Парень и девушка деревня сеновал

Страсти деревенские

Елена Николаевна все глаза проглядела, высматривая сына в окно. Он должен был вернуться из армии. Димочка, как она его ласково называла, перед этим отправил сообщение на телефон, когда его нужно ждать. Вот и сидела мать в зале, поглядывая в окно. Мимо проходили люди, занятые своими делами и им явно не было дела до того, что именно сегодня возвращается со службы их односельчанин.

По такому случаю, Елена Николаевна даже отпросилась у начальника фермы. Она там работала дояркой, но платили не так много. Приходилось держаться за счёт подсобного хозяйства. Однако женщина не унывала, надеясь, что сын её не бросит. Хотя и ему, в своё время, тоже приходилось несладко. В деревне ведь считали, что будто она его нагуляла. И даже слухи пускали, чтобы пристыдить. Правда, ни она сама, ни её сын на это не обращали внимания. Мало того, Дмитрий как мог, заступался за свою мать. Он тоже подрабатывал, пастухом, и все заработанные деньги нёс в дом. В школе его пытались дразнить за то, что одевается в поношенные вещи. Они ему от дяди достались и были немного великоваты. Но Дмитрий и здесь вёл себя сдержанно, правда, иногда мог ответить и дать сдачи, если сильно надоедали.

Когда же пришла повестка, он не стал уклоняться или придумывать себе несуществующие болезни. Призыв в армию Дмитрий воспринял, как проверку на прочность. И ушёл служить, пообещав матери вернуться совсем другим человеком. Что интересно, девушка, с которой у него перед армией завязались отношения, не стала ждать и вышла замуж за сына председателя. И только благодаря сослуживцам Дмитрий не совершил греховного поступка. Он ведь хотел застрелиться, когда находился в карауле. Мать об этом знала, потому, что сын привык говорить ей правду. И в сообщениях честно признался, что хотел наложить на себя руки. Но ей удалось убедить его, что жизнь на этом не закончилась. И вокруг есть другие девушки, с которыми можно будет построить семью. Ведь Дмитрий именно этого хотел: он мечтал, что женится, у них родятся дети, минимум двое, сын и дочка, а потом будут вместе их воспитывать и жить душа в душу до самой старости. Этими мечтами он поделился с мамой, и она тогда ему сказала:

— Сынок, нужно верить в себя, и они обязательно сбудутся.

И Дмитрий верил, надеялся и ждал, что когда-нибудь и на его улице будет праздник. Во всяком случае, он уже не переживал по поводу того, что любимая девушка переметнулась к другому парню. А, может, он просто внушил себе, что не думает об этом?

В общем, пока не понятно было, что происходит в его душе. И всё встанет на свои места, когда он вернётся домой, к привычной для него жизни и станет снова обычным гражданским человеком.

Посмотрев на часы, Елена Николаевна вдруг почувствовала внутри тревогу.

«Может, с ним что-то случилось по дороге,» — подумала она, и стала собираться.

Она уже хотела бежать на остановку, чтобы там встретить сына, но неожиданно Дмитрий показался из-за поворота и у неё, словно отлегло от сердца.

На удивление, проходивший мимо тракторист с женой радостно замахал руками и даже обнял её сына. Надо же, а ещё год назад и руки не подавал, как будто Дмитрий был ему чужим. С замиранием сердца Елена Николаевна смотрела за тем, как Дима с ним разговаривает. Несколько минут они стояла прямо на дороге и о чём-то оживленно беседовали. Наконец, общение закончилось, и сын направился к дому.

Не в силах больше себя сдерживать, Елена выскочила за калитку и со слезами на глазах кинулась к Дмитрию. Тот тоже всплакнул и с улыбкой на лице, обняв мать, громко произнёс:

— Ну, вот я и вернулся, а ты переживала.

— Да как же мне не переживать, сынок, ведь ты моя кровиночка, — еле сдерживаясь, чтобы совсем не разрыдаться, отвечала мать.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Теперь я дома, мам, — ещё крепче обняв её, Дмитрий, бодрой походкой прошёл в дом.

Внутри было ещё уютней, чем год назад. Наверное, это долгое отсутствие сказывалось. И Дмитрий даже в первую минуту подумал, что не к себе пришёл. Но нет, кухня все та же, да и его комната не изменилась. На стенах висели детские фотографии, а в углу стояла аккуратно заправленная кровать. Елена Николаевна всё это время следила за тем, чтобы здесь был порядок. Иногда заглядывали соседки, но она их в комнату сына никогда не пускала. Для неё это была святыня, и нельзя было ничего нарушать.

Воспитывая в одиночку ребёнка, Елена Николаевна привыкла к тому, что никого и близко нельзя впускать в свою душу. Ведь люди способны сначала её согреть сладкими словами, а потом туда же и плюнуть. Не могла она себе этого позволить. И так слушала всякие россказни по поводу её сына, так не хватало ещё, чтобы и в доме продолжалась эта вакханалия.

Отца Дмитрий никогда не знал, даже представления не имел, как он выглядит. Мать намеренно избавилась от его фотографий, чтобы сын не пытался сравнить себя с ним и искать какие-нибудь сходства. Она хотела, чтобы Димочка был больше похож на неё. В принципе, всё так и вышло: с годами красота Елены проявилась в сыне. Он возмужал после армии, а вот яркая улыбка, черные волосы и карие глаза только усиливали эффект притягательности.

Заглянув в зал, Дмитрий увидел богато накрытый стол:

— Мама, ну ты просто волшебница, — расплылся он в улыбке. – Ты так много чего вкусного приготовила, даже мой любимый холодец.

Елена раскраснелась, но нашла, что ответить:

— Сынок, да разве же я могла встретить тебя с пустым столом. Конечно же, приготовила всё, что ты любишь. А ещё и пирог испекла, из лесных ягод, как тебе всегда нравилось.

Дмитрий тщательно вымыл руки и сел за стол. И первым делом попробовал холодец. Закатив глаза от удовольствия, он покачал головой:

— Домашняя еда, как же мне её не хватало. Кстати, мам, а как насчёт работы на ферме? У вас там работники не требуются?

— Пока нет, сыночка, всех хватает, — грустно ответила Елена. – Но можно и в механизацию устроиться. Там сейчас новые трактора и машины пригнали, а ты в них неплохо разбираешься.

— Мам, но это же…- запнулся Дмитрий и отвернулся в окно.

— Я понимаю, сынок, что тебе это неприятно. Но ничего не поделаешь, либо же, в город податься и там искать работу.

Реакция Дмитрия была вполне объяснимой: механизацией заведовал председатель. И это его сынок увёл у него любимую девушку. Получалось, что ему придётся идти на поклон к отцу соперника. Но теперь уже и не соперника, ведь Нина, бывшая невеста, вышла за него замуж. Всё законно, как говорится, и силком её обратно не вернешь.

Подумав над этим, Дмитрий решил на несколько дней взять паузу, чтобы выбрать правильное решение.

— Вот и молодец, сынок, отдохни, поработать ты всегда успеешь, — с облегчением проговорила мать.

Елена не хотела, чтобы её сын спешил с выводами. Ему и так в своё время доставалось, нужно и меру знать. И когда Дмитрий заявил, что поедет в город к друзьям, она его спокойно отпустила.

Там он навестил своих старых приятелей, которые недавно перебрались из деревни. Они предлагали ему остаться и работать на заводе, но Дмитрий отказался. Не мог он бросить мать, тем более что только вернулся из армии. А что касается несостоявшейся любви, то друзья посоветовали ему забыть Нину и не терзать свою душу. Она сама сделала свой выбор и пусть будет счастлива.

С этими мыслями Дмитрий через два дня приехал домой. Он уже не грустил при упоминании имени бывшей девушки. Елена Николаевна, грешным делом, подумала, что сын озлобился. Но нет, он успокоил её тем, что сказал:

— Я должен себя уважать и не быть слабохарактерным мужчиной.

— Это ты, верно, подметил, — ответила мать. – И я не для того тебя растила, чтобы ты впадал в депрессию по каждой поводу. Вокруг так много интересного, а ты ходишь, словно холодной водой облитый. Возьми себя в руки, подумай о том, что тебя ждёт впереди, и смелей иди к намеченной цели.

Дмитрий так и сделал, и на следующий день, посвежевший и отдохнувший, пришел в контору к председателю. Тот с кем-то разговаривал по телефону, и ему пришлось немного подождать. После того, как председатель повесил трубку, он радостно улыбнулся и, указав рукой на стул, произнёс:

— Дмитрий, как я рад тебя видеть. Проходи, не стесняйся, чувствуй себя, как дома.

— Спасибо, Виктор Петрович, — ответил парень и присел на стул.

— Ну, рассказывай, как служилось в армии? – председатель вышел из-за стола и подошёл к нему.

— Почти, как в деревне, только больше гоняли, — весело ответил Дмитрий, приняв тон председателя за дружескую беседу.

— Отлично, я знал, что ты со всеми справишься. Постой, а ты часом, не по поводу работы пришёл?

— Да, именно по этому поводу, Виктор Петрович.

— Тогда у меня для тебя есть хорошая новость, — продолжил председатель, — можешь работать в механизации на грузовой машине. Но сразу хочу предупредить, что ЗИЛ не новый и придётся потрудиться, чтобы привести его в рабочее состояние. Но ты ведь парень сообразительный и тебе не составит труда вдохнуть в машину новую жизнь.

Дмитрий согласно кивнул головой. Ещё перед армией он успел получить права, а потом и на службе всё свободное время проводил с машинами. Командование части определило его к механикам, и там Дмитрий набирался опыта. Вернувшись за стол, председатель достал из ящика какую-то папку:

— Так, посмотрим, какой ЗИЛ тебе отдать. А, вот, сейчас выпишу на твоё имя документы, а вечером снова ко мне зайдёшь, чтобы подписать трудовой договор.

— Хорошо, Виктор Петрович, — ответил Дмитрий, забрал документы и вышел из кабинета председателя.

Не теряя ни минуты, он прямиком направился в механизацию. Видимо, Виктор Петрович уже позвонил начальнику гаража и тот ждал парня у входа…

— Приветствую нового работника, — протянул он ему руку. – Меня зовут Евгений Михайлович и это моя вотчина.

— Здравствуйте, а я Дмитрий, — вежливо поздоровался парень. – Но мне казалось, что здесь всем председатель заправляет?

— Всё верно, он хозяин, а я управляющий, — ответил Евгений Михайлович. – Да ты не тушуйся, тебе от этого, ни холодно, ни жарко. Какая разница, кто будет поручения выдавать. Ты же не из пугливых людей, верно?

— Нет, с чего вы взяли? – вопросом на вопрос ответил Дмитрий.

— Да так, на всякий случай спросил. Ну, ладно, идём смотреть машину.

Начальник гаража взял у него документы и тоже поставил в них подпись. Затем они прошли через все здание и в самом конце остановились возле разбитого грузовика.

— Вот, это теперь твой транспорт, — весело произнес начальник, показывая рукой на груду металла.

Дмитрий тяжело вздохнул, но взял себя в руки и спокойно ответил:

— Прекрасно, значит, будем на ней работать.

Он видел, что в гараже есть и другие машины. И выглядели они намного лучше, чем этот потрёпанный ЗИЛ. Однако председатель именно его доверил Дмитрию. С чего бы такая нелюбовь к нему?

Размышляя об этом, он так и не смог найти ответ. Скорее всего, что правда кроется в отношениях между сыном председателя и бывшей девушкой Дмитрия. Виктор Петрович не мог не понимать, что рано или поздно всё равно возникнет конфликт. Поэтому и отдал в распоряжение парня разбитую машину. Пока он с ней будет возиться, у него не останется времени на личную жизнь. И не появится желание выяснять отношения с Олегом. Так звали сына Виктора Петровича, к тому же, он часто появлялся в конторе своего отца. Тот назначил его снабженцем по запчастям. Но в тоже время, практически сам выполнял всю работу. А сынок, тем временем, катался в город и там развлекался с дружками.

Свой первый рабочий день Дмитрий посвятил тому, что изучил все поломки в машине. Ему нужно было определиться, что требуется заменить и в какие сроки. Несколько раз подходил начальник и спрашивал, как продвигаются дела. На что Дмитрий сдержанно отвечал:

— Если не будете меня отвлекать, то я быстрее закончу ремонт.

— Хорошо, как скажешь, — разводил руками Евгений Михайлович. – Только потом не забудь составить список по запчастям. Я его передам Олегу, чтобы он заказал и привёз.

Надо же, а начальник так спокойно говорит о сыне председателя. Такое впечатление, будто вообще не знает всей подоплеки взаимоотношений между ними.

«А может и вправду не в курсе?» – подумал Дмитрий.

Во всяком случае, этого не стоило исключать. Ведь он пока не так близко знаком с начальником, чтобы делать какие-то выводы. Время покажет и вскоре всё встанет на свои места.

Восстановление старого грузовика оказалось нелегким делом. Но Дмитрий не сдавался, понимая, что другую машину ему всё равно не дадут. Значит, придётся эту доводить до ума и на ней работать.

Близился конец рабочего дня, когда у него, наконец-то, на руках появился примерный список запчастей. Увидев, что нужно купить, Евгений Михайлович даже присвистнул:

— Ничего себе, ты, наверное, решил танк из него собрать. Ладно, отдам Олегу, пусть покупает.

Дмитрий рассчитывал, что сын председателя сам придёт в механизацию. Но тот не появился, вместо этого начальник ему на дом повёз список. Вот, как уважали и ценили, а может, просто боялись Олега. Но ничего, настанет время, и он сможет с ним поговорить. Не смотря на то, что, казалось бы, Нина в прошлом, парень всё равно желал реванша. Нет, не разборок, а просто мужского разговора. Ему просто хотелось узнать, было ли решение Нины выйти за него замуж от всего сердца и по доброй воле.

Так и не дождавшись Олега, Дмитрий посмотрел на часы и стал собираться домой. Но не успел он выйти из гаража, как тут же, столкнулся с председателем.

— Подожди, Дима, не уходи, мне нужно с тобой поговорить, — взяв его за руку, произнёс Виктор Петрович.

— Я вас слушаю, — непонимающе ответил Дмитрий.

— Ты понимаешь, Дима, тут вот, какое дело, — неуверенно начал председатель. – Я люблю своего сына и хочу, чтобы у него всё было хорошо. Сейчас он живёт с Ниной. И мне крайне важно, чтобы никто не вмешивался в их отношения. Что скажешь, могу ли я на тебя рассчитывать?

