Истории из жизни 1 сентября всё изменилось в нашей семье

1 сентября всё изменилось в нашей семье

Наконец-то наступил долгожданный первый день осени! Замечательный праздник для первоклашек — первое сентября! Толпы маленьких и постарше ребят рекой стекались к школе.

Будущие первоклассники, естественно, за ручку с родителями — важные, с огромными бантами, девочки и красиво подстриженные, в новеньких костюмчиках, мальчики. И все несли в руках красивые букеты цветов и за спинками — новенькие рюкзачки.

Дмитрий и Галина гордо вели за ручки свою единственную солнышко-дочь Мариночку. Девочка счастливо улыбалась во весь рот. Накануне Марина строго объяснила родителям, как нужно себя вести в школе:

— Смотрите, чтобы мне не было за вас стыдно, не надо меня постоянно обнимать и целовать! Я уже большая стала, в школу пойду.

Родители согласно кивали, пряча улыбки. Когда собрались все школьники, во двор школы вышли учителя во главе с директором. Дмитрий посмотрел на учителей, пытаясь угадать, кто из них станет классным руководителем их малышки. Внезапно в глазах мужчины потемнело и сердце словно остановилось…

В толпе учителей стояла та, о ком он пытался забыть столько времени! Пытаясь преодолеть слабость в ногах, Дмитрий шепнул жене, что ему срочно понадобилось на работу и извинившись перед дочерью, он быстро зашагал к машине. Только в автомобиле мужчина немного расслабился и закрыл глаза, стараясь отогнать от себя лицо той, кому причинил столько боли…

Дима и Галя рано поженились. По большой любви. Долго встречались и ни для кого не стало неожиданностью, когда парень сделал любимой предложение. Молодые сыграли пышную свадьбу и сразу переехали к Диме. К тому времени его родители уже умерли и он один жил в просторной квартире. Галина с упоением взялась наводить порядок и уют в новом доме.

И Галя, и Дима работали на одном заводе, он — главным инженером, она — бухгалтером. Поэтому и достаток в семье был выше среднего. Супруги ни в чем не нуждались, жили в свое удовольствие. Но существовала лишь одна проблема, которая омрачала их счастье. Галина никак не могла родить ребенка. Временами эта проблема доводила женщину буквально до истерики. Она с завистью наблюдала за молодыми мамочками, со слезами на глазах разглядывала в магазинах детскую одежду и игрушки… Дмитрий понимал состояние жены, успокаивал, как мог.

— Не расстраивайся, Галечка, вот увидишь, будут у нас детки, даже несколько!

— Да когда, Митя? Когда я на пенсию выйду? Мы уже пять лет пытаемся, а все напрасно!

И в самом деле, супруги неоднократно посещали всевозможных специалистов, в самых разных клиниках. Везде был один ответ:

— Вы оба совершенно здоровы. Нужно просто подождать.

Но долгожданная беременность так и не наступала. Дмитрий пробовал успокоить жену по-другому:

— Галечка, может, возьмём ребёнка из Дома Малютки или из Детского дома?Этим одиноким детям тоже нужны родители!

Но Галя в этом вопросе была непреклонна:

— Я своего хочу, Митя! Я хочу его под сердцем носить, чувствовать, как он шевелится и родить…

Галина уже настолько отчаялась, что начала ездить по всяким знахаркам и целителям, посещала Храм, со слезами вымаливая у Бога ребёнка…

И вдруг, как гром среди ясного неба, когда уже не осталось никакой надежды, Галина и Дмитрий узнали, что скоро станут родителями! Настоящими!

Радости супругов не было предела. Дмитрий сразу окружил Галю трогательной заботой. По первому требованию доставалось и покупалось, все, что только захочется будущей мамочке, любой каприз, витамины, одежда… Галина же все свои силы бросила на обустройство детской комнаты. Она лично занималась дизайном детской, подбором обоев, штор, светильников… Часами будущие родители ходили по магазинам и выбирали своему малышу то ползунки и распашонки, то коляску и игрушки, то книжки со сказками, которые будут читать ребенку перед сном…

Беременность Гали протекала тяжело. Особенно проблемно стало ближе к концу срока. Доктор, Лев Игнатьевич, друживший когда-то с родителями Дмитрия, посоветовал женщине лечь до самых родов на сохранение в больницу, под присмотр врачей. Галина не сопротивлялась. Она целеком доверяла Льву Игнатьевичу. Так подошло время родов.

Галина рожала очень долго и мучительно, несколько раз теряла сознание, но упорно не позволяла хирургического вмешательства. Наконец, все закончилось. Галину сразу увезли в палату, она даже не успела взглянуть на новорожденного, настолько обессиленная, что сразу отключилась.

Все эти часы, Дмитрий в волнении ходил по коридору, с тревогой прислушиваясь к крикам и ожидая, когда ему сообщат, что роды благополучно завершились. По виду Льва Игнатьевича, вышедшего к Дмитрию, мужчина понял, что что-то пошло не так. Что-то произошло!

— Дима, мне очень жаль… — проговорил доктор, положив руку ему на плечо и с сочувствием глядя в глаза.

Дмитрий похолодел:

— Что случилось? Галя? Дочь? Что?! Не молчите!!!

— Дима, с Галиной внсе будет в порядке. Но ребёнок… Мы сделали всё, что могли… Но малышку не смогли спасти… Прости.

Дмитрий, словно в тумане, слушал приговор доктора и не мог прийти в себя. Внезапно он подумал о жене. Этого нельзя допустить!

— Лев Игнатьич, дорогой, что же мне делать? Галя не переживет потери ребенка! Просто не выживет от такой страшной новости!

— Крепись, Дима. Тут ничего нельзя исправить.

— Нет, Лев Игнатьич, я знаю, вы можете все! Помогите мне, я в долгу не останусь!

— Да чем же я могу помочь? Я не смогу воскресить вашу дочь!

— Воскресить не сможете, понимаю… Но… Ведь не все хотят иметь ребёнка, многие отказываются, многим не на что растить, у кого-то несколько детей… Вы понимаете меня? У меня достаточно денег, чтобы облегчить жизнь и вам, и кому угодно! Только помогите! Век вашим должником буду! Если вы мне не поможете, смерть Гали будет на вашей совести!

Доктор задумчиво смотрел на Дмитрия и что-то обдумывал. Вдруг он встал и решительно потянул мужчину за собой:

— Пройдём со мной, Дима, кажется, я смогу вам помочь…

В кабинете Лев Игнатьевич усадил Дмитрия в кресло и сказал:

— Сегодня у нас родила одна студентка, у ребёнка нет отца, сама из какой-то Богом забытой деревни, живёт в общежитии на одну стипендию. У неё родилась здоровая девочка, но сама мать ещё дочку не видела, спит…

Дмитрий облегченно потер виски:

— Я понял вас, Лев Игнатьевич, только скажите, что я должен делать.

— Ничего, о деталях мы с тобой после договоримся, а ты сейчас иди к жене. А я прикажу медсестре принести в палату ВАШУ, — подчеркнул доктор, — новорожденную дочь.

Дмитрий вошёл в палату своей жены и увидел её улыбающееся, умиротворённое лицо. Она протянула руки к мужу.

— Митя, у нас получилось! Митя, сейчас ты увидишь наше сокровище! Я безумно счастлива, любимый!

Медсестра, постучав, вошла в палату, неся на руках спящую девочку и протянула её Гале. Галина с сияющими глазами взяла на руки малышку и бережно прижала её к груди. Дмитрий и медсестра с умилением заулыбались. Вдруг на все отделение раздался протяжный вой:

— Нееееет, этого не может быть!!!! Верните мне моего ребёнка!!!

— Что там происходит? — встревоженно спросила Галя.

Медсестра пожала плечами:

— Девушка одна мёртвого ребёнка родила…

— Бедная! — посочувствовала Галя, — Если бы у меня такое случилось, я не стала бы жить!

«Всё-таки я поступил правильно»- подумал Дмитрий и захотел увидеть ту, что через свою потерю осчастливила его семью.

Мужчина тихонько вышел из палаты и взглянул в сторону доносившихся криков. Возле соседней палаты, в коридоре, несколько медсестер пытались удержать бьющуюся в истерике пациентку, чтобы дать Льву Игнатьевичу сделать той успокоительный укол.

Девчушка была совсем молоденькая и в глазах её застыла такая боль, такая тоска, что Дмитрию стало не по себе. Но тут же вспомнив о своей жене, он вошел обратно в палату и прикрыл за собой дверь…

С тех пор прошло семь лет. Дочурка, Марина принесла с собой в семью счастье и гармонию. Родители души в девочке не чаяли, любили безумно и баловали. Только временами Дмитрий испытывал муки совести, вспоминая наполненные болью глаза той девушки. И вот теперь судьба повернулась так, что их Марину, их солнышко, будет учить родная мать…

Мало того, именно эта молодая женщина, Вера Ивановна, по иронии судьбы, стала классной руководительницей дочери. Марина училась прекрасно, сама тянулась к знаниям, родители радовались, видя, как их дочка с удовольствием ходит в школу. Сам Дмитрий никогда не ходил на родительские собрания, прикрываясь занятостью и работой. Но Галина любила бывать на собраниях, радуясь успехам дочери и взахлеб рассказывая об этом мужу. А сама Марина была без ума от своей учительницы, они с Верой Ивановной быстро нашли общий язык и подружились. Вера Ивановна невольно стала выделять девочку из всех, не подозревая, по какой причине.

Однажды Дмитрий был дома один. Раздался настойчивый стук в дверь. Он распахнул дверь и на пороге увидел Веру Ивановну.

«Вот и всен, — пронеслось в голове у мужчины, — пришла расплата!».

— Здравствуйте, Вера Ивановна! — приветливо поздоровался он, — Проходите, пожалуйста, только дочка в школе, а жена по магазинам пошла. Раз вы пришли, значит, Марина набедокурила?

Женщина в гневе смотрела на собеседника:

— Не смейте так говорить со мной! Вы все прекрасно поняли!

— Простите, вы о чем?

— Я сегодня помогала Мариночке переодеваться к уроку физкультуры. И увидела у нее под лопаткой родимое пятно. Точно такое же, какое было у моей мамы. А хотите, покажу вам своё?

Дмитрий молча сел на диван и закрыл лицо руками.

— Скажите мне, Дмитрий, почему вы так со мной поступили? Что вам сделала молодая деревенская студентка, за что вы лишили ее родной дочери? Почему заставили так страдать?

С трудом посмотрев в лицо Веры Ивановны, Дмитрий решительно произнёс:

— Я понимаю ваши чувства, понимаю вашу ярость и ненависть… Я совершил преступление. Но я не раскаиваюсь. Передо мной стоял выбор. Жизнь и счастье моей жены или ваша неустроенная жизнь с маленьким ребёнком.

Он замолчал. Вера Ивановна тоже молча плакала. Мужчина подошёл к ней, присел рядом и приобнял, утешая.

— Что вы собираетесь предпринять? — мягко спросил он.

Внезапно в комнату вошла Галина. Судя по бледному лицу, дрожащим губам и слезам в глазах, жена всё слышала.

— Что происходит, Митя? — тихо спросила она. — Прости меня, Галечка. Я не мог поступить иначе. Надеюсь, ты когда-нибудь меня поймёшь.

— Как, Митя? Как я могу понять, что мое многолетнее счастье оказалось фальшивым? Что же ты натворил?! Теперь я останусь без любимого ребенка и без мужа! Тебя же посадят, Митя!

Дмитрий резко встал и вышел из квартиры. Ему было необходимо прийти в себя и всё обдумать в одиночестве. Вслед неслись всхлипывания двух несчастных женщин. Мужчина долго бродил по улицам, пытаясь решить, что предпринять, куда пойти, кому рассказать, с кем посоветоваться… Так ничего не решив, он вернулся домой.

Галина и Вера Ивановна мирно сидели на кухне, пили чай и тихо разговаривали. Рядом лежал семейный альбом, видимо, женщины вместе смотрели фотографии Мариночки. Дмитрий перевел дыхание. Он прошел на кухню и спросил, стараясь не смотреть на женщин:

— Вы что-нибудь решили?

— Решили, — ответила жена, — мы решили оставить все, как есть. Вернее, мы будем дружить, а Верочка будет участвовать в жизни нашей с ней дочери, не открывая правды. Две мамы у Мариночки быть не должно.

Вера Ивановна кивнула:

— Да, того, что вы натворили — не исправить. Но Марина ни в чём не виновата.

Вдруг от двери раздался радостный голосок:

— Мам-пап, я дома! И в комнату влетела раскрасневшаяся и довольная Марина. Внезапно она остановилась и удивленно спросила Галину:

— Мама, что с тобой? Почему ты плачешь? Она посмотрела на учительницу и гневно произнесла:

— Вера Ивановна, это вы что-то маме сказали, да? Вы её расстроили? Уходите из нашего дома! Не обижайте моих родителей!

Галина с улыбкой успокоила дочку:

— Нет, солнышко, Вера Ивановна ни в чем не виновата, она наоборот, очень тебя хвалила. Иди к себе в комнату, я позову тебя, когда обед будет готов. А нам надо поговорить.

Вера Ивановна проводила грустным взглядом Марину и сказала:

— Я вижу, как девочка вас любит. Да и вы тоже воспитали ее с любовью. Я не буду вам мешать. Сколько времени прошло, боль моя поутихла. Да и наоборот, сердце мое теперь успокоилось, дочь жива и здорова, я ведь чувствовала, знала что она жива и вот судьба подарила мне эту встречу что бы я наконец-то перестала себя винить и корить. Но у меня есть одно условие…

— Говорите, какое! Мы на все согласны, только не забирайте от нас наше сокровище, правда, Галечка? — прошептал Дмитрий и посмотрел на супругу.

Жена молча кивнула.

— Я замужем, мой муж ничего не знает о том времени, когда я, как думала, потеряла ребёнка. Он у меня строгого воспитания и может меня не понять… Некоторое время женщина сидела, не произнося ни слова. — Но у меня есть сын. И я бы хотела, чтобы наши дети познакомились и подружились. Всё-таки они брат и сестра.

— Обязательно, Верочка, все так и будет! — мягко пообещала Галина…

Прошло уже насколько лет с того памятного дня. Семьи Веры Ивановны и Галины очень подружились. Они часто проводили время вместе, отдыхали, ездили на дачу, за город, отмечали праздники. Все таки женщины приняли единое правильное решение, они поступили мудро сомнений не было! Мужчины нашли общий язык и временами по несколько часов проводили в гараже, занимаясь общей страстью — автомобилями.

Марина полюбила нового друга, сына Веры Ивановны, Алешеньку, как родного братика и опекала его всем, защищала и помогала с уроками. Галина простила своего любимого мужа, поняла, что все это он сделал ради нее и их семьи и вспомнила слова, сказанные ею в больнице:

— Я бы не стала жить, если б умер мой ребенок…

Тем самым не оставила мужу права на выбор.

А самое главное, у них была Мариночка — их солнышко и неземное сокровище…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети