Мужчина в цветочном саду

— Не ведьма я? Я твоя судьба…

Когда Мише, водителю рейсового автобуса, выделили новенький ПАЗик, он очень обрадовался, потому что старый автобус замучил его своими поломками. Вот только Иван Иванович, директор автопарка быстро охладил его пыл, назначив ему самый убитый маршрут.

— Да ты что, Иваныч! Я же его на той дороге через полгода убью! И всё ради кого? Ради пенсионеров, которым мёда не надо, дай только на своих убогих дачах покопаться? Ладно я, мне всё равно, так ты хоть машину пожалей!

— Не ворчи, Миша,- похлопал его по плечу Иван Иванович. — Будешь и ты старым, всё у тебя впереди. Посмотрю, как тогда запоёшь.

Михаил покачал головой:

— Не доживу я до старости на таком рейсе.

— Ну а кого мне прикажешь туда отправлять? — рассердился директор.- У нас из водителей один ты молодой, а всем остальным давным-давно пенсия светит. Анатолию нет ещё пятидесяти, так ему грыжу недавно удалили, увольняться собирается. У Виктора то больничный, то прогулы. Глаз да глаз, чтобы пьяным на рейс не вышел, бывало уже и такое, снимали. Как ни крути, кроме тебя некому. А по концу года мы тебе премиальных добавим, так сказать за вредность. Поэтому не ворчи, и завтра с утра вперёд и с песней.

— Ну с песней, так с песней, — кивнул Михаил, поняв, что спорить с директором бесполезно.

Да и обещание премиальных настроение ему подняло. Правда, ненадолго. Судьба словно решила проверить его на прочность и принялась то и дело подсовывать всякие неприятности. Сначала он стал участником аварии, и хотя не был виноват, нервы ему потрепали изрядно. Потом потерял документы и почти месяц восстанавливал их, обивая пороги всевозможных инстанций. Потом мать, всю жизнь воспитывавшая его одна, вдруг надумала на старости лет выйти замуж. Её избранником оказался заезжий строитель по имени Артур, и в тот же день, когда она сказала об этом сыну, он появился с вещами в их квартире. В крошечной двушке и без того было не повернуться, а тут и вовсе стало тесно. К тому же, с тех пор, как Артур поселился вместе с ними, Миша стал чувствовать себя лишним. А потому, потерпев несколько дней, он молча собрал вещи в сумку и вышел на кухню к матери, которая готовила ужин:

– Пока, мам!

– Постой, а ты куда это? – удивилась она. – Ещё и на ночь глядя.

– Ухожу. Живите с Артуром спокойно, не хочу вам мешать.

– Да ты и не мешаешь,– покраснела почему-то мать и отвела в сторону глаза. – Ну в самом деле, куда ты пойдёшь? Ещё и на ночь глядя.

– Да не волнуйся. Пару дней поживу у Веры, а там видно будет.

– Не держи его, Леночка, – сказал Артур, тоже появляясь в дверях кухни. – Михаил всё правильно решил. Он уже взрослый и должен сам искать свой путь. Так у нас говорят.

Михаил не стал слушать его нравоучения, развернулся и ушёл. И только когда за ним закрылась дверь, расстроенная мать кинулась за ним следом:

– Миша! Ты хоть поужинай!

Артур остановил её:

– Не мешай ему! Пусть идёт! А мы с тобой сейчас устроим настоящий романтический ужин. Ты ведь не против?

Елена снова покраснела, но теперь уже от удовольствия. В самом деле, всё что могла, она дала сыну, а теперь настало её время быть счастливой. А Миша сам сказал, что поживёт пока у Веры.

– Вот и хорошо, может быть, и они поженятся, – сказала сама себе Елена и тут же забыла о сыне.

Миша бросил сумку на переднее сидение старенькой десятки, завёл её и поехал к общежитию, где жила Вера, работавшая в их автопарке диспетчером. Вот уже почти два месяца он ухаживал за ней, дарил цветы, покупал ей пирожное и конфеты, водил в кино и кафе. Вера благосклонно принимала все эти знаки внимания и как-то даже спросила, собирается ли он на ней жениться.

