Деревенская бабушка одинокая и грустная одна совсем

Дочка

В тот день Галина, как и многие, спешила на кладбище — Радоница ведь, в этот день надо проведать родные могилы. У неё на кладбище лежали муж и дочка. Ох, и тяжело всё это…

Сергей умер пять лет назад от инфаркта. А Юлечка год назад. Молодая, красивая женщина…

И как эта болячка к ней прицепилась? Вначале вроде бы врачи давали надежду – и операцию Юле сделали, и курс химиотерапии провели. И вроде бы пошла её девочка на поправку! А потом болезнь вернулась — в ещё более агрессивной форме. И тридцати ей ещё не было…

Одна радость Галине осталась – маленькая внученька. Дашеньке недавно пять лет исполнилось. Родила её Юля без мужа – скрылся её воздыхатель сразу же, как узнал про ребёнка. Ну и чёрт с ним! Галя дочку поддержала, помогала. А потом вот эта болезнь…

Галина медленно шла по тропинке кладбища к могиле дочери, вспоминая ещё раз события годовой давности. Да, тяжело было. Даже больше – невыносимо! Похоронить родного ребёнка. Не сломаться, не сойти с ума помогла именно внученька…

Галина устремила свой взгляд вперёд – вот уже почти пришла. Неожиданно она застыла как вкопанная – у могилы дочери стояла… сама дочка!

Да, это была она! Стройная, невысокая, те же каштановые волосы чуть ниже плеч, острый носик…

За него Юльку ещё в школе синичкой звали. Ох, как она обижалась…

А потом ничего! Поняла, что её черты лица даже аристократичные…

Да, красавицей была дочка!..

И вот сейчас она стояла живая и здоровая у своей могилы! У матери задрожали колени, перед глазами всё поплыло. Казалось, сейчас Галина упадет в обморок. Неужели она сходит с ума? Или это видение от всего пережитого? А девушка повернула было прочь…

— Юля! – что есть силы закричала Галина и бросилась за ней вслед.

Девушка удивленно посмотрела на женщину, остановилась.

— Простите, вы мне? – растерянно спросила она Галину.

Голос…

О, это её голос!

Да, немного выглядит иначе. Раньше Юля так не подводила глаза, и брови у неё были чуть тоньше…

Но разве мать не узнает свою родную кровиночку?

— Юля, это ты? – прошептала Галина и осторожно коснулась руки девушки.

Тёплая… Живая!..

Нет, это точно не видение!

— Я не Юля, — девушка сама была порядком в замешательстве, — меня Таней зовут.

— Да как же, — пробормотала Галина, — но я не могу ошибиться! Господи, простите! Но вы так похожи на мою дочь.

Девушка посмотрела на памятник.

— Это тут ваша дочь похоронена?

— Да… Ой, я видимо, совсем от горя умом тронулась… Но вы так похожи…

— Если честно, я сама растерялась, когда увидела фотографию девушки на памятнике. Мне ведь тоже показалось, что это я, — призналась Таня. – Жутко так стало… И главное, у нас день рождение в один день.

— Как? – ахнула Галина, — в один день?… Нет-нет… Как такое возможно?

Обе женщины в недоумении сели на лавочку и смотрели друг на друга, не в силах решить эту загадку.

— Если бы я не знала своих родителей, то я бы решила, что мы близнецы с вашей дочерью, — задумчиво произнесла Таня, — но это исключено… Неужели правду говорят, что у каждого человека есть двойник?

— Не знаю, — отрешенно ответила Галина, глядя на могилу дочери, и тут она что-то вспомнила как будто, — Таня, а кто ваши родители?

— К сожалению, их уже нет в живых. Они погибли три года назад в автоаварии. Папа работал в полиции, мама доктором была. Такая ужасная и нелепая смерть. Я до сих пор в себя прийти не могу.

— Да, родных терять тяжело, — меланхолично согласилась Галина, думая о чём-то совершенно другом. – Так ваши родители здесь похоронены?

— Да, через два ряда, — кивнула Татьяна.

— А покажите мне их могилы, — неожиданно попросила Галина.

Татьяна немного удивилась, но согласилась. Галина поставила цветы дочери и мужу, и вместе с Татьяной они пошли вглубь кладбища. У памятника из чёрного мрамора с двойной фотографией они остановились…

— Вот мои папа и мама, — печально сказала Татьяна и бережно погладила чёрную оградку.

С памятника на Галину смотрел полный мужчина – кудрявый брюнет с усами, и светловолосая женщина со строгим взглядом. Увидев её изображение, Галину как током прошибло! Она на всю жизнь запомнила этот взгляд!

— Значит, это твоя мама Ольга Эдуардовна, — медленно произнесла Галина и повернулась к Тане, — может быть, я сошла с ума, но я должна тебе рассказать…

Эта история случилась больше тридцати лет назад, в небольшом районном центре. Галина с мужем тогда жили в глухой деревушке — все собирались переехать, да всё что-то мешало. То родители Сергея не отпускали – мол, одним на старости лет им тяжело будет. А потом, когда их не стало, в стране какая-то неразбериха началась, деньги обесценились со скоростью света –всё, что Галя с Сергеем копили на квартиру в городе, в один миг стало пылью…

А Галя в тот год ещё и забеременела. Решил Сергей, что пусть ребёнок родится на обжитом месте, подрастёт. Он за это время ещё накопит – на Север стал ездить. Галя с ним согласилась. Встала на учёт в районной поликлинике и регулярно посещала своего доктора. Ольга Эдуардовна звали её врача. Лет тридцать ей было, строгая такая. Галина, когда на приём к ней впервые пришла, так оробела как школьница. Вначале Галина Эдуардовна резко её отчитала, что пришла в больницу на учёт становиться только на пятнадцатой неделе, потом сделала замечание о лишнем весе.

— Да я не знаю, почему так полнеть начала, — оправдывалась Галина, — вроде бы как обычно ем.

— А как обычно вам теперь нельзя! – не сказала, а отрезала докторша. — Надо есть чаще, но меньше!

Говорила, а сама своими глазами так и пронзала Галю – холодный такой взгляд…

Если честно, будущая мама с радостью бы ушла к другому доктору, но где его взять в сельской больнице. Вот и ходила к этой Ольге Эдуардовне. А та её всякий раз отчитывала за стремительно растущий вес. И не то, что в целом Галя увеличивалась в объёмах, а вот живот был просто огромный. Старушки в деревне ей говорили – двойня у тебя, наверное…

Об этом Галина как-то сказала врачу.

— Что я два плода не обнаружила? – усмехнулась Галина, — один у вас ребёнок будет! Я лично УЗИ делала, вы же видели своего ребёнка!

Галина неуверенно кивнула головой – ничего она толком не видела на старом мониторе аппарата УЗИ, пятно какое-то и всё…

Да Ольга Эдуардовна ей толком и не объясняла – сказала только что всё в пределах нормы…

А вот перед родами за целый месяц упекла она Галю в больницу – сказала, что есть некоторые сомнения, сможет ли сама она родить. Ох, и не хотела Галя. Сергей тогда только с вахты вернулся, так соскучилась по мужу. Но он убедил жену врача слушать – плохого ведь не посоветует.

— А живот, и правда, огромный у тебя, Галя! – отметил Сергей, глядя на жену.

— Ольга Эдуардовна сказала, что я много ем, а ещё это, как его.. многоводие что ли… — вздохнула Галя, — поэтому и кладут.

— Вот и полежи! – посоветовал муж, — а я тут как раз детскую подготовлю…

А в больнице Галя отлежала две недели, как однажды её Ольга Эдуардовна огорошила:

— Завтра буду тебя кесарить, — сказала она на очередном обходе.

— Почему? – чуть не заплакала Галя, — я сама хотела родить.

— Самой не получится, — сверкнув своими ледяными глазищами, сказала докторша, — таз у тебя узкий.

— А акушерки говорили, что нет…

— Мне лучше знать! – рявкнула Ольга Эдуардовна, — завтра операция!

Галя молодая была, робкая. Простая женщина из деревни, поэтому врачу поверила – надо, значит надо…

И всё хорошо прошло! Появилась на свет Юлечка – правда, маленькая: и трех килограммов не было. Сергей тогда всё удивлялся – почему живот-то такой огромный был. Да и Галя сама не понимала. Но врач сказала, что многоводие это было…

И вот сейчас, стоя у могилы Ольги Эдуардовны, Галю осенило: а что, если никакая это была не патология? Просто врач, воспользовавшись наивностью деревенской дурочки, многоплодную беременность выдала за одноплодную? Ведь помнит Галя, как говорила доктору, что как-то странно её ребёнок ведет себя внутри: то в одном месте пнёт, то в другом. А иногда в животе как будто два шара перекатываются одновременно. Даже просилась в город её направить. Но на это у Ольги Эдуардовны был ответ: она тут врач и больше понимает. Просто ребёнок слишком активный, или мать что-то не то ест, вот пищеварение и неспокойное.

