Красивая пожилая женщина

В этой жизни каждый получает то, что заслуживает…

Алла Петровна стояла у раскрытой могилы сына и смотрела на дорогой гроб, усыпанный цветами. Слёзы катились по впалым щекам пожилой женщины. Как и когда она упустила своего сына, почему не удержала от опрометчивых поступков, зачем позволила рано уйти из дома и стать таким, каким он стал.

Алла Петровна оторвала взгляд от гроба и посмотрела на стоявших вокруг могилы людей в чёрных элегантных костюмах: серьёзные, даже суровые лица, совсем молодых нет, всем уже явно за сорок. А Косте было всего тридцать восемь. И он был среди них главным.

Женщина закрыла лицо руками: да, теперь она уже знала, что её сын последние годы своей жизни был криминальным авторитетом, и это повергло её в настоящий шок. Как такое могло случиться, что её мальчик, всегда такой добрый и отзывчивый, стал жёстким и даже жестоким человеком, которого ненавидели люди. Не те, которые сейчас с каменными лицами провожали Костю в последний путь, а другие, незнакомые ей люди, которые боялись её сына, потому что он мог причинить им зло. И причинял, конечно. А виновата во всём этом только она одна.

Алла Петровна всхлипнула, вспомнив тот день, когда она, с пятимесячным Костей на руках вышла из комнаты, чтобы встретить мужа с работы. Но он был не один, из-за его спины выглядывала крашеная блондинка, молоденькая красивая девушка, явно студентка того ВУЗа, где преподавал Андрей.

— Привет, дорогой, — сказала мужу Алла. — Почему ты не предупредил, что у нас будут гости?

— Потому что Настя — не гостья, — отрезал Андрей. — Она теперь будет жить здесь, я так хочу. А если тебе это не нравится, я никого держать не собираюсь. Вон бог, вон порог!

— Андрей, ты что такое говоришь? — не веря своим ушам, воскликнула Алла. — Ты привёл сюда свою любовницу и из-за неё выгоняешь нас?

Она повернулась к блондинке:

— А вы, милочка, неужели будете спать спокойно, зная, что мы остались на улице? Вы же видите, у нас с Андреем маленький ребёнок. На что вы рассчитываете?

— У меня тоже будет ребёнок и я должна думать о нём, — заявила девушка.

— Замечательно! — воскликнула Алла. — Браво, Андрюша! Поздравляю! У меня только один вопрос: с чего вы взяли, что я вот так, просто, смирюсь и соглашусь на ваши условия? Это наша общая квартира и я имею на неё такое же право, как и мой сын. Ты в меньшинстве, милый. И это докажет любой суд. А то что он будет, даже не сомневайся. Разумеется, моего сына ты больше не увидишь. Даже когда одумаешься и опомнишься. Извини, Андрей, но я больше не хочу называть Костю нашим сыном. Он только мой, понятно? А теперь убирайтесь отсюда оба, пока я не вызвала участкового.

— Ты этого не сделаешь, — побледнел Андрей.

— Ты слишком плохо меня знаешь, дорогой, — усмехнулась Алла. — Неужели за эти годы так трудно было понять, что я совсем не тряпка? А если я и подчинялась тебе во всём, то только потому, что любила. Всё, больше нам не о чем разговаривать. Уходите оба. Сейчас же!!!

Блондинка выскользнула за дверь первой, а Андрей ненадолго задержался на пороге:

— Ты об этом ещё пожалеешь, — сказал он.

— Я уже жалею, — ответила она ему. — Жалею, что когда-то ошиблась и выбрала мужья такого подлеца. И ещё. Однажды ты захочешь вернуться, но запомни, я не прощаю обиды и желаю тебе всего самого плохого.

Одной рукой удерживая сына, другой она вытолкала мужа в двери и захлопнула их. Потом быстрыми шагами вернулась в спальню, опустила сына на кровать и без сил упала рядом с ним. Аллу накрыла самая настоящая истерика и она разрыдалась от женской обиды и унижения, которые только что испытала. Когда же ей стало немного полегче, она посмотрела на сына и погладила его гладкую пухленькую щёчку:

— Не бойся, малыш, я тебя не оставлю. У нас с тобой всё и всегда очень будет хорошо.