— Ну а почему бы и нет? — вместо ответа Миша обнял её и прижал к себе. — Я всегда мечтал о большой семье. Чтоб дети были. И большой стол на кухне. Знаешь, как на картинках, когда все собираются за обедом. Дедушки, бабушки, дети и их родители. Здорово же это, правда?

— Не знаю, — пожала плечами Вера. — У меня никогда такого не было, я же тебе рассказывала, что в детском доме выросла.

— Да у меня тоже из родни только мама, — вздохнул Михаил. — Но это ничего. Мы с тобой молодые и сами себе родственников наделаем.

— Дурак! — рассмеялась Вера и хлопнула его рукой по плечу.

На том разговор и закончился. После они встретились ещё пару раз и вот теперь, подъезжая к общежитию, Миша думал о том, как Вера его встретит. Наверное, обрадуется, вскрикнет и бросится к нему на шею. Завтра же они пойдут в ЗАГС и подадут заявление. И всё у них будет хорошо.

Миша остановился у кондитерской, купил торт, а у какой-то старушки, продававшей цветы, взял букет ромашек. И уже через пять минут, вошёл в комнату Веры и замер на пороге. Как он и представлял, она закричала, увидев его, но не от радости, а от испуга. И принялась натягивать на себя одеяло. А тот самый Виктор, которого директор хотел уволить за пьянку, торопливо вскочив с постели, дрожащими руками натягивал на себя джинсы, путаясь в брючинах. Торт и цветы упали под ноги Михаила, а в следующую секунду он вышвырнул в коридор пытающегося сопротивляться Виктора. Вера визжала, из соседних комнат стали выглядывать люди. Михаил повернулся к ней и хотел что-то сказать, но только махнул рукой, подхватил свою сумку и пошёл прочь…

Два дня он спал на стоянке в своей десятке, а утром, хмурый и не выспавшийся, выходил в рейс, до позднего вечера слушая ругань пассажиров. Старушки, возвращавшиеся с дач, занимали своими огромными сумками и ручными тележками, и без того узкие проходы автобуса. Другие пассажиры всегда бывали этим недовольны и то и дело в салоне возникали споры и крики. Иногда приходилось вмешиваться самому Михаилу и это ещё больше портило, и без того плохое настроение мужчины.

Дождь лил как из ведра, когда на очередной остановке Миша увидел остроносую старушку в сиреневом плаще и дурацкой шляпе.

— Шапокляк какая-то, — зло подумал он и распахнул перед ней двери.

Старушка вошла в салон, благодарно ему кивнула и села у окна. Михаил уже хотел тронуться с места, как вдруг увидел Любовь Ильиничну, контролёра, которая работала на этом рейсе. Он подождал пока она поднимется по ступенькам и закрыл двери автобуса. Привычный шум из салона нисколько не смутил Михаила, но вдруг он понял, что Любовь Ильинична ругается с той самой Шапокляк, которая ему так не понравилась. Оказалось, что она едет зайцем и денег на билет у неё нет.

— А ещё шляпу надела! — кричала на старушку Любовь Ильинична, никогда не церемонившаяся с безбилетниками. — Миша, останавливай автобус! Будем высаживать!

— Да мне всего три остановки проехать надо, а на улице льёт как из ведра! — взмолилась старушка. — Ну что, это такие великие деньги? Забыла я кошелёк дома. Хотите, завтра вам принесу.

Недовольные остановкой пассажиры громко загалдели, требуя быстрее со всем разобраться:

— Сколько можно, в конце концов? Мы все устали и домой хотим! Все платят и ты должна платить, бабка! Пошарься по карманам, может где завалялась копейка.

Миша взглянул на часы. Он как раз сегодня договорился посмотреть дешёвую съёмную квартиру и с большим трудом уговорил хозяйку подождать его. Та нехотя согласилась. Она жила в другом в конце города и меньше всего хотела вечером, да ещё и по дождю, мотаться по промокшим улицам. Но теперь, из-за этой бабули в дурацкой шляпе он мог остаться без жилья, потому что вряд ли хозяйка будет ждать его даже 10 минут.

— Послушайте, уважаемая, — обратился к старушке Михаил, когда остановил автобус и вошёл в салон. — Вы что не понимаете, что всех задерживаете? Я тоже тороплюсь. У меня это на сегодня последний круг и меня ждут люди. Освободите салон!