Были ли у Гали раньше мысли, что могла она носить двоих детей? Были, конечно. Особенно, когда бабушки-старушки в селе спрашивали, видя её большой живот…

Но как она могла врачу не доверять. А когда Юлечка родилась, у неё столько молока было! На двоих бы хватило! Но тогда Галя уже ни о чём не думала таком – вся была поглощена мыслями и заботами о дочери. А потом они с Сергеем всё же смогли в город переехать, он на заводе работал, она нянечкой в детском саду. Юля в тот сад и ходила, а потом уже в школу пошла, потом институт окончила. И всё было хорошо у её девочки, а только болезнь проклятая всё равно забрала…

Таня слушала Галину в полном недоумении. Что несёт эта женщина?

— То есть вы обвиняете мою маму в служебном преступлении? – произнесла она, дослушав Галину,- я вам не верю! Моя мама была очень хорошим врачом, и спасла много женщин и детей! Вы говорите полную чушь!

— Таня, но как тогда объяснить, что вы с Юлей одно лицо? – воскликнула Галина, — я и сама не могу поверить в такое, но найди другое объяснение! Только не надо про двойников! Это уже точно из раздела фантастики!

— Обвиняя мою маму в таком, надо понимать, что одна бы она точно такое не провернула! Были медсестры, акушерки и так далее. Как бы она по своим отчётам провела второго ребёнка? Нет, вы не понимаете!

— Это ты, Таня, не понимаешь! В деревенской больнице проще скрыть такое. Тем более в те годы, когда в стране был бардак. Два-три человека знали, которые помогали, вот и всё! Тем более муж Ольги Эдуардовны работал в правоохранительных органах. Явно мог помочь супруге…

— А вы уже и папу моего обвиняете? – усмехнулась Таня, — нет, это абсурд! Я вам не верю!

И она пошла прочь с кладбища. А Галя стояла и смотрела вслед, ей хотелось кинуться за ней, обнять…

Но женщина понимала, что воспринимает эту девушку как Юлю…

А это ведь не она. Но кто же ей Таня? Неужели дочь?

— Таня! – Галина все же устремилась за уходящей девушкой, — подождите! Дайте мне свой номер телефона или мой запишите!

— Зачем? – удивилась Татьяна, — мне и так всё ясно. Вы говорите глупости!

— Пусть так! Но всё же! Пожалуйста…

Татьяна вздохнула, поняв, что просто так не отделается от этой убитой горем матери, достала из сумочки визитку и протянула Галине:

— Вот, позвоните, если что-то узнаете! Но сразу предупреждаю: я всё равно вам не верю!

И ушла. А Галя прочитала на визитке: «Татьяна Соколова, косметолог»…

Женщина грустно улыбнулась: Юля ведь тоже работала в салоне красоты. Галя ещё ругалась: окончила институт, а сама курсы прошла, и начала ногти и ресницы делать. А Юля смеялась, что на «русалках она больше заработает», нежели у школьной доски в качестве учительницы. Да и нравилось ей это дело.

Галя вернулась с кладбища в растерянных чувствах – кто бы ей сейчас мог рассказать о событиях тридцатилетней давности? Надо было ехать на малую родину…

Может быть, кого и найдёт, кто раньше работал в той сельской больнице…

Оставила она внучку на соседку, с которой были очень теплые отношения, и поехала ночным поездом в родные края…

Ранним утром Галя вышла на станции, на которой уже не была очень много лет, прошла по главной улице райцентра…

Конечно, изменилось многое, но основные учреждения где были раньше, там и находятся. И больница в том числе…

Около двух часов Галина просидела на лавочке у роддома, в ожидании пока начнётся рабочий день у заведующего – хотела раньше его увидеть, на охранник на входе сказал, что раньше девяти тот в больнице не появится. И вот в десятом часу утра уставшая от дальней дороги и тревожных дум, она зашла в кабинет заведующего роддомом.

