Женщина за 50 грустная

Шанс стать другой

Татьяна Петровна сидела за столиком в ресторане в невероятно мягком, удобном кресле и застенчиво, стараясь не привлекать к себе взгляды, осматривала зал.

Как же здесь было красиво. Тёмно-синие витражи изумительно сочетались с золотом и розовым камнем. Жёлтая и синяя подсветки наполняли помещение уютом и придавали ему какое-то таинственное великолепие.

Татьяна Петровна была самой обыкновенной учительницей, работала в государственной бюджетной школе и не привыкла к роскоши. Она вообще плохо разбиралась в теме лакшери, хотя часто слышала это выражение от своих учеников.

Была у Татьяны Петровны ещё одна проблема. В жизни она тоже мало что понимала. У неё никогда не было мужа и собственных детей, вся семья женщины заключалась в её престарелой матери Вере Владимировне, которая жила вместе с ней и постоянно изводила дочь разными претензиями. Ей никогда не нравились женихи Татьяны, не принимала она и её подруг.

— Мама, но мне же нужно с кем-то общаться! — иногда не выдерживала Татьяна.

— Только не с этим сбродом! — вскидывала голову Вера Владимировна. — Постарайся не забывать, что ты из интеллигентной семьи. Твой прадед был известным в своих кругах художником, дед — театральным критиком, отец…

— Мама! — Татьяна умоляюще складывала руки. — Прошу тебя не надо, я с детства всё знаю о своих корнях и по твоей, и по папиной линии. Не начинай всё сначала… Я просто хочу, чтобы ты поняла: я не такая как вы. Я самая обыкновенная учительница. И очень несчастная женщина. Ты так долго перебирала тех, кто хотел быть со мной, что уже никого не осталось. Неужели ты не понимаешь, мама? Мужикам не нужны филологи, не хотят обыкновенную бабу, которая умеет варить борщ и рожать детей.

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне! — обрывала Татьяну Вера Владимировна, а потом, гордо подняв голову и не глядя на дочь, усаживалась с вязанием перед телевизором, включив свой любимый канал Культура.

И вот Татьяне Петровне исполнилось пятьдесят три года. Половина жизни уже прожита и что ждало её впереди, женщина прекрасно знала.

Но вот однажды, совсем недавно, она познакомилась с Андреем. Причём знакомство было совершенно банальным. У Татьяны весь день раскалывалась голова и она с трудом дождалась окончания уроков. А потом решила пройти по набережной, подышать свежим воздухом, ведь возвращаться домой, где её ждала сварливая мать, совершенно не хотелось. Татьяна подошла к парапету и облокотилась на него, глядя, как ветер гонит серые волны. Она и сама не заметила, как с её плеча соскользнул шёлковый платок и только когда сероглазый незнакомец протянул ей его, поняла, что случилось.

— Здравствуйте, — сказал он. — Вы, пожалуйста, простите, что я прерываю ваше одиночество. Но я не мог пройти мимо и не поднять ваш платок. Меня зовут Андрей.

— Спасибо вам, Андрей, — поблагодарила его Татьяна, не в силах отвести взгляд от приятного лица и зовущих серых глаз.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

На вид ему было примерно столько же, сколько ей, может быть, он был старше её на пару лет. Молчание затянулось, и Татьяна поняла это. Она улыбнулась и добавила:

— Я не просто задумалась, я мечтала о том, чтобы кто-нибудь прервал моё одиночество…

— Я очень этому рад, — улыбнулся Андрей. — Позволите мне стать вашим спутником?

Татьяна, замирая от внутреннего восторга, кивнула. Она совсем забыла о головной боли, о плохом настроении и о том, что её дни, скучные и однообразные, так похожи друг на друга.

С первого же дня Андрей раскрасил её жизнь новыми красками и мир стал лучше, и радостней. Андрей ухаживал очень красиво и когда он пригласил Татьяну в ресторан, она изумлённо приподняла брови.

— Андрюша, милый, я никогда не бывала в таких местах. И просто не знаю, что там нужно делать.

— Наслаждаться жизнью, приятно проводить время, общаться… — улыбнулся он её растерянности. — Ну не надо так пугаться, я буду с тобой рядом и ничего плохого не произойдёт.

