Истории из жизни В дверном проëме показалась Настенька. Судя по ней — она давно не спала и всё слышала

В дверном проëме показалась Настенька. Судя по ней — она давно не спала и всё слышала

Грустная девочка

Илья никуда не торопился. День был прекрасный. Солнце припекало по-летнему жарко. В парке, в тени клёна, он присел на скамейку. Закрыл глаза, посидел так пару минут. Рабочий день позади. Можно расслабиться. Соображать ужин сегодня не хотелось. Впереди выходные. Мысленно он пробежался по окрестным кафе. Больше всего ему нравился уютный «Лотос». Там готовили вкусно. Ассортимент был не так уж и велик, но и ждать долго не приходилось. А, если было желание, то можно было взять еду с собой.

От мыслей его отвлëк лёгкий шорох. Немножко приоткрыв глаза, он увидел, как мимо прошла молоденькая женщина с коляской. Она присела на эту же скамейку немного поодаль. Тут же вынула телефон и внешний мир её больше не интересовал.

Мужчина незаметно разглядывал её сбоку.

Совсем молода, даже и не женщина ещё, а подросток. Материнство не придало её фигуре должной округлости. Высокая, с длинными, светлыми волосами.

Ребёнок завозился в коляске и подал голос. Она среагировала не сразу. Видно было, что занятие в телефоне её интересовало больше, чем дитя. Неохотно приподнялась, нашла потерянную пустышку. Младенец смачно зачмокал.

«Наверное пить хочет. Жара вон какая… . » — неожиданно подумалось Илье.

Когда налетела туча никто не заметил. Сначала небо раскроила молния и, прямо над головой, затрещал гром. Поднявшийся ветер нёс стеной мощный ливень. Зонта не было ни у Ильи, ни у женщины с ребёнком. Она растерялась и не знала, что делать.

— Побежали до остановки! — крикнул он, взял у неё коляску и бегом покатил на выход из парка. Это было не более тридцати метров, но вымокли они до нитки.

Ребёнок заплакал, видимо напугавшись грома. Мать взяла его на руки. Это была девочка, месяцев трёх-четырëх. Всё на ней тоже промокло.

— Она ещё очень мала, может простыть. Позвольте вас пригласить в кафе, тут рядом. Ребёнка есть во что переодеть? Молодая мамочка закивала:

— Да, в пакете. Надеюсь не вымокло. — она несмело улыбнулась.

«Совсем ещё пацанка… . » — Илье стало от чего-то жалко девчонку.

Так они познакомились с Инной. Потом Илья стал часто натыкаться на неё с коляской в парке. Как-будто невзначай выруливала ему навстречу. Тогда они долго гуляли, ужинали в кафе.

Инна была матерью одиночкой. Жила в заводском семейном общежитии. Только из-за дочки комнату и дали. Сама-то она приезжая. Муж? А нет его и никогда не было.

Женщина его не привлекала, а к дочке её, Настеньке, привязался не на шутку. Инна даже оставляла его гулять с малышкой, а сама на час-полтора уходила по делам. Однажды с ребёнком его застал сослуживец.

-О, Илюха, да ты у нас оказывается семейный? Кто? Сын? Дочка? — Андрей от души радовался.

— Доченька. — ласково так у него получилось. И сам даже в этот момент поверил, что этот маленький, тёплый комочек у него на руках — это родная кровинка, плоть от плоти его.

Как-то, при встрече, приметил он, что Инна не разговорчива. Не щебечет по пустякам, не радуется, как ребёнок мороженому. Не сразу рассказала. Оказывается общежитие закрывают. Оно переходит в другое ведомство. И всё из-за сокращений на заводе. И дали срок — неделю. Чтобы найти жильё и съехать.

— Обязаны, вроде как, взамен жильё предоставить. Как-никак ты с грудным ребёнком. — новость Илью ошарашила.

— Да кто предоставит-то? Кому мы нужны?

— Мне нужны. — он молниеносно принял решение. — Поехали вещи собирать. Ты не против?

Через пару часов Инна с Настенькой уже находились у него дома. Вещей было совсем ничего. » Нужно одеть девчонок»- подумал он перед тем, как провалился в глубокий сон.

Поздней осенью они тихонько расписались. Илья удочерил малышку, дав ей свою фамилию и отчество.

С Инной отношения дальше дружеских не шли. Да и не стремились ни он, ни она друг к другу. Придя с работы или на выходных, он занимался исключительно дочерью.

А Инна уходила развеяться. Она так уставала сидеть с ребёнком целыми днями.

— Илюша, я может сегодня ночевать у Ольки останусь. Ты же не против? — она была ласкова и нежна в этот момент.

— Нет, не против. — Ему было всё-равно. Значит в выходные они будут с дочкой вдвоём. Только она его заботила. Даже денег жене дал, лишь бы она задержалась у » Ольки» подольше. Давно Илья догадывался, что у Инны есть мужчина. Но страх потерять дочь запечатал его уста. И он молчал.

В три года Настенька пошла в детский сад. Отец сам её отвозил и забирал.

Инна устроилась работать в кафе официанткой. Денег на себя ей хватало. А дочку обеспечивал «муж».

Вот и детский сад позади. Начали готовиться к школе. Инна к тому времени неделями пропадала из дома. При возвращении была довольно холодна с дочерью. Порой даже не замечала её.

Илья собирался покупать квартиру. Поближе к центру. Там он и школу присмотрел. А с этой двушкой не знал, что делать. Может в аренду сдавать? Финансовое состояние позволяло не выставлять её на продажу.

Инна пришла поздно ночью. Слегка навеселе. Илья вышел к ней на кухню:

— Инна, ты совсем забыла о дочери. Мать не должна так вести себя. — он еле сдерживал эмоции.

— Не должна!? А как мне себя вести, если вся жизнь наперекосяк?! И дочь мне её сломала! — она начала истерить, повышая голос до визга.

— Не кричи! Настю разбудишь. — он не хотел, чтобы дочь увидела мать пьяной.

— Надо мной издевались двое, в грязном переходе… .А мне всего-то семнадцать было… .Поступать приехала. Провалила. На завод пошла. И тут вот… . — она заревела навзрыд от неуëмной жалости к себе.

— Я даже не знаю кто из двоих её отец. На аборт идти побоялась. Родов не помню. Меня кесарили. Хотела в роддоме оставить, да обещали комнату в общежитии, как матери-одиночке дать. Нет у меня к ней никаких чувств! Мне бы забыть всё — да не могу! Как посмотрю на Настю и думаю: «Кто же из тех двоих её отец? »

В дверном проëме показалась Настенька. Судя по ней — она давно не спала и всё слышала.

— Папа, папочка! Ты меня не бросишь?! — Она подбежала и прижалась к нему. Маленькое тельце трепетало, заплаканные, напуганные глаза ребёнка пытались снизу поймать взгляд отца. — Ты ведь меня не бросишь?

Илья подхватил её на руки и прижал к своему сердцу:

— Доченька, да ты что такое говоришь? Я живу для тебя! Солнышко моё ясное! Никогда, слышишь, никогда даже не думай об этом! Я люблю тебя, мой котëночек! — малышка расслабилась в его руках, обняла его за шею.

— Папочка мой.

Илья с Настенькой переехали в новую квартиру. Старую, двухкомнатную, он переписал на Инну. В обмен за отказ от дочери, без права с нею видеться.

Так захотела сама женщина.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Принц на белом коне

Вы сейчас не в сети