Милая девушка

Для счастья не нужно рождаться бедным или богатым, нужно всего лишь найти человека, который полюбит и примет

Николай Григорьевич был очень уважаемым человеком в эпоху СССР. Но когда пришёл кризис, правительство сменилось и все деньги, которые мужчина откладывал для семьи, обесценились, вот именно тогда его жена и забеременела. Отказываться от ребёнка семья не решилась, поэтому Николай Григорьевич устроился на завод, что, разумеется, уже теряло престиж. Но делать было нечего, ему нужно было обеспечить свою семью.

Девочку назвали Ольгой, её мама почти сразу же устроилась на работу секретарем, а воспитанием маленькой Оли занималась все: от бабушки с дедушкой до знакомых и соседей по лестничной площадке. Это дало свои результаты, Оля выросла хорошо подготовленной к трудностям жизни, разносторонней девушкой. Конечно, родители испытывали неловкость из-за того, что не смогли обеспечить дочери нормальное детство, хотя сама Ольга так не считала. Да, она рано стала самостоятельной, так разве это плохо? Наоборот, девушку все устраивало. Когда Ольга занималась подготовкой к очередной сессии в институте, её отец вернулся с плохими вестями. На работе нужно было пройти медкомиссию, и вот годы работы на заводе с кремниевой пылью дали о себе знать.

— Что случилось, милый? – спросила Нина Васильевна, мама Ольги.

Сама Оля готовилась к экзамену в своей комнате и разговор слышала плохо, но поняла, что что-то не так, поэтому напрягла слух.

— Мне на работе сказали… Пройти онколога, фтизиатра и вернуться за заключением. Нашли какую-то болячку.

Оля тут же вышла из комнаты. Она давно заметила, что отец слишком уж много кашляет, даже для многолетнего курильщика.

— Папа! Что у тебя там? – обеспокоенно переспросила дочка.

— Так, во-первых, подслушивать плохо, — усмехнулся Николай Григорьевич, но потом снова закашлялся.

Жена участливо погладила его по спине и дала стакан воды.

– Спасибо, милая. Ох. Пока ничего не сказали, попросили пройти пару врачей и вернуться с их заключением.

— Господи, я так и знала, что эта работа тебя угробит! – воскликнула Оля.

Она не гнушалась никакого труда, поэтому во время учебы подрабатывала официанткой в кафе. Но, конечно, этого было недостаточно, чтобы отец мог уволиться с ненавистной Ольге работы на заводе.

– Увольняйся!..

— Оль, давай поскормнее, — строго сказал отец. – Работа всё равно должна быть, что бы ты там ни знала. Мы на это живём.

— Мама! Ну, скажи ему!.. – не сдавалась Оля.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— А что я скажу ему? – тихо промолвила женщина, глядя на мужа. – Он и сам все прекрасно понимает. Но и я знаю, что пока нам по-другому не выжить.

— Давай я хотя бы с тобой схожу к врачу? – не унималась Ольга.

— Хорошо, — вздохнул Николай Григорьевич, понимая, что принципиальная девочка так просто не успокоится.

На следующий день они вместе отправились к врачам. Николаю Григорьевичу сделали снимок грудной клетки, фтизиатр исключил туберкулез, а онколог – опухоль. Это обрадовало Ольгу, но она понимала, что теперь отец будет говорить о том, что ничего опасного в его работе нет, и снова вернётся на проклятый завод.

— Вот видишь? – довольно сказал Николай Григорьевич. – Здоров, как бык.

— А почему же тогда кашляешь так? – буркнула Ольга.

— Да курю я много, — отмахнулся отец.

— Так бросай.

Мужчина рассмеялся.

– Что? – не поняла девушка.

— Да ничего. Пойдём к терапевту.

В кабинете терапевта врач внимательно изучил все записи, просмотрел все анализы, провёл расспрос.

