала ничего плохого, и через пару часов забыла о конфетной выдумке. Но вечером, укладывая свою группу спать, заметила, как Дима промелькнул в коридоре.

‘Зачем он здесь? Может, лампочка где перегорела?»

Почему-то ей стало неспокойно. Хотя, ну прошел сторож по коридору, что плохого? Потом она поняла, что Танюша зашла в группу за минуту до появления в нем Димы. Довольная, в руках что-то вертит. Даша подошла к засыпающей девочке.

— Танюш, ты про конфетку знаешь сказку?

— Это не сказка. Я сама не видела.

— Что видела?

Лена слегка потормошила засыпающую девочку. Та сонно открыла глазки и ответила:

— Конфетку. Надо закрыть глаза и показать ей животик. И она выходит.

— Откуда?

— У дяди Димы из стола. В ящик идёт. Тётя Даша, можно я посплю? Я так устала.

Даша укрыла девчушку а сама задумалась. Зачем он водит детей к себе? Получается, Катя тоже к нему ходила. И Ольга Петровна на фантики в урнах жаловалась…

На душе стало неспокойно. Мысли рисовали всякие картины. Но он такой хороший…

Надо с кем-то посоветоваться. Лучше с тётей Любой. Она 40 лет в интернате работает, многое видела.

В обед Даша подошла к старшей воспитательнице.

— Тётя Люба, я к вам с одним вопросом… Сложным. Дмитрий раздаёт девочкам конфеты. Но не просто так. В своей подсобке. Типа, там конфетная семья живёт, надо показать им животик…

Женщина задумалась.

— Вот баламут то! Теперь от его подсобки не отойдут.

— Тётя Люба, я вот задумалась. А он не может… Ну, плохие дела с девочками делать?

— Димка то? Нет, не может. Я столько лет в интернате проработала, сразу бы учуяла. Не насильник он, поверь моему опыту…

Даша вроде успокоилась. Опытный педагог, конечно ей виднее. И постаралась выкинут из головы дурные мысли. Но не получалось. Замечая в урне новый фантик, видя запачканные ручки очередной девочки, Даша не находила себе места. Но все любили весельчака сторожа! И с детьми он так хорошо играет. Искренне, от души за них волнуется. С турником вон второй день возится. Ребятня ждёт, рядом с ним крутится…

Даша не знала что делать. Она ведь молодая, не опытная, второй год в интернате работает. Сколько здесь опытных коллег, ну они бы заметили! Мысли не давали спать. В который раз ворочаясь в постели, Даша решительно откинула одеяло и взяла ноутбук.

Хватит думать, надо действовать! Иначе она сожрёт себя дурными размышлениями. Камера стоила недорого. Выбрав черненькую, сделанную в виде пуговицы, Даша положила товар в корзину. Оплатила заказ, указав доставку на ближайшую почту. А в подсобке столько хлама, что заметить маленький чёрный глазок – непростое дело. Она дождется, когда Дима уйдёт на обход территории и проникнет внутрь. Ольгу Петровну присмотреть попросит, скажет, что в туалет нужно. Так Даша и сделала.

Получив посылку с маленькой камерой, весь вечер настраивала её, чтоб запись сохранялась на компьютере. Оставила свой ноутбук включенным и пошла на работу. Охранники сменились и Дима пошёл на обход.

— Ольга Петровна, присмотрите за ребятами, живот что-то крутит.

А сама скорей в подсобку. Лопаты, стеллаж, старые парты из класса. На стене висели черные халаты и бушлат Михалыча. Вот в него-то Даша и засунула камеру. Оторвала одну из пуговиц, сделала дырочку и вставила в неё чёрный глазок.

«Прости, Михалыч, потом зашью!»

