Красивая счастливая женщина в возрасте блондинка в свекровь теща

— О, боже, как хорошо зятёк. Ещё, давай ещё, — шептала тёща зятю в бане

Валентина Петровна недовольно поджала губы и махнула рукой на дочь:

– Прости, Юля, но я не ожидала от тебя такой глупости! Я просто в шоке и не представляю, как ты собираешься жить дальше.

– Мама, мне кажется, ты слишком всё утрируешь.

– Ничего подобного! Я просто говорю, что думаю! Ты – интеллигентная девочка, у тебя два высших образования…

– Ой, мама, мама… – грустно рассмеялась Юлия. – Во-первых, не такая уж я и девочка, всё-таки мне уже очень далеко за тридцать. А высшее образование… пусть не одно, а два, или три, да хоть десять, как оказалось, совсем не приносит счастья. И напрасно ты когда-то уверяла меня в обратном.

– И снова ты говоришь ерунду! – воскликнула Валентина. – Высшее образование никогда и никому не мешало. Ты уже была замужем… Валерочка такой хороший… Не понимаю, что тебе не жилось с ним? Красавец, каких поискать, умница такой, зарабатывал хорошо…

Юлия вздохнула и отвернулась к окну.

Ну да…Умница… А перед глазами возникла фигура Валерия, доцента философских наук, симпатичного, но до жути педантичного человека, который ещё недавно был её мужем. И ведь не хотела она выходить за него, знала, что ничего хорошего из этого не получится, но пошла на поводу у матери и подруг, которые в один голос заявляли, что лучшего ждать уже не приходится.

– Валерий Павлович, – ахала мать, – интеллигент в пятом поколении, в его роду самые видные учёные и исследователи. Ты не представляешь, какое это счастье, продолжать такой род. Так сказать, приобщиться к династии. Это же просто потрясающе, что он сделал тебе предложение. И так всё романтично!

— Боже мой, мама! — говорила ей тогда Юлия.- Для тебя верх романтизма — заказать в ресторане десерт и подать кольцо в одном из пирожных? А вот я чувствовала себя очень глупо, потому что вся испачкалась противным жирным кремом. К тому же я не люблю сладкое.

— Ты у меня такая привереда! — закатывала глаза Валентина Петровна.

— Конечно, — усмехнулась Юлия, вспомнив жизнь с бывшим мужем, это же не ей приходилось терпеть все его придирки.

В самом деле замужество Юли превратилось в нескончаемый кошмарный сон. Постель должна была быть заправлена идеально, без единой складочки и ни в коем случае нельзя было на неё ложиться в течение дня, ведь для этого есть диваны. Валерий требовал, чтобы она складывала и развешивала вещи в шкафу в определённом порядке, сортируя их не только по цвету и назначению, но и по виду ткани. Когда он увидел, что Юля каждую пару выстиранных носков свернула в клубочек, у него началась самая настоящая истерика. С тех пор ей приходилось складывать их носочек к носочку, пяточка к пяточке. Брюки висели только на брючных зажимах, а стрелки были такие, что, казалось, ими легко можно порезаться.

Валерий не уставал ходить за женой и требовать, чтобы она делала всё только так, как он говорит. Баночки с крупами, специями и разными видами макарон были подписаны, причём у каждой вещи как на кухне, так и во всей квартире, было своё собственное место. С точно такой же тщательностью Валерий выбирал и их круг общения, причём не только свой, но и Юлин. Он очень быстро оборвал все её дружеские связи, предпочитая проводить время дома, занимаясь любимым занятием: изучением каких-либо исследований и написанием собственных монографий. Одну из трёх комнат он выделил под свой кабинет. Разумеется, когда он работал, в квартире должна была быть полная тишина.

Как-то Юля решила что-то приготовить, пока Валерий занимался в своём кабинете. Как назло из рук выскользнула ложка и упала на кафель. Тут же возник на пороге кухни, через две закрытые двери услышав короткий стук и устроил такой скандал, как будто Юля взорвала петарду.

Изредка Валерий выводил жену в люди. Так называл он походы в театр или в ресторан. И хотя это бывало очень редко, Валерий требовал от жены долгих благодарностей, и сам не уставал повторять как ей с ним повезло.

