Истории из жизни — Лиза, как ты могла?.. – дрожащим голосом проговорил он. — Я ведь тебя любил…

— Лиза, как ты могла?.. – дрожащим голосом проговорил он. — Я ведь тебя любил…

Грустный старик, Дед, дедушка

Геннадий Иванович женился на своей возлюбленной Елизавете очень давно. Вместе они прошли через многое: от пика блаженства до грани развода, но все же смогли сохранить крепкую семью.

Детей вырастили и выпустили в большой открытый мир, а сами спокойно решили доживать свой век тихо и размеренно. Хотя «доживать» сильно сказано, Геннадию было всего 63 года, а его жене и вовсе 57, оба чувствовали себя прекрасно и выглядели моложе своих лет.

Супругам нравилось прогуливаться и ловить на себе удивленные взгляды прохожих – ну очень уж они были счастливы в браке, это редкость.

Однажды Геннадий заметил, что его жена стала какой-то слегка нервной. Он знал, что в её возрасте наступают гормональные изменения, да и она сама подтвердила это. Заботливый супруг хотел, чтобы его жена пережила этот непростой период с максимальным комфортом, потому стал чаще приглашать её на прогулки, в кафе, дарил ей цветы. Но Елизавету почти ничего не радовало. Геннадий знал, что рано или поздно этот период закончится, сейчас его жена ни в чем не виновата.

Как-то вечером мужчина подумал, что погода прекрасна, было бы неплохо взять Елизавету под руку и прогуляться по их любимому парку, а потом зайти в их любимое кафе и заказать их любимый имбирный чай со свежей выпечкой. От подобных вечеров у Лизы всегда понималось настроение.

— Милая, я тут подумал, а почему бы нам с тобой не прогуляться немного? – с улыбкой спросил мужчина. – Выгляни на улицу и увидишь, что это один из последних теплых вечерков в этом году.

— Да, дорогой, ты прав, — отозвалась жена. В руках она рассеянно вертела пустую кружку из-под кофе. – Но только мне пока совсем не хочется выходить. Может, немного подождем?

— Ну, что ж… — развел он руками. – Позови, когда соберёшься. Только смотри, чтобы солнце ещё не село, а то будет прохладно.

— Ладно, — ответила Елизавета.

Конечно, в тот день она решила никуда не идти. Вообще-то, она была занята довольно важным делом, сидя с той пустой чашкой из-под кофе. Елизавета пыталась погадать на кофейной гуще, но увидела только размытые волны. И как гадалки умудряются что-то разглядеть в этом? Женщина перевела глаза на свой телефон. Муж оставил попытки вытащить её на улицу хотя бы сегодня. Она всё ещё любила Геннадия, той нежной любовью, которая остается после долгого совместного проживания. Но, конечно, страсти в их отношениях быть уже и не могло. Елизавете нужен был надёжный мужчина рядом, который сможет напомнить выпить вовремя витамины или поможет подняться по лестнице лет через десять – пятнадцать…

Да, именно такой ей и нужен, и это её любимый Гена.

Цепочку размышлений Елизаветы прервал телефонный звонок. Женщина тут же схватила аппарат, чтобы муж не услышал тихой мелодии. Обычно Елизавета подолгу не отвечала именно из-за этой негромкой песни, но сегодня она ждала звонка.

— Алло? – тихо произнесла женщина.

— Добрый день, это Елизавета Семёновна? – раздался бойкий голос. – Я звоню по поводу записи.

— Да, да, да. Вы уточнили время? – прикрыв рот ладонью, спросила Елизавета.

— Да, четверг в 5 подходит?

— Подходит. Спасибо, — женщина старалась как можно быстрее закончить этот разговор, поэтому быстро повесила трубку.

— Милая? Ты мне что-то говорила?.. – крикнул из соседней комнаты Геннадий.

— Нет, на стрижку записывалась, — ответила Елизавета.