И скорее вышла, тихонько прикрыв за собой дверь. Дима ничего не заметил. Некогда ему рассматривать всякий хлам. Тем более сейчас. До полдника 20 минут, должна придти Сашенька. Белокурая, с длинными, как у жеребёнка, ножками. Глазки голубенькие, и ямочка на подбородке. Скорее всего, это она! Очень, очень похожа. Надо внимательнее присмотреться, и щупать посильнее. Но как сильнее? Чуть тронешь, а им щекотно. Хорошо, что он догадался их фотографировать.

Раздался тихий стук в дверь. Дима положил в ящик стола конфету и впустил Сашеньку…

Даша еле дождалась конца своей смены. Ёрзала, нервничала, даже коллеги заметили.

— Даш, ты что как на иголках? Забыла что?

— Да, дела кое-какие доделать надо, и сразу домой.

Она караулила Диму , чтоб точно узнать, когда он пойдёт турником заниматься.

— Дим, ты когда на улицу пойдёшь? Мои с тобой просятся, как ты цементируешь посмотреть.

— Да минут через 15. Приводи, я с дачи пять мешков песка привёз, заодно поиграют.

Даша кивнула, и когда Диму ушёл, рванула в его подсобку. Камера была на месте. Даша вынула её, и быстрей, стягивая дырку нитками, пришила на место пуговицу. И домой, смотреть запись…

Всё оказалось ещё хуже. Он их фотографировал! Просил закрыть глаза, а сам по ребрам шарит!

«Интересно, за сколько он продает каждое фото? Нашел себе доходное место. Сволочь!»

Дашу затрясло. Она открыла карту и нашла ближайшее отделение полиции. Надела первое, что подвернулось под руку и, выходя из подъезда, набрала старшего воспитателя.

— Тётя Люба, я сейчас еду в полицию. Эта тварь, сторож, фотографирует в своей комнатке девочек! Не говорите ему что знаете, просто я предупредить решила. Приедет полиция и сама с ним разберётся!

— Даша, но как же так? Ведь хороший парень…

Но Даша быстро свернула разговор. Вне себя от злости она зашла в отделение, и пройдя в кабинет дежурного следователя, показала ему запись.

—Вы видите, что он делает?! Я тоже не сразу поверила.

Следователь набрал по телефону номер и сказал в трубку:

— Опергруппа на выезд. В интернат на Ленина, извращенца брать. И спросил у Даши:

— Вы с ними поедете или своим ходом?

— С ними. А скоро ехать?

В кабинет влетел молодой мужчина в форме.

— Валерий Семёнович, мы готовы! Что за тварина? Вооружен?

Даша ехала и рассказывала старшему группы всю ситуацию.

— Он с виду – душка. Добренький такой! У нас такие педагоги опытные, и то не заметили.

— Они все добряками прикидываются. Его возьмём, а в интернате сержант останется, показания снимать. Всё, вон ворота. Ребята, приготовьтесь.

Трое оперативников шли по детдомовской дорожке. Дима вкапывал последний столб. Разогнулся, утер лоб. Обернулся на шаги и заметил спешащих к нему полицейских. Мужик заметался, ища путь к побегу .

— Стой, не дури, все равно никуда не денешься!

Но он дал им жару! Схватил лопату, и, махая вокруг себя, пятился к забору.

—Я ничего плохого не делал!

— В отделении разберутся!

Сторожа скрутили. Из здания выбежал директор, с изумлением глядя на всю эту картину.

— Видите, что у вас творится! Кого к детям наняли???

— Да что я такого сделал то?- возмущался Дима.

— А зачем фотографировал? А девочек гладил? – двинул ему в бок опер.

Дима скривился, потом глянул на директрису и до него дошло.

— Вы что, подумали, что я к ним пристаю??? Да вы что, совсем очумели? Да лучше пусть у меня совсем отсохнет, чем с детьми такое делать!

Собравшиеся вокруг него воспитатели замерли от потока ругани и мата. Охранник так искренне возмущался, что засомневался даже опер.