Пожелания Аллы сбылись. После расставания с ней Андрей ни минуты не был счастлив. Долгий, тяжёлый развод с разделом имущества вымотал его. Отсудить квартиру у жены и сына у него не получилось, зато Алла, выплатив ему положенную часть, стала полновластной её хозяйкой. Она громко рассмеялась, когда узнала, что блондинка родила её мужу больного ребёнка с ментальными нарушениями.

— Каждый в этой жизни получает то, что заслуживает, — сказала она. — У Андрея было всё: семья, счастье, дом забота, уют. А теперь он, как та старуха, остался у разбитого корыта. И мне нисколько его не жаль.

Исполнилось и последнее предсказание Аллы: не прошло и пяти лет, как Андрей, похудевший, уставший и даже постаревший, пришёл к ней, чтобы попросить прощения.

— Я хочу вернуться, — сказал он. — Хочу, чтобы ты простила меня. И сделаю для этого всё.

— Поздно, Андрей, — усмехнулась Алла. — Мне это уже не нужно. Посмотри на себя, в кого ты превратился и сравни с тем, что было раньше. Благодаря моим стараниям и советам ты стал деканом. На тебя засматривались молодые девушки, коллеги уважали и ценили тебя. А теперь ты обычный рядовой преподаватель в помятом пиджаке и с недельной щетиной на щеках. С чего ты взял, что я заслуживаю такого мужчину, как ты? И уж точно моему сыну не нужен такой отец.

— Я хочу сам спросить его об этом, — сказал Андрей.

— Обязательно спросишь. Но только тогда, когда он сам сможет принимать решения. А теперь уходи. Ты для нас чужой.

Ещё несколько раз Андрей делал попытки помириться с женой и увидеться с сыном, но у него ничего не получилось.

Спустя 10 лет Алла случайно встретила его на улице и не узнала в обрюзгшем, опустившимся мужчине своего красавца-мужа. Она отвернулась и прошла мимо, снова подумав:

— В этой жизни каждый получает то, что заслуживает…

А теперь она, одинокая пожилая женщина, стояла у могилы сына и лила горькие слёзы. Неужели вот так всё для неё и закончится? Вместе с Костей из её жизни ушли радость и счастье, чтобы больше никогда к ней не вернуться.

В стороне послышался какой-то шум, и Алла Петровна невольно повернула голову, чтобы посмотреть, что там происходит. К её удивлению несколько крепких парней, пытались прогнать мальчишку лет восьми, а он рвался, чтобы подойти ближе к могиле. Алла Петровна сделала знак рукой, чтобы они пропустили его. Он с благодарностью посмотрел на неё и подошёл ближе, но говорить ничего не стал и просто смотрел, как над землёй вырастает мокрый, пахнущей сыростью холмик. Когда всё было окончено, Алла Петровна наклонилась к нему и спросила:

— Что тебе нужно, мальчик? Зачем ты пришёл сюда? Я вижу, что ты бедный. Хочешь попросить денег? Сейчас я дам тебе.

Она раскрыла сумочку, висевшую у неё на руке, но мальчик покачал головой и сказал:

— Я просто хотел попрощаться.

— Ты знал моего сына? Но откуда?

Она вдруг побледнела и с тревогой всмотрелась в его лицо: он был похож на Костю, но это сходство не бросалось в глаз. Женщина покачнулась:

— Подожди, Костя что, был твоим отцом? Ты мой внук? Как тебя зовут? О Господи, ну почему он ничего не сказал мне об этом?

Она схватила ребёнка и прижала его к себе, горько зарыдав:

— Мальчик мой, хороший мой… Я не знала о тебе.

Вдруг она вскрикнула и судорожно сжатые пальцы больно сдавили плечо мальчика, а в следующую секунду стоявшие рядом мужчины оттолкнули его в сторону, подхватили Аллу Петровну на руки: новое потрясение сделало своё дело, и она потеряла сознание…

Она пришла в себя поздно ночью и поняла, что находится в больнице. Память постепенно возвращалась к ней, но случившееся утром ещё оставалось туманным, зато почему-то вспомнился тот день, когда Костя пришёл к ней встревоженный и сказал, что ей срочно нужно уехать.