Ну вот, теперь ещё и стрижка, ведь Геннадий был не из таких мужчин, которые не замечали изменений в своих женах. До назначенной даты оставалось невообразимо огромное свободное время.

Как бы ни старалась Елизавета, она не смогла придумать, чем занять себя. Женщина пыталась вести себя спокойно, ничем не выдавать волнение, но Геннадий видел, что с его женой не все в порядке. Он ломал себе голову, не понимая, в чем причина такого рассеянного поведения Лизы. Возможно, стоит посетить врача?

В голову мужчины внезапно пришла страшная догадка. А что если тот самый звонок был не в парикмахерскую? Что если его любимая больна и записалась к доктору, а его просто не хочет расстраивать? Под 60 уже начинаешь невольно задумываться о таких состояниях, как болезнь Альцгеймера или Паркинсона. А если Лиза больна? Она в последнее время очень непривычно ведет себя. Геннадий начал перебирать в голове все странности жены за последние несколько месяцев: она стала рассеянной, скрытной, раздражительной, в то же время какой-то апатичной…

Геннадий с ужасом подумал, что это очень напоминает перечень симптомов, о которых спрашивал психиатр на ежегодных осмотрах. Муж должен знать все о своей жене, и Геннадий намеревался узнать, что же происходит с Лизой.

Тем временем наступил уже вечер четверга, и Елизавета под благовидным предлогом ушла из дома. Геннадий был занят собственными подозрениями и погружен в свои размышления, так что попросил только позвонить, когда жена выйдет из салона. Елизавета кивнула и вышла из квартиры. По правде говоря, ни в какой салон она изначально не собиралась. Не планировала она и посещение врача, о чём так переживал её муж. Елизавета шла… к гадалке. Стоя на пороге специфического салона, Елизавета раздумывала, действительно ли ей это так нужно. В конце концов, она счастлива. Почему бы просто не насладиться спокойной старостью? Женщина ещё раз заглянула в свой телефон. Нет, надо. Тяжело вздохнув, она открыла дверь с маленьким колокольчиком, оповещающим о визите нового клиента. Внутри царил полумрак, по стенам были развешаны разные атрибуты, на столах возвышались разного рода магические штуковины, целью которых было нагнать побольше таинственности. Среди таких атрибутов были череп барана, птичьи клювы, магические стеклянные шары на металлических подставках, курящиеся благовония, какие-то бусы, камни, ну и, конечно, карты. Карт было особенно много. Вся эта атмосфера заставила Елизавету в очередной раз усомниться в правильности собственного действия. Ну видно же, что это шарлатанство!..

— Добрый вечер, — в дверном проёме показалась молодая женщина с ярким макияжем. Кажется, она была цыганкой. Ну, конечно, все это так стандартно: гадание, цыгане… Елизавета подавила усмешку и покачала головой.

— Знаете, я передумала… — произнесла она.

— Вижу, что груз сердечный тебя беспокоит, — спокойно сказала цыганка.

— Как Вы поняли? Хотя, наверное, к Вам только с таким и обращаются… — сначала Елизавета удивилась, но потом попыталась взять себя в руки.

— Не только, — покачала головой цыганка и сложила руки на груди.

На запястьях было множество браслетов, а пальцы переливались сиянием колец. Женщина пристально смотрела в глаза своей клиентке.

— Знаете, меня немного сбил с толку Ваш антураж, — пробормотала Елизавета.

— Понимаю. Но поверили бы Вы, что я занимаюсь не шарлатанством, если бы я пригласила Вас к себе домой. Подсказываю, я живу не в шатре, — усмехнулась цыганка.

— Наверное… Нет… — Елизавета совсем растерялась. Она теребила ручку сумочки в нерешительности.

— Ну, что ж. Визит ты все равно уже оплатила. Давай взглянем на причину твоего беспокойства подробнее?

— Хорошо, — сдалась Елизавета.

