Ночь деревня

— Тьфу, шалава! Таскается по ночам с какими-то мужиками!.. Ша-ла-ва!

На деревню Ямы уже опустилась темнота. Луна ещё не взошла, а редкий свет из окон не давал, хоть какого-то ощутимого освещения. Про такой мрак говорят «Хоть глаз выколи». Селяне разошлись по своим домам и благополучно готовились, к ночному сну. Ведь патриархальный уклад здесь до сих пор подчиняется эпическому правилу «Кто рано встаёт, тому и Бог даёт». Вот и получается, что для получения необходимой для организма энергии и здоровья следует, с заходом солнца собираться почивать. В общем, в деревне была тишь, да благодать.

И вот густой мрак вечера рассекли узкие фары легковушки. Скрипнули тормоза, требующие смены колодок, а вслед за этим открылась передняя пассажирская дверь. Оттуда, пошатываясь, вышла девушка. Она еле держалась на ногах. Было видно, что её состояние далеко от нормального. Но не только это могло привлечь любопытный взгляд жителя Ям. Особенно подозрительным стало поведение водителя автомобиля. Этот любитель быстрой езды по сельских ухабам, вслед за выбравшейся наружу девушкой, выбросил на дорогу её сумочку. Он что-то грубо прокричал ей типа «никогда больше не попадайся мне на глаза!..» и рванул с места.

— Ни чего себе, дела!.. – Вера Степановна Никишина всплеснула руками.

Селянка вышла во двор, чтобы убрать на веранду забытое днём ведро для воды, и стала свидетелем этой сцены. Соседка по участку (дома через общий забор) смотрела на Настю Кузнецову расширенными зрачками.

«Это что же такое происходит. Приличная девушка… была. Таскается по ночам с какими-то мужиками!.. Еле на ногах держится!.. Ша-ла-ва!» — последнее мысленное заключение женщина среднего возраста сделала намерено растянутым.

Таким образом, Никишина выражала свое нетерпимое отношение к лицам с низкой социальной ответственностью. Одинокая женщина уже около десяти лет числилась разведёнкой. А потому её отношение к свободным нравам было крайне неприязненное.

— Наська! – громко крикнула она в сторону подходящей к калитке, со своей стороны девушки, — Это кто был-то?..

Несмотря, на суровые моральные нормы, выдвигаемые Верой Степановной к односельчанам, она была не чужда обычному бабьему любопытству. А кроме этого ей очень хотелось уточнить детали, для подробного обсуждения уже завтра, в сельмаге поведения соседки. Вопрос так и остался висеть в воздухе. Поэтому Никишина тихо плюнула куда-то в сторону, выражая презрение. Сейчас она напрочь забыла, зачем оказалась ночью во дворе. Однако рачительная хозяйка обладала прочной памятью и пытливым умом. В этот момент она ещё не осознавала, как распорядиться, например, такими фактами, как часть госномера увиденного автомобиля и его цвет. Кроме того, женщина успела отметить характерную наклейку на заднем стекле. На ней был изображен, как она потом выяснит, значок «Мерседеса». Ну, любят в сельской местности немецкий автопром. Поэтому независимо от модели машины, произведённой в Тольятти, беззастенчиво пытаются приобщиться к премиальным моделям. Что и сказать, не обремененные снобизмом горожан люди!..

Нужно отметить, что Настя Кузнецова для всех односельчан представлялась до этого «спорного» момента её жизни, абсолютно нормальной девушкой. Она работала в районном центре. Молодая женщина после школы окончила бухгалтерские курсы и считалась в Ямах «образованной». И более того, её профессиональная востребованность вышла за пределы родной деревни. Сейчас она трудилась в довольно крупной по масштабам района организации, занимающейся сбытом сельхозпродукции. Что и говорить, Анастасия вносила посильный вклад в формирование ВВП страны.

Несмотря на то, что Кузнецова жила всего-то в каких-нибудь двадцати километрах от места работы, для неё транспортный вопрос часто был ключевым. Ведь пешком не находишься, а последний автобус уходил в восемь вечера. Получалось, что в период квартальных отчётов и текущих авралов по финансам девушке приходилось, задерживаться допоздна. В такие дни добираться приходилось на попутках.

— Анастасия, завтра утром мне нужна вся финансовая аналитика по первому полугодию! Бюджет трещит по швам!.. – в голосе директора не было и намека на просьбу.

— Иван Петрович!.. Но у меня… — бухгалтерша сразу поняла, чем чревата такая просьба-приказ.

Рыжая девушка

- Мама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

- Мама!!! Голова женщины метнулась по подушке вправо, влево, будто бы женщина...

Читать

— Понимаю!.. – брутальный руководитель не собирался выслушивать женские причитания, — Но в нашем деле нормированный рабочий день только снился!

— Неужели, нельзя завтра к обеду?! – девушка делала последнюю попытку спасти сегодняшний вечер.

— Нельзя! – слова прозвучали как колокольный набат во время пожара.

— Надеюсь, вы когда-нибудь по достоинству оцените моё… трудолюбие!.. – Анастасия была преисполнена негодованием от такого отношения шефа.

Кузнецова никогда не роптала на судьбу. Тем более на аврал на работе. Но именно сегодня ей хотелось провести вечер с родителями. Ведь у матери был день рождения, и дочь собиралась сделать ей долгожданный подарок. У неё в сумочке лежал оренбургский платок, который ещё неделю назад она, с большим трудом достала через знакомых.

«Ладно, мамочка! Какие наши годы, посидим ещё на твоих именинах. Подарок-то никуда не денется. Жаль, что позвонить нельзя. Мобильной связи нет уже две недели. И все после того урагана, который повалил вышку ретранслятора. Ремонтники только обещают восстановить. Что и говорить, сельская глушь!..» — в голове Анастасии кружились не самые позитивные мысли, окончательно испортившие настроение.

— Все мои оценки будут в конце года в виде премиальных! И помни, что ты мой тыл!.. Всё! До завтра! Отчёт должен быть с утра на моём столе! – с последними словами директор скрылся в проеме двери, в кабинете бухгалтера.

Конечно, «кабинетом» в полном смысле этот закуток назвать было нельзя. Ведь помещение занимало пять квадратных метров. И ещё пару лет назад здесь висела на двери вывеска «Кладовая». Для хранения незамысловатого инвентаря уборщицы в самый раз. Однако это техническое помещение очень удобно располагалось возле приёмной директора. Поэтому руководитель распорядился для собственного удобства переоборудовать его, в бухгалтерию.

— А что? Удобство расположения покроет дефицит места! – Директор явно имел в виду собственный интерес, а не Анастасии.

— Как скажете! – девушка тогда плохо себе представляла, что на таком небольшом пятачке можно организовать рабочее место.

И вот сейчас она широко открыла оконную раму для того чтобы свежий воздух прояснил её голову.

«Хорошо ещё, что есть окно! А то вообще можно было подумать, что это тюремный карцер, а не офис сотрудника!..» — Настя с тоской смотрела на линию горизонта, где солнце завершало свой дневной путь.

Через несколько минут после убытия директора здание покинули и все остальные работники компании. И только Кузнецова склонила голову над папками и с усердием вносила данные в таблицу на компьютере. Когда через четыре часа усердной работы, прерываемой лишь однажды на заваривание чая, отчёт был полностью готов, девушка взглянула на часы.

«Ого, уже десять вечера! Должно очень повезти, чтобы я добралась домой на попутках так поздно!.. Что-то меня мутит сегодня целый день. Неужели траванулась пирожками в столовой?..» — девушка стремительно собиралась покинуть рабочее место.

Занеся отчёт в приёмную директора, она быстро вышла из здания, кивнув на выходе охраннику и сдав ему ключи от кабинета. Сейчас все мысли были заняты лишь транспортной проблемой. Кузнецова подошла к остановке, где решила останавливать все машины, двигающиеся в сторону Ям. Около получаса она безрезультатно махала рукой проезжающим автомобилям. Но никто даже не останавливался. И вот, когда Анастасия уже готова была вернуться в офис, чтобы там встретить новый рабочий день, возле неё остановилась старенькая «Лада».

— Вам куда, девушка? – приветливый голос водителя вывел ее из печального состояния.

— В Ямы. Вам по пути? – Анастасия с надеждой посмотрела на парня, в клетчатой кепке и пшеничными усами.

— Вам повезло! Довезу с ветерком! – в голосе парня чувствовалось прекрасное настроение.

