Милая красивая девушка

Прости меня, прошу… Дай внучку увидеть… — умоляла свекровь.

-Пожалуйста, Елизавета Викторовна. Угощайтесь. – Невестка поставила перед свекровью тарелку с куском пирога. – Грушевая «шарлотка» с ванилью, по рецепту моей мамы.

Свекровь поджала губы, смерила выпечку хмурым взглядом. Затем взяла кусочек, тщательно его разжевала и запила чаем.

-Ну, неплохо, Ника… — Сказала она, однако невестка уже слышала, как в воздухе повисло то самое «но» и не ошиблась. — …Но яблочная, всё-таки, лучше. Не понимаю я людей, которые берут проверенный временем рецепт и портят его. Да и грушу можно было порезать покрупнее. И зачем ваниль? Она перебивает вкус бисквита…

Ника натянуто улыбнулась, кивнув. Спорить она не желала. День и так выдался трудным, поэтому подливать масла в костер терпения своей неугомонной свекрови девушка не желала. Однако про себя Балыкина подумала:

«Ну да, как же… Если бы я нарезала крупнее, ты бы захотела куски помельче. А приготовила бы пирог с яблоками, то сказала бы, что угощение слишком простое и недостаточно изысканное.»…

Когда Ника выходила замуж за Павла, она не могла представить, что станет героиней рассказов и анекдотов про невесток, над которыми от души хохотала. Девушка вообще свято верила, что все эти странные истории про мамочек, что трясутся над сыночками и ненавидят невесток – плод чей-то фантазии. Однако в её жизни появилась Елизавета Викторовна Балыкина. Повода ненавидеть невестку у женщины не было. Да, порой Ника позволяла себе колкую шутку или резкий комментарий, когда свекровь совсем переходила границы, но чаще девушка проявляла терпение.

Свекровь же словно объявила между ними соревнования, на которое Вероника не подписывалась. Девушка даже шутила, мол, где тот брачный договор, в котором был мелкий шрифт о том, что она будет терпеть выходки новой родственницы. Сначала Елизавета Викторовна пыталась доказать невестке, что она лучше убирается, готовит, следит за своим сыном. Мол, рубашки у Пашеньки были лучше выглажены, когда он с мамой жил. Да и щеки розовее.

Когда Павел имел неосторожность сказать маме, что его жена приготовила очень вкусный оливье, свекровь восприняла это как вызов. Она пригласила их в гости, накормив тем же салатом. Вышло у неё, действительно, вкусно. Только вот когда Вероника вызвалась помочь убрать со стола и выбрасывала мусор, то заметила несколько пустых контейнеров из хорошего ресторана. На них было указано, что заказывали именно оливье. Вероника долгого хохотала, думая о том, что свекровь, которая была крайне скупой, так хотела превзойти её в кулинарии, что даже денег не пожалела, отдав за три порции салата сумму, как за полноценную продуктовую корзину.

Когда молодые люди уходили, Ника, сделав вид, что ничего не знает, крепко обняла свекровь:

-Знаете, Елизавета Викторовна. – Сказала она, широко улыбаясь. – Салат ваш – просто объеденье! Лучше моего во стократ.

-Конечно, милочка. – Зарделась свекровь от удовольствия. — Всё-таки у меня опыта больше. Особенно в проверенных временем советских блюдах… Вам молодым есть чему поучиться.

