Истории из жизни Я тебя никому не отдам

Я тебя никому не отдам

Любовь СССР

Надежда Михайловна решила сегодня попасть с корабля на бал: в половине десятого её поезд прибывал на главный вокзал, а уже в два часа была регистрация в Центральном ЗАГСе города, у внучки. На свадьбу бабушка и ехала. И хотя внучка уговаривала её заранее приехать, отдохнуть, а потом с новыми силами отправиться на торжество, Надежда Михайловна решила по-своему.

Как это она столько оставит надолго своих козочек, цепного пса Тришку да кота Маркиза? Максимум сутки-двое. Конечно, соседи присмотрят, но сердце у нее все равно будет не на месте. Вот поэтому, сразу после официальной церемонии подарок подарит и сразу на вокзал. Внучка вроде немного обиделась…

Не понять ей, молодой, что старушке не хочется всей этой суеты свадебной. Годы уже не те…

Надежда Михайловна вышла на перрон, и сразу была подхвачена встречающими родственниками: дочка с зятем выбрались в предпраздничной суете, чтобы встретить маму.

— Ну ты как всегда, мамуля, в своем репертуаре, — отчитывала ее дочка Галинка после всех обниманий и приветствий, — все по-своему! Нет бы приехала на недельку. Мы после свадьбы хотим все на дачу рвануть – там шашлыки, речка…

— Меня вашими шашлыками не удивить, дорогая, — усмехнулась Надежда, — ну а лучше нашей речки, в деревне, все равно нету. Вы лучше все ко мне, как отведете всё, приезжайте!

— Уговорила, дорогая теща! – засмеялся Сергей, зять Надежды…

И вот, немного отдохнув у дочки, Надежда Михайловна прибыла на торжество. Внучка невеста, сказала, что они с женихом сами приедут в ЗАГС – современные…

Дочка с зятем суетились, последние приготовления перед регистрацией – оно и понятно, единственное их сокровище замуж выходит. Рядом с ними были и родители жениха. Они уже все хорошо сдружились.

«Добрые будут сваты!» — отметила про себя Надежда.

Наконец появились молодые. Настя, вся в воздушном, белом одеянии…

Краше невесты не было! Саша в строгом костюме, наглаженной белоснежной сорочке…

Как же они вместе смотрятся идеально! Надежда впервые увидела жениха внучки и выбор внучки одобрила – хороший парень, сразу видно! Чем-то на ее первую любовь похож, тоже, кстати, звали Сашка…

— Внученька, я искренне желаю тебе счастья! – сказала Надежда Михайловна, обнимая Настю, — Сашенька, думаю, ты у меня будешь любимым внуком!

— А как же Настя? – улыбнулся Александр.

— Ну так она внучка, а ты внук! – Надежда Михайловна по-доброму смотрела на нового родственника.

— Ой, скоро уже регистрация, а что-то деда Саши нет, — забеспокоилась Настя.

— А кто это? – поинтересовалась Надежда Михайловна.

— Да это мой дед, — ответил жених, — меня в честь его назвали. Опят, наверное, со своими пчелами возился до последнего.

— Ну этим они с нашей бабушкой похожи, — лукаво улыбнулась Настя, — надо их познакомить.

— Ты чего там удумала, внученька, — качнула головой Надежда Михайловна, — я деда твоего ни на кого не променяю, хоть нет его уже на этом свете пять лет.

— Однолюбка ты наша! – засмеялась Настя.

Надежда Михайловна улыбнулась…

Однолюбка…

Была в ее жизни еще одна любовь, но это было так давно…

Она давно запретила себе о ней вспоминать.

— Соколовы! — крикнула регистраторша, — через пять минут церемония!

Жених с невестой, родители, гости — все в волнении замерли перед входом в торжественный зал. И вот грянул марш Мендельсона, двери распахнулись, началась церемония. Как же красиво, трогательно! Надежда часто вздыхала, украдкой вытирая платочком глаза. Случайно она заметила движение боковым зрением, как кто-то пробирается сквозь толпу гостей поближе к молодым. Женщине на секунду показалось, что она знает этого человека. Нет, показалось…

И тут он встал с ней рядом, глаза их встретились…

— Саша! – вскрикнула Надежда и схватилась за сердце.

Седой мужчина, лет под семьдесят смотрел на нее потрясенно. Это был дед жениха.

