Как выйти из любовного и психологического треугольника?

Любовный треугольник

Почему страшно, и как выйти из любовного и психологического треугольника?

Вроде бы понятно, что терять несколько десятилетий жизни, а то и всю жизнь — жаль. Но выйти из игры — страшно. Каждому из участников кажется, что если он сделает это — другой победит. А, значит, растопчет, раздавит. Так подсказывают инстинкты.

Но если автор письма действительно хочет понять, любит ли его Настя, он, прежде всего, должен себе ответить на вопрос: за что он борется, спасая Настю. И проанализировать другие ситуации, когда он тоже выступал в роли «спасателя». Наверняка, их было как минимум несколько. И наверняка они заканчивались примерно одинаково. А именно: Сергея сначала поддерживали и благодарили, а потом оказывалось, что срок благодарности очень короткий.

Если Сергей (и любой другой человек, привыкший выступать в роли «спасателя») хочет дать себе шанс выйти из этой ситуации победителем, то нужно преодолеть свой страх уступить территорию противнику и оказаться побежденным.

Следующий вопрос, который нужно решить, пожалуй, еще страшнее: а действительно ли меня любит Настя (жертва) или я нужен ей только в роли «спасателя»?

Ответить на этот вопрос сама Настя не сможет. Очень трудно разобраться в своих инстинктах. Чтобы понять ответ, нужно дать время разобраться в себе «жертве», разобраться в себе «мучителю». А затем еще подождать, пока они разберутся между собой.

Сергей спрашивает, нужно ли постоянно находиться около Насти. Или все-таки работать, как и раньше.

Правильно было бы сказать Насте, что он дает ей время разобраться в себе и с мужем. И что, если она сделает выбор, он в любой момент приедет. Конечно, нужно поддерживать связь — звонить, писать.

Однако, темой для обсуждения ни в коем случае не должны быть «разборки с мучителем». Конечно, очень трудно будет избежать подобных разговоров. Но следует честно и откровенно сказать любимой женщине, что тебя интересует только созидание — то есть построение будущих отношений, а не «перетирание прошлого».

Сделав этот шаг, Сергей (и любой другой человек в роли «спасателя») сможет понять, является ли он в большей степени «жилеткой», или можно вывести эти отношения на совершенно иной уровень, не на треугольный, а на уровень пары — Сергей и Настя.

Чтобы решиться на все вышеописанное, надо быть очень смелым и мужественным человеком. К тому же проявить чудеса корректности, чтобы не обидеть «жертву», которая уже привыкла жаловаться «спасателю», изливать душу. И ничего плохого в этом не было. Но затягивать роль «жилетки» опасно, иначе «спасатель» так и будет оставаться на скамейке запасных, и призываться только в моменты очередных скандалов.

У Сергея нет никакой гарантии, что Настя сможет полюбить его не как «спасателя», а просто как Сергея. Но это единственный шанс для него, если он хочет — как пишет в письме — прожить с этой женщиной всю жизнь.

Гораздо проще не выходить из треугольника — поддакивать в разговорах на тему «муж плохой», успокаивать и утешать. Сыграть на обиде Насти тоже просто: мол, не вернешься же ты к этому негодяю. Но нужны ли Сергею такие отношения, которые сложились только в силу трудных жизненных обстоятельств для Насти и ее сына? На этот вопрос ответит только он сам.

Сможет и захочет ли Настя выйти из роли жертвы и из треугольника? Или в нем она чувствует себя более нужной, востребованной? На эти вопросы она тоже ответит только сама. Если решится их задать. В любом случае она имеет право на свой собственный выбор — каким бы он ни был.

А что наш «мучитель»? Даже если «жертва» снова начнет жить с ним, возможно, она опять перестанет быть ему интересной (ведь за нее уже никто не борется). Появится очередная любовница у «мучителя» и очередной «спасатель» у Насти? Или Сергей дождется очередного разрыва Насти и ее мужа?

Задаст ли «мучитель» себе правильный вопрос: что он пытается доказать другим людям через свои издевательства? И поймет ли мучитель, что как бы он ни унизил других людей, сам он от этого «выше» не станет? И в чем он хочет стать лучше? В чем он недоволен собой? И не проще ли измениться самому, а не искать виновных в том, что его жизнь не так ярка и насыщенна, как хотелось бы?