Ника закивала, как китайский болванчик:

-Да-да… Знаете, я бы посмотрела, как вы его так готовите. Научилась бы чему. – Запричитала она, глядя в медленно бледнеющее лицо родственницы. — А ещё, у Павлика же скоро День рождения. Вы сможете оливье приготовить? Только побольше, потому что гостей будет много. Уверенна, все будут в восторге! Кастрюли, той, в которой вы борщ варите, должно хватить на всех…

К концу пламенной речи невестки свекровь была уже не бледная, а зелёная. Улыбка её была больше похожа на вымученный оскал…

Оливье свекрови на День рождения Павла гости так и не попробовали. Елизавета Викторовна сослалась на жуткое давление, мол, не может колбасу резать. Тогда-то Ника выбросила свой козырь и заказала оливье из того же ресторана. Свекровь намёк поняла, обиделась, но чудить не перестала. Она постоянно устраивала ревизии, которые Ника называла «облавами». Женщина приезжала к ним без предупреждения. Проверяла полки на наличие пыли, холодильник на количество свежих продуктов и готовой стряпни. Очень ругалась, если замечала контейнер с роллами или коробку от пиццы. Не позволяла сердобольная мамаша кормить фаст-фудом её сына. Однако больше всего женщина любила давить на больную мозоль Вероники. Она постоянно требовала внуков, перебирая множество вопросов и поговорок, в духе:

«А когда ребеночка делать будете?» «Часики-то тикают!» «А когда я внуков понянчу? Я же не бессмертная!».

Также женщина крайне любила прийти к ним домой, сесть за стол, и, тяжко вздохнув, сообщить о том, что очередная её соседка стала бабушкой уже во второй, третий, или сотый раз:

-А я вот никак не дождусь от единственного сына внучка или внучку. – Причитала женщина. – Так и помру, не понянчив! Дал же Бог невестку… Ни еды приготовить, ни чадо родить.

Веронику такие разговоры заставляли грустить. Дело в том, что Ника и Егор долгое время не могли завести детей. Спустя два года бесплодных попыток, они смирились и пошли к врачу. Там специалисты развели руками. Сказали, что анализы хорошие, пара совместима, значит, дети будут.

-Но когда? – Спросила Ника с отчаянием.

-Знаете, некоторым требуется два, три года, а то и больше… — Сказал врач. – Главное, вам стоит расслабиться. Вы бы съездили в отпуск, отдохнули. Отпустили бы мысли о беременности из головы. Чаще всего это помогает.

Как ни странно, но «рецепт врача на отпуск» оказался действенным средством. Вероника взяла отпуск и, собрав чемоданы, на неделю улетела с подругой в Турцию. Павел не смог поехать, так как с работы не отпускали. Однако супруг отпустил легко, прекрасно понимая, что отдых ей необходим.

Ника вернулась загорелая, счастливая, с чемоданами, полными рахат-лукума и гостинцев. Дома еге ждала ещё большая радость. Елизавета Викторовна уехала на дачу, собиралась пробыть там, как минимум, месяц. Значит, ещё долго девушку никто не будет «пилить».

-Знаешь, где я была! – Восхищенно рассказывала супруга Павлу, разбирая чемоданы. – В Бассейне Клеопатры!

-Клеопатра разве не в Египте жила? – Откликнулся Паша, примеряя рубашку, что привезла ему супруга.

-Вроде, она туда просто приезжала. Рубашка, кстати, «Прада». – Хихикнула жена, глядя, как муж вертится и разглядывает своё отражение. – По крайней мере, мужчина на рынке клялся, что у них там все брендовое. Так вот, про Клеопатру… В этом бассейне течёт целебная вода. В древние время зажиточные римляне приезжали туда отдохнуть и поправить здоровье. Так вот, есть одна байка для туристов, что искупавшись в ванне Клеопатры, можно обрести вечную молодость. Также экскурсовод сказал, что вода лечит всякие недуги… Так что, вдруг, я стала такой сильной и здоровой, что смогу забеременеть.

-Так давай же скорее это проверим! – Заулыбался Паша, который соскучился по своей красивой и такой загорелой супруге, сбрасывая прочь рубашку.

Имел ли бассейн волшебные и целебные свойства? Или же отдых, в том числе от свекрови, пошёл на пользу молодой семье? Неизвестно. Однако через полтора месяца, сидя в офисе, женщина бросила задумчивый взгляд на настольный календарь. Затем она нахмурилась, понимая, что у неё задержка.