— Надя, — растерянно вымолвил он.

Все гости, жених с невестой обернулись на них.

— Что-то случилось? – строго спросила регистраторша.

— Нет, нет! – отчаянно замотала головой Надежда Михайловна, — извините! Продолжайте.

Церемония продолжилась. А седовласый крепкий старик и пожилая женщина смотрели друг на друга, бешено стучали их сердца, а память уносила далеко вдаль – в шестидесятые…

Перед глазами Нади прошла вся жизнь, с самого начала…

***

Прощай, родное село, прощай город Новосибирск! Прощай, перспектива дальнейшей учебы в Ленинграде, комфортная жизнь в общежитии…

С комсомольской путёвкой Надюха ехала на Восток! И не за длинным рублем: на фабрике она получала 150 рублей в месяц (а это почти в два раза больше, чем зарабатывали родители). Все было как в песне:

«А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги».

Эпоха Александры Пахмутовой и Николай Добронравова…

Из всех репродукторов, на всех остановках неслись слова, будоражащие комсомольскую душу:

«Усть-Илимск, Ангара, Братск, Енисей, Бирюсинка!»

Надя ехала со студенческим стройотрядом. Перезвон гитар, песни Пахмутовой – душа рвалась от счастья. Потом вдруг соскочила на какой-то угольной станции и с ужасом поняла, что уехала в другую сторону от Саяно-Шушенской ГЭС. И чтобы не уехать еще куда-нибудь, сразу к шоферам:

— Дяденьки, мне на ГЭС!

— Садись, курносая, в любой автобус, не ошибешься!

— Они все туда едут?

— А ты думала, одна сюда ехала? – смеются водители, — Сейчас народ повалит. Садись, место занимай!

И уже сидя в автобусе, Надя с восторгом наблюдала, как сотни две парней и чуть меньше девчат штурмовали двери автобусов. Привезли их в поселок, где был штаб ГЭС. Народ валом валил на самую комсомольскую стройку – народ молодой, резвый, в строительстве ГЭС ничего не понимающий. С 6 часов утра и до 12 часов ночи в отделе кадров кипела работа. Комсомольские работники всех уровней разъясняли молодому народу, что к чему. Сюда ехали целыми классами и бригадами, и их в полном составе отправляли в училища, техникумы, институты, на курсы. Собрания шли за собраниями, где доходчиво объясняли, что со строительством ГЭС будет возводиться город Дивногорск, поэтому нужны просто строители, штукатуры-маляры, электрики, водители, техники – как раз для вновь прибывших. А для строительства самой ГЭС нужны водители всех категорий, бульдозеристы, сварщики, инженеры. Но ребята бузили:

«Мы ехали строить ГЭС, а не ясли-садики!».

В итоге их повезли на будущую ГЭС посмотреть. Работы шли по отсыпке створа плотины. Первая картина впечатляла: в яростно бушующий Енисей сыпались огромные валуны с МАЗов, КРАЗов, БЕЛАЗов. Это чтобы видели ребята, какую силу надо иметь, чтобы обуздать природу. Надя тоже была в их числе. Вернулись в штаб. Когда в отделе кадров дошла до Нади очередь, уже вечерело. На вопрос, что умею делать, она гордо положила аттестат, комсомольский билет, путевку, а сверху маленькую книжечку: «машинист-тракторист широкого профиля». Вопрос задали еще раз:

— Что умеешь?

— Пахать на ДТ-54, косить траву на сено, убирать хлеб на СК-4. Еще что? Доить коров руками и аппаратом, поить телят, ягнят, ухаживать за поросятами, ну и за птицей.

— Вот ты-то мне и нужна! — секретарь аж в ладоши хлопнул и выглянул в коридор, — Девочки, сюда! Знакомьтесь – вот вам старшая, — и крикнул водителю, — Вези в Енисейск!

— А это где? – оторопели новые подружки Нади.

— В Хакасии.

— Не хотим! Там ребята кривоногие, маленькие. С кем дружить? – девчонки заартачились.

— Да вы что? – воскликнул секретарь, — Я вам 50 солдат добровольцев-комсомольцев отправил – по Енисею на баржах поплыли, стройматериал повезли. Будете деревню восстанавливать. Это ответственное партийное задание.