— Не понимаю, о чём это вы, Виктор Петрович, — решил отмахнуться от него Дмитрий.

— Да, ладно, не делай вид, как будто между тобой и Ниной ничего не было.

— Именно так, мы с ней просто встречались. Я хотел сделать ей предложение, но не успел, меня в армию призвали.

— Ну, вот и хорошо…, — и произнёс председатель, но тут же, себя поправил, — значит, никто и никому не обязан. У тебя не получилось на ней жениться, а мой сын смог. Так давай же порадуемся за их счастье, и не будем устраивать сцен разборок.

— А я и не собирался этого делать, — буркнул Дмитрий.

— Молодец, я в тебе и не сомневался, — похлопал его по плечу председатель и вышел из гаража.

Дмитрий посмотрел в его сторону и едва сдержался, чтобы не крикнуть слова недовольства.

Закрыв гараж, через 15 минут он был уже дома. Елена Николаевна приготовила ужин и ждала сына с работы. И как только он переступил через порог, принялась за ним ухаживать.

— Давай я вещи в стирку уберу, — мама забрала у него грязные брюки и рубашку.

— Спасибо, чтобы я без тебя делал, — улыбнулся Дмитрий.

— Да ничего, сам бы постирал, — пошутила Елена. – В армии-то никто же этого не делал?

Переодевшись в чистые вещи, Дмитрий прошёл к столу:

— Мам, а я сегодня с председателем по душам разговаривал.

— Этого ещё не хватало, — недовольно произнесла Елена. – И о чем же вы с ним беседовали?

— Да так, о жизни, о том, как его сыну хорошо с моей Ниной, — Дмитрий едва не заплакал и даже отшвырнул от себя ложку.

— Димочка, ну мы же с тобой договорились, что ты о ней не будешь вспоминать, — жалобно взмолилась мать и обняла своего сына.

— Я пытаюсь, мам, вот, честное слово пытаюсь, — всхлипывал Дмитрий. – И если бы председатель не завёл об этом разговор, то ничего бы и не было.

— Всё, успокойся, мой хороший, лучше поешь, — Елена пододвинул к нему тарелку с борщом.

— Что-то у меня аппетита нет.

— А ты пересиль себя, — стояла на своём мать.

— Ну, хорошо, постараюсь, — ответил Дмитрий и принялся, есть наваристый борщ.

Он любил его больше всего на свете. И когда мама готовила, хвостиком крутился на кухне.

— А больше он ничего тебе не говорил? – осторожно спросила Елена.

— Нет, только просил не мешать счастью его сына, — уже без слез ответил Дмитрий.

— Вот и правильно, чужая семья — потёмки. Пусть живут, а ты ещё найдёшь себе хорошую девушку.

Дмитрий в этом и не сомневался, но мысли о Нине не давали ему покоя. Хоть и обещал матери, что больше не будет о ней вспоминать, однако не мог этого сделать. И это притом, что она его предала, не дождавшись из армии. В тоже время, до сих пор непонятно, почему именно за Олега Нина решила выйти замуж. Ведь в их деревне есть и другие парни, и не хуже сына председателя. Но именно его она выбрала в качестве мужа.

Так и не найдя на этот вопрос ответа, Дмитрий решил, что действительно не нужно вмешивать в их жизнь. Если решили быть семьёй, то, как говорится, флаг им в руки. А он и вправду, возьмёт и познакомится с другой девушкой. Вот, только особого-то выбора и не было. Практически все молодые барышни в городе, а здесь остались взрослые женщины с детьми. Не с ними же он будет строить отношения?

Через несколько дней запчасти на машину были доставлены. Дмитрий пришёл в гараж и увидел возле ЗИЛА коробки, а рядом начальника. Тот довольно потирал руки.

— Принимай, Димка, всё для тебя, — радостно произнёс он.

— Надо же, так быстро, а я думал, что как минимум месяц придётся ждать, — сконфуженно ответил Дмитрий.

— Если честно, то я и сам удивился, когда увидел новые запчасти, — почти шепотом произнёс Евгений Михайлович. – Вот, не поверишь, но у нас был старый комбайн, так на него три месяца ничего не привозили. Чего я только не делал: и служебные записки писал председателю, и останавливал работы в поле, чтобы до него дошло.

— И что, он отреагировал? – поинтересовался Дмитрий.

— Как бы, не так, всё время находил причины, чтобы не покупать запчасти, — ответил начальник. – А тут прямо раздобрел, и ради чего!? Ради этого старого ЗИЛА. Ничего не понимаю, что с ним происходит.

— А я, кажется, догадываюсь, — задумчиво ответил Дмитрий, но дальше рассказывать не стал.

Он пока ещё не доверял начальнику, боялся, что тот на стороне председателя и всё ему передаст. Нет, тут нужно было действовать осторожно, чтобы не навредить. Странным было и то, что Олег сам не передал ему запчасти. По идее, он должен был предоставить на них сопроводительные документы. Однако всё оказалось у начальника. Евгений Михайлович взял с него роспись, что тот получил заказ.

Осмотрев коробки, Дмитрий понял, что здесь есть всё необходимое. Мало того, привезли даже с запасом, видимо, чтобы он не отвлекался. И теперь понятно, почему председатель так старается. Он просто не хочет, чтобы Дмитрий сталкивался с его сыном. Но деревня-то маленькая и всё равно они когда-нибудь встретятся. И вот там уже никто не поможет, если возникнет ссора. Что Виктор Петрович мог предпринять в этом случае, одному богу было известно. Своими планами он с Дмитрием не делился, делая вид, что его всё устраивает…

Целую неделю Дмитрий потратил на то, чтобы починить машину. Он домой приходил, когда мать уже спала. Но она всегда оставляла на столе ещё теплый ужин. Ей ведь тоже доставалось на работе: суровый начальник фермы требовал больших удоев. А как их добиться, если питание бурёнок скудное? Вот и приходилось вертеться, как уж на сковороде. К тому же, платили сущие копейки. Но в деревне другую работу и не найти…

Однажды Дмитрий пришёл в гараж, намереваясь выехать на ЗИЛе проверить ходовую ЗИЛа, а его там ждал председатель. Он сидел за одним столом с начальником.

— Доброе утро, Дима, — поздоровался он и протянул ему руку.

— Доброе утро, — ответил Дмитрий. -Ты присаживайся, как говорится, в ногах правды нет, — весело пошутил председатель. – Я смотрю, что машина-то практически на ходу?

— Да, почти, я как раз сегодня хотел её проверить, — ответил Дмитрий.

— Отлично, тогда проверяй и через час я жду тебя в своём кабинете.

Председатель ушёл, а начальник, встав из-за стола, строго произнёс:

— Тщательней готовь машину, Димка, похоже, что тебе предстоит дальняя дорога.

— Что это значит, Евгений Михайлович?

— Как я понял, нужно будет возить кирпич в район, — сухо ответил начальник. – С тобой поедет Олег, так что будет не скучно.

Дмитрий округлил глаза, когда это услышал. Он не мог поверить в то, что председатель решился отпустить своего сына вместе с ним. А ведь неделю назад просил держаться подальше. Что это могло означать? Нет, ну понятно, что Олег снабженец, и он обязан следить за транспортировкой материалов. Но ведь можно же, было и другого человека отправить? Похоже, что председатель что-то задумал. Вот, только что именно, чтобы заранее подготовиться.