«Должно быть, из-за отпуска и смены климата». – Рассудила она, зная о подобном явлении.

Однако с тех пор она каждый день смотрела на календарь, а сердце пропускало очередной удар. Мысли о том, что она забеременела, девушка себе не позволяла. Супругу тоже ничего говорить не стала. Каждое утро девушка просыпалась и думала, вот, сегодня ее надежды разобьются о мелкие, ранящие осколки…

Только ничего не происходило…

Вскоре Вероника не выдержала напряженного состояния и купила в аптеке тест. Когда она подносила карту к терминалу, чтобы расплатиться за покупку, а затем забирала розовую коробочку, руки её дрожали. Когда Балыкина ждала результатов, её сердце барабаном стучало в груди, эхо ударов отдавалось в висках. Посмотрев на тест, она не поверила своим глазам. Мир перед ней закружился, да так, что девушке пришлось присесть на край ванной.

-Две полоски… — Прошептала она вслух, надеясь, что собственный голос поможет ей поверить в произошедшее.

Всё ещё не веря в свое счастье и зная, что тесты могут ошибаться, женщина снова побежала в аптеку. Она скупила все виды тестов, каждый из которых утверждал категорично: «Беременна».

Когда супруг вернулся с работы, Ника то смеялась, то плакала. Заикаясь, она рассказала ему радостную новость и продемонстрировала коллекцию из положительных тестов. Радости мужчины не было предела. Он целовал мокрые от слёз щеки супруги, обнимал её, прижимая к груди, поднимал на руки, заставляя визжать.

Череда обследований в женской клинике убедила супругов в том, что они скоро станут родителями. Вскоре они узнали, что ждут девочку.

-Назовем её Ангелина? – Предложила женщина мужу, с нежностью разглядывая снимок УЗИ. – Она для меня как ангел с небес, как чудо настоящее.

Павел согласно кивнул, имя ему понравилось. Впрочем, он вообще предпочитал ни в чем не отказывать беременной жене. Даже если она хотела подснежников среди зимы, или соленых огурцов с пломбиром.

Спустя положенный срок счастливую молодую маму уже встречали из роддома, с цветами и воздушными шариками. На руках у неё была прелестная девочка – Ангелина.

Прошёл месяц, счастье молодых родителей дало мелкую трещину. Дело даже не в том, что растить младенце было сложной задачкой, а родственники, которые раньше набивались в няньки, не торопились помогать молодой матери…

Просто свекровь, которая всё-таки стала бабушкой, внезапно заявила, пристально рассмотрев внучку:

-Что-то Ангелина совсем на ангела и не похожа… Да и на родителей тоже. Вы с Павлушкой светлые, голубоглазые… У ребёнка же глаза чёрные, как у серны. Да и волосы тоже растут чёрные. Вон, пробиваются на макушке уже. Да и кожа какая-то… Смуглая.

-А я когда забеременела, только-только вернулась из Турции. – Шутила Ника, не ощущая пока что подвоха. – Была загорелая и ела много халвы с инжиром. Вот она и стала смуглой.

Знала ли счастливая мамочка, что её слова станут фатальными? Свекровь навострила уши, сделала выводы и, спустя время, заявила категоричным тоном:

-Ребёнок не от Павлика.

Тут-то Ника опешила, укачивая уже полугодовалую малышку на руках:

-То есть как? – Спросила она. – А от кого? От святого духа?

-Не ерничай, милочка. – Парировала свекровь. – Посмотри на нас, а затем на свою дочь. Она же явно от какого-то турка! Ты её из отпуска вместо сувенира привезла, верно? А теперь пытаешься на моего сына отцовство повесить, хитрая лиса!

-Какого ещё турка? – Ахнула Ника, краснея от возмущения и таких обвинений в супружеской неверности. – Поверить не могу, что говорю это вслух, но у меня кроме вашего сына никого не было! Ни до свадьбы, ни после!

