Красивый парень на улице стоит грустный взгляд

— Папа, папка, папочка! — шептал парень на могиле, — Отец, прости меня за всё !

За спиной Андрея глухо лязгнула тяжелая железная дверь. От этого звука Андрей вздрогнул и обернулся – всё, он на свободе! От звонка до звонка отсидел три года…

И, казалось бы, за что? Просто связался Андрюха после школы с дурной компанией. И однажды они взяли его с собой на дело. Он даже ничего не делал – стоял на «атасе», пока дружки грабили ларёк. А когда словно из-под земли вырос наряд полиции, все разбежались. А Андрюха остался. Его и повязали. А в полиции он никого не сдал. Вот и пошёл один на зону.

Отец, у которого был свой бизнес, не стал парня отмазывать – решил, что может быть, хоть тюрьма мозги на место парню поставит. Лишь только подсуетился, чтобы срок небольшой дали. Обида у Юрия Павловича была на сына: всю жизнь для него пашет, а что в итоге? Не учиться, не работать Андрей не хотел. Одни пьянки да гулянки на уме. Зачем он полез грабить этот чертов ларёк? Денег ему мало? Пусть посидит…

И Андрей сидел. Да, он тоже был обижен на отца — ведь мог отмазать, но из-за своей принципиальности, правильности, не стал этого делать. Все три года обижался, на письма отцовские не отвечал, от свиданий с ним отказывался. Передачи? Нет, их принимал. Без продуктов и вещей с воли совсем было бы того. Отец же! Пусть помогает! Но видеть его Андрей не хотел. А сегодня, когда его выпускали, вдруг сообщили: умер отец. И сегодня похороны…

Начальство пошло навстречу – документы оформили быстрее, чем положено: чтобы успел он доехать до города и с отцом попрощаться…

Рейсовый автобус ходил без проволочек, поэтому накладки не должно было случиться. И вот сейчас, когда стукнула за спиной Андрея дверь, он понял, что впереди его уже никто не ждёт. Отец…

Хотя бы на похороны успеть. Что-то встрепенулось в душе в Андрея, по-детски захотелось прижаться к самому родному человеку и заплакать…

Но отца больше нет.

«Папа, папка, папочка! — шептал Андрей в ожидании автобуса, — я еду, еду!».

Он понял, насколько ему дорог был отец. Но из-за своей глупости все это время лишал себя возможности хоть редкого, но такого важного общения. Андрей думал сейчас об одном: вот приедет в дом отца, упадет у гроба и за все-все попросит прощения. Папка услышит, он поймёт – оттуда, с небес: Андрей его любит и искренне во всем раскаивается. Нет, с прошлым покончено! Он теперь будет честно жить, и отцу оттуда, сверху, не за что будет стыдиться.

Старый разбитый автобус, лениво пыхтя, подъехал к остановке. Андрей запрыгнул, сел на заднее сиденье в салоне и, прислонившись к стеклу, вспоминал…

Юрий Павлович воспитывал Андрея с пяти лет один. Мама умерла от тяжелой болезни. Маленький Андрюшка не сразу понял, что мама больше не придет. Да и Юрий оберегал мальчишку – говорил, что мама то в командировке, то в санатории, то у нее просто дела. А потом Андрей услышал разговор отца с другом.

— Вот как ему сказать, что Катя умерла? – с горечью спрашивал Юрий, — он мне в глаза заглядывает, а я вру. Уже год скоро, как вру!

— Скажи уже, чего мучить и себя, и мальчишку.

Да, говорить не пришлось. Андрей тогда выскочил со слезами и плакал, плакал. Бил маленькими ручонками отца в грудь и плакал, считая его во всем виновным – он обманщик. Юрий успокаивал, как мог.

Да, со временем Андрей успокоился. Юрий все свободное время отдавал сыну – то на рыбалку с собой брал, то в лес, а то и просто на работу, он тогда простым офисным работником был. А потом на фирме его сделали управляющим. После Юрию удалось занять место генерального директора. Времени на общение с сыном не осталось совсем. И Андрей по большому счету остался один. Рядом всё время были какие-то няньки, гувернантки, но это не то. Родной души рядом не было. Юрий, хоть как-то пытаясь реабилитироваться в глазах сына, выполнял все его прихоти, деньгами баловал. Парень привык, что так и должно быть. И ничего в жизни сам добиваться не хотел.