— У Вас профессиональное заболевание, — заключил доктор. – Называется силикоз. Вы пришли от организации, поэтому я рекомендую Вам оформить отпуск и отправиться на санаторно-курортное лечение. Оформлением Вашей карты должны заняться медработники Вашего производства.

— Я всё понял, — мрачно ответил Николай Григорьевич. – Скажите, а это очень опасно?

— Ну, если не лечить, то да, опасно, — ответил врач.

— Ясно. Что ж, спасибо, — мужчина дождался оформления заключения, забрал бумаги и вышел из кабинета. Оля ждала его в коридоре.

— Ну что? – сразу спросила она, как только отец вышел от доктора.

— Ну, всё в порядке, — пожал плечами Николай Григорьевич. – Слишком много курю, поэтому и кашляю, как я тебе и говорил.

— Но… — Оля растерялась.

Она не привыкла, чтобы в семье врали, однако складывалось ощущение, что именно этим ее папа сейчас и занимался.

— Да всё в порядке, дочь, — улыбнулся мужчина. – Пойдём домой.

Дома Николай Григорьевич и жене рассказал то же самое, что Ольге. Дочка смотрела на отца и не понимала, как человек с землистым цветом кожи, кашляющий каждые 15 минут, страдающий одышкой может быть здоровым? Что-то здесь было не так.

Ольга краем глаза подсмотрела, куда ее папа убрал заключение от врача, а потом сказала, что пойдёт готовиться к экзаменам и дальше. Подождала, когда родители заснут, а потом тихо прокралась к спрятанным справкам. Сердце её колотилось, она понимала, что делает нечто постыдное – крадёт документы отца. Но она не хотела оставаться в неведении. К тому времени Ольга была уверена, что Николай Григорьевич скрывает от неё состояние своего здоровья. Оля не думала в тот момент, что это право ее отца, она просто хотела знать правду.

Сделав своё дело, Ольга быстро вернулась в комнату и дрожащими руками перебрала все выписки. Прочитав заключение терапевта, в котором были подробно описаны рекомендации, Ольга проверила диагноз в интернете. Прочитав о заболевании, девушка тихо заплакала. Ну, конечно. Отец просто плюнул на своё здоровье и не захотел оставлять свою семью без денег. Как же жаль, что Ольга ничем не может ему помочь!..

До окончания обучения остался ещё год. Только потом она сможет выйти на работу. Но этот год может оказаться решающим для ее отца. Что же делать?..

Ольга решила во что бы то ни стало поговорить с отцом. Он соврал и маме, значит, разговор лучше сделать тет-а-тет. А что она ему может сказать? Папа, увольняйся, твоя работа вредит твоему здоровью? Так это он и без неё знает. И всё равно не уволится.

На работе просили предоставить заключение только онколога и фтизиатра, а они писали норму по своим профилям. Чем больше Ольга думала, тем крепче убеждалась в том, что отец не будет оформлять себе никаких отпусков, тем более, не будет бросать работу. Ольге надо было уговорить его пролечиться, но как это сделать? Девушка не представляла себе.

Оля тихо вернула документы на место и отправилась спать. Правда, пролежала она часа три, всё ещё раздумывая над тем, как заставить отца одуматься и приняться за лечение.

С утра Оля хмуро поглядывала на папу. Николай Григорьевич вёл себя как обычно и собирался на работу. Как только он вышел, Оля сказала маме, что хочет зайти в библиотеку до занятий, так что надо бежать. Мама похвалила Олю за такую ответственность и попрощалась с дочкой до вечера. Ольга же, как только вышла из дома, сразу кинулась к автобусной остановке, с которой уезжал отец на завод.

— Папа! – позвала Оля, подбегая к остановке.

В распоряжении у неё было минут 10.

— Дочка? А ты зачем прибежала? Я что-то забыл? – недоуменно спросил отец.

— Да, забыл нам с мамой рассказать, что болен, — серьёзно ответила дочка.