Только вот свекровь было не переубедить. Она видела лишь миндалевидный разрез чёрных глаз ребёнка, так похожий на восточный…

Ладно бы Елизавета Викторовна держала свои мысли при себе. Нет же! Свекровь возложила на свои плечи святую миссию: вывести порочную невестку на чистую воду и открыть глаза на правду влюбленному сыночку. Она разболтала всем знакомым и родственникам, что невестка ребенка нагуляла. Также свекровь науськивала сыночка, мол, как удачно твоя жена в отпуск одна смоталась, раз вернулась с придатком.

Когда девочке исполнилось семь месяцев, у Ники уже дёргался глаз, едва она видела свекровь. Она ещё пыталась наладить с ней общение, думала, что женщина одумается и полюбит долгожданную внучку, но становилось лишь хуже. Вот и сейчас Елизавета Викторовна пришла к ним в гости с определенными намерениями. Она снова сделала глоток чая, а затем заявила:

-Я всё решила, Ника. Нам необходимо провести ДНК-тест. – Выдвинула свекровь предложение в ультимативной форме.

-Чего, простите? – Глаза у Вероники стали по пять рублей от шока. – Зачем это?

-Ну, чтобы мы все были уверены в том, что ребёночек наш, Балыкинский. А не какой-нибудь турецкий Серкан Болат.

-Серкан Болат у вас в голове, мама. – Не на шутку разозлилась и даже обиделась Ника. – Смотрите всякие глупости по телевизору… Вот и на жизнь эти истории проецируете. Наверное, вам скучно, раз так фантазия разошлась.

Свекровь сощурилась, не ожидая от невестки такой дерзости:

-А чего ты так злишься, Ника? Если тебе нечего скрывать, тогда ты с легкостью согласишься на генетическую экспертизу. А вот если будешь упираться, тогда будет и без теста всё ясно.

Вероника клокотала от ярости. Она понимала, что её просто разводят на «слабо», однако все равно пошла на поводу у свекрови.

-Скажите, когда вы получите результаты теста, то успокоитесь, наконец? – Спросила она ледяным тоном. — Может, тогда примите внучку, извинитесь перед нами обеими, да перестанете портить нам жизнь?

Свекровь растянула губы в узкой, неприятной улыбке:

-Только об этом и мечтаю, милая. Я тогда не просто извинюсь, а буду внучку в заботе купать, обещаю.

Ника фыркнула, закатив глаза к потолку:

-Я не уверена только, что Паша согласится на столь бредовую затею. – Произнесла она недовольно.

-О, не переживай, с ним я уже всё обсудила. Он согласен. – Уверила её свекровь, приторно улыбаясь.

Челюсть у Ники отпала, как у героя мультфильма, едва не касаясь пола:

-То есть как? Только не говорите, что вы и Паше мозги запудрили своими россказнями! – Возмутилась девушка, хмуря лоб.

-Зачем мне это? У него же есть глаза, он и сам видит, что ребёнок не от него. Не наша порода, не Балыкинская.

-Так вот оно что… — С горечью произнесла Вероника, покачав головой.

В последнее время Вероника замечала, что муж стал от неё отдалятся. Правда Павел утверждал, что ей это лишь мерещится. Он говорил, что на работе у него крайне много дел. Ребёнка Паша игнорировал. Утверждал, что нянчить младенцев – дело женское. Он же был добытчиком в семье. Даже на прогулки совместные он не выходил, ссылаясь на усталость или занятость. При всем, при этом, хороший сынок выполнял любые просьбы матери. А вот просьбы супруги игнорировал. Он не мог ни заехать за большой и тяжелой коробкой подгузников, ни посидеть с малышкой, если у девушки появлялись дела…

Ей приходилось просить собственных родственников, отца с мамой, или дядю, которые, к счастью, молодой маме не отказывали. Вероника же была так увлечена своей новой ролью, так любила свою дочь, что не придавала большого значения настроению мужа. Она была уверена, что когда малышка подрастет, то все вернется на свои места.