Татьяна доверилась ему и вот теперь сидела в этом шикарном ресторане и слушала, как Андрей делает заказ. Когда официант отошёл, Татьяна коснулась руки Андрея:

— Послушай, это ведь очень дорого… Может быть нам не следовало сюда приходить?

— Танечка, перестань, — успокоил её Андрей. — Всё в порядке. Мне приятно провести с тобой вечер. И эта обстановка достойная оправа нашего свидания.

— Мне так повезло Андрюша, что я тебя встретила, — улыбнулась Татьяна. — Знаешь, я никогда ещё не была так счастлива как сейчас.

Вечер и в самом деле получился восхитительным. Татьяну впечатляло всё: великолепные блюда, дорогое вино, непривычная, уютная атмосфера лучшего в городе ресторана. И, конечно же, её спутник, заботливый и внимательный Андрей. Он говорил ей столько ласковых слов, так нежно касался её руки. Не сводил с неё глаз.

Но вдруг его взгляд изменился, стал тусклым и испуганным. Татьяна повернулась, чтобы посмотреть, кто произвёл на него такое впечатление, и увидела стоявшую за её спиной разгневанную женщину.

— Так вот, какая у тебя работа! — воскликнула незнакомка, угрожающе сжимая кулаки. — Как ты только посмел изменять мне с этой старой коровой?

— Галина… — тихо проговорил Андрей.

Татьяна вспыхнула, будто ей в лицо плеснули кипятком.

— Кто вы такая? — спросила она.- И что себе позволяете?

— Это вы кто такая, милочка? И что вы делаете здесь с моим мужем?

— Как это, мужем? — побледнела Татьяна.

Потом повернулась к Андрею:

— Андрюша, ты разве женат? Но ты же мне говорил…

— Он вообще всегда много разговаривает! Но теперь буду говорить я! — воскликнула его жена. — Правда не здесь, а дома.

Она подошла к молчавшему мужу, схватила его за руку и вытащила из-за стола, а потом увела вслед за собой, оставив растерянную Татьяну за столиком.

Татьяна не выдержала и расплакалась, закрыв лицо руками. Ей казалось, что мир только что разбился и осыпался у её ног. Но испытания в этот вечер для Татьяны ещё не закончились.

Через несколько минут после унизительного скандала ней подошёл официант и спросил вернётся ли её спутник, и кто будет расплачиваться за ужин. В сумочке Татьяны лежала какая-то мелочь, рублей пятьсот или семьсот и она, прекрасно понимая, что ужин обойдётся гораздо больше, покраснела и пробормотала, чтобы ей принесли счёт. Но когда взглянула на цифры, почувствовала, как ей становится дурно. Она не могла заплатить тридцать пять тысяч, ведь это сумма превышала её зарплату. А у неё даже дома не было пятой части этих денег. Татьяну бросило в жар, она подняла умоляющий взгляд на официанта и покачала головой:

— Я не знаю, что мне делать. У меня ничего нет. Никто даже не одолжит мне такую сумму. Тем более в такой поздний час.

Официант, видимо, привык к подобным историям, а потому что дал вполне спокойным тоном.

— Ну вы же понимаете, что вам в любом случае придётся заплатить? Иначе я буду вынужден вызвать полицию, а это статья о мошенничестве. Если вы знали, что у вас нет при себе необходимой суммы, зачем пришли в такой дорогой ресторан?

— Меня пригласили, — невнятно пробормотала Татьяна.

— Это ваши проблемы, — заявил официант. — Наше заведение скоро закрывается, давайте примем какое-нибудь решение.

— Я не знаю, не знаю, что мне делать, — навзрыд расплакалась Татьяна.

И в этот момент к ним подошёл молодой мужчина в дорогом костюме и с приятной улыбкой на лице.

— Володя, что происходит?

Официант подобострастно склонился перед владельцем ресторана.

— Александр Михайлович, вот дамочка не желает платить. Её ужин обошёлся в тридцать пять тысяч, но она говорит, что таких денег у неё нет. Не знаю, может быть она не умеет считать, но блюда были заказаны довольно-таки дорогие.

Александр Михайлович громко рассмеялся.

— Ну что ты, Володенька, Татьяна Петровна прекрасно считает. Она учительница математики и когда я учился в школе, выпила у меня немало крови.