Юлю хватило ровно на два года. Она собрала свои вещи и отвезла их к матери. А потом просто пошла и подала документы на развод.

— Больше в этот ад я не вернусь! — сказала она матери таким твёрдым тоном, который та никогда не слышала.

— Но, доченька, — приготовилась начать свою старую песню Валентина Петровна, — Валерочка такой замечательный, тебе так с ним повезло… Я бы на твоём месте…

— Я не против, мама, — усмехнулась Юлия, — можешь переехать к нему, и я посмотрю, как долго ты проживёшь на моём месте.

В тот же вечер к ним приехал Валерий. Он был взбешён поступком Юлии, хотя старательно держал себя в руках.

— Я не понимаю причин твоего поступка, — говорил он жене. — Я делал для тебя буквально всё! На руках носил! И чем ты мне отплатила? Устроила беспорядок в квартире! Я два часа потратил на то, чтобы привести всё в порядок!

— Значит тебя волнует только это? — усмехнулась Юлия. — Прости, дорогой, но с этого дня, ты и дальше в своей квартире всё будешь делать сам! Я тебе не вернусь.

Она ушла в свою комнату и Валерий так ничего и не добился. Потом он приходил ещё несколько раз, снова и снова просил одуматься, обещал, что всё забудет и никогда Юлю ни в чём не упрекнёт, если она снова будет жить с ним вместе. Юля в ответ только смеялась, а потом и вовсе не стала выходить к мужу, несмотря на все его уговоры. И вот тогда-то на помощь Валерию пришла Валентина Петровна.

— Дорогая моя! — заявила она дочери. — Конечно, однажды тебе достанется моя квартира по наследству, но, по всей видимости, произойдёт это не скоро. И пока здесь хозяйка я. У тебя есть своё жильё. Пойми, я тебя не выгоняю. Но у меня свои привычки, свои устои. А ты уже взрослый человек и вполне можешь жить, не рассчитывая на мою помощь.

— Вот так ты заговорила, да, мама? — Юлия широко распахнула глаза. — Хорошо, я тебя услышала. Но имей в виду, что к Валерию я не вернусь! Ни-ко-гда!!!

Прошло ещё несколько дней.

Валентина Петровна продолжала изводить дочь, надеясь, что добьётся своего и Юля вернётся к Валере. Но та ввела её в настоящий ступор, заявив, что уезжает в деревню.

— Куда???

— Ты не ослышалась, мама, я еду в деревню. Вот уже неделю я переписываюсь с одним человеком. Его зовут Фёдор. Он пригласил меня в гости и уже завтра я поеду к нему.

— Нет, не поедешь! — закричала Валентина Петровна, — не поедешь, потому что я с ума тут сойду! Ты хоть представляешь сколько маньяков ждёт вот таких вот дурочек как ты?

— Ой, мама, — засмеялась Юлия, — после Валерия мне ни один маньяк не страшен.

— Я тебя не пущу! — продолжала настаивать ошеломлённая новостью женщина.

Но когда утром проснулась, дочери уже не было и только на столе лежала записка о том, что она позвонит, как только доберётся до места…

Фёдор встретил Юлию на станции, приехав туда на старенькой Ниве. Молодая женщина с удовольствием отметила, что Фёдор точно такой же, как и на фотографиях, простой и очень симпатичный.

— Вы, наверное, удивлены, что я вот так быстро откликнулась на ваше предложение, — сказала ему Юля.

— Больше обрадован, — улыбнулся он. — Вы не подумайте, я ни на что такое не рассчитываю. Просто поживёте у меня, погостите, присмотритесь к нашей деревенской жизни. И если вам понравится, то останетесь.

— Фёдор, вы говорили, что никогда не были женаты, почему?

— Не знаю, — пожал он плечами, — наверное, потому что не встретил ту самую единственную, с которой захотел бы создать семью. А вы, значит, уже в разводе?

— Да, целую неделю, — улыбнулась Юля. — Вы не подумайте ничего такого, Валера, может быть неплохой человек. Но мы с ним совершенно чужие люди. У нас разные взгляды и на жизнь и на всё остальное. По глупости я за него замуж вышла…

— Бывает, — кивнул Фёдор.