Однако теперь, глядя на довольную свекровь, похожу на кошку, слопавшую канарейку, она поняла, откуда дул ветер неприятных перемен. Она просто настраивала своего сына против родной дочери! Ника даже сама захотела сделать тест ДНК.

«Поставлю его в рамочку и буду гостям показывать, а свекрови в лицо тыкать». – Зло подумала обиженная девушка.

Только вот, когда провели генетическую экспертизу, именно Елизавета Викторовна смотрела на невестку взглядом победительницы. В тот день Павел ворвался в квартиру, красный и свирепый. Его трясло от гнева. Мужчина размахивал результатом теста на ДНК перед лицом супруги, плевался слюной и орал во все горло:

-Ну, что?! Допрыгалась, Клеопатра?! Хорошо в Турции отдохнула?! Права была мать… Пригрел на груди змею…

Бледная и испуганная Ника прижалась спиной к стене. Она не видал таким Павла никогда в жизни. От него ещё и алкоголем разило:

-Паша, ты пьян? – Прошептала она.

-Конечно! На трезвую голову такое нельзя воспринимать! – Заорал он в ответ. – Я почти год растил чужого ребёнка! Да как ты могла!

-Тише, разбудишь Гелю… — Всхлипнув, попросила растерянная Ника.

-Да мне плевать на твою мартышку турецкую! Она мне никто!

Девушка тряслась, как лист осины:

-Объясни мне, что случилось? Не может быть, чтобы…

-А вот и может! – Орал мужчина пуще прежнего. – На, полюбуйся. Я точно не отец этого ребёнка. Надеюсь, у тебя хватит денег на путевку в Турцию, чтобы найти папочку твоего чада?

Дрожащими руками Ника взяла изрядно помятый лист бумаги. Зрение было мутным от слёз, когда она нашла взглядом заветную строчку с результатами.

-Вероятность отцовства равна нулю процентов… — Прошептала она. – Паша, это невозможно. Тут какая-то ошибка.

-Ошибкой было взять тебя в жены! Да ещё поверил, как наивный идиот, что после отпуска сразу смогла ребёнка зачать… — Сокрушался муж, впиваясь пальцами в свои волосы. – Так долго не могли ребёнка сделать, а тут на тебе… Сюрприз. А мне рубашку привезла. Лучше бы шапку какую, чтобы рога прикрыл.

Ника бросилась к мужу, протянула к нему руку, однако он отпрянул и ударил ее по ладони, заставляя охнуть.

-Не тронь меня. – Прошипел он. – Видеть тебя не хочу. Нагуляла ребёнка в отпуске, вот и катись отсюда.

-Но, Паша… Я клянусь… — Попыталась оправдаться растерянная Вероника.

-Грош цена твоим клятвам. – Перебил её супруг. – Манатки собирай, чтобы вас здесь вечером уже не было.

С этими словами он ушёл из квартиры, громко хлопнув дверью, и отправился то ли в ближайший бар, заливать горе, то ли к матери.

Вероника не знала, что ей делать. Однако испугалась оставаться в квартире, зная, что вернётся разгневанный Павел. Девушка собрала свою дочь, да сбежала к маме. Мать её успокоила, как могла.

Ника стала жить у родителей. Спустя неделю, которую Вероника провела в стрессе и депрессии, её мама не выдержала такого зрелища. Бабушка забрала внучку, а дочери велела привести себя в порядок и отдохнуть.

-Лизка приехала в отпуск к матери, вот с ней и погуляй. – Предложила мама дочери.

Лиза работала акушером-гинекологом в столице. Раньше они с Никой были лучшими подругами, ведь жили в одном подъезде на разных этажах. Выслушав печальную историю подружки, Елизавета осторожно спросила:

-А ребёночек-то от Паши?