Изумлённая Татьяна подняла взгляд и встретилась с глазами бывшего ученика, в классе которого была классным руководителем.

— Сашенька, дорогой, тебя не узнать…

Александр усмехнулся:

— Ну что вы, Татьяна Петровна! Я всё такой же, ничуть не изменился. Только теперь, как видите, открыл собственный элитный ресторан. И мне очень приятно, что Вы стали моей гостьей.

Татьяна Петровна мгновенно вспомнила о той некрасивой ситуации, в которой оказалась.

А ещё ей припомнился худенький белобрысый мальчик в больших очках. Когда-то он, Александр, был именно таким. Саша учился очень хорошо, у него были довольно-таки обеспеченные родители и они требовали от сына отличных оценок. Саша старался, как мог, и всё-таки, некоторые учителя завышали ему оценки, в благодарность за подарки от его родителей. Татьяна Петровна знала об этом, но сама никогда так не поступала. Она почему-то считала, что это очень унизительно для учителя продавать собственное расположение. Для Саши это означало только одно. Он был обязан по-настоящему учить математику, предмет, который он терпеть не мог.

Татьяне Петровне казалось, что всё по-другому. Терпеливый и усидчивый мальчик вызывал у неё неизменное желание помочь ему, и она часто оставляла его после уроков, для того, чтобы подтянуть ту или иную тему.

И вот её работа дала прекрасные плоды. Сашка всё-таки стал успешным человеком, как приятно было смотреть на него, модного, стильного. Только с возрастом его взгляд стал колючим и неприятным.

— А у вас, я смотрю, проблемы? — усмехнулся Александр, глядя Татьяне Петровне прямо в глаза.

Она решила от него ничего не скрывать.

— Да, Сашенька, понимаешь… Тут так получилось… Очень неудобно вышло. Одна надежда на то, что ты мне поможешь…

Александр взял счёт, посмотрел на стоявшую внизу сумму и, усмехнувшись, покачал головой.

— Ну, Татьяна Петровна, если я буду разбрасываться такими деньгами перед всеми учителями, дворниками и прочей обслугой, я разорюсь. Так что извините, но помочь я вам ничем не могу. Хотя, если вы будете мыть посуду здесь на кухне, мы с вами будем в расчёте.

Татьяна Петровна смотрела на Александра и не верила своим ушам. Неужели, что он сейчас говорит, это правда. Саша всегда был таким послушным, добрым мальчиком, ласковым и заботливым. Она вспомнила, как он подавал ей пальто, когда закончив занятия, они уходили из школы. Как старательно мыл доску, чтобы угодить ей, как старался занять первую парту, чтобы сидеть поближе. И как за всё это его ненавидели одноклассники, особенно Витя Семёнов, двоечник и задира. Сколько раз Татьяна Петровна вызывала к директору его мать, невзрачную, скромную женщину, которая сама воспитывала своего сына. Отца у мальчика не было. Кажется, Витя никогда его не знал. Татьяна Петровна и сама понять не могла, почему эта семья вызывала у неё такое неприятие. Но ничего с собой не могла поделать.

Почему-то именно сейчас ей вспомнился тот день, когда Светлана Васильевна, мать Вити, заливалась краской стыда на родительском собрании, потому что никак не могла сдать нужную сумму на какие-то школьные нужды. Почти все родители смотрели на неё с презрением, и Татьяна Петровна смалодушничала, не вступилась за Светлану, не поставила на место расходившийся родительский комитет, не одернула кричавших на несчастную женщину других матерей. Она только молча качала головой, всем своим видом показывая, что тоже недовольна сложившейся ситуацией.

На следующий день Светлана деньги принесла. И снова Татьяна Петровна не прониклась к ней участием. Она даже не подумала о том, где та могла взять нужную сумму, может быть продала какую-нибудь мало-мальски ценную вещь или влезла в долги. Какая разница…

Татьяна Петровна никогда не купалась в деньгах и, по сути, жила от зарплаты до зарплаты. Но почему-то не захотела войти в положение Светланы, не посочувствовала ей…

Подумала, что у каждого своя судьба и уж она-то бы никогда так не опозорилась…

И вот теперь Татьяна Петровна сидела за столиком в ресторане, сгорая от стыда и не знала, как перенести это унижение. Неужели ей в самом деле придётся целый месяц мыть посуду в этом ресторане, чтобы отработать долг? На глаза несчастной учительницы снова навернулись слёзы и сквозь их туман она не сразу увидела того, кто подошел к её столику.

– Сколько она должна тебе? – раздался спокойный мужской голос.

– Тридцать пять косарей, – ответил Александр и вдруг растянулся в улыбке. – Ба! Витёк! Сколько лет сколько зим? Смотрю ты в шоколаде… Ну-ну, неплохо… а я думал из тебя ничего путного не выйдет.

Виктор, не слушая Александра, отсчитал необходимую сумму и положил на стол. Официант довольно улыбнулся, заметив, что щедрый незнакомец не пожадничал и на чаевых.

– Всё в порядке, – кивнул он. – Приятного вам вечера. Приходите к нам ещё…

В ушах Татьяны Петровны стоял невероятный гул. Но кто это заплатил за неё? Александр назвал его Витей. Неужели это тот самый Витя Семёнов? Не может быть…

Она хотела что-то ещё сказать, поблагодарить, но слова замерли у неё на губах, а он уже отошёл к своему столику, где его ждала красивая спутница.

Александр, ещё раз усмехнулся:

– Приятно было повидать вас, Татьяна Петровна. Простите, но мне нужно вернуться к делам. А вы отдыхайте…

Она не слышала его слов и ещё несколько минут сидела, не в силах подняться. А потом, на негнущихся ногах, подошла к столику, за которым сидел Виктор.

– Витя… Ты узнал меня?

Виктор встал и подвинул стул, приглашая Татьяну Петровну за стол.

– Конечно, – улыбнулся он. – Простите, я сразу не понял, что происходит, иначе подошёл бы раньше. Знакомьтесь, Татьяна Петровна, – это моя жена Алёна. Алёна, а это мой классный руководитель, Татьяна Петровна.

– Очень приятно, – улыбнулась Алёна. – Мы рады вам, разделите с нами ужин. Я с удовольствием послушаю, каким сорванцом мой муж был в детстве.

– О, да… Родная моя, – рассмеялся Виктор. – Я из тех, отпетых двоечников, с которыми никто не мог справиться.

– Надо же… а сейчас и не скажешь, – Алёна ласково коснулась щеки мужа.

Потом повернулась к Татьяне Петровне.

– Знаете, мне очень повезло с ним.

– Я вижу, вижу, – кивнула учительница.

И вдруг тихие слёзы заструились по её щекам.

– Прости меня, Витенька. Я так виновата перед тобой. Столько раз обижала, а ты всё терпел. И сейчас поступил так благородно. Но ты не переживай, я отдам, я верну. Всё верну. Кредит возьму или что-нибудь ещё.

– Да что вы, Татьяна Петровна, – покачал головой Виктор. – Мне ничего не нужно возвращать. Я же от чистого сердца.

– Значит, ты теперь богат? Ужинаешь в дорогих ресторанах, можешь себе позволить просто так отдать десятки тысяч?

– Нет, нет! – возразил Виктор. – Я обыкновенный сварщик. Правда, работаю на севере, в тяжёлых условиях. Работаю там вахтовым методом. Платят неплохо, но до богатства мне, конечно, очень далеко. А сюда мы пришли, чтобы отметить прекрасную новость: мы с Алёной ждём ребёнка. У нас будет сын, представляете? И, поверьте, я воспитаю его не таким охламоном, каким рос сам.

– А твоя мама? Как дела у Светланы?

– У неё всё хорошо. Знаете, она ведь вышла замуж и очень счастлива. Муж ей попался добрый, хороший. И, в принципе, не бедный. Они часто отдыхают в санаториях, сейчас он увез её на море, в Турцию…

– В Турцию, – эхом повторила Татьяна Петровна и добавила. – Я так рада за вас, ребята… Очень-очень… Будьте счастливы и всегда любите друг друга. А теперь простите, я пойду, мне что-то нехорошо. Разболелась голова от всех этих неприятностей.

– Вам вызвать такси? – спросил Виктор.

– Нет-нет, не волнуйтесь. У ресторана полно таксистов. Кто-нибудь из них отвезёт меня.