Юля была очень удивлена добротностью дома, в котором жил её новый знакомый. А он показал ей отдельную комнату, в которой стоял небольшой столик с горшком огромной китайской розы, сервант, на полках которого было множество книг и старенький диванчик, накрытый клетчатым покрывалом.

— Боже мой, как тут мило! — воскликнула Юля. — У вас просто прелестный дом! Такой уютный…

— Это всё досталось мне от родителей, — пояснил Фёдор. — Я с тех пор ничего и не менял. Меня всё устраивает.

Юля кивнула и улыбнулась:

— Меня тоже…

Фёдор показал ей, где можно умыться, а потом пригласил на кухню, где уже был накрыт стол.

— Вы сами это приготовили? — восхищённо окинула на взгляд аппетитные блюда.

— Ну да, — просто ответил Фёдор. — Ресторанов у нас тут нет, доставки еды тоже. Так что мы сами, по старинке.

Юля рассмеялась. Она была в настоящем восторге от всего, что её окружало. Но вечером, лёжа на своём диване, долго не могла уснуть, не понимая, как она решилась на эту поездку к незнакомому человеку. И хотя он на самом деле очень понравился ей, она вдруг ощутила сильное волнение и задрожала. Почему-то стало очень страшно. И Юля не знала, как ей справиться с этим чувством. Вдруг послышались шаги Фёдора. Он подошёл к её комнате и тихонько позвал:

— Юля, вы не спите?

— Нет, — ответила она, натягивая одеяло до подбородка.

Дверь приоткрылась заплясали мягкие блики тёплого оранжевого цвета.

— Это мой детский ночник, — сказал Фёдор. — Я подумал, что в темноте вам будет очень неуютно. И решил предложить этот светильник. Я поставлю его вот здесь, на столике. Доброй ночи, — смущённо добавил он.

— Доброй ночи!- ответила ему Юля, а когда за ним закрылась дверь, улыбнулась: больше она его не боялась.

Только утром Юлия вспомнила, что так и не позвонила матери, как обещала. Но когда набрала номер, сразу же пожалела об этом, потому что мать разразилась такой гневной тирадой, которая могла бы Юлю испепелить, если бы она была рядом.

Впрочем, ничто не могло испортить ей настроение и Юля с удовольствием окунулась в деревенскую жизнь. Она старалась помогать Фёдору по хозяйству и добровольно взяла на себя женские обязанности, искренне радуясь благодарности гостеприимного хозяина.

Неделя пролетела как один день. Фёдор, работавший трактористом, рано утром уходил на работу, а возвращался ближе к вечеру. И Юля чувствовала, как ей не хватает его общения. Она быстро привязалась к этому большому доброму человеку, и только одна мысль мучила её: ей нужно было уезжать. Не могла же она навсегда остаться здесь просто так. Дружеское общение не оправдывало её, а на большее Юля не рассчитывала. Да и сам Фёдор не делал никаких попыток переступить черту. И вот однажды Юля заговорила об отъезде.

— Пожалуйста, подожди ещё пару дней, — попросил Фёдор. — Завтра я буду работать на соседнем поле, это тут рядом, за деревней. А потом возьму отгулы. Свожу тебя на речку, сходим за грибами…

— Хорошо, — улыбнулась Юля.

На следующий день, как раз в обеденное время, она собрала кое-какие припасы и решила сходить на поле к Фёдору, посмотреть, как он работает, а заодно и накормить обедом. Ей осталось перейти небольшую рощу, когда навстречу вышел какой-то неопрятный и явно подвыпивший человек.

— Что тут за Красная шапочка с пирожками ходит? — засмеялся он. — Шла к бабушке, а попала к волку! Тут-то я тебя и съем.

Юля отступила в сторону, но тропинка была очень узкой и молодая женщина оступилась. Незнакомец тут же рванулся к ней и крепко обнял.

— Тпру! — засмеялся он. — Не падай! Тут колючки! Пойдём лучше туда, — он кивнул куда-то в сторону, — там травка мягкая, как пух.

Юля попыталась оттолкнуть его, но он держал её слишком крепко, а потом и вовсе поволок за собой. Испуганная женщина стала кричать и отбиваться, она закрыла глаза от ужаса, понимая, что помощи ждать неоткуда, но бродяга вдруг ослабил свою хватку. Юля взглянула на него и ахнула: Фёдор, бледный от гнева, отбросил его в сторону и тут же шагнул за ним. Пьяница заверещал:

— Федя, да откуда же я знал, что это твоя баба!?? Да понял я, всё понял, только не бей!

— Убирайся отсюда! — рявкнул Фёдор.

Тот не заставил себя просить дважды.

— Это Аркашка, — сказал Фёдор, поворачиваясь к Юле. — Горе всей нашей деревни. Воровитый, спасу нет. Уже раза три за это сидел. И за женщин пару раз… Правда, по молодости…

Юлию передернуло:

— Фу… Федя… как хорошо, что ты успел… Ну что ты тут делал? Ты же должен быть на поле.

— Не поверишь, словно кто в бок толкнул: иди домой через рощу… Ну вот, пока остальные сели обедать, я и побежал. Предчувствие не обмануло.

Юля шагнула к нему и спрятала лицо на груди:

— Ох, Федя, какое счастье, что ты есть у меня… а я и не верила, что так бывает.

Он поднял её лицо, заглянул в глаза, а потом поцеловал и она жарко ответила на его поцелуй…

Через несколько дней они подали заявление в ЗАГС и когда подошёл срок, стали мужем и женой. Свадьбу решили не устраивать, пригласили только Валентину Петровну, но она, обиженная на дочь, категорически отказалась ехать на праздник.

Прошёл год.

За это время Фёдор видел Валентину Петровну всего один раз, когда они с Юлей приехали в город, по каким-то своим делам. Ничто не могло смягчить своенравную женщину, и она продолжала не замечать своего деревенского зятя. Тем более, что к ней зачастил Валерий, горько рыдавший о том, потерял лучшую жену на свете.

— Я ведь теперь профессор. А это совсем другие перспективы. Мне командировку обещали заграничную, длительную. Если бы только была у меня жена… Поговорите с Юлей, она идеально мне подходит… Хотя бы ради Европы согласится вернуться ко мне.

— Ладно, не плачь, — сказала ему Валентина Петровна. — Попробуем что-нибудь сделать.

Уже на следующий день после этого разговора она приехала в гости к Фёдору и Юлии, решив во что бы то ни стало забрать дочь с собой. Несколько раз она пыталась образумить Юлю, доказывая, что деревенская жизнь не для неё.

— Ты понимаешь, что тебя ждут Париж, Венеция, Рим…

— Мама, меня ждёт Федя! — отмахивалась Юля. — И давай прекратим все нелепые разговоры. Я замужем и я до безумия счастлива.

— Как ты можешь быть счастлива с этим деревенщиной? — возмущалась Валентина Петровна.

— Тебе этого не понять, мама, — сказала Юля. — А теперь прости, что я тебя оставляю, но мне нужно уехать. Фёдора я предупредила… Пообедай, пожалуйста, сама…

Валентина Петровна вздохнула, понимая, что ничего не добьётся от дочери. Тогда она решила найти какой-нибудь компромат на Фёдора.

— Не может быть, чтобы он ни разу не был женат. Наверняка, и дети где-нибудь есть, только он их бросил. Всё равно, я что-нибудь отыщу.

Воспользовавшись отсутствием хозяев, она просмотрела все нижние полки, надеясь, что ей попадутся документы, которые смогут подтвердить её правоту. Но ничего такого не было. Тогда она подставила стул и попыталась достать старый чемодан с верхней полки шкафа. Вот только удержать равновесие ей не удалось и она, со страшным грохотом, свалилась на пол, а сверху на неё упал ещё и чемодан.

— Мама дорогая! — воскликнул Фёдор, входя в комнату. — Сильно ушиблись?

— Спина, — чуть не заплакала женщина, — разогнуться не могу… Давно болит, а тут ещё это…

— Ясно. Значит, я вовремя. А мне Юля позвонила, сказала, что вы тут одна и чтобы я за вами присмотрел.

Фёдор поднял её как ребёнка, отнёс в комнату и положил на диван. Потом куда-то ушёл. Вернулся он через полчаса и сразу же прошёл в комнату Валентины Петровны:

— Идти сможете?