После школы отец его определил в институт. Именно определил. На уме у Андрея были только развлечения. А потом в поисках острых ощущений пошёл на грабёж – чисто из интереса. Вот и попал в тюрьму.

А полгода назад отец вдруг женился – об этом Андрею сообщил школьный друг Серёга, письма которого он читал, в отличие от писем отца. И обида, которая вроде бы осела где-то на донышке души, вновь всколыхнулась – значит, отец предал мать. Жена Юрия была моложе его лет на пятнадцать.

И вот сейчас, направляясь домой, Андрей понимал, что встретит там молодую вдову. Какая она? В принципе, это парня волновало меньше всего. Ему бы с отцом успеть проститься. Он быстрым шагом подходил к знакомому с детства особняку, когда рядом с воротами остановился чёрный внедорожник. Андрей так и замер рядом…

Водитель, высокий крепкий парень, открыл дверь пассажиру. Из салона выпорхнула изящная блондинка лет тридцати во всём чёрном. Она встретилась взглядом с Андреем.

— Чего тебе? – довольно грубо спросила женщина, презрительно смерив парня взглядом, — здесь не подают, иди отсюда!

— А я не за милостыней, — спокойно ответил Андрей, — я на похороны отца приехал.

— Так ты Андрей? – приподняла брови женщина и усмехнулась, — долго ехал, уже похоронили!

— Как? Где? –вскричал Андрей, — мне же сказали, что в два часа будут выносить.

— В двенадцать были похороны, — сквозь зубы процедила блондинка, — перенесли, потому что на улице слишком жарко. Чтобы тело не начало разлагаться. Понятно тебе?

И она резко повернулась к Андрею спиной и пошла к воротам.

— А поминки? – крикнул Андрей, — как же так быстро всё?

— А поминок не было, хватит того, что на кладбище таким, как ты, раздала, — через плечо кинула женщина.

Андрей догнал её и преградил путь.

— Каким, как я? – спросил он, глядя ей в глаза.

— Бомжам! – она выдержала его взгляд и иронично улыбнулась, — Юрий Павлович всё оставил мне. Я единственная наследница! И всё законно. А ты.. Ты здесь лишний! Извини, в дом не приглашаю. Нечего тебе там делать!

Андрей был потрясён – мало того, что отца так и не увидел, так ещё и жить ему теперь, оказывается, негде. К ним подошёл водитель.

— Ольга Дмитриевна, у вас проблемы? – густым басом спросил он, и многозначительно поглядывая на Андрея, потер кулаки.

— Нет, думаю, молодой человек всё понял. Ты проводи его, если что, — ответила блондинка, поправляя стильный чёрный платочек на голове, — хотя погоди! Вот!

Она достала из кармана кошелёк, вытянула оттуда тысячную купюру и протянула Андрею.

— Так уж и быть, помяни отца!

Наигранно вздохнув, она скрылась за высоким забором. А Андрей так и стоял, растерянно вертя в руках деньги.

— Иди, парень, отсюда! – более миролюбиво ответил водитель, — ни тебе, ни мне проблем не надо.

— А где старый водитель. Илья? – вспомнил вдруг Андрей. — Так не работает уже полгода как, я на его месте. В доме вообще вся прислуга сменилась. Ты, это… Прими мои соболезнования, но сам должен понимать – служба у меня такая…

— Да, простите, — пробормотал Андрей.

И он пошёл прочь от родного дома. Теперь он был здесь чужим…

Андрей шел без мыслей, как робот – зачем, куда идёт, ничего не понимал. И что ему теперь делать?

Через два квартала он забрёл в небольшой парк, сел на лавочку. И вдруг слёзы так и хлынули из его глаз – не остановить. Он плакал от боли потери родного человека, от того, что не успел сказать последнее «прости», и от того, что теперь как собака бездомная…

— Что, парень, совсем приперло? – услышал он хриплый голос.

Поднял голову – и увидел рядом с лавочкой мужичонку, явно бомж – в давно не стираной одежде, заросший, характерный запах от него…

Но почему-то Андрей не чувствовал никакой брезгливости. Ему нужно было выговориться, чтобы его выслушали.

— У меня отец умер, — тихо произнёс он, — давай помянем.

И протянул ту самую тысячную купюру. Бомж тут же оживился, улыбнулся даже.

— О, это мы быстро! – воскликнул он, взял деньги и был таков.

Андрей думал, что тот его обманет, но нет! Минут через десять бомж явился с бутылкой водки и нехитрой закуской.

— Тут нельзя, — подмигнул он, — пойдём, к реке.

Спустившись по тропинке из парка, они вышли на берег речки. Бомж, который представился Петром, ловко порезал колбасу перочинным ножиком, разлил водку в пластиковые стаканы.

— Ну, за батю твоего! – сказал он и тут же выпил.

Андрей тоже опрокинул содержимое стакана в рот, и даже не поморщился. Боль глушила всё…

Они с Петром разговорились. Андрей рассказал свою историю.

— Никчемный я, — покачал он головой, — единственный родной человек у меня был, а я… Я при его жизни вёл себя как скотина. А он? Он тоже хорош. Молодую себе нашёл. И меня без копейки оставил.

— Так больше что волнует? Что без копейки оставил? – тщательно пережевывая кусок колбасы, поинтересовался Пётр.

— И это тоже. Я же его единственный сын. Но это не главное! Понимаешь, он умер! А я до сих пор поверить не могу.

— Смерть и жизнь всегда рядом, — философски заметил бомж, разливая очередную порцию горячительного, — я вот когда был реаниматологом, это твердо уяснил.

— Ты? Реаниматологом? Хорош врать, — оборвал его Андрей.

— А я не вру, — с обидой ответил Пётр, — я, правда, врач! И неплохой, кстати, был реаниматолог. А потом… Знаешь, Андрюха, в этой жизни столько несправедливости…

И рассказал Пётр, что еще три года назад он работал в городской больнице, в хирургии. Как-то принесли из детского отделения малыша, он уже еле дышал – там заведующая отделением решила, что она всё может, вот и залечила ребёнка. А когда поняла, что диагноз поставила неверный и лечение, соответственно, неправильное, бегом побежала в реанимацию. Только поздно было что-то исправить. Пётр пытался, но не смог. В итоге ребёнок умер. И в его смерти обвинили Петра – заведующая детским отделением ведь была женой главврача. Петра из больницы выгнали, потом судили, дали два года условно. На работу никуда его уже не брали. Он начал пить с горя и обиды. Жена уехала с детьми к родителям в другой город, подала на развод. А Пётр по пьянке квартиру продал чёрным риэлторам. И остался на улице – без денег и жилья.

— Но ничего,- грустно кивнул Пётр, заканчивая свою историю, — всё ещё наладится, я верю! И у тебя тоже всё будет! Ты только не пей, как я.

Андрей осоловело кивнул головой – с непривычки его развезло очень. Хотелось спать…

И тут его как током прошибло – что же он творит! Отца только похоронили, а он даже не знает, где его могила.

— Пошли на кладбище! — вдруг сказал он и, качнувшись, поднялся, — хоть у могилы отца за грехи свои повинюсь.

Пётр согласно кивнул. И они вдвоём направились в сторону городского кладбища, прихватив недопитую бутылку.

Но где искать могилу отца?

У ворот кладбища Андрей в нерешительности замер – куда ни глянь, везде кресты да памятники и много свежих захоронений.

— А щас узнаем! – ободрил его Петр.

И в два счёта нашел копачей, которые и хоронили сегодня Юрия. Те, тоже уже принявшие на грудь, охотно показали сыну могилу отца. Андрей стоял у свежего холмика земли, уставленного венками, и не мог поверит – там, отец?..

«Папа, папка! А я ведь за три эти года стал забывать твоё лицо!» — эта мысль обожгла Андрея.

Да, он с ужасом понял, что черты лица отца стерлись из памяти…

— Нет! Я тебя увижу! Я всё равно с тобой попрощаюсь, как положено! – вскричал он.

И тут к изумлению Петра и копачей упал на колени и начал руками разрывать могилу, раскидывать венки.

— Ты совсем свихнулся! – прикрикнул на него один из могильщиков, — а ну, прекрати!

— Мужики, помогите! – взмолился Андрей, — я три года отца не видел, проститься даже не дали. Я только посмотрю на него, поцелую, как положено в лоб и всё…

— То есть ты хочешь, чтобы они гроб достали? – удивился Пётр.

— Да! Но ведь только же похоронили! – Андрей с отчаянием смотрел на присутствующих.