Каждый из читателей — в какой бы роли он ни находился — в процессе прочтения этой статьи сможет задать себе подобные вопросы и улучшить свою жизнь. Либо прийти к выводу, что не будет выходить из роли. По крайней мере, это будет сознательное решение, а не власть «бермудского треугольника».

Кто такие «мучитель», «спасатель» и «жертва»: участники треугольника с точки зрения темпераментов

По темпераменту «мучитель» почти всегда является холериком (активным мучителем) или флегматиком (занудливым и пассивным мучителем).

Перепады настроения холерика неискоренимы — на то он и холерик. Ему нравится эмоционировать. И если даже нет повода сильно порадоваться или погрустить — холерик его найдет. Потому единственный выход для такого типа темперамента — направить свою энергию в мирное русло: заняться экстремальным спортом или менять хобби, путешествовать. А, возможно, найти работу, связанную с драйвом и риском, например, работу менеджера, бизнесмена, военного.

«Жертва» — почти всегда меланхолик. Иногда «жертвой» становится сангвиник, которого очень сильно допекли. Сам по себе сангвиник всегда верит в справедливость и выступает обычно в роли «спасателя». Но если он испытал ряд тяжелых жизненных ударов и выбит из колеи — может на небольшой период стать «жертвой».

Что касается меланхолика, то для этого типа темперамента грустить и мечтать совершенно нормально. Если холерик будет выдумывать повод поскандалить, даже если его нет, то меланхолик будет искать поводы для трагедий и грусти, даже если они не очевидны (в нашем примере Настя в качестве препятствия называет разницу в возрасте, хотя пока это никак не мешает).

«Спасатель» — почти всегда сангвиник: благородный, уступчивый, жалеющий даже врагов за убогость. В редких случаях в этой роли может выступить и холерик. Но холерика надолго не хватит. Поспасает немножко для разнообразия, и уйдет эмоционировать по каким-нибудь другим, более интересным поводам.

Что делать?

Прежде всего, в какой бы роли Вы ни находились, задайте себе вопрос: Вы хотите доказывать себе всю жизнь, что вы правы (обижены, справедливы) или хотите жить настоящей, не запрограмированной жизнью?

Если Вы выбрали жизнь, попробуйте задать себе следующие неудобные вопросы.

А именно: проанализируйте как часто Вы в других жизненных ситуациях находились в той же роли. За что Вы боретесь? Какой повод объединяет все эти ситуации? Это идет из детства или Вы в целом недовольны устройством жизни? Или и то, и другое?

Теперь проанализируйте двух других участников треугольника. Причем постарайтесь выступить сначала в роли адвоката для каждого, а затем в роли обвинителя. Не халтурьте. Обвиняйте и защищайте каждого с одинаковым рвением. Если Вы уже убедились, что обвинить и защитить можно кого угодно, и что проблема не в этом, идем дальше.

Теперь нужно решить, а что Вы хотите? Отношений? Сохранить квартиру (территорию)? Отстоять свои амбиции? Любви?

Если Вам нужно все и сразу, то чего Вы хотите больше всего?

Следующий блок вопросов будет таким:

Готовы ли Вы дать время себе и любимому человеку? Готовы ли поговорить откровенно и сказать, что не желаете больше быть «жилеткой», «жертвой», «мучителем»? Уверены ли Вы, что сможете это сказать корректно, так, чтобы любимый (любимая) не подумали, что Вы хотите от них избавиться? Сможете ли Вы говорить сердцем, а не мозгом (потому что только так Вас услышат и не обидятся)?

Если Вы сможете найти ответы на все предыдущие вопросы, позвольте пожать Вам руку. Теперь Вы знаете, что делать не только в этой ситуации, но и во многих других, не менее сложных. Вы уже не тратите время на осуждение других. Или на жалость (в отличие от сострадания — жалость только унижает). И Вами теперь невозможно манипулировать, потому что невозможно предугадать Ваше поведение. Вы ведь больше на зациклены на одной какой-то роли. Теперь Вы можете все. Или почти.