— То, что вы мне сейчас рассказали, это чудовищно! – заявил доктор, выслушав Галину, — я тогда здесь не работал, но такое не могло произойти! Нет! Ольгу Эдуардовну я не знал лично, но наслышан о ней как о высоком профессионале, она была очень ответственным человеком! И никогда! Слышите, никогда бы она не нарушила закон! Уходите! Я сделаю вид, что не слышал этого разговора! Иначе вызову полицию!

Галина только покачала головой – ей бы самой вызвать полицию…

Да только не хочется ворошить прошлое. Ей бы только узнать – неужели она двоих родила…

Неужели сейчас на белом свете у нее кроме внучки есть еще родной человек? Но что возьмешь с этого врача? Он сам не в курсе. Но, тем не менее, будет до последнего стоять за свою коллегу – это Галина ясно поняла. Она вышла из больницы, села на лавочку и заплакала…

Подумала: а ведь можно тест ДНК с Таней пройти, да только не захочет она. Это точно – видимо, Ольга Эдуардовна с мужем к ней хорошо относились, раз Таня даже мысли не допускает, что она им неродная…

А может быть, родная? И это все – лишь домыслы Галины, её желание увидеть в чужой девушке родную дочь?

Из больницы быстрым шагом вышла женщина в белом халате средних лет и подошла к лавочке, где сидела Галина.

— Это вы к заведующему роддомом сейчас ходили? — нерешительно спросила она.

— Да, но он сказал, что никому не скажет о нашем разговоре, — удивилась Галина.

— Он и не говорил, — улыбнулась женщина, — просто девчонки подслушали ваш разговор, сейчас на посту обсуждают. Все удивляются – прямо история из кинофильма.

— Вы тоже так считаете? – Галина устало посмотрела на собеседницу, вот чего ей надо…

— Как раз я так не считаю, — женщина села рядом с Галиной и посмотрела ей в глаза, — просто другие не знают того, что знаю я… Здесь коллектив полностью сменился. Пожалуй, я тут самый сторожил. Уже тридцать лет как акушеркой работаю. Меня, кстати, Верой зовут. И я вас помню…

Галина в волнении замерла…

А Вера рассказала следующее. То, что Галина носит двойню, понять было несложно, но Ольга Эдуардовна никого к этой роженице не подпускала – сама всегда её принимала…

А так как тогда она была заведующей отделением, никто особо и не лез: времена неспокойные, кому хочется терять работу. Операцию проводила сама Ольга Эдуардовна, анестезиолог был её хорошим другом, Галине сделали общий наркоз. Все прошло в выходной день вечером. Вера тогда как раз дежурила в отделении.

— Родились две девочки, это я точно знаю. Из операционной ведь двоих принесли, — рассказывала она Галине, — одну записали на вас. А другая была не оформлена. А к утру малышка исчезла из роддома. А мне Ольга Эдуардовна посоветовала держать рот на замке, пригрозила ещё. У неё ведь муж в то время начальником милиции у нас был. А у меня брат как раз попал под следствие, обвиняли его в краже, которую он не совершал. Так вот Ольга Эдуардовна пообещала, что если я что-то скажу про близнецов, то брат мой сгниет в тюрьме. Я пообещала молчать. Вскоре Ольга с мужем из района уехали, брата моего выпустили. И я решила ничего никому не говорить – такие люди, как муж Ольги Эдуардовны, могли хоть когда и где найти…

— А ребёнок? Вторая девочка? – с болью в голосе спросила Галина.

— Знаю только, что из района Ольга с мужем уехали с ребёнком, это точно. Помню, что в отделе кадров был разговор: мол, какая наша Ольга Эдуардовна молодец! Взяла и удочерила малышку… Сама ведь не могла иметь детей. Я сложила всё как дважды два: она вторую девочку себе забрала. И видимо, давно этот план придумала, раз беременной даже не сказала, что та двойню носит. А муж все с документами помог. И уехали побыстрее из района, чтобы никто не начал копать.

— Неужели это правда? – покачала головой Галина, — почему они не взяли ребёнка из приюта, там ведь много малышей.

— А наследственность? – усмехнулась Вера, — нет, Ольга Эдуардовна всё просчитала. Нашла здоровую женщину и обвела её вокруг пальца! Только… Я ваш прошу! Не выдавайте меня! Эта Ольга и её муж многое могут.

— Уже нет, — вздохнула Галина, — они погибли год назад.