Отец укоризненно на неё посмотрел.

— Тебе что, слова «врачебная тайна» ни о чем не говорят?

— Папа, да пойми ты, что ты хуже всем нам делаешь, когда работаешь, будучи больным и нуждающимся в лечении человеком!.. – на глазах Оли показались слезы.

— Оль, я всё пониманию. Но и ты пойми, я не могу бросить работу. По крайней мере, пока не могу. Мне надо тебя выучить ещё.

— Хорошо, когда я окончу институт, ты поедешь лечиться? – спросила Ольга.

— Нам нужно подкопить денег на всякий случай, — мотнул головой отец в знак отрицания.

— Подкопим. Я возьму подработку.

— Ты и так работаешь, дочка. Я ценю твою заботу, правда, но лучше сосредоточься на обучении. А я пока поработаю.

— Папочка, пожалуйста, пообещай мне, что ты поедешь лечиться, — Оля скосила глаза, проверяя, не идет ли автобус.

— Хорошо. Но только когда у нас будут деньги на жизнь, — ответил Николай Григорьевич.

— Спасибо, — выдохнула Оля.

Занятия в институте сейчас больше напоминали свободное посещение, поэтому девушка решила во что бы то ни стало помочь отцу и найти подработку. Ольга пришла к институту, но вместо библиотеки отправилась в небольшой «академический городок», проще говоря, рощицу с двумя рядами скамеечек. Устроившись на одной из них, Оля открыла объявления о работе. Официанткой девушка и так была уже, а в почти всех остальных вакансиях требовался опыт работы, которого, конечно, у студентки экономического факультета не было. Оля уже отчаялась, когда ей на глаза попалось короткое объявление с заголовком: «Требуется уборщица».

— А что? Это тоже работа.

Тем более с детства Оля была приучена к труду и к уважению любой занятости. Она одинаково вежливо поздоровалась бы с дворником и с президентом. Оля позвонила по номеру, указанному в объявлении. Ей сообщили адрес, по которому нужно было подъехать для собеседования. Оля решила не терять времени зря и отправилась сразу же. Оказалось, что собеседование, слишком громкое слово для уборщицы, как считала Ольга, назначено в офисе крупной компании. Никто особо на это место не рвался, поэтому девушку сразу же приняли. Тем более она была готова начать немедленно. Ей показали, где инвентарь, объяснили, что она должна делать. Оплата была почасовая, что не могло не радовать – сделал работу и можешь уходить.

Прошло некоторое время. Ольга разрывалась между двумя работами и институтом, но ей все же удалось отложить немного денег. Однако девушка понимала, что этого катастрофически мало.

— Оль, ты себя так в могилу сведёшь, — зашел её отец в комнату. – Дай хоть немного себе пожить.

— Ничего не сведу, — упрямо ответила Ольга. – Мы договорились, помнишь?

— Я помню, но мне тебя очень жаль. Уволилась бы ты с этой подработки.

— Пап, мне не сложно помыть пол, — Ольга взглянула на часы.

До смены в кафе оставалось ещё 4 часа, можно было съездить на подработку.

– Этим, кстати, сейчас и займусь.

— Как это? – услышала проходящая мимо мама. – А пообедать? Суп уже почти готов.

— Не, мам, не успеваю, — ответила Ольга и накинула кофту на молнии. – Я себе по пути куплю пирожок.

Так девушка и жила. Питаясь не пойми чем, работая чуть ли не сутками, еще и учиться успевала. Ей, конечно, было очень тяжело, но она видела лишь цель – помочь отцу. А на себя как-то махнула рукой.

Переодевшись в свою униформу, Ольга приступила к уборке на своем участке, когда её окликнула начальница.

— Оля, давай ты лучше кабинет шефа уберёшь, он пока на обед в ресторан ушёл, а здесь девочки сами справятся, — «девочками» были подрабатывающие пенсионерки, Ольга никак не могла привыкнуть к такому обращению.

По крайней мере, эти женщины уже прожили много лет, воспитали детей, как можно так неуважительно к ним относиться? В прочем, девушка не собиралась читать нотации своей начальнице и просто согласилась. Тем более спина сегодня сильно болела, драить весь этаж не хотелось. Она отправилась в кабинет хозяина всей компании.

За тяжелыми дубовыми дверями был спрятан шикарный интерьер. Вся мебель была изготовлена из дорогого дерева, обтянута натуральной кожей. Паркет на полу был без единого пятнышка, но работа есть работа. Ольга закрыла кабинет, взялась за швабру и принялась за уборку.

Но не прошло и пяти минут, как замок тихо щелкнул и провернулся. Ольга даже вздрогнула от неожиданности – ей ведь сказали, что шеф на обеде. Какова будет его реакция на то, что Ольга фактически вломилась в его кабинет и хозяйничает тут? Наверное, неспроста уборщицы заходят только тогда, когда Максима Романовича нет в кабинете. Пока Ольга тщетно пыталась придумать, куда же спрятаться от шефа, в комнату вошёл высокий брюнет в деловом костюме и с большим бумажным пакетом в руках.

— О! Добрый день, — поздоровался он и улыбнулся.

Ольге он сразу показался очень добрым и открытым человеком. И почему его все побаиваются?

— Здравствуйте… А мне сказали, что Вы на обеде, и я могу тут убраться… Но я, наверное, позже закончу, если Вы, конечно, не против… А то мешать не хочу, — сбивчиво протараторила Ольга, крепко держась за швабру, как будто она защищала её от всех бед.

Максим Романович улыбнулся.

— Что Вы, Вы мне совсем не мешаете, — он прошёл к большому кожаному дивану и поставил пакет на кофейный столик. – К тому же, у меня и правда обед. Кстати, не хотите присоединиться?

Он раскрыл пакет, и оттуда донёсся дивный аромат бургеров, настоящих бургеров, а не того, что продаётся в точках быстрого питания. Ольга очень не вовремя вспомнила, что так и не купила себе пирожок по пути на работу. А есть уже хотелось. Но не будет же она, уборщица, усаживаться на диван, который, наверное, стоит как полгода ее работы, и есть бургеры хозяина всей компании!..

— Спасибо, не стоит, — улыбнулась Ольга, отвечая уже более смело.

Всё-таки, мужчина казался очень добрым.

– Я совсем не голодна.

— Что ж, очень жаль, — по голосу Ольге показалось, что он и правда слегка огорчился.

Она хотела ему что-то ответить, чтобы сгладить свой отказ, но за неё все сказал желудок, который очень громко напомнил о том, что он сегодня ничего не ел. Ольга мгновенно покраснела так сильно, что пришлось отвернуться. Если бы Максим Романович увидел это, наверное, решил бы, что с девушкой не все в порядке. Мужчина ещё пару секунд снисходительно улыбался, а потом решил предпринять ещё одну попытку.

— Знаете, я не из тех, кто гнет пальцы веером из-за своего дохода или чего-то типа того. Я простой человек. Вот видите, даже гамбургеры ем вместо лобстера. Кошмар, правда? Засмеяли бы коллеги бизнесмены. Если Вы стесняетесь потому, что я «большой начальник», — он изобразил кавычки пальцами, — то забудьте об этом. Я такой же простой человек с простыми вкусами. И просто хочу сейчас пообедать в хорошей компании. Поэтому, пожалуйста, разделите со мной мою скромную трапезу.

Как же неловко было Ольге!..

Говорить, что она сыта – откровенно соврать, а может и вылететь с работы. А этого никак нельзя допустить. Но и отбирать обед у своего работодателя тоже как-то странно, мягко говоря. Максим Романович ждал ее ответа, и Ольга тяжело вздохнула.