— А зачем ты их щёлкал тогда?

Дима гордо молчал.

—Я  тебя сейчас упеку на 7 лет по детской порнографии, и молчи хоть всю жизнь. Ребят, в отделение его отвезите.

Старший опер вынул из кармана Диминых брюк ключи и положил в свой…

— Вы не имеете права!

— Вась, адресок его пробей и поехали.

Даша напросилась с ними…

Осматривая его квартиру, они нашли ноутбук. А в нём – почти сотню детских фотографий. Следователь непонимающе листал фото.

— Чушь какая-то. Плечо, ножка. И всё? Вась, глянь.

—  Да, на интимные фото совсем не тянет.

Даша тоже прилипла к экрану. На секунду ей стало стыдно.

— Но я сама видела, что он их по животу гладит. И фотки эти…

— В том то и дело. Гладит он их только снизу ребер справа. А фото вообще невинные.

— И что делать? Получается, у него нет злого умысла?

— Интимного умысла нет. Мы допросим его, психиатру покажем. Но лучше этого товарища уволить из детдома…

Диму спешно уволили. Молодая директриса чуть ли не рыдала в голос, что не заметила странности Димы.

— Он наверное псих! Но на учёте не стоит. Я ведь всех работников перед приемом проверяю!

Так же подумали и в полиции. Дмитрий упорно молчал о своих мотивах.

— Ничего у вас на меня нет! Что вы мне дело шьёте?

— Нет так нет, – соглашался с ухмылкой следователь. —Только я сейчас отправлю к тебе психиатра, и видео ему покажу. И будет у тебя диагноз на всю жизнь: склонность к совращению несовершеннолетних. И в СИЗО отправлю, пока следствие идёт. Знаешь, что тебе с такой славой в камере сделают?

Сторож занервничал.

— Клянусь, я ничего такого не думал!

— Ну а зачем всё это?

Мужчина сдался.

Павший духом он процедил сквозь зубы.

— Я ищу свою дочь.

— Дочь?

— Ну да! Слушай, сними наручники, я всё тебе расскажу!

Опер достал ключ, и освобожденный Дима стал расхаживать по камере. Нервно шагал, разминая запястья, и рассказывал…

— Я вахтовик. Был. Влюбился в женщину одну, Лену. Она продавщица, комнату у соседки снимала. Ну живём, всё такое. Она забеременела, мне на вахту на 3 месяца. Я сразу на три ездил, уставал, как чёрт, зато платили много. Уехал. Приезжаю – нет её. И записка: «Я встретила другого, не ищи нас, у дочки будет новый папа». Ты представляешь, лейтенант? У моей дочки – новый папа!

Нервно дыша, Дмитрий сел и хлебнул воды из стакана. Немного успокоился, продолжил.

— Я стал эту стерву искать. Брак не зарегистрирован, прописка у чёрта на куличиках. В магазин, к подружкам: не знают, куда уехала. Одна сжалилась и призналась: в Тольятти с каким-то Арменом сбежала. Я – туда. А как её найти? Ходил по женским консультациям, на меня смотрели как на дурака. Думал, может на учёт встала. Не нашёл конечно. Плюнул, думаю, пусть живёт, как хочет. А потом она сама ко мне пришла. Заходит, простая такая. «Прости, Димочка, я ребёнка родила и в детдом сдала. С мужиком не сложилось, а мне ребёнок не нужен!» Идиотка!

— А ты? – спросил следователь.

— Ну, я в роддом. Подкупил одну из медсестёр, плакался, чуть на коленях не валялся. Рассказала она мне, куда дочь отвезли. Понимаешь, сначала меня гордость мужская ела. Я пашу, всё в дом, а она с Арменом каким-то. А когда про детдом узнал – паршиво на душе стало. Моя кровинка – и в каземате расти будет. Понимаешь, товарищ лейтенант?

— Понимаю. А фоткал зачем?

— Так я ничё о девчонке не знаю! Помню, родинка у её матери на плече. А у меня – родимое пятно под коленом. Ща покажу!

Сняв штаны, он предъявил пятно следователю:

— Вот, смотри! А ребра щупал, потому что у брата моего аномалия: ребро одно как рогатка, раздваивается. Вдруг девчушке тоже передалось? Через папку с мамкой моих.

Полицейский достал из пачки две сигареты. Вторую протянул Диме. Они курили и молчали. Пока следак не изрёк:

— Врешь ты всё. Фотографировал то ты пятилетних. Если такие чувства тебя распирали, что так долго ждал?

— Да я не ждал! Ленка ко мне через три года пришла! Я уж забыл, успокоился, с дамочкой одной сошёлся. А тут она. Я к бывшей заведующей ходил, она меня отшила. Тайна усыновления, да вы ребёнку по документам никто. Ну, я ушёл ни с чем, как говорится. А недавно узнал что новую заведку взяли. И сторожить к ним устроился.

— Ну ты и дурной… — протянул следователь. — Что ж сразу про дочь не спросил?

— А у них тайна усыновления… – развёл руками Дима.

Взял из пачки сигаретку, и посмотрел в глаза следователя.

— Как думаешь, может, её ещё не взяли, дочку мою?

Его вопросительный, полный надежды взгляд тронул мужчину. Простой, глуповатый парнишка, но ведь, как свою кровинку ищет. Жалко его. Пострадал из-за непутёвой бабы.

— Идём в камеру. Допрос напишу, прочтёшь, подпишешь.

— Леонид Степаныч, а я долго тут буду?

— Как старший следователь решит. Ты, шалопай, весь интернат на уши поднял. Там всех трясут, допросы, дознания…

Диму выпустили через неделю и он сразу поехал в интернат.

— Дима, нам следователь всё рассказал! Ну что ж ты сразу не объяснил про дочку? Идём, тебя заведующая ждёт.

Дмитрий зашёл в кабинет и поздоровался с молодой женщиной.

— Дмитрий Александрович, вы нас всех очень напугали! Но поиски ваши… Такое упорство достойно уважения. Если честно, про вас все вспоминали, и детки, и воспитатели. Вы придите к нам через недельку, я посмотрю в архиве, может, найду вашу дочку.

Через неделю она встретила его вновь. На столе лежала стопка личных дел.

— Дмитрий Александрович, я очень тщательно всё сопоставила. Да, такая девочка была. Её привезли к нам из роддома, и, к сожалению, или к счастью, через месяц её забрали в семью. Девочка здоровая, семья хорошая, полная. Мама медсестра, а отец… Она не успела договорить, как мужчина, схватив с её стола стопку, бросился к двери.

— Стойте! Вы что делаете?

Но он не слушал. Быстрей вниз по лестнице и в дверь. Бежать, пока не поймали! Ступеньки, поворот, опять ступеньки. Железная дверь на скрипящей пружине…

Наконец-то улицу! Сзади доносились крики: да остановите его кто-нибудь! Но куда там! Прижав к груди стопку он с разбегу толкнул калитку и побежал во дворы. Пока вызвали наряд, пока приехали…

Дима заперся в съёмной квартире и изучал дела. Как сумасшедший, он судорожно листал страницы. Имена, даты, адреса приемных семей. И вдруг…

Вот она! Дата родов совпадает с Ленкиными. Светлые волосы, голубые глаза, 2750, 53 сантиметра. Малюткой родилась, как и его сестрёнка!

Записав адрес, Дима вызвал такси.

— Быстрей, шеф, у меня жизнь решается!

Вышел, встал у подъезда, и ничего. Страшно. Что он ей скажет? Привет, я твой папка!? А куда приведет? В съёмную однушку или к мамке на село?

Несмело поднявшись по лестнице, он замер на лестничной клетке. И вдруг дверь открылась! Вышла женщина в розовой шапке с помпоном и пошла вниз. Он – за ней. Так, чтоб не сильно заметно. Дамочка встала во дворе, на дорогу смотрит. Вдруг расцвела, замахала рукой. Притормозила машина. А оттуда – мужик вышел и девочка. Смешная такая, в серебристом плащике и косичками вокруг головки.

— Мама, мама, мне так понравилось! А слон такой большой, как автобус, я на его спину лазила.

Женщина притянула к себе девочку и чмокнула в щеку.

— А я гулять хочу! Мама, пусти, там Лена вышла!

И не спрашивая, побежала на детскую площадку. Дима юркнул в сторону, стараясь быть незаметным. И вслушивался в каждое слово пары.

— Я её нафоткал со слоном и с клоунами. У них, кстати, скоро программа новая. Все вместе, пойдём?

— Да. Ой, смотри, Надя в плаще на траву села. Не отстирается. Хотя… Маме отдам, она хозяйственным мылом как-то хитро выводит. Петь, а ты в субботу свободен? Надю на английский вести надо, а мне смену поставили.

Мужик ласково притянул к себе дамочку в розовой шапке, и беспечно сказал:

— Нет проблем, отпрошусь на пару часиков.

Дима отвернулся. Вот, о чём он всегда мечтал. Семья, где любят, и такая вот девчушка-доченька. Молодец мужик. Видно, что любит их обеих. И Дима таким станет. Но не сейчас. Он ушёл. Не смог подойти, разбить семейное счастье.

Вечером, сидя перед рюмкой, вытирал скупые мужские слезы и грустил о своей судьбе. Ладно хоть девчонке повезло! А он…

Жизнь длинная, найдёт своё счастье. Дима уснул, и снились ему малыши с интерната. Утром, проснувшись, позавтракал, и сгрёб в пакет картонные папки. Стыдно перед заведующей, но надо вернуть. Та, увидев его на пороге, начала ругаться.

— Как вы посмели? Это же важные документы, тайные! — Схватила протянутый пакет, пересчитала. — 12, все на месте.

Потом она увидела его понурый взгляд.

— Что, нашли?

— Да. У неё всё хорошо. Я не стал им рассказывать.

Заведующая села в кресло.

— Правильно сделали. И теперь вы куда?

— Попью чуток, и обратно, на вахту. Только… Там столбы не крашены. Можно?

Женщина будто смутилась.

— Да, Дмитрий, можно. Только на работу я вас не возьму.

— Да я уж понял. Но с ребятами надо попрощаться. И турник доделать.

Он вышел тайком и пошёл в магазин. Накупил конфет, пряников. Ребятня облепила его.

— Дядя Дима, а ты вернёшься? К нам новый охранник пришёл.

— Конечно вернусь! Турник доделаю, и навещать вас буду!

— А конфетную семейку покажешь?

— А они уехали. Они путешественники. Пожили с нами и в другой интернат пошли. Смотрите, что нам подарили!

Ребятишки захлопали в ладошки, увидев два мешочка конфет. Вынимали, счастливые, из пакетов, придумывали себе истории про конфетную семейку.

— А расскажи нам, какие они? Какие у них ручки и ножки?

Дима сел на корточки, отыскал отломанную ветку. Стал чертить на песке и рассказывать с ходу придуманные истории.

— А ещё у них есть домик. Из пряников, представляете?

Детки замерли, слушая каждое его слово. Дима смотрел на детские лица, и понимал, что счастье все-таки есть.

Роддом. Женщина плачет

— Ваш ребёнок родился мертвым… Так бывает, к сожалению, — сообщил врач

Иришу и Таню судьба свела вместе с первых минут рождения: младенцы издали свой первый крик одновременно. Их мамы сталкивались в...

Иришу и Таню судьба свела вместе с первых минут рождения:...

Читать

Вы сейчас не в сети