Изнасилование

Справедливость

Анна Ивановна с раннего утра пироги затеяла – тесто поставила, яблоки подготовила. Ох, и вкуснятина будет! Через пару часов по квартире витали волшебные ароматы. Женщина вытащила противень с готовой выпечкой и тяжело вздохнула. Для кого же всю эту красоту она делала? Был бы Юрочка…

Сыночек так любит пироги с яблоками. Но он в армии…

Уже шестой год, как служит. Вначале на срочную ушёл, там и остался. Он у Анны Ивановны десантник! Гордость и вечная тревога. Каждый раз, слушая новости в стране и мире, у женщины сжималось сердце – хоть бы в этой передряге сыночка её не было. Ну а с другой стороны, как он не будет там? Он же солдат…

И маме ничего не говорит – где он, чем занимается в армии этой своей…

Скажет при телефонном разговоре, что все у него хорошо, и все. Анне и спокойно на душе. До следующей новости…

В дверь позвонили…

Анна, отвлёкшись от своих грустных думок, пошла открывать. Наверное, соседка баба Таня. Кто ещё с утра выходного дня трезвонить будет? Учуяла пироги и пожаловала, якобы за солью или за сахаром…

«И хорошо! Сейчас соседкой чайку попьем!» — подумала Анна и распахнула двери.

На пороге стоял Юра, её сын…

— Здравствуй, мама! Я вернулся! — громко отчеканил сын и улыбнулся соей белозубой улыбкой.

— Мальчик мой, да как же, — растерялась Анна, — ты что же не позвонил? Ах ты господи, родной мой! Да чего я вопросы эти задаю!

Мать кинулась обнимать сына, женщина и смеялась, и плакала одновременно. Юра подхватил маму как пушинку.

— Ой, сыночек, уронишь! – засмеялась Анна.

— Да ты , что мамочка! Никогда!

Юра занёс маму в квартиру, усадил на стул в прихожей. Анна ещё не могла поверить в свое счастье. Сыночек…

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Уже больше года его не видела, не получалось у него последнее время в отпуске побывать. А вот раз и приехал.

— Здравствуй, Юрочка! – крикнула с лестничной площадки любопытная баба Таня, которая услышала шум и, конечно, не могла не выглянуть из квартиры, — в отпуск что ли приехал?

— Здравствуйте, баба Таня, — кивнул, улыбаясь ей, Юра, — насовсем я вернулся.

И закрыл дверь в квартиру.

— Как насовсем? — удивилась Анна Ивановна, — что случилось?

— Мама, у тебя так вкусно из кухни пахнет, — хитро посмотрел на неё Юра, — пироги что ли мои любимые?

— Да, да, я как знала… Чего с утра сегодня вдруг завела… Пойдём, ты же голодный с дороги! – спохватилась Анна, — потом все разговоры, потом…

И уже после чая Юра рассказал, почему вдруг так неожиданно появился на пороге родного дома. Во время очередной медкомиссии у Юры нашли проблемы с сердцем, незначительные, но служить в ВДВ он уже не мог. Предложили работу при штабе.

— А какой штаб, мама, когда я привык с ребятами? Как я без десантуры? – с горечью говорил Юра, — то есть теперь я гожусь только бумажки перекладывать?

— Ну чего ты так сразу? – осторожно заметила Анна Ивановна, — там ведь тоже всякой работы хватает…

— Да понимаю я, — с досадой ответил сын, — но не моё это! Не моё! И вот решил совсем из армии уволиться. И домой вернуться к тебе. Вот решил сюрпризом… Примешь, мама, сына?

— Сыночек, ну, конечно! – улыбнулась Анна.

Если честно, она была даже рада, что вся эта эпопея с военной службой закончена. А то живёшь, как на вулкане, каждый день боишься услышать новости то там воюют, то там…

А так рядом будет. Найдет и здесь себе дело по душе.