Было предположение, что таким образом Виктор Петрович хочет проверить, сдержит ли своё слово Дмитрий. Он же обещал не вмешиваться в личную жизнь его сына. Тогда понятно, к чему эти кошки-мышки, и здесь, главное, не показать свои эмоции. Не хватало ещё без работы остаться, тем более что председатель потом ему житья в деревне не даст.

Поездку в район запланировали на следующий день. Так что Дмитрий спокойно мог подготовить машину. Вечером, когда пришёл домой, он радостно рассказал обо всем матери. Выслушав сына, Елена Николаевна сдержанно ответила:

— Смотри, сынок, не лезь на рожон. Веди себя так, будто ничего не произошло. Это твоя работа, а все личные проблемы нужно оставить при себе.

— Я знаю, мама, тем более что и не собирался с ним ругаться,- спокойно ответил Дмитрий.

— Ну, вот, наконец-то ты стал понимать, что не всё потеряно. Садись ужинать, а то я сильно устала, как бы носом за столом не стала клевать.

Елена и вправду выглядела неважно: под глазами мешки, кожа на лице сморщилась, а состояние было такое, будто ее несколько раз перекрутили и выжали. Дмитрий обнял мать за плечи и произнёс:

— Я всё сделаю для того, чтобы ты больше не мучилась на этой ферме.

Сын доярки говорил так уверенно, будто знал, что нужно делать. И в этом ему действительно не занимать.

С малых лет Дмитрий приучился всего сам добиваться. Даже в армии не пресмыкался, а строго выполнял приказы. Вот и сейчас, когда понадобилось починить разбитый грузовик, он не стал нудить, что это невозможно, лучше на металлолом сдать. Просто взял и отремонтировал, не жалея собственных сил. Однако его за это никто не похвалил, только выдали очередное задание. Но и тут Дмитрий не спасовал. Он же понимал, что по головке гладить не будут. И слов похвалы вряд ли дождётся. Деньги на блюдечке не принесут, их нужно заработать. Под эти мысли он наскоро поужинал и стал собирать посуду со стола. Мать хотела сама это сделать, но Дмитрий отправил её отдыхать.

— Иди, мам, я всё сделаю. Ты лучше ложись спать, а то у тебя такой вид, что ещё немного и упадёшь.

Елена послушалась сына и ушла в свою комнату. А Дмитрий, тем временем, убрал со стола и перемыл всю посуду.

Уже в кровати, глядя в потолок и слушая музыку в наушниках, он продолжал размышлять о том, что же председатель, всё-таки, задумал. Ну, не мог Виктор Петрович просто так, с легким сердцем, отправить вместе с ним своего любимого и дорогого сына. Значит, нужно будет по ходу определиться, к чему готовиться. Возможно, что предстоит серьёзный разговор с Олегом…

На следующий день Дмитрий раньше, чем обычно, пришёл в гараж. Он намеревался ещё раз осмотреть ЗИЛ, чтобы потом в дороге с ним ничего не случилось. И пока возился под машиной, не услышал, как скрипнула дверь и кто-то вошёл. Только ноги увидел, когда в очередной раз повернул голову. Пришлось вылезать, чтобы поздороваться, ведь Дмитрий подумал, что это начальник пришёл. Однако перед ним стоял Олег и ехидно улыбался.

— Ну, привет, дружище, — протянул он ему руку, как ни в чём не бывало.

— Привет, — ответил Дмитрий, но руки не подал.

— Ладно, перейдём сразу к делу, — начал Олег. – Нужно будет сделать несколько рейсов в район, чтобы отвезти кирпич. Что скажешь, выдержит машина, ты её хорошо отремонтировал?

— Лучше и не бывает, — злобно ответил Дмитрий. – А у нас что, где-то поблизости кирпич производят?

— Почти, заводи машину, сам всё увидишь, — уклончиво ответил Олег.

Выехав из гаража, Дмитрий направил грузовик в ту сторону, куда указал снабженец. Они долго петляли, пока не оказались на строительной площадке. Похоже, что здесь собирались построить новый коровник. Скомандовав остановиться, Олег вылез из грузовика и пошёл к стопкам кирпича, что ровными рядами стояли возле ангара. Их совсем недавно сюда привезли, потому, что ещё упаковку снять не успели. Дмитрий стал наблюдать за тем, что же дальше будет. Олег проверил целостность упаковки и стал кому-то звонить. Затем вернулся к машине и произнёс:

— Придётся немного подождать, кран задерживается.

— Как скажешь, я никуда не тороплюсь, — ответил Дмитрий.

Через полчаса на площадку приехал кран. Дмитрий развернул грузовик так, как ему сказали. Вместе с крановщиком приехали грузчики, они сами его установили, и стали аккуратно цеплять стропами поддоны с кирпичами. В кузов без помех вошло три пачки. После этого Олег что-то сказал крановщику, и залез обратно в кабину грузовика.

— Едем, нам ещё надо успеть до темноты весь кирпич вывезти.

Дмитрий завёл машину, и они поехали в сторону районного центра. Всю дорогу они молчали, как будто им не о чём было поговорить. И только когда кирпич на какой-то базе разгрузили, Дмитрий, всё же, не выдержал и спросил:

— Как у вас с Ниной?

— Не поверишь, всё нормально, — коротко ответил Олег.

— Хорошо, рад за вас, — произнёс Дмитрий. – А почему мы именно сюда привозим кирпич?

— Дело в том, — замялся Олег, — что это некондиционный кирпич. – Я его сам заказывал и недосмотрел. Вот теперь возвращаю, чтобы потом нормальный кирпич заказать.

Ответ был более чем исчерпывающий и Дмитрий больше не стал задавать подобные вопросы. В принципе, это было не его дело, куда и зачем возить кирпич. Как говорится, посадили за руль, будь добр крути баранку и помалкивай. К тому же, Дмитрий вообще не хотел совать свой нос в чужие дела.

В течение дня они перевезли все поддоны с кирпичом. И что интересно, Олег всякий раз получал за них солидные деньги. Дмитрий ещё подумал, что это, наверное, возврат за бракованный материал. И не поинтересовался, а когда нужно будет ехать за качественным кирпичом. Ведь на этой же машине придётся возить. Он решил, что пусть у Олега голова болит. В конце дня тот отсчитал ему несколько купюр:

— Держи, ты их честно заработал.

— Но ведь зарплата только через месяц? – настороженно спросил Дмитрий.

— Я знаю, а это просто небольшая премия за оперативность.

Взяв из его рук деньги, Дмитрий убрал их в карман. Вечером он отдал их матери.

— Не знаю, за что, но меня сегодня щедро отблагодарили.

Елена Николаевна посмотрела на деньги и произнесла:

— Странно, но Олег никому просто так не платил. Насколько мне известно, он только забирал, если была возможность. Он же весь в отца и не упустит шанс, чтобы бесплатно поживиться.

— Что это значит, мам?- испуганно спросил Дмитрий.

— А то и значит, что пользуется любой возможностью, чтобы набить карманы, — ответила Елена. – Виктор тоже постоянно промышляет, только ленивый человек в нашей деревне об этом не знает. Думаешь, просто так он через три дня купил запчасти к машине?

— Да нет, я думал, что он хочет меня загрузить, чтобы я о Нине не думал, — неуверенно ответил Дмитрий.