— Буду очень благодарна!.. – Кузнецова на мгновение засомневалась.

«Одна с мужчиной в ночи! Но у него такое доброе выражение лица. Кажется, я его где-то видела! Наверное, в райцентре часто бывает. Ладно, выбирать особо не приходится…» — логическая цепочка размышлений завершилась решением ехать с усатым парнем.

Водитель «Лады» наклонился со своего места и открыл переднюю пассажирскую дверь изнутри. Девушка села рядом. Машина тронулась.

— Как же вас угораздило так поздно оказаться одной на остановке? – молодой человек ловко уклонился от очередного ухаба, которые дорожные службы из области не устранили ещё с позапрошлого года.

— Вы так лихачите! Не боитесь, колеса по дороге потерять? – девушка с опаской смотрела, как они на этой старенькой машине разогнались как на ралли.

— Я здесь каждую колдобину знаю! Так что можете не беспокоиться. Доставлю в лучшем виде! – автомобиль видавший виды усердно преодолевал ночную тьму, рассеиваемую фарами дальнего света.

Уже через пять минут довольно быстрой езды, когда неровности дорожного покрытия стали отражаться на содержимом желудка Насти, она стала испытывать серьёзный дискомфорт.

— Извините, меня мутит что-то! – девушка сделал непроизвольное движение рукой ко рту.

— Укачало что ли? – усатый водитель неотрывно следил за дорогой, продолжая уклоняться от всех выбоин в асфальте, — Да, нашу дорогу уже пора показывать по федеральным каналам. Ещё год-другой и только направление останется в памяти….

Парень явно был склонен к шуткам.

— Остановите!.. – девушка не выдержала позывов тошноты и вырвала себе под ноги.

— Да, чтоб тебя! Девушка, что вы делаете?! – молодой человек впервые за поездку оторвал взгляд от дороги и снизил скорость движения.

— Я… простите… — новый приступ рвоты завершился тем же итогом, что и предыдущий.

— Умоляю!.. – водитель остановился у обочины.

— Я вам компенсирую! Пожалуйста, давайте уже доедем до Ям! – в глоссе Анастасии слышалась мольба.

— Знаете, что?! – молодой человек снова выехал на дорогу и на максимальной скорости поехал дальше.

Во время езды предательский желудок ещё несколько раз давал о себе знать. Лицо девушки позеленело от состояния непрекращающейся тошноты. Она еле сдерживалась от того, чтобы не выйти из машины прямо посреди дороги. И вот, наконец-то, Кузнецова вышла из машины возле своего дома. Усатый водитель не стал даже требовать платы за транспортную услугу. Его негодование было столь бурным, что он только и смог громко выругаться, и выбросить через открытую пассажирскую дверь, забытую дамскую сумку…

Свидетелем этой сцены и стала соседка, стоявшая невдалеке.

Когда Анастасия вошла в дом в столь плачевном состоянии, её мать всплеснула руками и бросилась к ней у порога.

— Доченька, что случилось-то?! – Антонина Васильевна с беспокойством осматривала родное чадо.

— Ничего страшного, мама! На работе пришлось задержаться! На попутке доехала. – Девушка устало опустилась на стул, чтобы разуться.

— На тебе лица нет! Тебе точно ничего не сделали?.. – родительница погладила дочь по спине.

— Просто мутит что-то целый день! Пирожков наелась с капустой в городе! Зря, наверное!.. – девушка устало выдохнула.

— Водички попей! – в руке Антонина Васильевна держала ковшик с колодезной водой.

— Спасибо!.. – Настя сделал несколько небольших глотков, — Отца не буди, пусть отдыхает!..

Через пять минут она смогла раздеться и подарить матери столь ценный подарок, извинившись за опоздание.

— Спасибо, тебе родная моя! – мать держала в руках оренбургский платок и прижимала его к груди.

— Носи на здоровье, мамулечка! – девушка поцеловала родительницу в щеку и пошла в свою комнату…

На следующий день Кузнецова проснулась очень поздно и сходила на почту, чтобы позвонить в офис директору. Мобильная связь по-прежнему не работала.

— Здравствуйте, Иван Петрович! – в голосе бухгалтерши была крайняя степень обеспокоенности.

— Привет, Кузнецова! Ты почему не на работе? – руководитель явно был недоволен отсутствием ключевого сотрудника.

— Отчёт мой видели уже? – вопросом на вопрос ответила Настя.

— Да, просмотрел! Цифры все устраивают! Молодец! Так что у тебя случилось-то? – директор уже начинал понимать по интонации голоса бухгалтера, что она приболела.

— Мне нужны все мои отгулы! Сейчас, как вы и сами знаете, у меня не самая горячая пора на работе. Хочу подлечиться!.. Вы же не против, Иван Петрович?.. – Анастасия твердо решила отдохнуть.

— Ладно, давай недельку отдохни. Выспись, витаминами напитайся! Я попробую сам тут…. В общем, жду в следующий вторник! Выздоравливай!.. – директор положил трубку.

— Спасибо!.. – девушка грустно улыбнулась.

«Ага, «попробую сам тут…» — сказал. Смешно, для него, что налог на прибыль, что НДС…. Только и знает, что сетовать на «плохой рынок» и «жесткую конкуренцию». Можно подумать, в нашем деле кто-то сверхприбыли имеет. Это же не нефть или электричество. На картошке с капустой и помидорами миллионов не заработать!..» — Кузнецова молчаливо ворчала на руководителя, считая его причастным к вчерашней ситуации вечером.

— Ну, что, доченька, разрешили отдохнуть тебе от работы? – мать встречала Настю с отделения связи у порога.

— А куда они денутся! Я, мамуля, незаменимый работник! Вот как! – девушка устало улыбнулась.

Она зашла к себе в комнату. Её состояние было несколько лучше, чем вечером, но очень далеко от нормального. Анастасия решила не ходить к доктору, а просто отлежаться. Так она провалялась на кровати почти два дня. Периодически её мутило, и она бегала во двор. Родители, видя, что дочери не становится легче, начали перешептываться. А на третий день Кирилл Матвеевич не выдержал и обратился к ней.

— Знаешь, Настюха?.. Что-то твои пирожки с капустой очень похожи на другое!.. – седовласый мужчина никогда не отличался деликатностью, считая, что правда хороша только без приукрашиваний.

— И на что это? Ты, видимо, знаешь толк не только в сельских делах, но и в медицине! – дочери явно не понравились намеки строго отца.

— А чего тут знать-то?! Мы с матерью уже давно твой ди-аг-ноз знаем!.. – слово «диагноз» Кирилл Матвеевич намеренно растянул, чтобы сделать акцент именно на симптоматику.

— Ну, и знайте дальше! А мне не нужно указывать на то, чего не может быть по определению! – Анастасия и сама решила после выхода на работу посетить районную поликлинику.

— Не дерзи, сопля!.. Выпорю если что не так!.. – родитель любил бровадить своей властью главы семейства Кузнецовых, — В сельмаге был с утра. Там про тебя такое наплели. Верка-соседка всем рассказывает байки о том, что у тебя в городе есть хахаль!.. Бабы шушукают, что скоро в подоле принесёшь!..

— А ты уши больше грей! До седых волос дожил, а веришь Веркиным россказням. Известная сплетница в Ямах! – в дрожащем голосе девушки слышались слезливые нотки.

— Я-то что! Тут Колька Смолов шум поднял. У Верки наслушался и собирается найти гада, что давеча тебя привозил ночью! Говорит, что башку свинтит, как ржавый болт! А ты знаешь эту горячую голову. Он слов на ветер не бросает! Если что втемяшилось в серое вещество, то уже и кувалдой не вышибить!.. – Кирилл Матвеевич выкладывал деревенские новости, словно профессиональный журналист, четко раскладывая актуальную информацию по полочкам.

— Папа, оставь меня в покое, вместе с твоими Верками и Кольками!.. Хочу просто побыть одна! Если Смолов заявится, то передай ему, что не хочу со сплетником общаться!.. – девушка с грохотом захлопнула дверь в свою комнату.

Родители решили не нервировать дочь. Поэтому сделали выговор соседке, передали Николаю слова дочери и терпеливо ждали разрешения ситуации.