Ответом ей послужил громкий всхлип и плач:

-Ты что, Лизка, тоже мне не веришь? – Всхлипывала девушка.

-Да я верю! Просто девчонка у тебя, правда, как будто другой национальности. – Задумалась Лиза, протягивая подруге стопку бумажных салфеток. – Не реви, Никусь, чего-нибудь придумаем.

-Да что тут придумаешь… Паша мне не звонит, трубку не берёт. Видеть не хочет. Мать его, наверное, в восторге! А я осталась мамой-одиночкой.

-Знаешь, не думаю, что тебе вообще нужна такая семья. – Заявила Лиза. – Слушай, а ты не хочешь тоже тест сделать? Ну, на всякий случай… А то были у нас в клинике ситуации, что детей в роддомах путали, представляешь?

Конечно, верить в подобное Ника не желала. Однако генетическую экспертизу всё-таки провела. Тогда-то и выяснилась правда: Ангелина не была ребенком Вероники. Сначала Вероника была в шоке. Затем она начала бегать по всем инстанциям и звонить в колокола, пытаясь найти правду и свою дочь. Тогда-то и оказалось, что подружка, тыкнув пальцем в небо, попала в самую суть.

В день, когда Ника рожала, в больнице был наплыв рожениц. Молоденькая уставшая медсестра пеленала всех детей на одном столе. Она-то и перепутала бирки. Спустя время Вероника встретилась с Аделиной, женщиной, одновременно с которой родила дочь. Аделина привезла в коляске маленькую голубоглазую блондинку, совсем не похожую на чернявых родителей, которые были пусть не турками, но татарами. Ника же сразу поняла, что это её дочка.

После долгих юридических проволочек, мамам удалось доказать факт подмены детей и получить новые справки из роддомов. Дети всё-таки вернулись к родным матерям. Даже именами им пришлось поменяться. Наконец-то темноволосая егоза стала Динарой, а спокойная голубоглазая девочка – Ангелиной. Только вот и Ника, и Аделина, уже прикипели душой к обеим малышкам. Поэтому разлучать их не стали. Девушки стали близкими подругами и растили дочек, как двоюродных сестренок. По совету адвоката молодые мамы обратились в суд. Дело они выиграли, получив солидную компенсацию.

Пришёл ли Павел к супруге, узнав о том, что случилось? Нет, не пришёл…

Он приполз на коленях. Паша умолял жену простить его, сокрушался и посыпал голову пеплом. Сначала обиженная его недоверием Ника была непреклонна. Слишком много она пережила без его участия, да и к свекрови возвращаться не желала. Только Паша не перестал ходить к жене и просить прощения. Он очень хотел хотя бы растить дочь и Ника позволила.

Однажды, когда Вероника увидела, с какой нежностью смотрит на свою дочку Паша, то сердце её смягчилось. Их семья снова объединилась. Паша носил супругу и дочь на руках, а вот советов маменьки больше не слушал.

Гордая Елизавета Викторовна долго не появлялась на пороге их дома. Но однажды пришла с огромными пакетами, заполненными детскими игрушками. Сверху одного из них был Оливье из того самого ресторана, в качестве блюда для примирения…

Глаза женщины были полны слёз:

-Прости меня, Ника… Дай внучку увидеть… — Попросила свекровь.

Ника лишь улыбнулась:

-Знаете, мама… Если бы не вы, то вряд ли мы бы нашли свою Ангелину. Теперь же у меня есть две дочери. Так что, спасибо.

Тут-то свекровь и заплакала, обнимая невестку. А Ника вздохнула с облегчением, осознав, что всё, наконец, встало на свои места.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Бабушка в саду
Невестка выгнала свекровь из дома и сменила замки на входной двери

Как только сын уехал в командировку, мы сразу стали сильно ругаться с невесткой. Так получилось, что после их свадьбы с...

Как только сын уехал в командировку, мы сразу стали сильно...

Читать

Вы сейчас не в сети