— Господи, мне ужасно стыдно, но если Вы и правда не против моей компании, то я бы с радостью.

— Да наконец-то! – мужчина усмехнулся. – Я бы стул Вам подвинул, но мы на диване. Разрешите не двигать его?

Ольга снова покраснела, но уже не так сильно, рассмеялась.

— Разрешаю.

— Благодарю, — он подождал, пока Ольга сядет. – Ну что, я голоден, как волк, так что давайте есть.

Ольга ужасно смущалась, Максим Романович, видя это, непринужденным движением откинул галстук на плечо, засучил рукава и вцепился зубами в свой гамбургер. Конечно, тут же полился сок, посыпался салат, но казалось, что крупный бизнесмен и не замечает ничего этого. Он просто наслаждался едой, как и все обычные люди. Ольга тоже взяла один гамбургер и попробовала. Девушка готова была проглотить свой язык, она была ужасно голодна, а еда была такой вкусной!..

Обедали они в тишине, если не считать шуршания бумаги и шипения колы в огромном стакане. Гамбургеры оказались настолько сытными, что Ольга едва справилась с тем, что взяла.

— Спасибо за угощение, Максим Романович, — сказала Ольга с улыбкой.

Мужчина откинулся на спинку дивана и довольно сложил руки на животе.

— Да что Вы, не стоит благодарности, — он тоже улыбнулся.

— Ну, теперь мне точно хватит сил закончить уборку у Вас в кабинете.

— Да-да, конечно, — мужчина немного смутился. – Я и забыл, что Вы на работе… Собственно, как и я! – он хлопнул себя ладонями по коленям.

– Да, я ведь на работе… Пойду, это, бумаги распечатаю нужные. Да. А Вы не спешите, делайте тут свои дела…

Он немного комично вышел из собственного кабинета. Ольга даже усмехнулась. И почему его все боятся? Очень хороший человек, накормил голодную девушку своим обедом, ушел распечатывать бумаги, хотя у него два принтера стояли в кабинете.

Ольга закончила уборку, собрала инвентарь и вышла из кабинета Максима Романовича. В конце коридора она встретилась со своей начальницей – Верой Ивановной.

— Ой, Олечка, ты извини, что я тебя отправила туда, — тут же запричитала женщина. – Я ведь не знала, что Максим Романович с собой еду возьмёт сегодня!..

— Да что Вы, всё же хорошо.

— Да? – как-то подозрительно взглянула на нее женщина. – Вы с ним не встретились, что ли?

— Почему? Встретились.

— И всё нормально?

— Ну, да. Вообще, он очень даже добрый. Я не понимаю, почему его все побаиваются.

— Ну, — женщина вздохнула. – Побаиваются даже не его, а скорее его наследия.

— А что не так? – всё равно не понимала Оля.

Вера Ивановна оглянулась по сторонам и понизила голос.

— Это компания создана его отцом. Он душу буквально вложил в это дело, но он был жутким тираном. Ел, спал, да что там, жил на работе. И никому спуску не давал. Увидит кого из наших девчонок, так тут же куча выговоров: здесь не прибрала, там не так натерла, а тут вообще пятно. К работникам ещё хуже относился. Увольнял за любое крошечное нарушение. Вышел на пять минут вне перерыва – уволили. Таким вот образом Роман Яковлевич и создал нашу компанию. Правда, умер рано. Ну, ещё б не умереть при такой жизни. На его место сын его пришёл, Максим Романович. Ну а как сын и не в отца? Вроде, сначала добрым кажется, а только ошибаться при нём всё равно как-то не хочется.

— Ну, не знаю, — пролепетала шокированная Ольга. – Мне он показался очень лояльным, даже милым…

— Это ты папашу просто его не знала. Тоже сначала, знаешь, прикормит, так сказать. А потом зубы-то вонзит, мало не покажется. Ты просто будь поосторожнее.

— Ладно, я поняла. Спасибо, — неуверенно поблагодарила Ольга.