А вот Смолов, который безумно любил Анастасию, не желал сидеть, сложа руки. Парень уже несколько лет пытался ухаживать за Кузнецовой. Только девушка хоть и симпатизировала крепкому и симпатичному трактористу, но не видела с ним общего будущего. Она понимала, что, связав с ним свою судьбу, так и прирастёт к Ямам. А после работы бухгалтером в городе девушке уже хотелось развиваться, в сторону цивилизации. И в этом процессе она не видела будущего мужа-тракториста. Селянка в тайне мечтала стать полноценной жительницей города. А для этого нужен соответствующий муж.

После недельного отпуска Настя вернулась на работу, в офис и продолжила прежний режим жизни. После очередных приступов тошноты она всё-таки решилась посетить гинеколога. Врач подтвердил ей беременность. Теперь молодая женщина уже точно знала, что через семь месяцев станет матерью. И, конечно же, она была уверенна в отцовстве.

«Вот тебе и женская доля. Один раз позволила себе расслабиться, и вот результат. Хороший из тебя отец получится, Коленька!.. И что мне делать? Прерывать беременность я не буду! Это вообще не рассматривается. Также ясно, что и безотцовщину плодить я не собираюсь ни при каких обстоятельствах. Видимо, накрылась медным тазом моя мечта превратиться из селянки в городскую фифу!.. Спасибо тебе, Смолов!.. Век не забуду!..» — мысленно Кузнецова уже погрузилась в ближайшее будущее.

Вспомнился тот единственный в жизни случай, произошедший пару месяцев назад, когда Настя гуляла по берегу реки с Николаем. Парень был столь активен, что девушка, которую односельчане часто называли «яблочком наливным», не устояла. После жарких поцелуев случилось то, что привело к текущему состоянию. Смолов после того раза решил, что уже официально может считать себя женихом. Однако сразу же получил отпор.

— Коленька, ты даже не мечтай обо мне! – сказала строго тогда Настя.

— Но ведь мы уже и так обручились! – парень недоумевал.

— Ты как дед старый рассуждаешь! Просто нам было хорошо, и всё! – девушка стыдливо прятала взгляд.

— У тебя кто-то есть в городе?! – Смолов решил исправить ситуацию любым способом и вернуть себе право стать женихом.

— Всё! Разговор окончен! Найди себе другую девушку. Про меня забудь! – приговор был провозглашен…

И вот сейчас Николай узнал от Никишиной подробности, о якобы Настином женихе. Хотя из её слов больше походило, что девушка вообще, как говорится, пошла в городе по рукам. Узнав за мешок картошки и ведро помидор от соседки Насти важную информацию про ухажёра, Смолов отправился на его поиски. Теперь он знал фрагмент номера авто, его цвет и характерную наклейку на заднем стекле.

Через знакомого «гибэдэдэшника» он выяснил, что владельцем автомашины является житель соседнего села Клинки некий Трифонов. Разыскав его, Николай пытался набить рожу обидчику. Но получилось слегка наоборот, так как обладатель пшеничных усов раньше занимался боксом и даже имел какой-то спортивный разряд. Парень ещё больше озлобился и уже собирался совершить вооруженное нападение. Он выпросил у своего деда охотничье ружье и патроны, сославшись на открывшийся сезон и наличие абонемента. Хорошо, что участковый узнал о желании обиженного Николая расправиться с бомбилой. Полицейский вмешался и начал своё расследование.

Оказалось, что девушка действительно была беременной, но от самого Николая, с которым у них была один раз случайная связь. Анастасия не планировала этого ребёнка, не хотела и замуж за селянина.

Но жизнь расставила все точки нал «и». А потом случилось примирение Насти с Колей и свадьба. Через несколько месяцев в семье Смоловых произошло и пополнение. Кстати, молодожены через год покинули Ямы и поселились в областном центре. Там Иван Петрович открыл новый офис и даже предоставил в распоряжение своего главбуха шикарный кабинет, с живописным видом на реку. Семейное счастье гармонично дополнилось развитием профессиональной карьеры. Селянка удачно превратилась в «городскую фифу». А супругу тоже нашлось применение в мегаполисе. Он стал экспертом компании в области агропромышленных технологий. Теперь его должность стала называться не «тракторист», а «заместитель директора по производству».

Дом горит, пожар, деревня

Надо просто верить в Чудо!

В первую июньскую субботу, прополов все вместе – и родители, и сыновья - грядки на небольшом огороде, искупавшись по очереди...

В первую июньскую субботу, прополов все вместе – и родители,...

Читать

Вы сейчас не в сети