– Милый мой, но зачем? – удивилась она. – И куда? Я всю жизнь прожила в этой квартире, мне дорог каждый её сантиметр.

– Я знаю, мамуля. Но сейчас это может быть опасно. Прости. Я не могу сказать тебе всего. Просто давай помогу тебе собраться.

Алла Петровна всплеснула руками и без сил опустилась на табурет:

– Сынок, ты никогда не говорил мне, какой жизнью живёшь. А я не спрашивала, потому что привыкла доверять тебе. Даже тогда, когда ты сидел в тюрьме, я всё равно верила в то, что ты не виноват. Привыкла оправдывать тебя, потому что ты мой сын, и только я знаю, какой ты на самом деле. Сынок, я отдала тебе всё, что у меня было и ни капельки не жалею об этом. Но ты пойми, я боюсь за тебя. Боюсь, что с тобой что-то случится. Почему ты не можешь жить как все? Завести семью, детей? Почему не найдёшь женщину, которая даст тебе все это?

– Мам, я обещаю, я сделаю всё, чтобы ты была спокойна и счастлива. И женщина такая у меня уже есть. Я встретил девушку, она красивая и добрая. И ещё, она очень любит меня, а я люблю её. И если она согласится стать моей женой, буду самым счастливым человеком на свете. Но это потом. А сейчас тебе нужно уехать и как можно скорее. Машина внизу и она тебя ждёт.

Алла Петровна не привыкла спорить с сыном, вздохнула и стала собирать вещи, а Костя смотрел на свою постаревшую мать и думал, что это он принёс ей столько горя. Но с однажды с выбранного пути свернуть трудно и он тоже не смог сделать это, а теперь искренне раскаивался в этом.

С чего же всё началось? Наверное, с того дня, когда отец бросил их с матерью. Конечно, в то время Костя был слишком мал, чтобы понимать что-то, но зато потом ему хватило этого с лихвой. Мама хотела сделать из сына разносторонне развитого человека, и как только он подрос, отдала его в музыкальную школу, где он должен был научиться играть на скрипке. И Костик старался, угодить матери, он вообще очень любил радовать её. Но однажды, когда он возвращался из музыкальной школы домой, ему перекрыли дорогу несколько мальчишек разного возраста:

– Эй, скрипач, а ну-ка сбацай нам что-нибудь, – хлопнул его по плечу вихрастый рыжий паренек. – Расчехляй свою амбразуру.

– Отстань! – Костя попытался увернуться, но не смог. – Я не буду вам играть, отпусти!

– Будешь! – рыжий рассмеялся, радуясь, что скучный вечер получил хоть какое-то развлечение. – Давай, не выделывайся!

– Сказал: не буду! – выкрикнул Костя и тут же упал от сильного толчка в спину.

Его били недолго, но сильно, и даже когда все разбежались, Костя какое-то время лежал, стараясь прийти в себя и восстановить дыхание. Тело ужасно болело, из разбитой губы текла кровь, но не это мучило Костю. Покоя ему не давало то, что он заплакал и все видели его слёзы. Нет, он не умолял своих обидчиков о пощаде, он просто плакал, и за это ему было так стыдно, что хотелось умереть на месте. Наконец он встал, поднял сломанную скрипку и, опустошенный случившимся, пошёл домой. Алла, увидев сына, всплеснула руками:

– Да что же это такое? Кто это сделал с тобой, мальчик мой? Я сейчас же пойду и разберусь с ними.

– Не надо, мама, я сам, – сказал Костя. – И ещё… В музыкальную школу я больше не вернусь. Ты сама скажи об этом там.