И действительно, уже через неделю Юра пошел устраиваться в местное РОВД. Волновался бывший десантник, что зарубит его опять врачебная комиссия. Но все прошло как по маслу. И сердце в этот раз вроде было совершенно здоровое. Так что это было? Там, в армии, ошиблись или тут не дообследовали? Юра не стал рисковать и решил, что синица в руке – тоже неплохо, и устроился оперативником в отделение полиции.

— С годик поработаешь так, а потом, если захочешь, на повышение пойдёшь, — сказал ему начальник отделения, — ты работай главное честно!

— А я по-другому и не умею, кивнул ему Юрий.

Новый сотрудник полиции быстро завоевал уважение коллег. Юра был честен, открыт, легким на подъём. Он действительно работал на совесть, и всегда был на страже закона. Анна Ивановна городилась сыном- какой у неё молодец! Другой бы после увольнения из армии ещё несколько месяцев себя жалел, а ее сын раз – и нашел другое занятие, не менее уважаемое и почетное. Небезопасное, конечно, тоже, но все попроще, чем раньше.

Прошло несколько месяцев, как Юра служил в полиции. Однажды в дежурку позвонила девушка.

— Помогите, спасите! – кричала она в трубку, — их трое, я одна… Я закрылась в комнате, но они двери сейчас выломают.

Дежурный уточнил адрес, и оперативная группа рванула с места. У старенного домика в частном секторе они остановились. У ворот дома стояла дорогая машина, во дворе с цепи рвался пёс…

Юрий тоже был в составе этой группы и первый шагнул в дом. Из дальней комнаты доносился шум и крики, женский плач…

Двое держали лежащую на полу девушку, а третий склонился над ней со спущенными штанами…

Юра вырубил одни ударом вначале насильника, потом его дружков, вместе с напарником надели на них наручники и затолкали в полицейский уазик.

— Эй, ты! Полегче! – кричал тот что со спущенными штанами был в доме, — ты знаешь, с кем связался? Да мой папа тебя уроет!

— Твой папа замается меня урывать, — усмехнулся Юра, — заткнись лучше!

— Мой папа депутат заксобрания! А ты кто? Чмошник ты! – не унимался преступник. Больше Юра его слушать не стал, захлопнул дверцу и в дом пошел, к девушке…

— Да, чувствую, не простое дело это будет, — вздохнул напарник Юры Илья, — сейчас слетятся папаши выручать своих деток. Что он там про депутата кричал? И машина видишь у них, какая? Мне на такую жизни не хватит, чтобы заработать.

— И что ты хочешь сказать? – удивился Юра.

— А то, что лучше все решить на берегу.

Девчонку же не изнасиловали, вроде, всё нормально у неё. Пусть успокоится и всё. Надо убедить её не писать заявление. А мы этих в отделение привезём, оформим как дебоширов, а потом отпустят их.

— Ты что такое говоришь? – возмутился Юрий, — ты девочку эту видел? Ей от силы лет двадцать. А эти три отожравшихся кабана, которые привыкли получать от жизни всё! Совсем обнаглели. Пусть по полной отвечают!

— Юра, я говорю, потому что знаю! – вздохнул Илья, — вот увидишь, даже и закрутится это дело, всё равно его потом закроют. Девчонка сама заявление заберёт, купят её или заставят это сделать. Но будет именно так.

— Тогда мы здесь на что? – Юра даже от ярости сжал кулаки, — мы ведь призваны охранять людей от таких вот подонков, как эти трое! А ты что предлагаешь, пусть они и дальше девчонок насилуют?