Прошло немного времени, и Ольга успела позабыть о разговоре с Верой Ивановной. Она полностью погрузилась в проблемы своей семьи. Отцу становилось хуже на глазах. Сессию она успешно сдала, и теперь старалась работать в два раза больше, чтобы помочь папе с лечением. Мама тихо плакала по вечерам со смешанными чувствами гордости за своего ребёнка и жалости к её нелегкой судьбе. Но Оля не сдавалась и не жаловалась.

Когда Ольга заканчивала свою работу на этаже и уже собиралась уходить, её нашел Максим Романович.

— Оля, здравствуйте! Как хорошо, что я Вас встретил, – подошёл к ней мужчина.

— Добрый день, Максим Романович, — поздоровалась девушка.

Имя её он знал, потому что все сотрудники носили бейджики.

— Оль, я Вас хотел попросить кое о чём. Ваши коллеги как-то слишком нервничают, находясь в моем кабинете, Вы не могли бы, эм, заняться им?

— Да, конечно. Только ключ возьму, — ответила Ольга.

— О, нет, нет, Вы не так поняли. Я прошу Вас работать только в моём кабинете с завтрашнего дня. Зарплату сделаем фиксированную, а график оставим гибкий.

— Хорошо, я поняла, — улыбнулась девушка.

— Замечательно, — просиял Максим Романович. – Тогда не смею больше задерживать, хорошего Вам дня.

— И Вам.

Это была прекрасная новость для Ольги. Теперь ей нужно не вылизывать целый этаж, а просто прибраться в одном кабинете. Времени свободного больше появится, можно будет отдохнуть. Лучше бы, конечно, ещё одну подработку найти, но Ольге казалось, что она и без того на пределе своих возможностей. Поэтому она решила оставить всё, как есть.

Когда девушка начала убираться в кабинете Максима Романовича, он стал чаще разговаривать с ней. Сначала на общие темы, вроде того, как ей работа, все ли устраивает. Потом Максим Романович говорил о погоде, политике, экономике…

Вот на экономике девушка и сказала, что как раз доучивается, последний год в институте пошёл.

— Как? – оторопел Максим Романович. – И Вы все это время молчали?

— Так меня никто и не спрашивал, — пожала плечами Ольга.

— А знаете что? Бросайте эти тряпки, я Вас приму стажироваться в нашу компанию до получения диплома. А потом переведём Вас на полную ставку, если, конечно, Вы согласитесь, — неожиданно предложил Максим Романович.

— Ого… — только и могла ответить Ольга. – Ну, я даже не знаю… Это всё как-то неожиданно…

— Да в жизни всё неожиданно, — теперь настала очередь мужчины пожать плечами. – Вы согласны?

Думала Ольга недолго. Разумеется, она была согласна. Прибежав домой, Ольга тут же рассказала радостную новость своей семье. Теперь она не уборщица, а экономист-стажер. Конечно, ей не удалось избежать косых взглядов на новом месте. Ещё бы, девочка, которая буквально вчера полы мыла, теперь сидит в офисе и печатает отчеты.

Ей пришлось быстро научиться, собраться и показывать отличный результат. Потихоньку её новые коллеги к ней привыкли. Так прошёл год. Николай Григорьевич чувствовал себя хуже с каждым днём, Ольга с ужасом слушала по ночам страшный кашель своего отца. Нина Васильевна, мама Оли, вместе с дочкой уже просила мужа пойти к врачу, поправить здоровье, но Николай Григорьевич отказывался, говоря, что понадобятся деньги. Ещё немного подкопить, ещё чуть-чуть заработать…

Несмотря на то, что на банковском счёте уже значилась неплохая сумма, глава семейства всё равно нервничал. Ольга решила не увольняться из кафе, в котором работала официанткой, пока отец не пойдет лечиться. Все же, вдруг денег действительно не хватит? Ольга перешла на ставку экономиста, работать ей нравилось, зарплата была достойная. Максим Романович часто заглядывал к ней, чтобы поинтересоваться, как идут дела, всё ли понятно. Такая забота, конечно, наводила на некоторые мысли. Да и все вокруг Ольги уже шептались, что как-то слишком активно шеф присматривает за новичком.