— Ну, это тоже, но самое главное, что он решил снова заработать, — резюмировала мать. – И чует моё сердце, что и тебя они хотят вовлечь в свои серые схемы.

Дмитрий не поверил, думая, что мать тем самым хочет просто оградить его от безрассудных поступков. Ведь он обсуждал с ней, что хочет серьёзно поговорить с Олегом. Вот она, наверное, и решила зайти с другой стороны, открывая темные стороны председателя и его сына. Нужно было подождать, чтобы во всём разобраться. Поспешные решения ни к чему хорошему не приводят, именно так подумал Дмитрий и отказался от разговора с Олегом.

А тем временем, Елена Николаевна сама вздумала побеседовать с председателем. Она хотела потребовать от него, чтобы тот не использовал ее сына, как темную лошадку. И только Елена подошла к двери кабинета, как оттуда донеслись странные слова:

— Я же тебе сказал, чтобы ты всё на него списал.

Это был голос Виктора Петровича, а в ответ кто-то грозно произнёс:

— Что хочешь, проси, а вот этого я делать не буду. Он нормальный парень и отлично в машинах разбирается. Вон, разбитый ЗИЛ починил, до которого ни у кого руки не доходили. Скажешь, что этого мало?

— Да, причём здесь ЗИЛ? – злился председатель. – Мне нужно, чтобы ты с кирпичом всё решил.

— Нет, я не стану этого делать, — ответил мужской голос. – Вы с Олегом всё это затеяли, вам и разгребать. А будешь на меня давить, расскажу Димке, каким боком Нина стала женой твоего сына.

У Елены едва ноги не подкосились, когда все это услышала. Ещё бы немного и она бы рухнула на пол. И тогда бы привлекла к себе ненужное внимание.

Выйдя из здания администрации, Елена поспешила домой. Она решила, что пришло время рассказать сыну всю правду…

Непростую историю с замужеством Нины практически вся деревня знала. Только односельчане молчали, потому, что недолюбливали их семью. Долгие часы ожидания тянулись, казалось, целую вечность. Елена чувствовала угрызения совести из-за того, что ничего не рассказала. Но она просто не могла этого сделать. Вернее, хотела, когда Дмитрий только из армии пришёл, но потом он затеял тот разговор с Олегом, и ей пришлось на время забыть о своем благородном поступке. Теперь же, после того, что она услышала за дверью кабинета Виктора Петровича, её ничто не могло остановить. Пусть лучше сын услышит правду от матери, чем от чужих людей. Он ведь возненавидит её, если узнает, что она была в курсе.

Ближе к 9 часам вечера стукнула калитка, и на пороге показался Дмитрий. Он выглядел уставшим, но не встревоженным. Похоже, что тот, с кем разговаривал сегодня председатель, пока ничего не сообщил её сыну.

— Кушать будешь, милый? — осторожно спросила она.

— Да, мама, что-то я здорово проголодался, — устало ответил Дмитрий.

— Тогда вымой руки и садись за стол, — скомандовала Елена.

И пока сын полоскался перед умывальником, она накрыла на стол. Дальше оставалось выбрать момент и всё рассказать. Но как это сделать, чтобы сын потом ничего не натворил? Елена решила, что поставит ему условие: никаких разборок.

Дмитрий присел за стол и, посмотрев на мать, осторожно спросил:

— С тобой всё в порядке?

— Да, всё нормально, сынок, а что!?

— Просто у тебя вид такой, будто ты чем-то обеспокоена.

— Если честно, то да и я бы хотела с тобой серьёзно поговорить, — выдохнув с облегчением, произнесла Елена.

— Ладно, тогда я пока буду ужинать, а ты говори, — согласился Дмитрий и взял в руки ложку.

— Знаешь, ты как-то рассказывал, что хотел бы на полном серьёзе побеседовать с Олегом.

— Ну, да, только я отказался от этой затеи. Нине, видимо, хорошо с ним, раз она даже со мной не здоровается.

— Не поняла, что это значит? – взволнованно спросила Елена.

— Мам, ну ей-богу, что ты как маленькая, — улыбнулся Дмитрий. – Мы же все в одной деревне живём. И неужели же ты думаешь, что я не вижу Нину? Почти каждый день она проходит мимо механизации. Недалеко расположена администрация, наверное, Олега навещает.

Тяжело вздохнув, Елена придвинула свой стул к Дмитрию и продолжила:

— Я хочу сказать тебе, что Нина не по доброй воле вышла замуж за Олега.

— Это как, он поставил вместо неё подпись в ЗАГСЕ?

— Нет, просто Олег взял её силой, если ты понимаешь, о чем я, — тихонько ответила Елена.

— Так он что, изнасиловал Нину, — прокричал Дмитрий.

— Тише ты, а то соседи услышат, — взмолилась Елена. – Этого я не знаю, но люди поговаривают. Свечку ведь никто не держал, а сказать можно, что угодно.

— Теперь я понимаю, почему она не хочет со мной разговаривать, — задумчиво произнёс Дмитрий. – Нина думает, что я всё знаю и ей просто стыдно ко мне подходить. Но ничего, Олег за всё заплатит, никакой пощады ему не будет.

Елена поняла, что нужно выдвигать условия:

— Сынок, я рассказала тебе это не для того, чтобы ты лез разбираться. Пообещай, что ничего не сделаешь Олегу.

Опустив голову, как нашкодивший ученик, Дмитрий еле слышно произнес:

— Постараюсь мам, ни ничего обещать не буду…

Несколько дней Дмитрий и вправду держался. Он старался избегать Олега, чтобы лишний раз себя не заводить. Ему было неприятно смотреть на этого человека, зная, что тот, возможно, надругался нал его любимой девушкой. И Нина, боясь людского осуждения и позора, против своей воли вышла за него замуж. А он, не выяснив всех обстоятельств, записал её в предатели. И друзьям своим рассказал, как она с ним поступила.

Дмитрию больших трудов стоило сдерживаться. Он даже просил у начальника поездки в район, чтобы только не столкнуться с Олегом.

Но однажды не стерпел и когда сын председателя пришёл к нему с какими-то обвинениями, схватил того за грудки и начал трясти. Олег болтался в его крепких руках, как тряпичная кукла. Назревала ситуация, что они вот-вот подерутся. Но в этот момент в гараж зашёл Евгений Михайлович. Дмитрий успел только пару раз ударить Олега по лицу. Пришлось его отпустить и сделать вид, что ничего не происходит.

— Как это понимать, Димка?! – закричал на весь гараж начальник.

— Я вам сейчас всё объясню, — начал Дмитрий, но Олег его перебил:

— Не слушайте этого парня, он просто с ума сошёл. Смотрите, что с моей рубашкой сделал? А на лице теперь синяки будут.

Евгений Михайлович подошёл к Дмитрию и потребовал объяснений. И тот ему рассказал всё, как было, и что он узнал. Покачав головой, начальник повернулся в сторону Олега:

— По сути, Димка прав. Парень защищал честь своей любимой девушки.

— Она моя жена и точка, — злобно прошипел Олег. – И мы ещё посмотрим, кто окажется прав.

— Вздумаешь отцу жаловаться, я расскажу, куда надо, о ваших тёмных с ним делах, — предупредил его Евгений Михайлович.