– Не гони меня, сынок… ну что что тебе стоит провезти меня всего две остановки…

– Слышь, бабка, не мотай мне нервы, достали вы меня все… И так жизни нету, а тут ещё ты катаешься без билета! Глянь, сколько людей домой хотят, а из-за тебя сидят, ждут. Все, старая, выметайся…

– Вот видишь, у тебя и так все в жизни не ладится, а ты ещё и меня обидеть хочешь. Пожалеешь потом, да поздно будет.

– А ты что, ведьма? – усмехнулся Михаил.

– Ну почему сразу ведьма? Может быть я твоя судьба? Да, так тоже бывает. Обидишь её, и она начнёт платить тебе тем же. Не боишься этого? А зря! Потому что если обидишь меня, худо тебе будет! С судьбой шутки плохи. У кому как ни тебе знать об этом.

– А мне хуже уже некуда! – вконец рассердился Миша и, взяв старушку за плечи, вывел её из автобуса, оставив её под проливным дождём.

Он спокойно доехал до конечной остановки, высадил всех пассажиров и поехал на базу, но на полпути ПАЗик вильнул на скользкой дороге, и Миша с трудом удержал его, припарковавшись к обочине. Когда же он вышел, чтобы посмотреть, что случилось, увидел спущенное переднее колесо автобуса. Чертыхаясь, Михаил принялся менять его на запасное, а ливень словно решил обрушить на его голову все свои силы…

Насквозь промокший Миша добрался до базы, поставил автобус на место, сел в свою десятку и повернул ключ зажигания, надеясь, что хозяйка всё-таки дождётся его, но машина молчала.

– Да что же это такое???? – закричал Михаил и полез под капот. – Ну, конечно, аккумулятор!!!! О, чтоб тебя!!!!! – Захлопнув дверь машины, Миша пешком направился к выходу.

На его счастье к воротам подъехала машина задержавшегося почему-то Алексеевича, пенсионера, иногда подменявшего других водителей, ушедших в отпуск или на больничный.

– О, Мишаня! А ты чего это пешкаря?

– Да не завелось моё корыто…

– Подбросить?

– Спасибо, Алексеевич, подбрось ради Бога…

– Ты, что-то смотрю, совсем не в настроении? Чего смурной такой?

– Да будь оно все не ладно… – махнул рукой Михаил. – Ты подбрось меня до дома, там переночую, да и помыться не мешало бы. А с квартирой завтра буду решать.

Елена, увидев сына, только развела руками:

– Сынок, а мы с Артурчиком перестановку сделали. Теперь твоя бывшая комната наша спальня. А на диване в гостиной его брат спит. Куда же я тебя положу?

– Ну спасибо, мама, что не отказала, – усмехнулся Михаил. – Ладно, не буду вам мешать. Живите, на здоровье.

Была уже глухая ночь, когда Миша добрался до своей десятки и до самого рассвета он трясся, не в силах согреться. А утром, когда пришло время выходить на маршрут, медсестра Светлана нахмурилась, осматривая его.

– А ну-ка ставь градусник! Миша, ты же весь горишь!

Она бросилась к телефону и уже через час Михаила с воспалением легких положили в больницу, назначив необходимый при этом курс лечения…

Только через неделю ему стало получше, и он смог выходить в общий коридор, чтобы хоть как-то разминаться во время ходьбы. Несколько раз он видел сидевшую у окна молодую женщину с книгой в руках, но подойти к ней решился не сразу. Зато потом, когда они подружились, ему стало казаться, что они с Алёной знакомы уже очень давно.

– Где вы работаете, Миша? – спросила Алёна.

– Водителем автобуса. Доставляю всяких старушек по их надобностям. Рейс у меня проходит через окраину города и пару поселков, там только такие пассажиры.

– Это хорошо, – кивнула Алёна. – Вот вы добрый, вас сразу видно. А есть и другие.

– Есть, – согласился Миша и покраснел, вспомнив ту старушку в шляпе, которую он не пожалел и оставил под дождем.

Что тогда на него нашло, он и сам не понимал. Просто всё валилось одно к одному, вот он и не удержался, а теперь страшно жалел об этом. Немного помолчав, он сказал:

– Я уйти хочу куда-нибудь на другое место работы. Но не знаю, куда.