Вот тогда-то Алла и узнала, какой твёрдый характер у её сына. Он настоял на том, чтобы она отдала его в спортивную секцию, и всё своё свободное время проводил в зале. Синяки не сходили с его лица, ведь компания Рыжего не уставала издеваться над ним, но однажды всё изменилось и Рыжий, ползая в пыли под ногами Кости умолял его о прощении. Костя вскинул голову и улыбнулся: его мечта сбылась. Но свернуть с выбранного пути уже не мог. Его друзьями стали такие же качки, как и он сам. Они чувствовали свою силу и решили пользоваться этим, чтобы найти своё место в жизни.

Косте было семнадцать, когда он впервые сел в тюрьму, попав на малолетку. Вышел через год и в двадцать пять лет сел снова. На свободе Костя оказался тридцати двухлетним мужчиной и теперь мало кто мог сравниться с ним по уму, силе и хитрости. Его авторитет признали не только в городе, но и далеко за его пределами. И только для Аллы Петровны он оставался любимым сыном, по которому она очень скучала, ведь он так редко навещал её.

– Ну, когда же ты женишься и подаришь мне внуков? – спрашивала она.

– Не знаю, мама, мне кажется, что я пока просто не заслужил этого, – грустно улыбался он в ответ.

И вот теперь его нет. И уже никогда он не сможет прийти к ней, обнять, как это делал всегда, никогда не поцелует её ладони, никогда не подарит ей внуков…

Алла Петровна тихонько вскрикнула, вспомнив того мальчика на кладбище, которого она приняла за попрошайку. У неё есть внук! И уже такой большой. Только она не успела даже спросить его имя…

– Господи, ты ведь не напрасно послал мне этого мальчика в такой день, – прошептала она, умоляюще складывая руки. – Помоги мне найти его, очень тебя прошу, помоги. Я знаю, мой сын виноват во многих грехах и сейчас где-то там, перед тобой, будет отвечать за то, что сделал. Прости его, Господи, прости! Я буду молиться день и ночь, чтобы ты простил его. Но не отбирай у меня надежду, помоги мне отыскать моего внука и я пойму, что ты простил нас с Костей. Господи, ну пожалуйста.

Долго и горячо она умоляла Бога о прощении и сразу после выписки из больницы отправилась в церковь, чтобы поставить там свечи и снова попросить Всевышнего о помощи. Но небеса отвернулись от неё, как и в тот день, когда она узнала о гибели сына. Она в это время была далеко и не сумела быстро вернуться, а потому, когда приехала, не смогла даже увидеть сына. Ей сказали, что его машина взорвалась, и он ничего не успел понять. Но она-то понимала, что он специально увёз её, чтобы она не пострадала рядом с ним. Так он защитил её и подарил жизнь, которая ей теперь была не нужна.

Много дней Алла Петровна бродила по городу в поисках мальчика, бросалась к тем, кто хоть немного напоминал его, но каждый раз понимала, что ошиблась. В конце концов, она решила, что этот мальчик просто померещился ей, он был бредом её воспалённого воображения, ведь она в то время была убита горем. Что оставалось делать несчастной женщине? Только смириться и молиться за своего сына, вымаливая ему вечный покой.

В сороковой день гибели Кости Алла Петровна купила цветы и поехала на кладбище. Она думала, что будет там одна, но, к своему удивлению, заметила там две сидевшие фигурки: женскую и… ну конечно! Это был тот самый мальчик, её внук, которого она так долго искала. Спотыкаясь на каждом шагу, Алла Петровна закричала и побежала к ним, протягивая к мальчику руки.

– Внучек, внучек мой дорогой… ты здесь, хороший мой… Какое счастье, что я тебя нашла.

– Ваня… – девушка повернулась и посмотрела на мальчика.– Вы что, знакомы?!

– Да, – ответил он спокойно. – Это мама дяди Кости. Алла Петровна.

– Дяди? – ахнула Алла Петровна.– Почему дяди? Разве он не твой отец?

Ваня покачал головой, но сказать ничего не успел, вместо него заговорила его спутница:

– Меня зовут Настя, – мягко улыбнулась она. – А это мой брат Ваня. Алла Петровна, у нас с Ваней другие родители, а Костя… Он был нашим другом, спасителем, лучшим человеком, который когда-то встречался нам на пути.

– Мы очень любили его, – кивнул Ваня, подтверждая слова сестры.