— Привет, ну, как дела сегодня? – привычно подошёл Максим Романович к Ольге.

Она и не помнила, с какого времени он начал называть её на «ты». Но девушка испытывала чувство огромной благодарности к Максиму Романовичу, и не собиралась цепляться к такой мелочи.

— Здравствуйте, всё хорошо, — улыбнулась она.

— Ну и прекрасно. Хотел спросить, есть ли у тебя сегодня дела после работы?

Дела как раз были. Сегодня смена в кафе, так что Ольге никак нельзя было задерживаться.

— Есть, — вздохнула девушка.

— Оль, — мужчина серьёзно на неё посмотрел. – Наш охранник видел тебя в роли официантки в кафе. Скажи мне честно, я тебя зарплатой обидел?

— Что Вы!.. – девушка ужасно смутилась, покраснела.

Вот зачем этот охранник лезет не в свое дело?! Увидел и увидел, зачем об этом начальству-то рассказывать?

— В чем тогда дело?

Ольге не хотелось рассказывать свою историю, но снова врать ей не хотелось ещё сильнее. Девушка вздохнула и нехотя всё объяснила Максиму Романовичу.

— Вот поэтому и работаю в двух местах, — заключила Оля. – Папе нужно помочь, денег на лечение у него нет, а если от работы поедет – так уволят, потому что потеряет профпригодность. Переподготовкой позанимаются для вида, конечно, но на деле ничего не изменится.

— Да уж… — потрясенно промолвил мужчина. – Нет, я, конечно, видел, что ты добрый, светлый человек, всегда готовый помочь. Но чтоб вот так всё на тебя свалилось… Я даже о таком не подозревал.

— Не подумайте, пожалуйста, что жалуюсь.

— Да я и не думаю. Чуть ли не щипцами вытянул правду, где тут жаловаться. Оль, ты подумай вот над чем. Ты можешь перейти на полторы ставки. Это больше работы, но зарплата будет начисляться выше почти в два раза – из-за всяких премий, надбавок, стимулирующих. А всё-таки из кафе увольняйся. Не дело это.

— Вы мне сейчас предлагаете перейти на полторы ставки?.. – удивлённо пробормотала Ольга.

Конечно, она справится, но с чего такая щедрость?

— Да. Ты пока подумай. И заканчивай здесь работу, на сегодня я тебя отпускаю. Зайди ко мне в кабинет, как закончишь, мы с тобой ещё раз всё обсудим.

Ольга доделала свою работу, закрыла программы, выключила компьютер. А ответа на вопрос о столь лояльном отношении шефа так и не пришёл. Если он предложил ей полторы ставки только из жалости, то соглашаться будет стыдно. С другой стороны, он же ей не просто так деньги предложил.

Максим Романович ждал девушку в своем кабинете. Его поразила настойчивость Ольги, стойкость, терпение, кроткое смирение со своей судьбой. Ещё когда они первый раз встретились в его кабинете, он понял, что влюбился. Поэтому и придумал эту «индивидуальную уборку», а потом стажироваться поставил без всяких вопросов. И ведь девушка была действительно очень смышленая. Максим Романович потер переносицу, в голове проносились воспоминания о собственном начале карьерного пути. Его отец, основатель этой компании, был строг, требователен, даже слыл тираном. Но он делал все это потому, что хотел создать крепкую основу для счастливого будущего своего сына. В принципе, у него это получилось. Роман Яковлевич был болен и понимал, что долго не проживет, поэтому торопился отобрать лучших работников, это и было причиной всеобщего страха перед ним. Он никогда не показывал слабость, всегда был готов на все, но делал это ради сына. Вот и Ольга кидается из огня да в полымя в попытках спасти своего отца, но что может молодая девчонка? Ей не заработать на безбедное существование своей семьи, если отец действительно потеряет работу.