– Слушай, – обрадовалась Алёна. – Я работаю в богатом доме, готовлю для всей семьи. Так вот, хозяин, Вадим Павлович, говорит, что ищет молодого водителя. Не хочешь пойти к нему?

– Что??? – обрадовался Миша. – Работать вместе с тобой?

– Ну я-то на кухне, – улыбнулась Алена. – А ты будешь в гараже. Но если я попрошу, хозяин обязательно тебя возьмёт. Он добрый и нас уважает. Моя мама была его няней, и он очень любит её, потому что она фактически заменила ему мать. Он рос с отцом, а мама умерла при родах. У нас с мамой есть своя квартира, но мы её сдаём, а сами живём в доме Вадима Павловича, у нас там свои комнаты.

– Слушай, так это же здорово! – улыбнулся Михаил. – Значит, ты поговоришь с ним обо мне?

– Обязательно, – пообещала Алёна. – Завтра меня выписывают, и я, как только увижу хозяина, сразу же с ним поговорю о тебе.

Уже на следующий день после своей выписки Михаил разговаривал с хозяином огромного особняка, где работала Алёна. Он принял Мишу благосклонно, даже обрадовался, что ему попался опытный водитель, который не только город, но и всю округу знает, как свои пять пальцев. А когда Миша узнал, какая у него будет зарплата, чуть не подпрыгнул от радости.

Договорившись обо всем, Михаил бросился в свою контору, где постарался побыстрее уволиться, вызвав огромное недовольство Ивана Ивановича.

– Да ты знаешь, – кричал он на Мишу, – что ты меня без ножа режешь??? Кого я на твой маршрут поставлю??? Людей и так нет, еще ты уйти надумал! Ну так запомни: назад захочешь вернуться, не приму, понял???

Михаил кивнул и, вскоре, получив на руки полный расчёт, приступил к новым обязанностям. Это была не работа – мечта! Машина – новехонькая, удобная, комфортная. На дороге остальные автомобили от них едва ли не шарахались: не дай Бог такую зацепить, за двадцать лет не расплатишься…

Вадим Павлович, хозяин, показал себя вполне нормальным человеком, простым, не заносчивым…и в меру разговорчивым… а вечерами, когда Миша освобождался, он заходил на кухню и там подолгу разговаривал с Алёной, которая стала казаться ему лучшей из женщин.

Целую неделю Михаил не ходил по земле, а на крыльях летал…

Как-то утром Вадим Павлович сказал Михаилу:

– Давай заедем на ж/д, надо встретить нянюшку мою, Валентину Сергеевну. Она к сестре своей ездила, та приболела немного. Встретим её, отвезём домой, а потом поедем в офис. Няня, конечно, не хотела меня отвлекать, но лучше уж я сам её отвезу. Представляешь, недавно какая-то сволочь-водитель её под дождём на улице оставил. Увидел бы, прибил бы гада. Что за народ пошёл? Ни стыда, ни совести! Я в командировке был, не знал ничего, да и с водителем проблема была. Фёдор уволился. А нянюшка у меня знаешь какая? Тихая, да спокойная. Слова грубого не скажет. Ну забыла она деньги, а проездного у неё не было, Федя же всегда её на машине возил. Не привыкла она к автобусам. И что ж теперь? Старого человека выгонять? А если б у неё с сердцем плохо стало? И пассажиры, сволочи, копейки пожалели, ни один не заплатил за нее… Хорошо, парень какой-то увидел её на остановке, до дому подвёз, молодец. И про деньги даже не спросил. А эти…

Михаил слушал возмущения хозяина и обливался холодным потом:

– Только не это! Только не это! – шептал он про себя.

Но чуда не случилось: по перрону к ним шла та самая старушка в сиреневом плаще и глупой шляпке.

– Здравствуй, Вадечка, голубчик! – поздоровалась она с Вадимом и добродушно заговорила: – Дай Бог тебе здоровья, что не забываешь меня, старую…– тут она осеклась на полуслове, увидев Михаила. – А это кто?

– Знакомься, это наш новый водитель, Михаил. Он будет работать вместо Фёдора и если тебе что-то понадобится, ты только ему скажи.