Убедил. (К слову сказать, весной Енисей в том месте разыгрался и, шутя, как корова языком, слизнул все посевы и постройки – животноводство и полеводство пришло в упадок, надо было восстанавливать сельское хозяйство).

Девчонки сразу с уважением к Надежде:

— Правда, что ли на тракторах умеешь?

— Конечно! У нас в школе производственная бригада была, все делали!

И вот уже автобус мчит нас, в горы Саяны высоченные! Но восторг победил дикий голод, а у всех ни крошки. Но Надя же ехала покорять Енисей! В чемодане вместе с туфельками лежало сало, хлеб, сахар-рафинад.

— Девчонки, — крикнула она, доставая припасы, — харчеваться и спать!

И уже в дорожной дремоте видела она себя на створе, на огромном камне, в темно-синем комбинезоне, клетчатой рубашке, красной косынке и кирзовых сапогах: ни дать, ни взять – трактористка из знаменитой бригады Паши Ангелиной. Но вот девчонки на месте. Сразу в общагу (бывшую небольшую деревенскую школу) – и на боковую прям на голые матрасы – да хоть на сетку, лишь бы приложить голову и спать…

А утром оглядеться не дали.

— Девчонки, подъем! – бригадир гаркнул так, что стекла зазвенели, — Ребята вам работу привезли, доски надо складывать для просушки.

Закипела работа, с утра до обеда возились с досками, а после обеда шпаклевали низы между брусьями двухэтажных домов – целую улицу с названием «Саянская». Отрывались от шпаклевки на разгрузку цемента: надевали респираторы, скидывали в склады. Становились парень с девчонкой и наперегонки с другой парой, кто вперед. Победителю – приз: 2 папироски и две конфетки…

Вот здесь и состоялось их первое знакомство с Сашей. Парень он крепкий, все норовил облегчить труд Надюшки. Но как его облегчить, когда только руками и надо работать.

— Надя, — весело кричит ей Санька, — ты не усердствуй через чур! А то ноги протянешь!

А сам так ласково на девчонку смотрит.

— Сам смотри не протяни! – отвечает она ему в тон.

Надюшка в деревне выросла, к физическому труду привыкшая. Вот вонзишь совковую лопату в цемент, входит она как горячий нож в масло, а вот поднять одним рывком не получается – кажется низ живота лопнет от натуги. И месяц такого труда, правда, по очереди. Заехавший прораб такого нагоняя бригадиру дал:

«Ты что, старый, спятил? Девчонок на погрузку, им же рожать, а ты их бездетными хочешь оставить?»

И потом девчонки только шпаклевали и складывали тоненькие доски треугольником для просушки. После работы – сразу в столовку и домой, в общагу.

Питание – особая тема. Решили складываться на продукты с зарплаты и готовить еду сами – так дешевле. Ребята дружно поддержали эту идею:

«Девчонки, кто смелый?»

Городские – хитрые, знали, что повар всем не угодит, да и вставать надо раньше всех, в восемь-то не хочется, а это вообще ни свет, ни заря. И они запели на пять голосов:

«Мы колбаску, сырок порезать, стол сервировать, ну, в крайнем случае, картошку поджарить, а чтобы первое, второе и компот — нет, мы на такой подвиг не готовы!»

И Надюшка, ехавшая за романтикой, совершать именно подвиг, сделала шаг вперед. И тут же взлетела в воздух, подкинутая десятками рук:

«Надюха, мы только на тебя и надеялись!»

Особыми глазами смотрел на нее Саша….

И вот Надежда в новой должности «шеф-повара» приступила к своим обязанностям. Перво-наперво разгрузили подошедший кстати газончик. Капуста, огурцы, помидоры грибы и что-то зеленое…

Ребята смеются: «Надя, бери, съедобное!»

После убедилась – съедобное (оказалось, это черемша – как наш лук полевой, только чесноком пахнет). Выдало ей начальство еще кулинарный жир, масла растительное и сливочное, муки мешок, ведерную банку какого-то повидла, целого барана, лук, чеснок, шутя закинули ребята десять мешков картошки, мешок свеклы, морковки. Ну и баки всяких объемов, а еще ложки, кружки, чашки, какие-то черпаки с деревянными ручками — может, пригодятся? Еще как пригодилось все, что было с деревянными ручками. Наконец с продуктами было покончено. Пора и кухню глянуть. Какая она – девушка до сих пор не ведала. И вот открыла большой амбарный замок вместе с тетей Аней, техничкой и истопницей, — перед ними картина маслом: два на два метра кухонька, окно большое, в углу печь метр на метр с вмазанным в нее шести ведерным котлом из нержавейки. В углу колченогий стол и такая же табуретка, вдоль стены широкая лавка, как бы продолжение печки. И все! Надин вопрос:

«Как варить?» — повис в воздухе – тишина!