Она прошла следом за цыганкой к столу и достала из сумочки небольшую фотографию. Фото было довольно старое, но все равно разглядывались такие знакомые и такие любимые черты. Елизавета погладила карточку пальцами и положила перед цыганкой на стол.

— Хмм… — гадалка, не трогая фото, внимательно рассмотрела запечатленное лицо мужчины, зажгла свечу, поводила над фотографией огнем.

Потом отложила свечку, разложила карты, вытаскивая их в каком-то непоследовательном пасьянсе. Елизавета старалась понять смысл действий гадалки, но не смогла. Она только заворожено смотрела на мелькающие пальцы цыганки.

— Ну что?.. – спросила женщина, всё ещё прижимая к себе сумочку.

— Рано пока говорить, — отозвалась цыганка.

Гадалка проводила еще не одну манипуляцию с фото. Читала какие-то не то молитвы, не то заговоры, кидала незнакомые Елизавете травы в миску с водой, стоящую рядом с фотографией, ещё раз разложила карты, раскинула поверх них камни и принялась задумчиво изучать то, что получилось в итоге. Елизавета старалась не трогать больше гадалку, но её лицо заставляло нервничать.

— Я не могу понять. Ты сама гадала, что ли? – нахмурившись, спросила цыганка.

Елизавета приоткрыла рот от удивления. Как она узнала?

— Ну, так, немножко… Я всего лишь хотела посмотреть на кофейную гущу.

— А! – цыганка саркастически усмехнулась и хлопнула в ладоши. – Ну и как? Получилось?

— Не очень, — призналась Елизавета. – Я ничего не рассмотрела.

— А что ты делала?

— Ну, я думала о нём, пока заваривала и пила кофе, потом просто посмотрела на то, что осталось.

— Милая моя, ты сделала элементарный неправильный приворот, — усмехнулась гадалка.

— Что? Но как?

— Нет, нет, радоваться не стоит. У тебя не получилось, ты лишь внесла смятение в его душу, как твои неясные фигурки на дне чашки. Понимаешь, кофе должна делать гадалка. Твоё дело только выпить его. Мы произносим нужный заговор. А вот твое стремление вновь завоевать любовь этого человека все спутало. И теперь нет никакой определенности.

— О Боже… что же мне теперь делать?

— К счастью, с этим приворотом легко справиться, — самодовольно улыбнулась цыганка. – Я уже провела ритуал очищения водой и травами, — она указала на миску.

— Ооо, — протянула Елизавета.

— Но тебе придётся подождать, когда он подействует! – строго подняла палец цыганка. – Ни звонков, ни разговоров, ничего, что касается ваших чувств, быть пока не должно. Он сможет ответить тебе искренностью только после того, как подействует ритуал очищения. А пока он в смятении. Подожди и ты, разберись со своими чувствами.

— Да что же тут разбираться, — пожала плечами Елизавета, а цыганка хитро улыбнулась.

— Да действительно. Милая моя, я тут не в игрушки играю, я все понимаю.

Елизавета вышла от гадалки в смятении. Она не понимала, верить ей или нет. С одной стороны, цыганка говорила такие вещи, о которых знать не может, но с другой – они были достаточно общими. Она могла просто попасть пальцем в небо. Елизавета совсем забыла, как ждала этого визита, забыла, что заплатила не один десяток тысяч рублей, чтобы ее приняла именно эта гадалка. Конечно, её захлестнул скептицизм, но уж слишком поздно.

Елизавета решила, что действительно надо подождать и потом уже думать, правильно ли цыганка прочитала её судьбу.

Тем временем Геннадий обзвонил всех знакомых, которые были хоть как-то связаны с медициной. Он воспользовался отсутствием жены, чтобы разобраться с её состоянием и спокойно поговорить о ее странном поведении. Все знакомые советовали поскорее обратиться за профессиональной помощью, потому что любые изменения в этом возрасте чреваты осложнениями. Расстроенный мужчина поблагодарил за советы и попрощался. Ему необходимо было уговорить жену обратиться в поликлинику, чтобы пройти обследование, но Елизавета никогда особо не заботилась о своем здоровье, а в нынешнем состоянии сделать это будет даже сложнее. Хотя, возможно, она именно сегодня и пошла к врачу. Нужно было как-то аккуратно выяснить, где она была, но не говорить напрямую о своих переживаниях. Как только Геннадий решил так сделать, замок в двери провернулся – Елизавета вернулась домой. Мужчина окинул взглядом свою жену.

— Привет, милая. Отличная причёска, — сказал он.

— Да, спасибо, — улыбнулась она. – Я боялась, что слишком много сняли сверху.

— Нет, нет, тебе очень идёт, — он поцеловал жену в лоб. – Как прошло?

— Да ты уже видел результат, — ответила Елизавета. – Зашла еще кофе выпила.

— Понятно. А кто за давлением будет следить? Кофе она пьёт, — усмехнулся Геннадий. Елизавета тоже хихикнула, но как-то неуверенно. Как будто и думать забыла о своей гипертонии. – Ладно. Дорогая, не хочешь посмотреть кино?

— Да, конечно. Только переоденусь, — Елизавета поцеловала мужа в щеку и пошла к гардеробу.

А Геннадий так и не решился пока поговорить о визите к врачу.

Позже они смотрели фильм, но каждый думал о своем. Геннадий о том, что же ему делать с Елизаветой, как помочь ей справиться с недугом, ведь он был практически уверен, что жена больна. А Елизавета размышляла, когда же подействует проведенный цыганкой ритуал. Да и вообще, нужно ли ей это все? Женщина снова и снова возвращалась к моменту, когда они только познакомились. Столько было нежности и страсти в их отношениях…

От этих воспоминаний она расчувствовалась и пустила слезу.

— Дорогая, с тобой всё в порядке? – тут же спросил Геннадий.

— Да, милый, всё хорошо. Просто сцена такая трогательная, — улыбнулась Елизавета. – Прости меня, я отойду на минутку.

— Конечно, конечно, — ответил мужчина.

Елизавета поднялась с дивана и пошла в ванную, чтобы умыться. Геннадий проводил жену взглядом, а потом посмотрел на телефон, который она оставила на своем месте.

За все годы брака он ни разу не смотрел ни историю ее звонков, ни переписки. Но теперь, возможно, здоровье Лизы было под угрозой. Он должен был выяснить, не звонила ли она врачам и не обращалась ли за помощью. Он понадеялся, что жена простит его в случае чего. Геннадий взял в руки телефон жены и открыл журнал звонков.

Елизавета смотрела на себя в зеркало. Она поступает гадко. Неожиданно осознание этого свалилось на неё как снег на голову. Она не должна была обращаться к гадалке, чтобы и так понять очевидное. Да и это её прощальное:

«Подожди и ты, разберись со своими чувствами»…

Стоило и правда подождать просто сегодняшнего вечера. Гена любит её. Он заботится о ней, несмотря на то, что характер её в последнее время желает лучшего. Он никогда её не бросит, и она от него не уйдёт.

Елизавета улыбнулась своему отражению в зеркале. Пожалуй, сейчас она выйдет и скажет ему, что любит его. Женщина распахнула дверь ванной и с некоторым непониманием уставила на Геннадия. Мужчина стоял прямо напротив ванной с плохо скрываемой болью на лице.

— Дорогой?..

— Нам нужно поговорить, — кратко и сухо произнёс Геннадий и пошёл на кухню.

Телевизор с фильмом в гостиной был выключен. Елизавета с тревожно дрогнувшим сердцем отправилась следом за мужем.

— В чём дело, Гена? – спросила она.

Геннадий посмотрел на неё, в глазах его сверкали слёзы.

— Лиза, как ты могла?.. – пробормотал он риторический вопрос. – Потрудись объяснить, что это ещё за консультации с гадалкой о твоём «избранном» и счастливой старости в компании любимого Славы?!

