Скромная красивая девушка

Жених убежал от невесты в первую брачную ночь

— Иди, вон Стёпка уже полчаса подпирает плетень.

Варя выглянула на улицу и увидела Степана.

— Стёп, я сейчас, только посуду помою.

Парень улыбнулся:

— Давай, я подожду.

Бабушка, улыбнулась:

— Ждёт же парень, давай, сама помою.

— Нет, бабуль, вымою и побегу. Подождёт, ничего с ним не станет. Да и какой он парень, он просто Стёпка.

— Ну, это ты привыкла, Стёпка, да, Стёпка. А ты погляди, как девки на него засматриваются, хоть Тонькина Наташка, хоть Светка Ильиных.

— Так я же не против, пусть засматриваются. Я же замуж за него не собираюсь. Мы просто дружим. Всё бабулечка, я побежала.

Варя поставила последнюю тарелку на сушилку и чмокнула бабушку в щёку. По пути схватила куртку, а в дверях чуть не сбила с ног соседку.

— Здравствуйте, тётя Лиз, до свидания, тётя Лиз.

Та и ответить ничего не успела. Дверь хлопнула, а Лизавета повернулась к бабушке Вари.

— Господи, куда понеслась то так, как будто на пожар?

Бабушка вздохнула:

— А то ты не знаешь? Вон Стёпка ждёт, вот и понеслась.

Лизавета присела.

— Ох, и не переживаешь ты за их дружбу то, а? Ладно маленькие, когда были, а сейчас то? Варьке 19, а Стёпке 22. Гляди, принесёт в подоле.

— А и принесёт, не ваша это забота.

Анастасия Ивановна вскочила, но Лиза примирительно сказала:

— Тётя Насть, не бесись ты, да я же по-хорошему. Знаю, что Варька у тебя хорошая, но возраст такой.

Бабушка села.

— Ты что думаешь, Лизавета, я и сама не знаю, не переживаю? Конечно переживаю, они столько времени вместе, а говорю Варе, она только хохочет. Сегодня выдала, говорит: ‘Стёпка мне не парень, Стёпка просто Стёпка. И пусть женится, она мол не против.’ Не пойму я, разве могут дружить парень с девкой?

Лизавета вздохнула.

— Ты бы тётя Насть с Тамаркой поговорила, с матерью Степана. Она баба разумная, может и решили бы этот вопрос.

Анастасия Ивановна махнула рукой.

— Ну что ты, Лиз. Времена сейчас не такие, чтобы силком жениться заставлять.

— Да почему силком то? Если Тамарка не против, можно осторожненько эту мысль ребятам подкинуть, мол, всё равно вы никогда не растаётесь, а так и будете всё время вместе. Стёпка же хороший парень, слава Богу, не в отца пошёл.

Обе синхронно вздохнули.

Да уж, отец у Стёпки был уникум. Мало того, что любил за чужими юбками увиваться, так ещё и лентяй был, каких свет не видовал. Отмучилась с ним Тамара пять лет, да и выставила за порог. В те времена ещё не принято так было, чтобы баба решала, жить или не жить в семье, а вот Тамара смогла. В деревне её долго сторонись, а потом, ничего, ещё и говорили, что правильно поступила. Отец Стёпки уехал куда-то. Больше про него и не слышали. Родни у него здесь не было, был не местным, так что и вообще забыли вскоре.

У Вари история была немного другая. Мать, дочка Анастасии Сергеевны, в своё время никак замуж выйти не могла. В подростковом возрасте свалилась с качелей, сильно разбила нос. Нос конечно зажил, только стал на бок и горбатым. Была красивая девка, а стала уродина. Понятно, никому такая не нужна была, так и жила она вдвоём с мамой. Плакала тихонько в подушку, а потом, за 30 ей уже было, засияла, всё пропадала где-то. Что живот на нос лезет мать и заметила то не сразу. Сначала кричать взялась, потом спокойно спросила:

— Кто отец?

Дочка отмахнулась.

— Да какая разница, был и нет его больше. Главное, что у меня ребёночек будет.

Анастасия Ивановна согласилась.

«Да, в таком возрасте уже плевать на то, что люди скажут.»

Стали готовиться к появлению Вареньки. Дочка расцвела, похорошела. Да и не осуждал никто особо. Единственное, как бы не старались деревенские вычислить, так и не смогли вычислить, кто отец ребёнка. А потом Тамара чудила, мужика выгнала, все и думать забыли про семью Анастасии Ивановны. Вспомнили чуть позже, когда из роддома позвонили и сказали, чтобы приезжали за внучкой, и за телом матери, так как роды она не пережила…

Настя тогда лет на двадцать постарела. всё приговаривала, стоя у гроба:

«Что же ты, доченька, ты же так маленькое счастье хотела, а теперь уходишь, даже не посмотрев на малышку.»

В деревне думали, свихнётся Анастасия Ивановна. Но ничего, вроде как ожила, внучку воспитывать стала.