Максиму было уже 34 года, но он ни разу не встречал такой самоотверженной, сильной, красивой девушки. Он хотел видеть ее рядом с собой не в роли подчиненной и ценного сотрудника. Но как сказать ей об этом? За всё время он так и не решился пригласить ее даже на безобидное свидание. Его размышления прервал стук в дверь.

— Максим Романович, сказали зайти, — раздался голос Ольги, а потом и сама девушка заглянула в кабинет.

— Да, проходи, — он указал на кресло напротив себя.

Девушка присела, а он так и не знал, как сказать эти три простых слова.

— Ну?.. Обсудим всё ещё раз? – нерешительно спросила Ольга.

— Да, конечно. Ты согласна с моим предложением? – мысли его были вовсе не о работе.

— Я думаю, что справлюсь, но хотела спросить. Не моя ли история Вас так разжалобила, что Вы решили дать мне новый шанс помочь папе?

— Послушай, — мужчина вздохнул. – Я никогда ещё не встречал такого удивительного человека. Возможно, ты меня сейчас неправильно поймёшь… Но… — он вел себя, как мальчишка, которого в школе посадили с понравившейся девочкой.

— Вы как-то сильно волнуетесь, — улыбнулась девушка, но тоже слегка напряженно.

— Так заметно, да?

— Очень, — кивнула Ольга. – Что случилось?

— Случилось то, что я тебя люблю, — в кабинете воцарилась гробовая тишина.

Ольга пыталась понять, не ослышалась ли она, не шутит ли над ней шеф, может, она действительно его неправильно поняла, и он подразумевал, что любит ее, как сотрудницу?..

Но по глазам Максима Романовича нельзя было сказать, что он решил как-то провести Ольгу. Молчание сильно затянулось.

— Вот как… — только и смогла произнести Ольга.

— Я так и знал, знал, что рано, я зря лезу и вообще, все это ужасная затея!.. – сорвался Максим Романович. – Прости меня, я не знаю, о чём думал.

— Видите ли, Вы тоже мне очень нравитесь, — тихо промолвила Ольга.

Теперь настала очередь Максима не верить в услышанное.

— Тогда… Давай для начала сходим в ресторан?.. – неуверенно предложил он, и Ольга рассмеялась.

— Только если там будут бургеры, — ответила она.

Скованность в отношениях удалось преодолеть быстро. Конечно, на работе шушукались, а родители не слишком-то доверяли Максиму. Никто не привык к тому, что в жизни может быть, как в сказке.

Но через некоторое время Максим стал желанным гостем в доме Ольги. Ему быстро удалось найти общий язык с отцом Ольги и уговорить его уволиться с работы и срочно заняться своим здоровьем.

— Мне, в конце концов, нужно заботиться о здоровье тестя, — выдал Максим.

— Макс, какого тестя? — рассмеялась Ольга. – Мы только встречаемся.

— Пока ещё. Но, может, ты согласишься изменить наш статус? – с этими словами мужчина встал на одно колено и преподнес девушке коробочку с обручальным кольцом.

Ольга согласилась.

Свадьбу отложили, чтобы Николай Григорьевич смог хорошенько отдохнуть после своего лечения. Здоровье папы Ольги поправили опытные врачи, поэтому на свадьбе Николай Григорьевич веселился за двоих. Больше никого не волновал социальный статус, Максим и Ольга доказали, что для счастья не нужно рождаться бедным или богатым, нужно всего лишь найти человека, который полюбит и примет.

Оставьте свой голос

12 голосов
Upvote Downvote

Напишите , пожалуйста ниже, что вы думаете об этой истории. 

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.