Гусь зима

Рождественский гусь

Баба Даша просыпалась рано. Простая привычка по жизни. И, хотя уже не было ни большой семьи, ни скота во дворе, а не спалось.

Вторая половина мая. Она наняла Славку, чтобы вскопал ей огород. Всего-то четыре сотки. Парень был немного не в себе, но очень старательный. Она его и картошку сажать звала, и полоть, и окучивать. А уж осенью Славик был вообще нарасхват.

Никогда Дарья парнишку не обижала — платила очень щедро.

Этим утром решила заниматься грядками. Много ли ей надо? Лук, чеснок, морковь да свëкла. Чуть позже пятнадцать корней капусты посадит и всё. Посадочный сезон закончится.

Вынесла в огород большую чашку с луком. Его и чеснок она обрезала и замачивала на ночь. Только протоптала и разборонила грядку, как из-за куста крыжовника послышался писк.

Подумалось — птица на гнезде сидит. Примечала уже несколько лет, как туда-сюда снуëт мелкая птаха. Колючие ветки не дают к ней подобраться котам.

Ан нет. Звук был громче и принадлежал явно кому-то покрупнее. Пошла смотреть. Между кустом и забором ходил по траве гусëнок. Может около недели от роду.

— Боже мой! — всплеснула Дарья руками. — Тебя-то откуда сюда занесло?

Пошла домой, размочила в молоке хлеб. Вынесла в миске. Так и пробыла на огороде часов до десяти утра: она занималась грядками, а кроха, наевшись досыта, дремал в тени куста.

Совесть у Дарьи была больная: взяла гусика и пошла по улице искать его хозяев. Никто не признал потерю.

Деда Гриша вообще выдал мистику:

— Слыш-ка, Дашка, а может ворона где прихватила? Несла в гнездо и обронила. Он вроде-как немного прихрамывает. Теперь у тебя хозяйство будет, — залился едким смехом старый. — Гусь к Рождеству!

Отмахнулась Дарья. А что делать? Не выбрасывать же.

Приблуда оказался гусачком. И на удивление очень умным. Быстро привязался к старушке и всюду следовал за ней по пятам. Жил сначала в терраске, а, когда подрос и коты ему стали не страшны, во дворе — в старой собачьей будке.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Дарья настелила ему туда сухой травы:

— Глянь, какие у тебя хоромы!

За важный вид прозвали его на селе Бароном.

Вырос он и превратился в красивую, крупную, гордую птицу.

Ходил с Дарьей, как собачка, повсюду. А охранял её и того лучше. Теперь уже никакой пёс не мог и приблизиться к его дорогому человеку. И людей подпускал только знакомых.

Всё бы ничего, но приглянулась Барону гусынька из соседнего стада. Заприметила это баба Даша. Может и ненароком, но стала останавливаться возле того дома: то с хозяйкой потрещать, а то и просто на скамеечке в тени рябинки посидеть, дух перевести.

Бился Барон за любимую. С гусаком того стада. Отстоял.

И теперь Серая шейка, как прозвала её про себя бабушка, сама шла ему навстречу. Они сидели в траве поодаль, что-то тихо гогоча друг другу и ласкаясь длинными шеями…

Наступила осень. Выпал снег. Всю птицу закрыли по сараям. И только Барон был свободен. Трудно теперь было бабушке увести гусака с той поляны, где рождалась его любовь. Он протяжно звал любимую и не хотел идти домой…

Установились морозы. Начали бить подворно скот и птицу, заготавливая мясо на зиму.

Барон поселился в маленькую, бревенчатую стайку, где раньше держали поросёнка, на зиму.

Только его было совсем не узнать. Почти не ел, лежал целыми днями. И, когда приходила управляться к нему Дарья, подолгу гоготал, заламывая крылья и заглядывая ей в глаза. А Дарья прятала взгляд. Она знала причину его печали, но не знала, что делать.

Весть о влюблëнном Бароне пронеслась по селу. И, пока люди судили да рядили, заявился к Дарье дед Гриша с гусынькой под мышкой:

— Ваш купец — наш товар! — отнесли Серую шейку к Барону.

Ох и встреча же была! Обвили друг друга шеями и стояли так долго, прикрыв глаза.

— Пойдём, не будем их счастью мешать, — дед прямо сам светился от удовольствия. — Я ж услышал про страсть ихнюю-то и к Танюшке, хозяйке. Мол, так и так — продай гусыньку, не бери грех на душу. Так она задарма отдала. За что тут, говорит, деньги-то брать. Худая, мол, гогочет целыми днями и не ест ничего…

— Ну, пойдём. Я тебе своей наливочки ягодной налью. Не каждый день гусиные свадьбы бывают, — Дарья улыбалась.

— Вот тебе и Рождественский гусь! — дед радостно притопнул валенком в предвкушении угощения.

Оставьте свой голос

110 голосов
Upvote Downvote

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.