– Глухой человек просьб не услышит,– спокойно произнесла старушка.

– Да с чего ты взяла, что он глухой? – удивился Вадим.

– Душа у него глухая, а не уши, – вздохнула Валентина Сергеевна. – Это ведь он, Вадечка, меня под дождём ночью оставил. Помнишь, я тебе рассказывала?

– Ах ты, негодяй!!! – накинулся на Михаила Вадим. – Я тут ему жалуюсь, а он сидит, молчит, как сыч насупился. Не нужен ты мне такой. Вот твой расчёт! – Вадим вытащил несколько смятых купюр и сунул их в карман Михаила. – И чтоб больше я тебя не видел!

Свет померк в глазах Миши. Вот тебе и Шапокляк! Только-только он все обрёл: и работу, и любовь и надежду на будущее, как вдруг всё оказалось пустым звуком.

До самого вечера расстроенный Михаил бродил по городу, а когда стало темнеть, набрал номер Алёны.

– Я всё знаю,– сказала она ему. – Миша, как ты мог?

– Прости меня, – проговорил он, но она уже повесила трубку.

Прошло несколько лет.

Михаил уезжавший из города, снова вернулся в родные края. Он так и не женился, по-прежнему жил один, а работал водителем скорой помощи. Дождавшись очередного отпуска, он приехал проведать мать, убедился, что с ней всё хорошо, но перед тем как снова уехать из города, не удержался и приехал к особняку Вадима. Дом показался ему нежилым и это в самом деле было так. Вадим со своей семьёй уехал жить за границу, звал он с собой и свою старую няню, но она не согласилась, а Алёна не решилась оставить престарелую мать. Они теперь жили в небольшом флигеле, присматривали за большим домом, ухаживали за садом и ждали, когда же Вадим продаст свой дом.

Ни Алёна, ни Валентина Сергеевна не догадывались, что вот уже пару недель за ними следят двое мужчин, недавно отсидевших большие сроки. Они решили поживиться в богатом доме, тем более что двух женщин им бояться не приходилось. Дождавшись удобного случая, они перемахнули через ограду и под шум дождя и ветра проникли в маленький флигель, где напали на Алёну и её мать.

Михаилу сначала показалось, что он слышит крики, он подошёл ближе и понял, что не ошибся. Он поспешил на помощь кричавшей женщине. Он узнал её голос и сразу понял, что это Алёна. Её мать без сознания лежала на полу.

– Мама! Мамочка!– кричала Алёна, отбиваясь от рук бородатого бандита.

Вдруг она увидела Михаила и стала кричать еще громче:

– Миша! Миша, помоги!

– Это ещё кто? – повернулся к нему бородач. – Фома, разберись!

Завязалась страшная драка. Нелегко Михаилу было справиться с двумя бандитами, которые, к тому же, были вооружены ножами, но он, несмотря на ранения, сумел продержаться до прибытия наряда полиции, и не позволил, чтобы что-то плохое произошло с его любимой.

Алёна поспешила привести в чувство мать и спрятала её в соседней комнате. Потом набрала номер полиции. Наряд прибыл очень быстро и бандитов повязали, а для Миши вызвали скорую помощь. Но Алёна не отходила от него ни на шаг и уже чем могла перебинтовала его раны. Когда же всё закончилось, она бросилась к нему на шею и расплакалась:

— Откуда ты здесь взялся? — спросила она, поднимая мокрое от слёз лицо.

— Я просто почувствовал, что нужен тебе, — ответил он и поцеловал её.

Потом подошёл к её матери:

— Вы ведь простите меня, Валентина Сергеевна? Я сам сто раз наказал себя за свой поступок.

— Всё-таки нас тогда свела судьба, — сказала старушка и улыбнулась. — И знаешь, сейчас я очень ей за это благодарна.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая милая очаровательная шикарная женщина
— Если не хочешь в тюрьму, ты выйдешь замуж за меня и будешь служить, как рабыня

Залпы фейерверков без устали раздавались в ночном небе, озаряя его разноцветными огнями. Потрясающе красиво в это время было во всей...

Залпы фейерверков без устали раздавались в ночном небе, озаряя его...

Читать

Вы сейчас не в сети