Варя была очень похожа на мать, только носик у неё был аккуратный, маленький. Со Стёпкой они подружились, когда Варе лет-то было, то ли пять, то ли шесть. Упала она на горке, расплакалась. Пока Анастасия Ивановна к ней спешила, Стёпка уже успокоил. Показал как правильно садиться на санки, чтобы не падать, прокатил её пару раз и всё. С тех пор не расставались считай. Стёпка приходил, буквам её учил, потом в школе оберегал, помогал. С первого класса их дразнили — жених и невеста, тили-тили теста.

После ухода соседки долго сидела Настя, всё думала:

«Что же им не везёт то так? Сама вышла за нелюбимого. Только смирилась, так погиб по пьяне. Дочка вообще замужем не побывала. Теперь вот внучка. А, ну как права Лизка? Молодые ведь оба. Понятно, что Стёпка, если что, не откажется, но так и будут потом всю жизнь говорить, что из-за живота и женился…»

Анастасия Ивановна встала, накинула платок, достала бутылочку наливки смородиновой и подалась к Тамаре.

***

— Варь.

— А?

Друзья лежали на стоге сена и любовались ночным небом.

— Знаешь, что мать мне тут выдала? Говорит, хватит с Варькой по углам шататься, взрослые уже. Не можете друг без друга, значит женитесь.

Степан ждал, что она рассмеётся, но Варя вздохнула.

— Ты не поверишь Стёп, но и моя бабушка твердит тоже самое и причём уже не первый день.

Степан хмыкнул.

— Сговорились они, что ли?

Варя повернулась к нему.

— А я и не удивлюсь. Бабушка давно ворчит, что между парнем и девушкой дружбы быть не может, и мне не переубедить её никак.

Степан тоже перевернулся на живот.

— Не, Варь, а если серьёзно рассуждать? Вот смотри, они сейчас только так говорят, ещё не давят. Ты же понимаешь, ещё немного времени и начнётся: а пора внуков, пора то, пора сё, а я чего-то вообще не хочу жениться. Ну, какая жена позволит мне от неё сбегать, чтобы с тобой на рыбалку сгонять? Да и ты, если выйдешь замуж, будет тоже самое.

Варя вздохнула.

— Я понимаю всё, но ты сам подумай, какие мы с тобой муж и жена? Нужно встретиться, влюбиться. А мы? У меня такое ощущение, что мы родились в один день и больше никогда не расставались.

— Ты думаешь, я этого не понимаю. Но с другой стороны, для нас что изменится? Ну, за исключением того, что нам нужно будет спать вместе. Но если что, я не против.

Варя подняла на него удивлённые глаза, потом спихнула с сена.

— Да ты предатель!

Степан рассмеялся.

— Варь… Не, ну можем и не спать вместе конечно, но объяснять всем, где внуки будешь сама.

Вария тоже спустилась с сена.

— Стёп, у меня такое ощущение, что ты уговариваешь меня выйти замуж.

Парень пожал плечами парень.

— Между прочим, это не самый худший выход из ситуации.

— Да из какой ситуации?

— Из ситуации, которую создают твоя бабка и моя мать.

Варя снова вздохнула.

— Стёп… Ну, я не знаю… Ну какие из нас с тобой жених и невеста? Ты мне как брат.

Степан приобнял её за плечи.

— Ты мне тоже как сестра, но мы всегда справлялись со всем. Значит, справимся и с этим. Ну, чего думаешь?

— Ой, да не знаю я. Пошли по домам, спать хочу.

Степан проводил её, Варя скрылась, а он ещё стоял и какое-то время смотрел на дом. Мысли о женитьбе ему всё больше нравились.

«А что, Варька готовит вкусно. Она весёлая. Им вдвоём всегда хорошо. С ней поболтать можно, и не ревёт постоянно, как другие.»

Дома его ждала мать.

— Степан, я так хотела, чтобы ты не был похож на своего отца, но понимаю, что гены берут своё.

Тамара картинно промокнула глаза.

— Мам, ну чего ты начинаешь? Я же говорю, ничего такого, о чём вы с Анастасией Ивановной напридумывали себе и в помине нет. Мы с Варей просто друзья.

— Ты что же хочешь сказать, что Варя тебе не нравится как девушка?

— Да почему не нравится? Нравится, конечно, но не так, как вы думаете.

Степан злой, как чёрт ушёл к себе в комнату. Он слышал, как мать ещё долго шмыгала носом и причитала, что бывший муж ей через столько лет отомстил…

Первой сдалась Варя. Как-то вечером пришла к ним и вызвала Степана на улицу.

— Всё, не могу больше, бабка пилит меня день и ночь. Чуть ли бельё не осматривает. Стёп, давай поженимся, разведёмся потом, если что…

Степан улыбнулся.

— Можно хоть на следующий день, только разъезжаться не будем, пока других не встретим.

Варя рассмеялась.

— А что, хорошая идея.

Степан присел на бревно.