Виктор хотел проводить её, но она попросила не делать этого.

– Я чуть-чуть подышу свежим воздухом… Пройдусь по набережной. А вы отдыхайте…

Но Виктор настоял на том, чтобы не оставлять её и не успокоился, пока не усадил в машину. На прощание, Татьяна Петровна взяла его за руку:

– Прости, меня, мальчик… Прости за все… Ты не представляешь, от какого позора ты меня спас…

– Не надо извиняться, Татьяна Петровна, – улыбнулся Виктор. – Я никогда не держал на вас зла.

Татьяна Петровна уехала, и Виктор вернулся к жене. Но едва сел за столик, как к нему подошёл Александр.

– Слушай, Витёк. Я, конечно, всё понимаю, но ты тоже неправ. Эта гадина из нас столько крови выпила, а ты её жалеешь. Такой добрый, да?

– Да нет,– покачал головой Виктор, – обыкновенный. Просто понимаешь, я другой, не такой как ты. Конечно, мне немало доставалось от учителей, но благодаря этому я научился многому, например, отстаивать своё мнение. А ещё видеть, что хорошо, а что плохо. Вот для меня, например, никогда не станет нормальным унижение других людей. Так нельзя. Тебя никогда не унижали, и ты не можешь этого понять. А я всё знаю. Потому что изведал на своей шкуре. Я правду сказал Татьяне Петровне, что не держу на неё зла. Потому что вырос, и многое для меня стало понятным и очевидным. Татьяна Петровна глубоко несчастная женщина, она всегда такой была. И мне жаль её. Такой же она осталась и сейчас. Конечно, как учительницу это её не оправдывает. Но тут уж, как понимаешь, совесть у каждого своя.

– Жалостливые все стали, – усмехнулся Александр. – А мне лично жалко только свои деньги и себя самого. Вот и всё.

– Даже не сомневаюсь в этом, – кивнул Виктор.

Александр вскинул голову и отошёл. Он всегда с презрением смотрел на тех, кто проявлял по отношению к кому-нибудь сострадание. Глупости всё это, банальщина.

Александр вспомнил Марину, девушку, которая когда-то была влюблена в него. Александр усмехнулся. Как она, дочка простой уборщицы могла подумать, что он возьмёт её замуж? Нет, этого никогда не случится. Тогда дурёха прибегнула к обычному способу таких же простушек. Она забеременела.

Александр поморщился, вспомнив, как она плакала, отказываясь от аборта. И теперь где-то воспитывает его сына. Ну и пусть, ему-то какое дело? У него бизнес, он занятой человек и нахлебники на его достаток ему не нужны.

Вдруг, против воли Александра перед ним встало видение: вот он, богатый, но одинокий и разочаровавшийся в жизни смотрит на молодого парня и точно знает, что это его сын. Ему хочется сказать ему что-то доброе, о чем-то поговорить, но парень отворачивается с презрением. И Александр понимает, что сын и в самом деле презирает его. Хочет кликнуть, позвать, но понимает, что не знает имени…

Александр покачал головой, отгоняя неприятные мысли. Конечно, у него так не будет. Ведь он молод и успешен, а это значит, что у него все будет хорошо.

А Татьяна Петровна вернулась домой и на скамейке у подъезда увидела Андрея. Он поднялся к ней навстречу.

– Я ушёл от неё. Хочу всегда быть с тобой. Прости за этот скандал и испорченный вечер. Понимаешь, она – богатая и фактически женила меня на себе. Но я не был с ней счастлив ни дня. Ты – совсем другое дело. Таня, ты меня простишь?

Она вздохнула:

– Я не знаю… Андрей… Это был такой шок…

– Ты не бойся, я всё отдам. Я заплачу. Таня, я приходил в ресторан, хотел заплатить, но ты уже ушла и мне сказали, что тебе помог какой-то парень.

– Да, Андрей. Это мой бывший ученик. И он преподнёс мне такой урок, который я не забуду до конца своих дней.

– Таня, ты простишь меня?

Она шагнула к нему и прижалась лбом к его плечу.

– Раньше бы не простила, а теперь… Да, Андрюша. Прощу. Судьба дала мне шанс стать другой. И я его не упущу…

Вы сейчас не в сети