Елизавета округлила глаза. Только сейчас она поняла, что Геннадий держит её телефон в руках. Отпираться было бессмысленно, он видел её переписку, от которой она не удержалась после визита к гадалке.

«Я была сегодня у гадалки. Она сказала, что я навела приворот своим кофейным гаданием», — писала Елизавета своей подруге, пока ей делали стрижку.

Говорить по телефону в парикмахерской не очень удобно, а вот переписывать вполне можно.

«Серьёзно? Не думала, что это так работает. Так что она сказала про Славу?» — спрашивала подруга.

«В основном только то, что я своими кофейными смотринами навела на него нерешительность. Мол, теперь надо ждать, когда подействует ритуал очищения, который она провела, чтобы мой любимый Слава поговорил о своих чувствах, о нашей счастливой старости», — ответила Лиза.

«Он – избранный, я поняла. Ты уже говорила с мужем?» — спросила подруга.

«Пока еще нет. Не знаю, как сказать ему, что я влюблена в другого. Мы столько пережили с Геной, но вот я прямо чувствую, что не моё это. Мне кажется, что он в последнее время замкнут, только и делает, что печётся обо мне, хотя мне это и не нужно», — писала Елизавета.

«Не думаешь, что он просто заботится о тебе?»

«Думала, но, возможно, он больше не уверен в себе. Всё-таки, сама понимаешь, возраст, наша интимная жизнь сошла на нет…» — признавалась Елизавета.

«Понятно. Ну, если тебе понадобится поддержка, то ты знаешь, кому позвонить или зайти. Мои двери всегда открыты для тебя».

Именно такую переписку и прочитал Геннадий, пока Елизавета размышляла о выборе между двумя мужчинами. Словами не описать его боль, он все эти годы заботился о своей жене. А она вот так отплатила ему на старости лет.

Геннадий не знал, что теперь делать. Разводиться в 60 лет? Простить и жить с болью? Ему нужно было узнать всю правду об этих запутанных отношениях.

— Лиза, я просто хочу всё знать, — признался он. – Я не хочу сейчас ни оправданий, ни слов о любви, ни раздумий о разводе. Просто расскажи мне… про него.

— Хорошо, — вздохнула Елизавета.

Женщина по привычке разлила чай по чашкам, села на своё любимое место у окна и попыталась побороть рыдания. Ну надо же! Ведь она только что решила, что никакой Слава ей не нужен, ей нужен только Гена, который всегда придёт на помощь, поддержит, успокоит, но, видимо, сейчас все закончится. Елизавета не хотела развода, она молила о прощении.

— Лиза. Расскажи, — повторил Геннадий. – Мне уже ничто не покажется хуже того, что я пережил пару минут назад.

— Ох… Всё началось шесть лет назад. Тогда мы были на свадьбе нашей дочери, помнишь? Мы повздорили из-за какой-то чепухи, серьёзно повздорили. Обиделись друг на друга, разошлись по разным концам ресторана. Нам нужно было время, чтобы отдохнуть друг от друга. Я тогда стояла и плакала, все думали, что от радости за дочку, но я-то знала причину. И вот, ко мне подошел брат отца мужа нашей девочки. Запутанно, да? Забыла, кем он нам там приходится. Мы немного поговорили, и он быстро понял, что я расстроена. «Что же Вас так опечалило?» — спросил он. А я ответила: «Муж». Он подумал, что я говорю о свадьбе дочери, начал утешать, что парень отличный. Я тогда рассмеялась и сказала, что этот-то парень как раз и отличный, меня мой муж расстроил. И он спросил, что же произошло. Я ответила, что мы поссорились из-за какой-то мелочи, но ты позволил себе повысить на меня голос. Для меня всегда это было проблемой, сам знаешь. Тогда мы с ним отошли к мансарде, взяв по бокалу шампанского, немного помолчали, а потом он сказал: «Если бы я был Вашим мужем, я бы никогда не смог позволить себе кричать не от счастья». Я не знаю, не знаю, что со мной тогда произошло!.. – Елизавета заплакала. – Он наклонился и поцеловал меня, и я… Я ответила…