Олег выскочил из гаража, громко хлопнув дверью. Естественно, что он пожаловался отцу, но тот сразу не стал нападать на Дмитрия. Наоборот, председатель решил подготовить план, чтобы раз и навсегда избавиться от грозного соперника своего сына. Он ведь понимал, что теперь Дмитрий точно не отстанет. И попытается наказать Олега, возможно, что сдаст в полицию. Правда, у него нет никаких доказательств, а Нина будет молчать, потому, что боится.

Почти неделю Дмитрия никто не трогал, такое впечатление, что о нём просто забыли. Но не тут-то было: председатель организовал хитроумный план и готовился воплотить его в реальность.

В один из дней, когда на складе никого не было, оттуда пропала бочка с дизельным топливом. И что интересно, ключи от склада были только у Дмитрия. Имелся и дубликат, но он находился в кабинете председателя.

Утром, как только Дмитрий пришёл в гараж, к нему тут же подошли люди в полицейской форме. Они предъявили удостоверения и попросили пройти с ними в машину. Дмитрий подчинился, потому, что сопротивление представителям власти грозило большими проблемами. В машине ему показали заявление Виктора Петровича о краже. В нем председатель указал его данные, как подозреваемого в хищении дизельного топлива. Дмитрий посмотрел на них, как на инопланетян, и произнёс:

— Да что вы такое говорите. Зачем мне столько топлива, тем более что получаю я его от начальника?

К машине подошел местный участковый. Его в деревне называли правой рукой председателя. А всё потому, что Борис Сергеевич, фактически, кормился за счёт Виктора Петровича. Ознакомившись с заявлением, участковый пробормотал:

— Странно, что он ко мне не обратился. Но раз задействовал районную полицию, то дело и впрямь серьёзное. Кстати, недавно у него с сыном Виктора Петровича был конфликт. Подозреваю, что Дмитрий в отместку решил украсть дизельное топливо со склада.

— Понятно, Борис Сергеевич, — ответил один из полицейских. – Мы во всём разберёмся.

— Я думаю, что нужно на время его арестовать, чтобы не сбежал.

— А что, есть основания так думать?

— Конечно, — ответил участковый. – Дмитрий слишком дерзкий парень, кто знает, что он ещё может натворить. Лучше сделать так, как я предлагаю, а там следствие во всём разберется.

Дмитрий тогда и предположить не мог, что перед ним просто разыгрывают комедию. И эти полицейские, а также участковый, выполняли роли, которые были согласованы с председателем. Виктор Петрович хотел, чтобы Дмитрия упекли за решётку. А он, тем временем, разберётся с теми, кто решил перейти ему дорогу. И в первую очередь, устранить Евгения Михайловича, чтобы он ничего лишнего не сболтнул.

Через час Дмитрия привезли в районный отдел полиции. Но что интересно, его толком и не допрашивали. Просто составили протокол и поместили в камеру.

Тем временем, начальник гаража, когда узнал, что случилось, тут же примчался к дому Елены Николаевны. Женщина открыла ему дверь и тот прямо с порога произнёс:

— Димку арестовали, он в районном отделе.

— За что же это, неужели Олега избил? – в ужасе спросила Елена.

— Нет, с этим чудиком всё в порядке. Дмитрия обвиняют в краже дизельного топлива.

— Не может этого быть, — запричитала Елена. – Да вы сами пройдите и посмотрите, что у нас дома нет никакого дизеля. Разве же мой Димочка похож на вора?

— Нет, не похож, Елена Николаевна, и я знаю, что он этого не делал, — ответил Евгений Михайлович.

— Тогда почему же его арестовали?

— Это всё председатель устроил, — сквозь зубы ответил начальник гаража.

— Я так и знала, что добром это не кончится, — расплакалась Елена Николаевна. – Просила ведь сына, чтобы он не лез на рожон. Так нет же, не послушал мать и теперь в камере сидит.

Евгений Михайлович попытался успокоить Елену, но это не помогало. Она продолжала плакать и проклинать себя, на чем свет стоит. Ей казалось, что в этом и её вина. И нужно как можно быстрее вызволять сына из тюрьмы. Правда, Елена не знала, с чего начать и тогда начальник гаража предложил ему довериться.

— Я постараюсь что-нибудь сделать, Елена Николаевна. Только вы не лезьте, а то дров наломаете и только хуже Дмитрию сделаете.

Елена и сама понимала, что от неё сейчас толку, как от козла молока. Никто и слушать не станет бедную женщину. Если председатель приложил к этому руку, то теперь только чудо поможет ее сыну…

Между тем, коварный Виктор Петрович уговорил следователя, чтобы тот натравил на Дмитрия матерых уголовников. Он хотел, чтобы парня изрядно потрепали. И не пожалел для этого денег.

Но всё пошло не так, как они запланировали. Оказавшись в камере, Дмитрий не испугался уголовников. Он посмотрел на них без малейшего страха и рассказал, за что его посадили. Сидельцы поняли, что перед ним не стриженый воробушек, а вполне нормальный парень. Вот, только судьба оказалась к нему неблагосклонна, раз кто-то решил испортить ему жизнь. Почувствовав напряжение в камере, Дмитрий громко и сердито произнёс:

— Если хотите, то будем драться. Я крови не боюсь и мне нечего терять. В армии и не такое приходилось выдерживать. С «дедами» так хлестались, что только шуба заворачивалась.

Уголовники стали о чем-то между собой шептаться. И пока решалась его судьба, ему разрешили занять одну из коек в камере. Дмитрий присел на нижнюю полку, чтобы в случае чего было проще вскакивать. Но драться не пришлось, потому, что весть о нём прошла по всему следственному изолятору и старшие сидельцы приказали его не трогать.

План председателя и продажного следователя рухнул. Уголовники не стали бить Дмитрия, чтобы он превратился в месиво. Наоборот, они приняли парня в свою семью. Даже объяснили, как нужно себя везти, когда отправят на зону. После того, что он им рассказал, никто из уголовников и не сомневался, что недруги с воли доведут своё коварное дело до конца. Оставалось надеяться на чудо, и оно вскоре произошло.

Всё это время, пока Дмитрий находился в следственном изоляторе, Елена Николаевна чуть ли не каждый день к нему приезжала. Она всё пыталась пробиться к следователю, но её и слушать не хотели. Хорошо, что хоть передачи пропускали. Так Дмитрий получал немного домашней еды и мамины письма в конверте. Она писала ему, что вся извелась и не знает, как помочь. А председатель павлином ходит по деревне, ехидно смотрит на неё и довольно улыбается.

Дмитрий держался из последних сил. Он не мог не понимать, что это подстава с дизельным топливом. Ключи ведь были не только у него, но и у Виктора Петровича. И тут он вспомнил про кирпичи, которые отвозил в район вместе с Олегом. Ребус начал потихоньку складываться: председатель и его сынок промышляют тем, что продают на сторону стройматериалы и топливо. А потом снова обращаются в районный центр за дополнительным финансированием. Нужно было думать, как отсюда выбраться. Но сквозь решётки не пролезешь, да и это будет считаться побегом. Потребовать следователя и рассказать ему о махинациях председателя – добавить себе срок или наоборот, сократить жизнь, а то и вовсе её лишиться. Его ведь могут убрать, как свидетеля и не посмотрят на то, что ни в чём не виноват.