Настя немного помолчала, словно пытаясь собраться с духом, и продолжила:

– Я выросла в детском доме, родители были алкоголиками и меня забрали у них, едва мне исполнилось десять лет. Долгие годы тоски и горя я даже вспоминать не хочу, и только один светлый лучик мелькнул для меня, когда я узнала, что у меня есть младший брат. Его привезли в тот же детский дом, и я сразу взяла его под свою опеку. А когда стала совершеннолетней и устроилась на работу, мне разрешили забрать его домой. К тому времени наших родителей уже не было, и квартира досталась нам с Ваней.

– В ней не было даже мебели,– сказал мальчик. – Только стены. Но это ничего, решили мы. Главное, что теперь у нас был свой дом.

– А как вы познакомились с Костей? – спросила Алла Петровна.– Где вы встретились?

Ваня вздохнул:

– Мальчишки били меня на улице за то, что я детдомовский и сын алкашей, так они кричали. А ещё говорили, чтобы я не выходил во двор не тряс там вшей. А у меня нет никаких вшей. Ну вот, они меня били, я упал, потому что их было больше. И тут рядом с нами остановилась машина, и оттуда выскочил дядя Костя. Он всех разогнал, а потом на руках отнёс меня домой, только я этого уже не помню, мне рассказывала сестра.

– Я очень сильно тогда испугалась, – сказала Настя. – Но Костя успокоил меня, привёз нужные лекарства и вернулся на следующий день с гостинцами.

– Да! – воскликнул Ваня. – Два огромных пакета продуктов. Там были и сыр, и колбаса, и шоколад и много-много всего другого. У нас такого пира сроду не было.

Настя покраснела:

– Я работала тогда швеей, а ещё полы мыла в подъездах, но денег всегда не хватало. Ванечке надо хорошо питаться, он же учится в школе, ему силы нужны. Если бы не Костя, я не знаю, как бы я справилась со всем этим. Он очень помог нам. Обставил квартиру, помог мне пройти обучение и устроил на фабрику, где я стала получать больше. Костя – лучшее, что было в моей жизни, и я никогда его не забуду.

– Он две недели не приходил к нам, и я очень соскучился, – сказал Ваня. – А потом я шёл по улице и возле сквера увидел его машину. Она горела, и рядом бегали люди. Все кричали. Я испугался, но всё-таки подошёл ближе…

– Не надо, – попросила Настя, – пожалуйста.

– Когда сестра узнала об этом, упала в обморок, – сказал Ваня. – А она ждёт ребёнка и ей нельзя волноваться.

Алла Петровна, всё это время не сводившая глаз с портрета сына, медленно повернулась и посмотрела на округлившийся живот Насти, только сейчас заметив его.

– Подожди… Так это ты та самая девушка, которая любила моего сына? Незадолго до трагедии он говорил мне, что встретил лучшую девушку на свете…

По щекам Насти заструились слёзы:

– Костя знал, что у нас с ним будет мальчик. И был очень рад, когда я сказала ему, что хочу назвать его Константином, в его честь. Я знаю, он будет копией своего отца. Такой же красивый, такой же добрый и заботливый. Вы не представляете, как сильно я люблю вашего сына. Любила, люблю и буду любить всегда.

– Господи, – протянула к небу руки Алла Петровна. – Ты всё-таки простил нас и послал мне сразу двух внуков. У меня снова есть семья. Настенька, Ванечка, вы ведь будете моей семьёй? Ну пожалуйста…

Прошло пять лет.

Алла Петровна, Настя и Ваня жили вместе, и вместе воспитывали маленького Костика, славного мальчика, который и в самом деле, был как две капли воды, похож на своего отца.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Грустный мужчина красивый парк
– Прости меня, мама. Ох, мама, мама… Как мне вымолить прощение у тебя?

Катерина смотрела на сына ласковым и немного укоризненным взглядом. А Виктор, уже взрослый мужчина, стоял перед ней, склонив голову и...

Катерина смотрела на сына ласковым и немного укоризненным взглядом. А...

Читать

Вы сейчас не в сети