Сопровождающие на цыпочках были уже у двери, тогда Коля, балагур и весельчак, крикнул:

«Надюха, на тебя смотрит вся Европа!» — и все скрылись с глаз.

Сев с размаху на табурет, который тут же под ней рассыпался от старости, уже на полу, на щепках, заплакала. Тетя Аня села на чурку.

— Тетя Аня, а как раньше готовили?

— А кто готовил-то? Я чай кипятила, а из дому ребятишки постряпушки приносили. Господи, сиди-не сиди, а вечером полсотни молодых наработавшихся на свежем воздухе ребят будут сидеть за столом!

Отдраила котел, налила в него пять ведер воды (колодец в десяти метрах), затопила печь (самосвал чурок привезли, я наколола, какие потоньше). Вскипятила воду, два ведра перелила во флягу, стоя на двух кряжистых чурках (переливала бы на лавке – обварилась, а тут устойчивая конструкция). Во флягу высыпала полпачки индийского чая, укутала ее тулупчиком. Еще ведро кипятка отобрала, чтобы посуду мыть, а в котел закинула мясо кусочками – чуть ли не всего барана, и — за картошку! С тетей Аней в два ножа быстренько начистили ее, и тоже в котел — только булькнула, родимая. Горсть укропа, с десяток листочков лаврушки и чашку с верхом лука (так торопилась, что даже не успела от него заплакать, пока чистила и резала). Булку хлеба на 10 кусков.

— Ой, тетя Аня, некрасиво – большие, как топором порубила…

— Нам бы такие куски в войну. Вот радость бы была какая. Небось, не уронят, реже руку тянуть будут, — у нее своя деревенская логика и шутки тоже.

Ну, вот идут! На раздачу надела новую куртку. Когда ужин был уже в разгаре, пришло начальство, на правах «шеф-повара» пригласила к столу. Понравилась всем Надюшкино кушанье – дополнительные порции влет ушли.

Подъем в 6.00, дрова под котлом, чирк бересту – загудело в трубе! И начался трудовой день. Созывала всех на завтрак стуком большого черпака по такой же большой крышке – этакий набат получался. Поели, ушли на работу, а Надя с тетей Аней принимались за главную работу. Надя мыла котел, драила на совесть. Опять балансировала с кипятком…

Обед, ужин…

И так день ото дня. Уставала так, что не высказать…

Однажды сутки спала после смены, не могли разбудить. Приехавшая кассирша заругалась:

«Вы в своем уме? Одна девчонка на пятьдесят человек все сама делает!»

Прибежавшая фельдшер смерила давление, поставила уколы:

«Спит она, выдохлась».

Санька тут же взял все в свои руки: распределили дежурство по кухне. Как очнулись все – поняли, что заездили девчонку. Больше всех Сашка переживал: чего все пялился только, лучше бы помогал, себя он винил. Хотя и у него своей работы хватало: то разгружали, то таскали материал, то потом стройка пошла…

Когда Надя проснулась, Саша был рядом.

— А ты чего не на смене? – удивилась Надюшка и тут же подорвалась, — ой, там же ребята не кормленные.

— Да успокойся ты! – ласково положил ей Саша руку на плечо, — все сытые! Теперь у тебя по два помощника будет каждый день. Сегодня они и без тебя справились! Напугала ты нас сильно.

И рассказал он девушке, что спала она почти сутки.

— А ты тоже переживал за меня? –тихо спросила она.

— Я больше всех! –признался он.