Потом вспомнил, что у него есть нечто, что может заинтересовать могильщиков. Дорогие часы…

Сейчас они были на его запястье – их Андрею Юрий подарил на восемнадцатилетние. Он их всегда носил, в тюрьме только пришлось сдать, а сегодня там назад отдали. Андрей протянул часы мужикам. Копачи почесали в затылках – видать, что часы не из дешёвых.

— А в чём проблема? – сплюнув, сказал один из них, — верно парень говорит, похоронили-то всего три часа назад.

Другие с ним согласились…

И вскоре вчетвером они выкопали гроб.

— Мы поднимать не будем, в яму спустись, там крышка на защёлках. Посмотришь и всё, — решили копачи.

Андрей с ними согласился. Он не испытывал никакого страха – возможно, от алкоголя или просто из-за отчаяния. Мужики притащили лестницу, и Андрей спустился в могилу, с трудом откинул крышку…

И тут его глазам предстало ужасное зрелище!

— Почему он так лежит? – вскричал он.

На его крик все пятеро сверху, Пётр и копачи, свесили головы вниз. Все в ужасе замерли!

Покойник не лежал в гробу, как и положено мёртвому человеку: на спине, со скрещенными руками. Юрий скрючился в неестественной позе на боку, связанные запястья обхватили голову…

Вся обшивка в гробу была сбита…

Было похоже, что он метался и рвался из своего смертельного плена…

— Живого похоронили! – прошептал Пётр.

Все тут же протрезвели и в нерешительности посмотрели друг на друга – что делать-то? А Андрей залез в гроб и тряс отца. Он тоже понял, что отец был жив, когда его закопали. Иначе как объяснить то, что он увидел.

— Папа, папа! Очнись! – плакал Андрей.

Он припадал к груди отца, замирал, слушал сердце и вновь тряс. Неужели ничего нельзя сделать. И вдруг Андрей схватил Юрия за руку…

Он на секунду не поверил – может быть это его пальцы дрожат? Но нет! Нет! Жилка на запястье! Она слабо, но верно, дернулась!

— Пульс! – закричал что есть силы Андрей, — есть пульс!

Тут уже мужики сверху попрыгали в могилу и быстро вытащили Юрия. Кто-то побежал звонить в скорую и полицию, а Пётр принялся осматривать пострадавшего. Точно он был ещё жив! Без сознания, в тяжелейшем состоянии, но жив! Пётр вспомнил свои навыки и начал реанимационные действия…

Андрей просто стоял рядом и молил Бога, чтобы он разрешил ему с отцом увидеться на этом свете. И поговорить…

И может, помириться…

А если и не помирятся – ничего страшного! Пусть только отец живёт! Ведь единственный родной человек на этом свете! И пусть он отдал всё молодой жене. Только бы жил, дышал…

Пётр знал свое дело – видимо, действительно был хороший врач. Вскоре Юрий закашлялся и… открыл глаза!

— Андрюшка! – прошептал он, увидев сына, — ты как тут?

— Папка, сам не знаю! – что есть радости вскричал Андрей и кинулся лежащему на земле отцу на грудь.

— Тише, тише, — слабо поморщился Юрий, мне тяжело, а ты что, пил?

— Пил, батя, — признался Андрей, — с горя пил. Думал, не увижу тебя больше.

— Вы его не ругайте, — улыбнулся Пётр, — если бы не его обостренное алкоголем желание вас увидеть, то и лежать вам там в могиле. Кстати, вы можете объяснить, как вы там оказались?

— Теперь могу… Когда в гробу очнулся, услышал, как меня закапывают, всё понял, но ничего уже сделать не мог, — прошептал Юрий, — не представляете, какой это ужас.

— Ну, всё, успокойтесь! Сейчас тут будет полиция, скорая. Сейчас вам помогут, — успокоил его Пётр.

А Андрей сидел рядом, держал отца за руку и улыбался – жив папка!

Вскоре на кладбище стало людно! Скорая, полиция…

Суета…

Юрия погрузили в скорую, с ним поехал и Андрей. В суматохе он даже не успел поблагодарить Петра, который остался у кладбищенской изгороди. Бомж задумчиво смотрел на отъезжающую скорую и довольно улыбался – а ведь он помог! Неизвестно, дотянул бы Юрий до приезда медиков, если бы не он…

Да, не зря он живёт на этом свете!

По дороге в больницу Юрий рассказал следователю, что с ним случилось.

— Неделю назад я переписал всё имущество на свою молодую жену, — говорил он, — убедила она меня. Очаровала, если хотите. Да и сын, я решил, пропащий человек… Не сможет он правильно моим бизнесом распорядиться. Без денег я его не собирался оставлять – дал бы, сколько надо, когда выйдет. А позавчера вдруг застукал Ольгу с любовником. Это был главврач городской больницы. Оказывается, они уже год встречались. Ольга начала умолять простить. Я сказал же, что развожусь и завещание аннулирую. Ольга вроде бы согласилась – что делать, виновата же. А потом предложила попить чаю. И вот после него мне стало плохо…

Юрий помнил, что он все слышал, но не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Словно труп стал. И в каком он был ужасе, когда Ольга стала всех знакомых обзванивать по телефону и говорить, что он, Юрий, умер! А потом приехал этот врач – гроб привёз…

Оказывается, он сделал все бумаги, якобы Юрия уже вскрыли, и установили у него сердечный приступ. Укол ещё ему какой-то всадили. Юрий помнил, как этот врач сказал, что теперь точно проблем на похоронах не будет. И точно! Юрий провалился в глубокий сон. А в гробу он очнулся! Но было поздно. И мужчина думал, что это конец! А потом вдруг перед глазами какой-то вонючий бородач и сын. Его Андрей! Вначале думал, что уже умер, пока Андрей на грудь к нему кинулся – больно стало, понял, что обошла его смерть!

Следователь внимательно выслушал Юрия, всё записал. А когда приехали в больницу, первым делом вместе с оперативниками отправился к главврачу.

— Александр Иванович? – следователь уверенно открыл двери кабинета, — вы задержаны по обвинению в попытке убийства Юрия Павловича Ястребова.

Главврач как услышал это, побелел, как мел. Как можно было узнать такое? Ведь всё было продумано до мелочей!

— Это всё Ольга! – в истерике закричал он, — это она меня заставила!

Вскоре задержали и Ольгу. И теперь уже молодая жена Юрия все валила на своего любовника – это он заставил ее подсыпать сильнодействующее вещество, в чай мужа.

— Он мне угрожал! — оправдывалась она.

Их обоих задержали…

И тут вскрылась ещё одна интересная подробность. Оказалось, что этот главврач Александр Иванович и есть тот самый главврач городской больницы, где три года назад умер ребёнок! Тогда он смог найти нужных людей, подключил свои связи в министерстве здравоохранения, и его жену сделали только свидетелем по делу о гибели ребёнка. Во всем тогда обвинили реаниматолога. Дело закрыли, а Александр Иванович вскоре развелся с женой –зачем ему такая проблемная особа, когда на горизонте уже маячила Ольга – молодая, красивая. Замужем, правда, но это поправимо! Вот и придумали они с Ольгой, как избавиться от Юрия. И если бы не пьяная выходка Андрея, то все бы им сошло с рук.

Юрий был в больнице около двух месяцев, каждый день к нему приходил Андрей. Молодой человек после всех событий понял главное: выход всегда есть! Иногда даже из гроба, как оказалось! Он взялся за ум. Восстановился в институте, сейчас уже оканчивает его.

А ещё Андрей нашел Петра и помог ему восстановить свое доброе имя. И квартиру ему смогли вернуть! Петр перестал пить, вышел на работу, к нему вдруг вернулась жена с детьми, и все у него хорошо! А Юрий…

После выхода из больницы стал больше времени проводить с сыном, как будто наверстывая потерянные годы. Как в детстве, они иногда ездят на рыбалку, бывают на охоте, недавно ездили на Алтай сплавляться по бурной горной реке. Отец и сын…

Теперь они точно друг друга не потеряют, потому что роднее на этом свете у них никого нет!

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 48 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Грустный мальчик смотрит в окно, ждёт маму
— Мама не бросай нас! — крикнул младший сын и зарыдал, но Оксана даже не повернулась

Оксана родилась довольно в большой деревне на берегу красивой речки. Прямо за деревней расстилались огромные поля, а на окраине серыми...

Оксана родилась довольно в большой деревне на берегу красивой речки....

Читать

Вы сейчас не в сети