— Ну и слава богу! – обрадовалась Вера, потом опомнилась, — ой, да что я такое говорю! Ну, я в смысле, что мне мстить они теперь точно не смогут.

— Это точно, — согласилась Галина…

Но что ей теперь делать? Звонить Тане? А вдруг опять не поверит? Но всё равно поговорить им нужно!

Галина решила, как только приедет в город, позвонит ей. Дочке…

Она робко – в мыслях, начинала её так называть. Хотя при этом чувствовала какую-то вину перед покойной Юлей – как будто та могла обидеться. Но на что обижаться? Нет, Юленька на том свете только порадуется, что у нее нашлась сестра!

Всю дорогу Галине ехала в растерянных чувствах – она то улыбалась чему-то, то начинала плакать. Улыбалась – когда понимала, что есть у неё ещё одна доченька. И слёзы сами лились, как только она осознавала, что не привелось ей растить её, видеть ее первый шаг, слышать ее первое слово, она не водила её в садик, не вела на линейку 1 сентября. Много всего прошло мимо…

А ведь как бы было чудесно: две дочки…

Может быть, и Юля заболела, потому что разлученными они были…

И всё из-за тех, кто считает себя сильными мира сего…

Да, много грустных мыслей было у Гали в голове…

С вокзала она ехала домой, волновалась, мысленно выстраивая диалог с Таней. Конечно, она вначале не поверит, но Галя постарается её убедить. В конце концов, ведь можно пройти этот тест ДНК! Она не успела вставить ключ в замочную скважину, как распахнулась дверь – в прихожей стояла Даша. У внучки были просто огромные глаза от удивления!

— Бабушка! – прошептала она, — разве так бывает? Моя мама улетела на небо, а сейчас она к нам пришла…Мне куклу подарила.

— Как пришла? – растерялась Галина. — В комнате с тётей Светой сидит… Только она какая-то странная, говорит, что не мама мне. Может, она память потеряла?

Галина прошла в гостиную и увидела Таню, которая с соседкой рассматривала семейный альбом Галины.

— Здравствуй..те, — Таня, увидев Галину, поднялась с дивана, — а я вот к вам пришла…

— Здравствуй, — тихо проговорила Галина, — но как? Почему?

— Я просто после нашей встречи сама не своя была, — кусая губы, рассказывала Таня, — и решила бумаги родителей разобрать… И вот в одной из папок отца я нашла что-то вроде досье на вас и вашего мужа. Оказывается, все эти годы он внимательно следил за вашей жизнью. Там и про Юлю была информация, и про дочку её. Я всё это сопоставила. Ну, зачем отцу нужно было так скрупулезно всё собирать на вас? Если только…

— Если только мы не родные тебе, — тихо закончила ее фразу Галина.

И мать с дочерью шагнули друг к другу, обнялись и заплакали.

— Мама, — прошептала Татьяна, — прости, что сразу тебе не поверила. Пойми, мне сложно было.

— Я понимаю, доченька, я сама до сих пор не могу в себя прийти. Вот как бывает… Одно радует, что они тебя не обижали. Не обижали?

— Нет, они заботились, любили… Но как они могли так поступить?

— Бог им судья! Главное, что мы теперь вместе!

И они говорили, говорили…

Соседка потихоньку ушла, чтобы не мешать – тут не до неё. А Дашенька сидела в уголочке и смотрела на женщину, так похожу на её маму.

— Тётенька, — вдруг жалобно проговорила она, — а может, вы будете моей мамой?

Татьяна резко развернулась к девочке, вытирая слезы, и улыбнулась:

— Милая ты моя! Конечно, буду! Я всегда мечтала о такой девочке!

Татьяна подхватила малышку на руки и поцеловала в теплую щечку. Даша крепко обняла её за шею – мама теперь всегда будет рядом. И Татьяна сама не верила такому счастью! Ведь ей давно сказали, что матерью она никогда не станет. И муж из-за этого ушёл. Все ошиблись! Она теперь мама! И у неё, и Даши, и Галины теперь новая жизнь. И самое главное, что их уже никто не разлучит!

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Бездомная девочка
Малолетние преступники

Алёна бежала по дороге, то и дело поглядывая на часы. Она сильно опаздывала, но сделать с этим ничего не могла....

Алёна бежала по дороге, то и дело поглядывая на часы....

Читать

Вы сейчас не в сети