— Юра, вот увидишь, будет так, как я сказал…

Они вернулись в дом, девушка уже поправила одежду, плакала…

Она объяснила, что случилось. Лизе двадцать лет. Не так давно у неё умер отец, который воспитывал её с трех лет после смерти мамы. Лиза на третьем курсе университета учится, на платном. После смерти отца совсем невмоготу стало, денег нет, за учебу надо как-то платить. И пошла девушка подрабатывать в кафе официанткой. Утром на парах, а после обеда в кафе бежит, ночью к занятиям готовится. Так и жила уже несколько месяцев. Уставала ужасно. А тут в кафе появился один мажор, начал знаки внимания оказывать, подвезти предлагал до дома. Но Лиза сразу поняла, чего ему на самом деле надо – неприятный он, наглый. Девушка отказывалась от его ухаживаний, от всех его предложений. Однажды этот Кирилл вдруг оказался на пороге её домика, оставшегося от отца. Было воскресное утро. Лиза решила немного выспаться перед работой – благо в университет не надо. А тут стук в двери. Сонная Лиза пошла открывать, даже не спросила, кто. А там этот Кирилл. Видимо, выследил, где она живёт. Лиза попыталась захлопнуть тут же двери, но Кирилл поставил в проём ногу. Увидела девушка, что по двору идут ещё двое, дружки этого Кирилла, тоже бывали в кафе…

Лиза поняла, что ничего она не сможет сделать и побежала в дом, перед самым носом Кирилла захлопнула на крючок дверь в дальней комнате…

Но дверь хлипкая и крючок такой же. А окошки в комнате старенькие, рамы не открываются. И тут – спасение! Телефон Лиза со вчерашнего вечера здесь поставила на зарядку. Набрала полицию…

А дверь уже трещит под напором незваных гостей, крючок в струну вытянулся…

Через несколько минут крючок отлетел в сторону, и отморозки кинулись на девушку…

— Если бы не вы! – всхлипывала Лиза, — если бы не вы…

— Успокойтесь, — мягко ответил ей Юрий, — всё теперь будет хорошо. Эти подонки получат по заслугам. Едем в отделение писать заявление.

— Да, едем! – решительно тряхнула головой Лиза и тут же со страхом посмотрела на полицейских, — это что, я в одной машине с ними буду ехать?

— Да не переживайте! – улыбнулся Юра, — они же в собачнике, в багажнике практически.

Илья только усмехнулся…

В отделении Лиза написала заявление, потом прошла освидетельствование. Прошло несколько дней. Девушкой теперь занимался следователь. Как-то выходя из отделения, Юра встретил Лизу, девушка была в слезах, потерянная какая-то.

— Лиза, добрый день! Что с вами случилось? – Юра шагнул к ней навстречу.

— Да, так ничего, — вытерла девушка слезы и внимательно посмотрела на Юру, — вы ведь другой, правда?

— Не понял…

— Да следователь ваш намекнул мне, что будет всем лучше, если я заберу заявление. Мол, ошиблась я. Парни ко мне просто на чай заглянули…

— Ничего себе чай, — процедил сквозь зубы Юрий, — а вы что?

— А что я? – грустно улыбнулась Лиза, — сказала, что ничего забирать не буду и ушла.

— Правильно сделали!

— А вот и не знаю, правильно… У этого Кирилла папаша очень влиятельный.

— И что теперь? Ноги ему целовать? Лиза, я сам все видел своими глазами. Да, это была попытка изнасилования. Меня тоже вызовут в суд, как свидетеля, я всё расскажу. На чай он пришли! Я им покажу чай!

— Юра, хороший вы… Только не знаю, будет ли суд…

— Будет, Лиза, не сомневайтесь!

Юрий направился к следователю, который вёл дело Лизы. Это был молодой, но прыткий работник, который явно хотел побыстрее и званий, и регалий, а возможно и перевода в столицу.. Игорь, увидев Юрия, немного напрягся.

— Игорь Николаевич, я хотел узнать, как там дело девочки, которую хотели изнасиловать? – с порога спросил Юрия.

— Ничего себе девочка! – засмеялся следователь, — двадцатилетняя «прости господи», пробы негде ставить, а все туда же – мол, изнасиловали её.

— Я сам всё видел! – спокойно ответил ему Юрий, хотя еле сдержался, чтобы не дать этому следаку в челюсть. Лиза – чистая девочка, это же видно. А этот сидит ее поливает помоями. И кто? Кто должен защищать честных людей.