А потом все чаще стали видеть их ребята вместе. Саша после смены крутился на кухне: то дров нарубит, то воды натаскает…

А иногда в местный клуб кино привозили. Так они всегда рядышком…

Однажды разыгралась сильная метель, а Надя на ферму за молоком пошла, чуть не потерялась в сугробах. Ребята со смены пришли, а поварихи их нет! Кинулись искать. Сашка, бледнее мела, бежал впереди, кричал, звал девушку, стараясь перекричать буран. Потом надо же, заметил кусочек фуфайки из-под снега…

Так и вытащил он замерзающую Надюшку из сугроба, притащил в комнату, укутал, и до утра рядом сидел…

— Я тебя никому не отдам! – сказал он тогда девушке.

— Не отдавай! – сердце Нади стучало от радости.

А они ведь даже ни разу не целовались! Просто рядом, все рядом — и все…

А потом случилось непредвиденное: Сашку и еще нескольких ребят перекинули на другой объект, далекий от этого поселка. Отказаться нельзя было.

— Я тебя найду! – пообещал Саша.

— Я буду ждать! – пообещала Надя.

И ждала…

Но через месяц ошпарилась Надюшка сильно на своей кухне, ее в больницу увезли, три месяца она там провалялась. А после, как выписали, назад уже не взяли – мол, езжай к себе на родину, там работай на благо Родины. Пыталась она найти Саньку, но их бригаду уже раскидали по другим стройкам, кто- то уехал домой…

А она ни адреса любимого не знала, ни телефона какого-нибудь. Остался он в памяти Нади первой и чистой любовью. Замуж она вышла за другого только пять лет спустя, все надеялась, что отыщет ее Сашка. Не отыскал… а жизнь-то шла. Муж ее Алексей был хорошим человеком. Вместе они дочку в люди вывели. Любила ли она его? Конечно, любила. Но в сердце нет-нет да кололо от воспоминаний. Где он ее Санька? Нельзя сказать, что воспоминания были легкие – потрудиться. Надежде пришлось за пятерых в молодости…

Но было весело, все равно! И там, на комсомольской стройке, осталась ее первая любовь…

И кто бы мог подумать, что на свадьбе у внучки они вот так встретятся! После церемонии все поздравляли молодых, Надежда радовалась за внучку, а сама не знала, как с Сашей заговорить. Да, это он!

— Надя, — он первый решился подойти ближе, — я своим глазам не поверил, когда увидел тебя.

— Неужели за столько лет не изменилась? -грустно усмехнулась Надежда.

— Да что, скрывать, изменилась, конечно, — вздохнул он, — только твои глаза… Я никогда их забыть не мог… Они все те же – задорные и ласковые! А ты как меня узнала?

— Честно, не знаю, — призналась Надежда, — просто что-то толкнуло изнутри – он это…

Гости уже двинули в сторону ресторана, и тут Надежда вспомнила, что у нее поезд. Да, бог с ним, с поездом! Завтра будет другой, присмотрят за живностью ее соседи…

Ей так не хотелось расставаться с Сашей. Больше пятидесяти лет прошло с той поры, жизнь прошла, другая жизнь, не та, которую они надеялись когда-то прожить вместе, не получилось. Александр с Надеждой, сидя за праздничным столом, изредка отвлекаясь на молодых, больше были заняты друг другом – все разговоры, разговоры. Надя рассказала о своей жизни, Саша – о своей. Оказывается, он тоже уже несколько лет вдовец.

— Я ведь тебя тогда по всей Новосибирской области искал, — признался он, — не нашел.

— А я как домой вернулась, через полгода в Ленинград уехала, на заводе устроилась, тут и осталась жить. Потом с мужем в область перебрались, объяснила она.

— А ведь я тоже после стройки вернулся в Ленинград, — воскликнул он, — мы может по одним улицам ходили и не встречались! Как же так!

— Значит, — улыбнулась грустно Надежда, — судьбе было так угодно, чтобы мы не встретились. Зато наши внуки теперь вместе! Смотри, какая красивая пара.

— Это точно! – согласился Александр и громко крикнул молодым, — горько!

Его подхватили другие гости, жених поцеловал невесту…

— Надя, а давай теперь не расставаться! – сказал вдруг Александр, — сколько нам отмерено, давай вместе этот отрезок жизни проживем?

— А давай попробуем! – ответила ему Надежда, — только ты ко мне переезжай, у меня такая усадьба, сад, огород! Камин на загляденье.

— А печки с котлом нет? – улыбнулся Саша.

— Печка с котлом осталась только в кошмарных снах! – засмеялась Надя.

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

Вы сейчас не в сети