Удобный случай выбраться на волю представился во время дневной прогулки. Дмитрий вместе с остальными арестантами вышагивал по внутреннему дворику, когда к одному из авторитетов подошли несколько уголовников. Его звали Тимуром, и Дмитрий успел с ним подружиться. Со стороны казалось, что они просто разговаривают. Но когда началась возня, то Дмитрий первым подскочил и стал меткими ударами раскидывать обидчиков авторитета по разным углам. Естественно, что через некоторое время прибежала охрана изолятора. Дмитрия поместили в одиночную камеру, больше похожую на узкий шкаф, а тех, кого он побил, отвезли в местный лазарет. И только авторитет не остался в стороне, поддерживая Дмитрия, пока он находился в карцере. Наконец, когда парня снова поместили в обычную камеру, Тимур сообщил ему, что договорился с одним адвокатом, и тот будет раскручивать его дело. Хоть какое-то облегчение для парня, тем более что он уже отчаялся выбраться на волю.

Дмитрий дождался, когда ему разрешат увидеться с матерью и осторожно передал ей эту информацию.

— Только смотри, мам, чтобы никто об этом не узнал.

— Конечно, сынок, я буду держать язык за зубами, — приложив палец к губам, ответила Елена Николаевна. – Ты только сам держись и не отчаивайся, мы обязательно справимся. Я каждую ночь плачу и прошу бога, чтобы он не оставил моего сына в беде.

Эти слова Дмитрий на всю жизнь запомнит. И потом будет всякий раз о них говорить, когда представится удобный случай.

Что же до адвоката, то он основательно взялся за его дело. Марат Леонидович изучил все обстоятельства и с требованием о свидании обратился к следователю. Все документы были оформлены, как положено и его не могли не пустить к Дмитрию. Там он изложил ему свою позицию и то, как видит пути разрешения ситуации. По словам адвоката, есть ниточки, за которые нужно потянуть и всё встанет на свои места.

— Поэтому, Дмитрий Сергеевич, я и хочу спросить вас: готовы ли вы идти до конца? Ведь если я потяну за эти ниточки, то откроются самые неприглядные факты.

— Я прекрасно понимаю, о чём идёт речь, Марат Леонидович, — спокойно ответил Дмитрий. – Пусть они ответят по всей строгости закона.

— Всё так и будет, но вместе с тем, станет известно и про другие подробности, — продолжил адвокат.

— Вот здесь я вас не понимаю, — удивлённо произнёс Дмитрий.

— Это касается Нины, она ведь жена Олега.

— Да, именно так, но это всё временно.

— Мне стало известно, что Нина Васильевна не по своей воле вышла за него замуж, — начал адвокат. – И её силой заставили это сделать.

Дмитрий понял, к чему клонит адвокат и откуда ему стало известно насчет возможного насилия. Однако он не хотел лишний раз выносить мусор из избы и решил, что сам накажет Олега.

— Вот здесь ничего не нужно делать, Марат Леонидович, — обратился к нему Дмитрий. – Я сам решу эту проблему, а вы постарайтесь вытащить меня отсюда.

— Хорошо, как скажите, Дмитрий Сергеевич, — ответил адвокат. – Процесс уже запущен и совсем скоро вы окажетесь на свободе.

Председатель был в бешенстве, когда узнал, что какой-то там адвокат начал под него копать. Марат Леонидович не зря ел свой хлеб и буквально вверх дном перевернул деревню. Ему нужны были доказательства махинаций председателя. Кроме того, требовалось найти эту злосчастную бочку с дизельным топливом, чтобы с Дмитрия сняли все обвинения.

Виктор Петрович икру метал в попытках остановить этот процесс. Он грозил следователю суровыми карами. Но тот ничего не мог поделать, только разводил руками и сокрушался. Тучи всё больше сгущались над председателем и его сыном. Но как оказалось, в их махинациях был замешан и начальник фермы. Он тоже получал свою долю отката, и это с его подачи разворовывались стройматериалы.

Не сидел, сложа руки, и Евгений Михайлович. Он тоже помогал, как мог, правда, в целях безопасности, ему пришлось уволиться. На время бывший начальник гаража поселился у Елены Николаевны. Мать Дмитрия никто бы не осмелился тронуть. Всё потому, что делом о хищениях заинтересовались в области. Адвокат и туда добрался, так сказать, задействовал все свои связи и ресурсы.

Близилось освобождение Дмитрия, в этом уже никто не сомневался. Нужно было лишь собрать все доказательства против Виктора Петровича.

А он пытался, тем временем, заметать следы. Но ничего не вышло, главный аргумент в деле Дмитрия нашёлся. Та самая бочка с дизельным топливом всплыла на одной из заправок районного центра. Как оказалось, авторитет Тимур везде имел своих людей. И на воле его друзья сами вышли на хозяина этой заправки. Они отследили весь путь движения дизеля. Что интересно, даже после того, как председатель попал под подозрение, он продолжал вывозить на продажу всё ценное имущество. На своей жадности он и погорел, когда его взяли с поличным. Правда, сына она не стал с собой брать, как чувствовал, что арестуют. И уже в кабинете следователя он попросил исключить Олега из фигурантов дела.

Адвокат Дмитрия помнил о его просьбе и потянул за нужные ниточки, чтобы Олега оставили на свободе. Открылись факты и того, кто покупал тот самый кирпич с площадки строящейся фермы. Ниточки привели в районную администрацию. И там нашлись любители продавать налево стройматериалы. Закрутился такой маховик следствия, что просто словами не описать. К выяснениям всех обстоятельств дела подключились не только следователи из области, но даже и московские сыщики пожаловали.

Общими усилиями все обвинения с Дмитрия были сняты. Его больше не подозревали в краже дизельного топлива. Елена Николаевна, когда узнала об этом, то прямо с утра примчалась к зданию районной полиции. На парковке стояли несколько машин, а повсюду суетились люди в погонах и носили туда-сюда папки с документами. Елена не поняла, что происходит и поспешила встретить сына. Через 10 минут Дмитрий вышел из главного входа. Мать кинулась ему на шею и громко зарыдала.

— Всё, успокойся, мам, я на свободе, — обнимал её Дмитрий и гладил по волосам.

— Сынок, как же хорошо, что тебя оправдали, — сквозь слёзы говорила Елена. – Господь услышал мои молитвы, ты свободен.

— Да, мама, а ещё спасибо и адвокату, который занимался моим делом.

— Димочка, нам просто повезло с Маратом Леонидовичем. Другой бы на его месте и связываться не стал с председателем. А он прямо мёртвой хваткой ухватился за Виктора Петровича. И не отпускал до тех пор, пока тот во всём не признался.

Подъехала ещё одна машина и из неё вышли двое мужчин. Это был адвокат и бывший начальник гаража. Они вместе подошли к Дмитрию и его плачущей навзрыд матери.

— Поздравляю вас, Елена Николаевна, с освобождением сына, — произнёс Марат Леонидович.

— Спасибо вам, я всю жизнь буду помнить вашу доброту, — Елена повернулась к нему и низко поклонилась.

— Очень приятно это слышать, но если бы не ещё один человек, то всего бы этого не случилось, — резюмировал адвокат и недвусмысленно посмотрел на Дмитрия.

Тот всё понял и одобрительно кивнул:

— Да, Марат Леонидович, я его уже отблагодарил. Кстати, ваша помощь и ему пригодилась. Мне сказали, что дело Тимура пересмотрят и, возможно, получится условный срок.

— Я постараюсь всё для этого сделать, ведь я многим ему обязан, — ответил адвокат и оставил семью наедине.

Сев в машину, он помахал им рукой и уехал. Все трое посмотрели друг на друга и громко засмеялись…

Настал тот день, когда можно было не скрывать свои эмоции. Как же долго Дмитрий ждал, что вот так, в непринужденной обстановке он будет говорить о свободе. На улице было свежо и тепло одновременно, а может, ему просто казалось, что погода здесь совсем другая, иная. Впереди Дмитрия ждала новая жизнь: где не будет унижений, косых взглядов и сплетен.

Евгений Михайлович помог им добраться до деревни. Пока ехали, он всё рассказывал о том, как они искали украденные стройматериалы. Но потом выяснилось, что председатель не только этим промышлял. Он ещё и деньги из бюджета уводил, вернее, приписывал несуществующие статьи расходов и пудрил мозги районным чиновникам. Никто и не проверял, а может, просто не хотели этого делать. Следствие продолжается и возможно, что вплывут новые подробности хищений. И тогда полетят головы высших руководителей. Не зря адвокат сказал, что откроются самые неприглядные факты. Марат Леонидович как в воду глядел, когда говорил Дмитрию об этом. Но, похоже, он знал, на что идет, поэтому, не побоялся бросить им вызов.

Приехав в деревню, Дмитрий решил взять таймаут. Ему нужно было многое переосмыслить. И в первую очередь, судьбу Нины, которая стала жертвой коварного интригана…

Между тем, оставшись без поддержки отца, которому грозил внушительный срок, Олег стал усиленно поглощать весь алкоголь в их доме. Нина старалась не показываться ему на глаза, чтобы не попасть под каток гнева. Елена Николаевна, понимая, что её сын пережил, решила сама обратиться с вопросом:

— Что с Ниной будешь делать?

— Я её заберу, — ответил Дмитрий. – Но не так, как это сделал Олег. Пусть сама скажет, с кем ей лучше.

— Это ты правильно говоришь, — поддержал его Евгений Михайлович. – Надо, чтобы все было по закону. А то получится, что сначала один силой взял, а потом и другой в ту же степь.

Дмитрий выждал ещё пару дней и только после этого пошёл к дому Олега. На лавочке возле ворот он увидел Нину. Она сидела, уткнувшись лицом в колени. На ней были старые вещи, которые уже не в моде, а голова обмотана платком. Ускорив шаг, Дмитрий через минуту оказался рядом:

— Прости меня, Нина, — первое, что он произнёс.

Подняв голову, девушка захлопала глазами, а из них по щекам покатились слёзы:

— Это ты прости, что я так поступила, — плача, отвечала Нина. – Можешь считать меня предательницей, но моя душа не переставала тебя любить.

Неожиданно из дома вышел Олег, еле держась на ногах. Но увидев Дмитрия, поспешил скрыться обратно.

— Он каждый день пьёт, с тех пор как арестовали его отца, — шёпотом произнесла Нина.

Видно было, что она до сих пор его боится. И чтобы развеять все ее страхи, Дмитрий предложил:

— Давай вместе жить.

— Но я же, замужем, — осторожно отвечает Нина.

— Ничего страшного, сейчас мы решим эту проблему, — весело произнёс Дмитрий и ушёл в дом.

Оттуда доносились крики и нецензурная брань. Несколько минут и все стихло, как будто дом вымер. Дмитрий вышел и довольно произнёс:

— Он согласен на развод, я сам всё организую, тебе практически ничего не придётся делать.

Нина радостно обняла Дмитрия и в ухо прошептала:

— Я люблю тебя.

— И я тебя, люблю, — ответил Дмитрий.

Он взял её под руку и повёл домой. Мимо проходили односельчане, но, ни один из них не попытался сказать, хоть какое-то едкое слово в их адрес. Наоборот, они улыбались и чуть ли не до земли кланялись. Было интересно смотреть на то, как перед тобой стелются те, кто раньше сплетничал и люто ненавидел.

Вскоре пришла информация, что Евгения Михайловича назначили временным председателем. Став главой деревни, он вмиг навел в ней порядок. И прежде всего, сменил всех подчиненных. Они оказались нечистыми на руку и помогали бывшему председателю заниматься хищениями. Дмитрий одобрил такой подход, и его Евгений Леонидович взял к себе личным шофером. Поставить парня начальником гаража, в силу его возраста, не получилось. Зато есть перспектива, куда расти. Нина постепенно приходит в себя и работает экономистом в администрации.

С тех пор прошло три месяца: многие негативные события уже забылись, Евгений Михайлович продолжал работать в должности председателя, скорее всего, что он станет постоянным главой деревни. Тимур вышел на свободу и первым делом приехал в гости к Дмитрию. За это время он отстроил во дворе новую баню, и они вместе в ней попарились. Авторитет рассказал, что теперь в камерах находятся те люди, которые преступили закон ради наживы. Как оказалось, Виктор Петрович был осужден по нескольким статьям и получил максимально возможный срок. Его подельник, бывший начальник фермы, отделался меньшим наказанием, но тоже какое-то время проведет за решеткой. Рука фемиды дотянулась и до шишек повыше, но там с ними разбирается областная прокуратура.

Дмитрию тоже было, чем поделиться с Тимуром. И прежде всего он показал свидетельство о браке. Нина развелась с Олегом и вышла замуж за Дмитрия. Они счастливы вместе и плевать, что до этого было. Она тоже человек и имеет право на нормальную жизнь. Тимур хитро улыбнулся и спросил:

— А как же этот, Олег вроде бы? С ним ты как договорился?

— По-мужски, Тимур, по-мужски, — улыбаясь, ответил Дмитрий. – Он всё понял и не стал сопротивляться.

— Он хоть живой, ты его не прибил?

— Нет, живее всех живых, правда, спивается, но это уже его дело. Не захотел жить по закону, теперь пусть локти кусает. Я же обещал его не трогать и сдержал свое слово.

— Верное решение, уважаю, — подметил Тимур.

— Кстати, а ты что собираешься делать? Наверное, романтика, побыл немного на воле и опять по ту сторону закона.

— Нет, дружище, на этот раз всё, завязываю я с этими поездками. Надо остепеняться и семью заводить.

— Я желаю тебе только всего самого хорошего, — произнёс Дмитрий. – Всё получится, надо только захотеть.

Дмитрий оказался прав в своих суждениях и вскоре Тимур стал чаще наведываться в их деревню. Он нашёл здесь хорошую женщину с ребёнком, которая согласилась разделить с ним все радости семейной жизни. Кто бы мог подумать, что именно так судьба распорядится их жизнями. Но, видно, суждено было Дмитрию и Тимуру встретиться, чтобы потом стать лучшими друзьями.

Кстати, Елена Николаевна стала чаще захаживать в контору к председателю. Похоже, что у неё возникла симпатия к Евгению Михайловичу. И все возможно, что из этого получится новая семья. Между тем, Дмитрий и Нина планируют детей. Девушка окончательно оправилась от того ужаса, в котором жила все это время. Олег продолжает пить и не собирается останавливаться. Неизвестно, как долго он сможет растягивать папины заначки, до которых не добрался суд.

Оставьте свой голос

28 голосов
Upvote Downvote

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.