— Юр, не лезь в это дело! Ну что ты видел? – продолжил Игорь, — ну на полу они были. Решили втроём, по общему согласию. Какое тут изнасилование? Медэкспертиза ничего там страшного не обнаружила. Так, пару синяков. Так она могла и раньше их поставить. В общем, всё дело закрываем!

— Я не понимаю тогда одного! –Юрия немного потрясывало, но он держался, — если она сама на себя была согласна, тогда зачем в полицию звонила?

— Так это у них такая ролевая игра была! – нагло глядя в глаза Юрию, ответил Игорь. – Ладно, ты иди, у меня ещё дела…

— Игорь, ты же понимаешь, что всё это, что ты говоришь, полная чушь! Я молчать не буду, и девочка заявление забирать не будет.

Следователь ничего не успел ответить, дверь без стука распахнулась, и зашел холеный мужчина в дорогом костюме, иронично улыбаясь.

— Игорёк, здравствуй, ну у вас сегодня в отделении прямо аншлаг. Столько народу. Вы полгорода решили привлечь?

— Ну что вы, Андрей Григорьевич, это так, мелочь! – заулыбался в ответ Игорь и кивнул Юрию – мол, уходи…

Юрий вышел, спросил у дежурного, кто это к следователю пошёл.

— Да это же депутат, отец одного их тех насильников, что вы с Илюхой взяли, – вспомнил тот.

Юрий кивнул только. Потом сел у отделения на лавочке и задумался. Это что же получается? Отец насильника запросто называет следователя «Игорёк», тот лебезит перед ним. Заявления эти, что Лиза сама хотела…

Точно, замнут дело! Надо что-то делать? А что?

На Илью, напарника, надеяться не стоит. Тот и черта лысого за лишнюю тысячу рублей в одно место поцелует. Водитель был в машине, и ничего не видел по существу. Документы понятное дело, уже подделали как надо, раз Игорь такой наглый…

Идти к руководству? Начальник отделения вроде нормальный мужик…

Его размышления прервал тот самый депутат. Выйдя из отделения, он остановился у лавочки и внимательно посмотрел на Юрия. Юрий, почувствовав взгляд, поднял голову. Их взгляды встретились.

— Вы Юрий? – спросил этот Андрей Григорьевич, — разговор есть.

Он присел рядом, и совсем не смущаясь, что находится у здании полиции, депутат сделал весь расклад. Получалось, что его сын с друзьями пришли в гости к знакомой – просто чаю попить, сама же и звала. А сама вышла к ним в халатике на голое тело, начала предлагать себя.

— Ну они парни молодые, вот и не удержались. А она… Она решила страсти подогреть, вроде как в полицию сыграть в изнасилование. Но не рассчитала, в реальности набрала номер. – взахлеб рассказывал депутат Юрию, — то, что вы увидели, это была лишь игра!

— И сколько после этой «игры» на теле девчонки синяков? – мрачно спросил Юрий.

— Ой, да всего ничего! Мой адвокат в суде это дело зарубит на раз-два. Просто не хочется огласки, шумихи. Я прошу вас не вмешиваться больше в это дело. Понимаете, девочка решила побольше бобла с мальчишек поиметь, вот и торгуется, пока не забирает заявление. На днях и этот вопрос решится. А вам зачем эти сложности?

— А я за справедливость! – Юрий встал с лавочки, — разговор окончен. Я следователю сказал, и сейчас повторю молчать не буду! Не хватало ещё, чтобы люди, обратившись в полицию, этой самой полиции и не верили!

— Какой ты дурак! – сказал ему вслед депутат, о чем-то сосредоточенно думая, — ну, ладно! Ты сам напросился!

И пошёл к машине, кому-то набирая в телефоне…

В тот день Юрий не смог попасть к начальнику на приём – тот по срочному делу уехал к начальству.

«Ничего, завтра с утра обязательно зайду!» — подумал парень.

Вечером, после смены, Юра вернулся в квартиру. На пороге столкнулся с незнакомыми людьми с какими-то документами – парень и девушка. Они быстро прошмыгнули и устремились вниз.

— Ой, Юра, да это ко мне заходили! – ответила мама на немой вопрос сына, — вот трубы предлагают поменять. У нас вроде старые.

— Мама, нормальные у нас трубы! Если что, управляющая компания будет сама менять, – вздохнул Юрий, — а это мошенники. Надеюсь, ты ничего не пописала?

Он увидел в окно, как от подъезда отъехала черная иномарка, куда нырнули эта парочка, запомнил номера – завтра он ими займётся.

— Да ничего я не подписала, — растерянно ответила Анна Ивановна. – они вообще быстро как-то. Парень комнаты обежал, трубы посмотрел, девчонка рядом со мной на кухне посидела.

— Мама, ты позволила незнакомцу ходить по дому? – возмутился Юрий.

— Господи, да он только в зале глянул, и минуты его не было. Да и что там воровать?

Юрий только вздохнул – ох, мама! Наивная душа! Ну, вроде бы, действительно, ничего не пропало. А через час в двери позвонили. На пороге стоял следователь Игорь, оперативники.

— Привет, — Юра приподнял брови, — вы чего, ребята?

— Юрий Александрович, — подчеркнуто вежливо сказал Игорь, — поступила информация, что вы храните дома крупную партию запрещённых средств.

— Каких средств? – не понял Юра.

— Запрещенных! – повторил Игорь, — наркотой, говорят, ты торгуешь. У мелких сошек изымаешь и себе прикарманиваешь, а потом толкаешь оптом!

— Что за чушь? – воскликнул Юрий, — ничего подобного никогда не было!

— Юр, отойди, — сказал один из оперативников, — извини, но нам надо обыск сделать в твоей квартире.

— Да ищите! – усмехнулся Юрий, в полной уверенности, что произошла какая-то ошибка.

А через несколько минут Игорь собственноручно достал прозрачный полиэтиленовый пакет, плотно забитый наполовину каким-то белым порошком.

— Вот оно и есть! – удовлетворённо воскликнул Игорь, — с килограмм, не меньше! Понятые смотрите. Поняты, соседи, в том числе и баба Таня, с осуждением уставились на Юрия.

— Это не моё, это подкинули! – растерянно произнес Юрий, — я ни в чём не виноват!

Анна Ивановна так и замерла при виде всего этого. Нет, её сын не мог! Не так она его воспитывала!

— Да это же сегодня парень с девушкой были! – вдруг догадалась она, — это парень подкинул!

— Разберёмся! – кивнул Игорь.

Юрия увезли. Началось следствие. Удивительным образом на пакете оказались отпечатки пальцев Юрия. Почему? Юрий не мог объяснить. Он действительно не знал! Анна Ивановна напрасно билась в поисках правды – никто ее и слушать не хотел. Виновен сын, и всё тут! Даже соседи поверили в то, что Юра занимался этим поганым делом. И вскоре Юрия осудили…

«Зря ты тогда меня не послушал!» — шепнул ему Игорь, когда Юрия уводили из зала суда.

Юрий непонимающе посмотрел на следователя, а потом понял, о чем тот говорит…

«Не лезь в это дело» — сказал ему тогда Игорь, когда Юра пришёл узнать про несчастную обиженную девчонку Лизу…

Да, со своими проблемами он совсем упустил – как там у неё дела…

Ну, видимо, не очень, раз Юре смогли рот заткнуть…

Зона приняла новичка враждебно. Собаки лаяли, охранники волком смотрели. А надзиратель, который вел Юру в камеру, вообще был хам.

— Почему меня в общую камеру, к уголовникам? – спросил Юра, — я полицейский.

— Бывший полицейский, — хохотнул надзиратель, — и рот закрой, не положено тебе тут вякать! Как сказали, так и будет, шагай давай!

Подойдя к камере, надзиратель насмешливо посмотрел на заключенного, потом открыл двери.

— Проходи, дорогой! Петушком будешь! – засмеялся он и толкнул Юрия в камеру.

Юрия споткнувшись, зашел в камеру. Его обступили зеки, прожженные такие, видавшие виды, в наколках…

Понял Юра, что отправили его к рецидивистам. А это ничего хорошего.

— Здравствуй, дружок, — ехидно сказал один из них, — кидай уже портки, а то мальчишки заждались. Вон к табуреточке иди!

— К табуреточке? Портки снимать? Да я вас сейчас! Сейчас этой табуреточкой!

Юра хоть и бывший, но десантник! В два счёта он раскидал своих обидчиков.

С коридора была тишина. Никто даже не пытался навести в камере порядок. А зеки поднявшись, вновь стали наступать на Юру. И тут с угла, с нижних нар, донёсся громкий голос.

— Ша, народ! Хватит!

Все как по команде затихли и отошли. С нар поднялся высокий крупный мужчина.

— Юра? Десантник? – он внимательно посмотрел на парня.

Юра кивнул и не мог понять, кто перед ним стоит…

Где-то его видел…

И тут вспомнил. Несколько лет назад служил вместе с Юрой Пашка, парень немного щебутной, резкий. Однажды на одной спецоперации попал Пашка под огонь противника. В принципе, сам был виноват. Сказали не высовываться, а ему не терпелось побыстрее в бой ринуться. Ранило его. И убило бы, если бы не Юрка, который вытащил его в безопасное место. Потом в часть его родители приезжали, Пашкины. Юрку благодарили. Был там ещё и крестный Пашки – Виктор. И вот он сейчас стоял перед Юрой.

— Я вижу, ты тоже меня узнал, — сказал Виктор, — присаживайся, поговорим. Как так случилось, что бравый десантник угодил к зекам?

И Юрий всё ему рассказал, и о своих подозрениях, почему это всё закрутилось.

— Понял, проверим, — кивнул Виктор.

— Как это? – не понял Юра, — вы вообще кто?

— Тебе лучше, Юра не знать, — усмехнулся Виктор, — для тебя я просто крестный Пашки… А догадки твои… Похожи верные. На тебя ведь заказ пришёл, когда тебя ещё только из суда выводили. В петлю тебя загнать надо…

— И что же мне делать?

— Если твои подозрения верные, я знаю, за какие ниточки потянуть. Депутат этот давно зажрался со своим сыночком. Что попало творят. В общем, найдутся нужные люди, которые раскрутят это дело. И с девочкой, и с тобой… А пока. – Виктор усмехнулся, — Пока сиди ровно, здесь тебя никто не тронет, но и ты никого не бей. Во кулачища какие отрастил!..

Пришлось Юрию всё же отсидеть полгода, пока на воле великие дела происходили. Виктор не обманул. Как-то смогли вновь возбудить дело по изнасилованию. Оказывается, Лизу запугали, и она молчала…

Юру, как свидетеля, вывозили из тюрьмы в суд. Там он сделал заявление, что дело против него сфабриковано…

Взяли за жабры следователя Игоря, там еще и у эксперта было рыльце в пушку – отпечатки он сфабриковал…

Нашли и парня, который под видом работников ЖЭКа подкинул запрещенный препарат. Разобравшись, все виновные отправились за решётку – и насильники, и следователь, и еще парочка человек. Депутата лишили его неприкосновенности, и он тоже пошел по этапу…

А Юра…

Выйдя на свободу, он решил, что больше ни ногой в полицию! Хоть начальник его и звал! Нет, не его это. Он лучше таксовать пойдёт! И таксует. Уже несколько месяцев. И всё ему нравится! А после работы он спешит к старенькому домику в частном секторе – он туда переехал, к Лизе. Между ними вдруг вспыхнули чувства, они к свадьбе готовятся. И верят, что все теперь у них будет хорошо!

Если у вас есть интересный рассказ, то можете легко добавить на сайт ЗДЕСЬ!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.