— Куда?

— Со мной, — серьёзно сказал Фёдор и помог Валентине Петровне встать.

А через 5 минут втолкнул её в жарко натопленную баню.

— Да ты что выдумал? — запротестовала она.

— Ох и отомщу тебе сейчас за всё! — сверкнул он глазами и протянул ей простыню. — Вот, укройся, когда разденешься. Нижнее бельё можно не снимать.

Валентина Петровна хотела по привычке начать спорить, но он уже подсадил её на полок.

— Ложись, ложись, мама дорогая! Сейчас я из тебя злость и дурь веничками-то выбью… И от хвори заодно избавишься!

Юля приехала домой и удивилась тишине, которая была в доме. Зато из бани доносились какие-то странные крики. Ничего не понимаю, Юля пошла туда, открыла дверь и обомлела. Но уже через секунду засмеялась, прикрыв рот ладошкой. На полке в смешной банной шапке с рогами лежала её мать, а Фёдор, орудуя двумя вениками, парил её, периодически останавливаясь, чтобы настоем растереть поясницу своей тёщи. Увидев жену, он улыбнулся и подмигнул ей:

— Завари чаёк с липой, любовь моя! Мы сейчас уже придём…

– Боже мой!– говорила Валентина Петровна, розовая от пара, когда укутавшись в теплый мягкий халат, села за стол. – Это непередаваемые ощущения! Я как будто заново на свет народилась! Великолепно, просто великолепно! Спасибо тебе, Феденька, большое! И спина совсем не болит. Я вообще чувствую себя так, будто мне двадцать лет! Признайся, Федя, ты доктор?

– Да все мы тут в деревне доктора. Привыкли лечиться подручными средствами. Иначе никак. По больницам не наездишься, вот и приходится справляться самим. Батя у меня был знатным банщиком, а дед и вовсе травами народ лечил. Так что я вроде как потомственный деревенский лекарь. Примите мой совет, Валентина Петровна, возьмите в рот ложечку этого меда и запейте вот этим уваром… Ну? Как вам?

– Феденька… – Валентина Петровна от удовольствия даже глаза прикрыла. – Мммм. Как вкусно…

Она посмотрела на зятя:

– Слушай, а у меня к тебе просьба. Можешь не называть меня Валентиной Петровной?

– А как?– удивился Фёдор.

– Мне так понравилось, когда ты назвал меня «мама дорогая!» – улыбнулась она.

Все рассмеялись. В это время зазвонил телефон. Валентина Петровна взглянула на входящий и узнала номер Валерия.

– Ну что, получилось у вас поговорить с Юлей?

– Знаешь что, Валерочка, – сказала ему Валентина Петровна.– Больше сюда не звони. И в свою Европу поезжай сам. Юля с тобой не поедет. Она замужем и вполне счастлива. А я счастлива за неё. Всё, давай!

– А кто это Валерочка и почему Юля должна была ехать с ним в Европу? – спросил Фёдор.

– Потому что мама так хотела вернуть меня бывшему мужу, – улыбнулась Юлия.

– Ну я же не знала, что тут у вас так хорошо, – начала оправдываться Валентина Петровна.– И не понимала, какое это счастье быть за мужем. Тем более, таким, как Феденька… Это такая радость…

– У нас ещё одна радость, мама, – сказала Юля и повернулась к Федору: – Я сегодня была у врача. Он все подтвердил: у нас будет малыш!

Фёдор подхватил жену на руки и закружил по комнате, а Валентина Петровна смеялась и хлопала в ладоши. Она уже решила, что переедет жить в деревню. Ну а в самом деле! Ведь здесь так чудесно! Она о таком и не мечтала. И зять у нее хороший. Да что там хороший, самый лучший. Нет, всё-таки повезло её дочери, очень повезло!

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая милая скромная девушка
Всё, чего она так долго ждала, сбылось…

День прошёл спокойно, без приключений. За Викой должен был заехать её парень, и она решила дождаться его в кафе, чтобы...

День прошёл спокойно, без приключений. За Викой должен был заехать...

Читать

Вы сейчас не в сети