Геннадий молча слушал, он прекрасно помнил свадьбу дочки. И помнил, что Лиза выпила пару лишних бокалов, а он сказал, что ей больше нельзя, потому что скоро надо пить таблетки. И Лиза, как обычно, попыталась отмахнуться от лекарств. И она ведь была пьяна…

Геннадий тогда прикрикнул на неё, чтобы не позволить истерике жены заплясать в полную силу. А Лиза обиделась на него и…

И вот. Но это был не конец истории.

— После случившегося я испугалась и сказала, что не такая, что мы прожили с тобой счастливую жизнь и планируем жить её и дальше. На что он ответил, что если мне понадобится поддержка, то я знаю, к кому обратиться. И написал свой номер телефона на салфетке. А потом ушёл. Я думала о нём, признаюсь честно. И он тоже обо мне думал. В конце концов, мы созвонились. И выяснилось, что мы оба друг по другу сильно скучаем. Вот тогда мы и встретились первый раз у него. Он как раз через пару дней после нашего разговора приезжал в город… А ты тогда впервые обнаружил проблемы с… Ну, ты понимаешь. Простатит штука ужасная. Наша интимная жизнь тогда приостановилась на какой-то промежуток времени, это, наверное, и послужило тому, что я натворила. Да, я изменила тебе в один из тяжелейших моментов жизни мужчины. Но я ничего не могла с собой поделать! Прости меня, Гена!.. – Елизавета так разнервничалась, что не смогла продолжить свой рассказ.

— И что же было дальше? – тихо спросил Геннадий, когда его жена немного успокоилась.

— Я поняла, что это неправильно, уехала, удалила его номер и старалась о нем больше не вспоминать. И так продолжалось три года. А потом он снова мне позвонил, сказал, что не понимает, почему наше общение оборвалось. Я ему объяснила, как могла, что у меня есть любимый муж, и я не собираюсь годы нашей с тобой счастливой жизни променивать на какую-то случайную и непонятную влюбленность. Он выслушал, согласился со мной. И ещё год не беспокоил. А потом мы с ним случайно встретились в магазине. Представляешь? Банально, ужасно банально. Он покупал себе виски, а я выбирала подарок на день рождения внука. Гена, и это случилось во второй раз. Я не понимаю, честно, клянусь тебе. Он как какой-то гипнотизер!.. Я совершенно теряю волю, когда нахожусь рядом с ним. Я ненавидела себя за это. Я хотела тебе все рассказать, но мы отправились в гости к дочке и внуку. И я просто не смогла испортить тебе праздник. Ты был так счастлив, а я была так виновата. Мне пришлось отложить тяжелый разговор и притвориться, что все хорошо. А на следующий день я уже потеряла решимость. И вот, шло время, а я так и не нашла в себе сил признаться тебе. И вот буквально несколько месяцев назад он снова позвонил мне и сказал, что будет в городе через полгода. Предложил поужинать вместе. Гена, меня словно подменили. Я понимала, что не смогу жить с этим грузом, да и ты не заслужил того, чтобы тебя обманывали всю жизнь. Я спросила его, а почему он не говорит мне развестись с тобой и переехать к нему? А он мне ответил: «Я вижу, что ты его любишь, у вас просто нет страсти. Зато у вас есть дети и даже внуки. Я не прощу себе, если разрушу вашу семью». И я совсем запуталась. Он клялся мне в любви, а теперь говорит, что я просто его игрушка? Почему бы не найти себе забаву помоложе? Посостоятельнее. Я запуталась, Гена. У меня же ничего нет, что можно забрать. Почему я? И в своих чувствах я уже не была уверена. Ты тогда стал каким-то слишком показушным, что ли. Как будто уже и не любил меня, а всего лишь по привычке проводил со мной время, водил гулять, ужинать в ресторан… В общем, я совсем запуталась и не знала, что делать. Тогда и решила обратиться к гадалке. А дальше ты знаешь. Но прежде, чем ты решишь нашу судьбу, я хочу тебе признаться, что сидя сегодня с тобой на диване, я поняла, что ты – самый дорогой и любимый мною человек на свете. И мне никто, кроме тебя, конечно, не нужен. Ты всегда мне помогал, заботился, выручал… И только если ты сам не нашел себе другую… Не знаю, Гена, не знаю. Если ты и правда повстречал ту, что сможет тебе заменить меня, то я приму это. Я не уйду к Вячеславу, я буду жить одна. Он – совсем не то, что мне нужно в старости. Твоя полная противоположность. Это не то, что я хочу. Поэтому, Гена, решай.