— А с другой стороны, почему мы должны разводиться? В чём-то они ведь правы, мы и так всё время вместе проводим, так что продолжим его проводить.

Варя тоже присела.

— Стёп, а всё остальное, что в замужестве делают… Страшно как-то…

— Ну, Варь, не со мной так, всё равно с кем-нибудь другим пришлось бы.

Варя стукнула его кулаком по плечу.

— Нужно уже начинать ревновать к Зойке. Помню, помню, как ты к ней огородами бегал.

— Зойку не трогать, Зойка огонь. Жаль только, что тебя не любит.

Варя рассмеялась.

— Так, как она меня может любить, если ты от меня к ней, и от неё снова ко мне. Вот она тебя и попёрла.

— Ладно, не начинай. Я помню, как за тобой следом Петька ходил.

— Так ему надоело ходить, потому что со мной постоянно ты ходил.

Они рассмеялись.

— Ну, что значит, женимся?

— А давай.

К свадьбе подготовились слишком уж быстро. Вообще у молодых создалось ощущение, что подготовка за их спиной шла уже не первый день. Но смысл сопротивляться? Днём позже, днём раньше.

Варя крутилась перед зеркалом.

— Ба, как я тебе?

Анастасия Ивановна вытирала слёзы.

— Красавица. Жаль, мамочка тебя не видит. Ты так на неё похожа, как две капли воды.

Варя обняла бабушку.

— Ой, бабуль, не знаю, такое чувство, у меня будто зря мы всё это затеяли.

— Не говори так. Ну разве ты найдёшь жениха лучше Стёпки?

— Да нет, конечно.

— Он хороший. Ты всё про него знаешь.

— Ну, это да. А любовь?

— А любовь, деточка, бывает тихая. У вас вон, сколько лет, поэтому и не летают искры.

— Ты правда так думаешь?

— Конечно. Не были бы знакомы, сейчас бы встретились только, вот и залетели бы эти искры.

Варя вздохнула. Оснований не верить бабушке у неё не было…

***

Директор совхоза выделил молодым квартиру в новой двухэтажке. Туда они и направились от свадебного стола. Вошли. Варя как-то робко посмотрела на Степана.

— Стёп, может отложим брачную ночь?

Он вздохнул.

— Варь, мы решили, значит, решили. Давай не будем всё сначала начинать.

Варя вздохнула, подняла подбородок и стала расстёгивать платье. Степан внимательно наблюдал за ней. Когда всё упало к ногам Вари, Степан побледнел.

— Варя… — его голос был хриплым.

Она удивлённо повернулась.

— Что случилось?

— Повернись-ка ко мне задом.

Варя повернулась и сама осмотрела себя.

— А, ты же никогда не видел эту родинку. Прикольная, правда? Бабушка говорит, что такой у нашей родне не было. Значит, по линии отца.

Варя говорила, а Степан уже выскочил за дверь. Она накинула на себя покрывало и с удивлением смотрела в окно, как её новоиспечённый муж улепётывает в сторону своего дома. Быстро собрала свадебное платье, одела обычную одежду и уселась на кровать.

«Ну и что теперь делать? Как они будут жить дальше, если муж сбежал, как только увидел её обнажённую?»

Пока раздумывала, так устала, что нечаянно уснула на кровати. Даже поплакать немного успела от обиды. Разбудил её сам Степан.

— Варя, Варь! Проснись!

Девушка резко села, протёрла глаза. В комнате помимо них была мать Степана и бабушка Вари. Она посмотрела на Стёпку.

— Не понимаю, ты группу поддержки что ли привёл?

Он обнял её.

— Варь, тут такое дело… Ты же слышала, что папка мой тем ещё гулякой был.

Варя осторожно посмотрела на Тамару, которая тихо плакала.

— Да, но…

— Смотри.

Степан встал, оттянул штанину с пояса, и Варя ахнула. На ягодице, чуть ближе к поясу у Степана было точно такое же родимое пятно, похожее на кошачью лапку, как и у неё.

— Подождите, вы что хотите сказать?

Тамара кивнула.

— Знала, что встречается он с кем-то. Только никак не могла вычислить с кем, а потом надоело. И он, когда уходил, кричал, что даже уродины лучше, чем ты. Я тогда не придала значения его словам, а сейчас… Простите, что старое ворошу…

Анастасия Ивановна всхлипнула.

— Ну и натворили мы с тобой дел. Поженили брата и сестру.

Тамара встала.

— Ничего, как поженили, так и разведём, а Варя и Степан должны быть настоящим братом и сестрой.

Долго деревня бушевала от таких новостей. А через год все забыли, потому что двойная свадьба в селе была. Степан на Зойке женился, которая теперь была лучшей подругой Вари, а Варька замуж за Петра выходила, который стал лучшим другом брата будущей жены…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая добрая девушка
Добро

– Тася, я не поняла, а куда ты собралась в таком виде? – Марина вышла из кухни, вытирая руки и...

– Тася, я не поняла, а куда ты собралась в...

Читать

Вы сейчас не в сети