Геннадий выслушал всю историю. Елизавета замолчала, не зная, что еще добавить.

— А теперь послушай, как это выглядело с моей стороны, — вздохнул Геннадий. – Да, мы поссорились на свадьбе. Ты замкнулась, обидевшись на меня. Ты ведь перебрала с алкоголем, а я не хотел затягивать твою истерику и прикрикнул, что скоро надо принимать таблетки, которые тебе прописал доктор. Ты же хотела еще пить и веселиться. Поэтому, Лиза, я на тебя и накричал. Ты обиделась и ушла поплакать в другой конец ресторана, а мне не позволяла подойти к тебе твоя ранимость. Ведь если бы я пришёл, то сделал бы все только хуже. Потом я думал, что ты пару месяцев припоминаешь мне это, а потом, кажется, всё прошло. Порой ты вела себя странно, как будто страдаешь от чего-то. Но я не знал причины! Это могли быть переживания твоих подруг или грустная серия в сериале. Ты ведь эмоциональный человек. Да и в конце концов, действительно, простатит прекратил наши с тобой любовные отношения. Я считал, что ты расстроена этим. Но теперь знаю, что это не так. А в последнее время я просто заметил, что ты стала вести себя странно. Спросил, в чем дело. Ты сослалась на менопаузу. Я решил поддержать тебя, помнил ведь, как сильно ты переживала. Переживала, н-да… Вот и водил тебя везде и всюду. Но настроение твое лучше не становилось. Я собрал в кучу все симптомы и с ужасом подумал, что это могут начаться всякие нехорошие заболевания. Я спать из-за этого не мог. А когда ты, как оказывается, пошла к гадалке, я думал, что ты тайно посещаешь врача. И когда ты просто так расплакалась час назад, подумал, что случилось самое страшное, вот и решил посмотреть у тебя в телефоне историю вызовов, вдруг бы там оказался номер врача? А нашёл твою переписку с подругой.

— То есть… Ты не нашёл себе любовницу и не разлюбил меня?.. – дрожащим голосом спросила Елизавета.

— Нет, Лиза. Я просто беспокоился, что у тебя начались такие проблемы, с которыми мне уже не помочь тебе.

— Гена!.. – женщина снова расплакалась. – Господи, какая же я дура!.. Прости меня, Геночка, миленький, прости!..

Геннадий смотрел на рыдания своей жены, слушал её извинения и обещания чуть ли не в монастырь пойти. И так ему было больно. Его водили за нос последние 6 лет. И не кто-то, а его любимая женщина, которой он доверял все на свете. И что теперь делать? Геннадий обвел взглядом стены, где в рамках висели их совместные фото, фото с детьми и внуками…

И понял, что жить с Елизаветой будет больно, но расходиться будет ещё больнее.

— Ну, давай, заканчивай истерику, — буркнул он. – А то давление подскочит. Пойдём и досмотрим фильм.

— Ты прощаешь меня? – всхлипнула Елизавета, не веря своим ушам.

— Прощаю. Но забуду ли я это когда-нибудь?.. – задумчиво спросил Геннадий, глядя в окно.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети