Истории из жизни Дочь 10 лет не давала бабушке видеться с внуком из-за ссоры, в которой старушка была не виновата

Дочь 10 лет не давала бабушке видеться с внуком из-за ссоры, в которой старушка была не виновата

Бабушка читает письмо

Нина Васильевна просматривала список покупок, состоящий из недорогих и самых необходимых продуктов. Несмотря на то, что проработала она всю свою жизнь, пенсия была крошечной. Иногда это так сильно расстраивало старушку, что она могла весь вечер проплакать в своей однокомнатной квартире.

Обычно после таких вечеров поднималось давление и начиналась бессонница, но Нина Васильевна привыкла справляться с этим с помощью лекарств.

Старушка остановилась возле прилавка с развесными конфетами. Как обычно она набрала несколько пригоршней для внука Сережи. На самом деле она только успокаивала себя так, а конфеты раздавала детям, когда сидела на лавочке возле подъезда. Ведь с Сережей ей не разрешала видеться собственная дочь.

Нина Васильевна вернулась в свою небольшую, но уютную квартирку. Разложила продукты по полочкам холодильника, поставила кипятиться чайник. Проверила на всякий случай давление и нерешительно подошла к телефону. Она знала, что ее звонок ничего не изменит, но одиноко лежащие на столе конфеты заставили ее все же поднять трубку.

Она медленно набрала номер своей дочери. Домашнего телефона у Натальи, дочери Нины Васильевны, не было, но и номер мобильного старушка выучила наизусть. После нескольких длинных гудков в трубке раздался неприветливый голос:

— Алло.

— Наташенька, здравствуй, — Нина Васильевна даже немного растерялась, она не ожидала, что дочь ей ответит.

— Здравствуй.

— Как у вас дома дела?

— Только не делай вид, что тебе до этого есть дело, — сварливо ответила Наталья.

— Наташенька, мне есть до этого дело… Я очень хочу увидеть Сережу, — слезы сами собой появились на глазах. Что уж поделаешь, все старички плохо контролируют свои эмоции, а уж когда дело касается детей и внуков, так подавно.

— Забудь, что у тебя вообще есть внук! – гневно воскликнула женщина.

— Не говори так… — всхлипнула Нина Васильевна.

— Ты, вроде, раньше была не против такой перспективы.

— О чем ты, Наташа?

— Ты прекрасно знаешь, о чем я.

— Можно мне хотя бы недолго увидеться с ним? – жалобно спросила старушка, уже даже не стараясь скрыть своих слез.

— Нет! Нельзя! Я вообще не хочу с тобой разговаривать после того, что ты сделала! Как ты могла так поступить? Тебе нет прощения, и Сережу ты не увидишь, так что перестань своих подруг подговаривать позвонить мне и попросить за тебя.

— Я ничего такого не делала… — но Наталья уже бросила трубку.

Пару секунд Нина Васильевна вслушивалась в короткие гудки, раздающиеся из трубки старого стационарного телефона. Хоть старушка и очень сильно переживала из-за испортившихся в одночасье отношений с дочерью, но она действительно не имела ни малейшего понятия, кто бы смог позвонить Наташе и попросить о встрече с Сережей. Возможно, именно эти мысли спасли Нину Васильевну от неприятных последствий нервного срыва.

Старушка отправилась на кухню, достала аптечку и накапала себе успокоительных капель в стакан воды, медленно выпила. Затем прошла к кровати и прилегла, продолжая раздумывать о словах дочери.

Тем временем Наталья места себе не находила. Она не в первый раз слышала слезы матери по телефону, но менять своего решения не хотела. Если она сказала, что мама не будет видеться с Сережей, то так тому и быть.

— Это твоя мать звонила? – подошел Андрей, супруг Натальи.

— Да, — нехотя призналась женщина. – Давно у тебя появилась привычка подслушивать?

— Ты так кричала, что все соседи в курсе, — усмехнулся Андрей и обнял Наташу, пытаясь как-то сгладить ситуацию.

Он знал о конфликте своей жены с матерью, но понятия не имел в чем дело. Несколько раз пытался поговорить об этом с Натальей, но она всегда уходила от темы или просто отказывалась отвечать.

— Она хочет видеть Сережу, — сквозь зубы процедила Наташа.

— Так в чем проблема? Пусть встретятся.

— Ты не понимаешь! – женщина ушла от объятий своего мужа в противоположный конец комнаты.

— Ну так объясни мне! Я до сих пор не знаю, что за Санта-Барбара у вас происходит.

— И не узнаешь.

— Ты не можешь всю жизнь прятать внука от Нины Васильевны.

— Пока время простить ее не пришло, — стояла на своем Наталья.

— Смотри, как бы поздно не стало. Сколько лет твоей матери?

— Семьдесят пять.

— Подумай над тем, чтобы помириться с ней. Ей очень тяжело проводить старость в одиночестве.

— Знаешь, мне было тяжело в другой момент моей жизни, — Андрей приподнял бровь, ожидая продолжения, но Наталья замолчала. – Пойду в душ схожу, — буркнула она, чтобы хоть как-то скрыться от внимательного взгляда своего мужа.

Нина Васильевна почувствовала себя лучше на следующий день. Она спустилась к лавочке возле своего подъезда, прямо напротив была детская площадка, где резвились ребятишки, играя в догонялки. Нина Васильевна смотрела на них и невольно улыбалась.

Она очень любила детей, хотела большую семью, когда была молода. Но так получилось, что она долго не могла сначала найти того самого мужчину, потом с беременностью были проблемы, а во время рождения Наташи у Нины Васильевны пошли серьезные осложнения. Время было такое, что сделать почти ничего нельзя было, и врачам пришлось удалять матку, чтобы спасти жизнь самой женщины.

Конечно, после этого мечты о большой семье пришлось забыть, а ведь Нине Васильевне было всего тридцать лет. Женщина очень переживала, ведь ее муж тоже мечтал о нескольких детях. Когда Нина Васильевна все-таки решилась сказать ему о случившемся, мужчина не пережил такого и ушел от нее.

Так Нина Васильевна осталась одна с ребенком. Ей было очень сложно выжить, но она справилась только благодаря безумной любви к своей дочери, Наташеньке. И вот сейчас она ненавидит старушку. По впалым щекам Нина Васильевны скатилось несколько слезинок.

— Бабушка, почему Вы плачете? – спросила маленькая девочка в белом платьице.

— Да что-то солнышко слишком яркое, светит прямо в глаза, — улыбнулась Нина Васильевна. – Спасибо тебе за беспокойство, внученька.

— А что же Вы тут сидите? – спросила девочка. – Меня, кстати, Варя зовут.

— А я баба Нина, — улыбнулась старушка. – А сижу я здесь, чтобы в квартире было одной не скучно.

— А Вам скучно?

— Очень, внученька, — вздохнула Нина Васильевна.

— Давайте поиграем тогда! – хлопнула в ладоши девочка.

— Так как же я с тобой поиграю, я же старенькая, а ты, наверное, побегать хочешь. — Варя! – раздался мужской голос. – Где ты?

— Я здесь, папочка! – звонко отозвалась девочка.

Нина Васильевна взглянула на вышедшего из-за угла дома мужчину. Не слишком опрятный, но точно не пьющий. Скорее очень уставший.

— Варя, я же говорил тебе не убегать далеко и не говорить с незнакомыми, — вздохнул мужчина. – Извините, пожалуйста, Варя очень болтливая, — обратился он уже к Нине Васильевне.

— Это не незнакомая! – запротестовала Варя. – Это баба Нина, мы с ней уже познакомились. Ей очень скучно у себя дома, вот она и вышла на улицу, чтобы поиграть.

— Поиграть? – удивленно спросил мужчина, а Нина Васильевна рассмеялась.

— Я просто кости грею, милок, — пояснила старушка. – Но тебе, Варенька, и правда надо слушаться своего папу. Мало ли бывает плохих людей, тебе очень повезло, что я не из таких. Ох, совсем забыла, на вот, возьми конфетку, — Нина Васильевна угостила девочку горсткой конфет.

— Что надо сказать? – подсказал отец.

— Спасибо, баба Нина! – маленькая девочка обняла старушку, Нина Васильевна улыбнулась. – Но я хочу еще поиграть с тобой!

— Варя, ну, так же некрасиво, — забеспокоился отец.

— Все в порядке, — ответила Нина Васильевна. – Я абсолютно свободна и с радостью поиграю с Варей. Если, конечно, это не догонялки, — добавила старушка после паузы.

— А давайте все вместе играть в слова! – снова хлопнула в ладоши Варя.

— В слова я умею, — согласилась Нина Васильевна.

— Простите, мне так неловко, — смущенно сказал мужчина, но старушка улыбалась, она была очень счастлива, что она хоть кому-то оказалась нужной и интересной.

— Ты молодец, — похвалила старушка девочку. – Победила.

— Ура, ура, ура! – обрадовалась Варя. – А теперь я пойду и испеку нам пирожки и печенье в песочнице, будем праздновать.

— Давай, милая, — улыбнулся отец. – Спасибо Вам, что поиграли с моей дочерью.

— Да пустяки, мне было приятно встретиться с таким достойным соперником, — улыбнулась Нина Васильевна.

— А у Вас есть внуки? – спросил мужчина.

— Есть… — старушка сразу погрустнела. Папа Вари заметил это.

— Что-то не так? – спросил он.

— У нас с дочерью сложные отношения, — рассказала Нина Васильевна. – Она против моих встреч с внуком.

— Да Вы что? Как так? – удивился мужчина.

— Мы еще с Вами слишком мало знакомы, чтобы я жаловалась на жизнь, — улыбнулась старушка.

— Ну, Варе Вы очень понравились. Давно я не видел ее такой веселой. Знаете, у нее ведь мама умерла при родах, так что мне не удавалось обеспечить ее должным вниманием и зарабатывать нам на хлеб, — Нина Васильевна всплеснула руками и охнула.

— Да уж, вижу, что Вы совсем заработались. Примите соболезнования.

— Спасибо. Меня зовут Дмитрий, кстати. Как я понимаю, Вы из-за сложных отношений с дочерью сами себе ходите за продуктами, да?

— Конечно, сама.

— А давайте я Вам буду пару раз в неделю ездить за всем: за продуктами, за лекарствами, а Вы еще поиграете с Варей в слова.

— Да что Вы, Дмитрий, не нужно мне ни за чем ездить! – замахала руками Нина Васильевна. – Я и так поиграю с Варенькой! Она такая милая девочка.

— Я понимаю, что Вы и сами справляетесь, но ведь все же лучше, когда есть тот, кто сможет помочь, — улыбнулся мужчина.

У старушки на глазах выступили слезы. Вот и дожила: чужой человек делает больше, чем родная дочь.

— Спасибо Вам, Дмитрий… Извините, — она полезла в карман за носовым платочком.

— Все в порядке, не переживайте, — участливо погладил ее по худому плечу мужчина.

С того дня Нина Васильевна и Варя стали дружить. У Дмитрия появилось больше времени на работу, старушка предложила забирать Варю в гости, на что девочка с радостью согласилась. Дмитрий, конечно, не видел никакой угрозы в Нине Васильевне, ведь Варя каждый раз пересказывала истории от бабы Нины, которая знала уйму сказок – не зря библиотекарем работала.

Дмитрий ездил за нехитрыми продуктами для Нины Васильевны. Ему больно было видеть ее скромный список: крупа, молоко, батон, конфеты для Вари. Дмитрий как-то раз спросил старушку, когда она ела что-нибудь, кроме каши. Нина Васильевна честно ответила, что и не помнит. Каша и каша, иногда щи или другой простой суп. Мужчина покачал головой и решил, что так дело не пойдет. У Нины Васильевны были прекрасные протезы, которые позволяли ей спокойно есть мясо, поэтому в следующую свою поездку в магазин Дмитрий накупил старушке фарш, мясо, колбасу, сыр, хорошие овощи, разные фрукты и хороший заварной чай вместо самых дешевых чайных пакетиков.

Когда он с несколькими пакетами вошел в квартирку и положил все на кухне возле холодильника, у Нины Васильевны буквально глаза на лоб полезли.

— Димушка, ты, кажется, покупки свои забыл, — позвала старушка.

— Нина Васильевна, это Ваше, — отмахнулся Дмитрий.

— Как… Мое… — пуще прежнего округлила глаза пожилая женщина.

— Ну вот так, там распродажа была, вот я и прикупил немного.

— Димушка, так сколько я тебе должна…

— Нисколько, — решительно отрезал мужчина.

— Да как это нисколько? – удивленно моргнула старушка.

— Нина Васильевна, в Вашем возрасте нужно питаться хорошо. Так что готовьте на здоровье, — улыбнулся Дмитрий.

— Да что же это… Как… — слезы часто закапали с лица Нины Васильевны.

Тут продуктов было на несколько тысяч рублей, она давала Диме только на самое необходимое, выходит, он за все платил из своего кармана.

— Ну-ну, не надо плакать, все хорошо.

— Я не знаю, как и благодарить тебя…

— Не надо меня благодарить.

С тех пор Дмитрий каждый раз сам составлял список продуктов для Нины Васильевны. Женщина отбивалась от таких щедрых предложений, как только могла, но Дмитрий ничего не желал слушать. Тем более, что Нина Васильевна весь день проводила с Варей, чтобы мужчина мог спокойно работать, поэтому его доход увеличился.

Дмитрий был успешным риэлтором, и от времени, проведенного за показами квартир, количество сделок росло. Ему было совершенно не затруднительно покупать необходимые продукты старушке, и ей пришлось с этим свыкнуться.

Конечно, Нина Васильевна не оставалась в долгу и постоянно звала Дмитрия с Варей на обеды, ужины и пироги. Они так сдружились, что старушка невольно стала считать мужчину чуть ли не своим сыном, даже ключи от квартиры отдала ему, ведь он столько всего для нее сделал.

Но женщине безумно хотелось наладить отношения с дочерью. Увидеть внука, познакомить его с Варей – они были одного возраста. Для полного счастья ей не хватало только прощения Натальи. Поэтому в один из вечеров, когда Дмитрий уже забрал Варю, Нина Васильевна решила позвонить дочке.

— Господи, ну что опять? – недовольно ответила Наталья.

— Здравствуй, Наташенька. Я хотела узнать, как у вас там дела с Сережей?

— Все хорошо. И вроде я просила тебя больше не звонить мне.

— Но прошел же почти год с моего последнего звонка… — у старушки закололо сердце.

За время той теплоты и заботы, которую она получала от Дмитрия, женщина уже и забыла, как жестоко с ней общается ее дочь.

— Я еще не готова тебя простить, — отрезала Наталья.

— Но, Наташенька… Я ведь могу скоро и умереть…

— Прекрати говорить эти глупости и давить на жалость, — жестоко оборвала старушку Наталья.

От этих слов в глазах Нины Васильевны потемнело, а сердце зажгло огнем.

— Наташ, мне что-то нехорошо, — слабым голосом произнесла Нина Васильевна.

— А тогда тебе хорошо было? А? Когда ты травила меня этими таблетками! – последнюю часть фразы старушка уже не услышала.

Ей так сильно кольнуло сердце и одновременно потемнело в глазах, что подкосились ноги. Нина Васильевна упала на кресло. Она была в сознании, но почти ничего не понимала. Боль была ужасной: жгучей, давящей, отдавало в левую руку и шею. Выступил холодный пот.

— Нина Васильевна!.. – крикнул из коридора Дмитрий. – Варя игрушку забыла, не захотела ложиться спать без нее, Вы не видели… Господи! – мужчина зашел в комнату. – Нина Васильевна, Вы меня слышите?! Держитесь, я сейчас вызову «скорую»!

— Какую еще «скорую»?.. – побледнела Наталья, все еще продолжавшая осыпать мать ругательствами и укорами. – Алло! – изо всех сил крикнула она в трубку, но мужчина делал вызов по мобильному.

Женщина дождалась, пока мужчина договорит, а потом снова громко крикнула в трубку.

— Что за… Ах, алло? – нашел мужчина телефонную трубку.

— С кем я говорю? – деловито осведомилась Наталья.

— Слушайте, если Вы что-то продаете старушке, то отстаньте!

— Стойте! Я ее дочь! Что с ней случилось? – уже более беспокойно спросила Наталья.

— Ах, Вы та самая дочь, которая бросила свою больную престарелую мать на произвол судьбы.

— Какое Вы право имеете так говорить?! – возмутилась Наталья.

— Ну, не знаю, может, потому, что я ни разу Вас не видел? Может, потому, что Вы ни разу не заехали за год к матери? И может потому, что от Вашего семейного разговора у Нины Васильевны, кажется, инфаркт случился? – язвительно ответил Дмитрий, пытаясь нащупать пульс у старушки.

Нина Васильевна закрыла глаза и тяжело дышала. В ушах стоял такой шум, что она не слышала ни единого слова. Наталья помолчала.

— Куда ее «скорая» отвезет?

— Уж не знаю, стоит ли Вам знать об этом, — кисло ответил мужчина.

— Уж поверьте, стоит, — злобно сказала Наталья. – Я ближайший родственник, мне в любом случае сообщат.

— Справедливо. Не знаю, посмотрите, какая больница сегодня дежурит. Я, кажется, сирены слышу. Всего Вам доброго, — и он повесил трубку.

Приехавшая «скорая» быстро забрала Нину Васильевну на носилках, предварительно дав ей кислород и вколов необходимые лекарства. Ее успели довезти до больницы и начали интенсивную терапию, сразу положили в реанимацию. Мужчине сказали, что опасный период еще не миновал, не ясно, сможет ли выбраться старушка. Инфаркт был обширный.

Дмитрий оставил свой телефон как контактный, ведь он должен был вернуться к дочери. Но сначала он зайдет в квартиру Нины Васильевны и соберет все нужные ей вещи; конечно, старушка выкарабкается, она крепкая. Знатно ее жизнь потрепала, что ей инфаркт…

Дмитрий пытался себя успокоить и думал о всякой чепухе по дороге в квартиру Нины Васильевны. Там он заглянул в шкаф, взял нужные вещи, поискал документы. Он очень переживал за здоровье старушки, надеялся, что все будет хорошо. Потом он сам лично заблокирует номер ее дочери к чертовой матери. Дмитрий не сомневался, что они поругались, и сердце женщины не выдержало.

Ему позвонили в десять утра. Сказали, что старушка стабилизировалась, опасность миновала. У мужчины будто гора с плеч свалилась, он выдохнул и поблагодарил медсестру за звонок. Спросил, когда можно будет навестить, ему ответили, что вещи можно завезти через неделю, а до этого она будет в реанимации на всякий случай.

Всю неделю Варя спрашивала, что с бабой Ниной. Девочка скучала по старушке, волновалась за ее здоровье. Дмитрий объяснил ей, что Нина Васильевна поссорилась со своей дочерью, поэтому и оказалась в больнице, но сейчас ей уже лучше. Ни к чему маленькой девочке знать, что старушка могла умереть.

Варя сразу напросилась на посещение вместе с папой, мужчина здраво рассудил, что Нина Васильевна только обрадуется, и согласился. В день посещения Дима и Варя собрали несколько больших пакетов с одеждой, обувью, предметами первой необходимости, умывальными принадлежностями, с вкусной едой, фруктами и овощами…

Словом, собрали все, что только влезло в машину. Им обоим хотелось, чтобы старушка чувствовала себя в комфорте в больнице. Варя сложила свои рисунки для бабы Нины, и Дмитрий завел двигатель.

— Здравствуйте, подскажите, в какой палате Нина Васильевна лежит? – поздоровался мужчина с медсестрой.

— Здравствуйте, а Вы ей кто будете?

— Я «скорую» вызывал, друг семьи, так сказать.

— Ага. В 306, но там посетитель сейчас, не многовато ли вас будет?

— А кто посетитель? – нахмурился Дмитрий.

— Женщина, сказала, что дочь.

— О, я им не помешаю, я буквально пакеты передать, — ответил мужчина и пошел искать палату.

Вот ведь наградил Господь дочерью! Еще чего доброго до повторного инфаркта доведет. Варя открыла дверь палаты, Дмитрий резко зашел внутрь, намереваясь прогнать дочку Нины Васильевны, если та опять норовит довести мать.

— Димушка, Варенька! – расплылась в улыбке старушка.

— Нина Васильевна, ну и напугали Вы нас! Как Вы тут? – прошел к кушетке Дмитрий, бросив взгляд на женщину, сидящую возле. На вид лет 30-35, вроде, просто молча сидит. Да и Нина Васильевна не нервничает.

— Все хорошо, обо мне прекрасно заботятся, — улыбалась старушка.

— Баба Нина, не попадай больше в больницу! – обняла ее Варя.

— Постараюсь, внученька, постараюсь, — она погладила девочку по голове.

— Я так понимаю, это Вы «скорую» вызывали, Дмитрий? – подала голос дочь Нины Васильевны.

— Я, — кивнул мужчина. Ему не особо хотелось разговаривать с ней.

— Спасибо, конечно, но, может, объясните, как Вы попали в квартиру моей матери? Кто Вы такой вообще?

— А Вас это так волнует? – с вызовом спросил Дмитрий.

— Димушка, не надо. Это Наташа, моя дочка. А это Дима, он помогает мне по хозяйству и разрешает проводить время с Варюшей, — сказала Нина Васильевна.

— О, это сейчас камень в мой огород был? – завелась Наталья.

— Наташенька, я ничего такого не хотела сказать.

— Да еще как хотела. Не прикидывайся глупой.

— Так, вы или сейчас же помиритесь, или придется Вам, Наталья, уйти отсюда, чтобы Нине Васильевне хуже не стало, — скрестил руки на груди Дмитрий.

— Вы даже не знаете, что она со мной сделала, — холодно ответила Наталья.

— Так, может, самое время рассказать? Вы же все-таки пришли сюда и волновались за свою мать, — Наталья помолчала, тяжело вздохнула.

— Моя мать – женщина с непростой судьбой, — начала она. – Ей не повезло с мужем, беременностью и родами. Они оба хотели большую семью, но получилась только я. Папа бросил маму, потому что после меня она не могла иметь детей, а мама единственную отдушину видела во мне. У нее не осуществилась ее мечта о детях, поэтому она решила, что и мне не стоит своих заводить.

И когда мы пытались с моим первым мужем… У нас ничего не получалось, в общем. Потом выяснилось, что она поила меня мощными противозачаточными, ведь каждый день я приходила к ней в гости! Уж не знаю, чай ли это был или кофе, но таблетки она мне подмешивала! И мы разошлись с моим первым мужем именно из-за этого! А я любила его! А он меня бросил, сказал, что ему дефектные не нужны.

А потом я поймала мамочку с поличным: нашла у нее упаковку таблеток в сумке. Уж не будешь же ты говорить, мама, что сама пьешь противозачаточные?!

— Наташа… Я больше так не могу… Все совсем не так было!.. – воскликнула старушка.

— Да ты что? Именно так все и было! И если бы я не нашла эти таблетки, не оборвала бы все контакты с тобой, то и не было бы у меня сейчас детей!

— Так, Вы высказались, Наталья. Нина Васильевна, может, теперь расскажете историю со своей стороны? – спросил Дмитрий.

— Да что тут рассказывать. Твой первый муж и кормил тебя таблетками, — вздохнула старушка. – Ему не нужны были дети, а ты так жаловалась, что у вас ничего не получается, так хотела семью… Я нашла упаковку таблеток, прочитала инструкцию. Поняла, почему у вас не было детей, сказала ему, что все знаю и расскажу тебе.

Но тогда он был влюблен в тебя и сказал, что если я тебе расскажу, то ты мне не поверишь, а потом он бросит тебя с ребенком, когда будет поздно делать аборт. Он знал, что ты не откажешься от ребенка, а я знала, как тяжело женщине одной растить дитя. Он просто хотел наиграться с тобой. Я все равно хотела рассказать тебе об этом, надеялась, что мать ты любишь больше мужа, но ошиблась.

Ты увидела те таблетки, которые я забрала у него из стола. А потом… Ты помнишь, какой был скандал, ты не слушала меня, как он и говорил, выгнала меня из вашей квартиры, запретила звонить тебе… Но, видимо, он не перестал давать тебе таблетки, если ты так и не забеременела. Если ты не веришь мне, то можешь позвонить ему и все спросить, я думаю, сейчас он уже скажет правду, — закончила Нина Васильевна.

Наталья сидела в шоке. Она понимала, что история ее матери очень похожа на правду, ведь после скандала она еще год была с первым мужем, но так и не смогла забеременеть. Она достала телефон.

— Я так и сделаю, — мрачно сказала Наталья и вышла из палаты.

— Нина Васильевна, неужели так все и было? – спросил пораженный Дмитрий.

— Да, — пожала плечами старушка. – Моя вина, конечно, есть, но не такая, чтобы не позволять мне видеться с внуком. А как у вас с Варюшей дела? – перевела тему старушка.

Варя была рада дорваться до права слова и без умолку рассказывала, что приключилось за неделю, показывала рисунки, говорила, как скучает по бабе Нине и очень ждет ее возвращения. Примерно через десять минут вернулась Наталья. Тушь с ее ресниц размазалась по всему покрасневшему лицу.

— Мама… Мамочка, прости меня!.. – Наталья зарыдала в голос и упала на колени перед кушеткой старушки. – Ты говорила правду! А я все это время тебе не верила! Я десять лет не давала тебе видеться с внуком, Господи! Прости меня! Что ж я за дочь такая?!

— Наташенька, ну, все, хватит, — старушка обнимала дочку, которая не прекращала лить слезы, уткнувшись лицом в холодное больничное одеяло. – Я все равно тебя очень люблю. Ты ведь моя дочка.

Дмитрий потянул Варю за рукав, решив, что хватит мешать воссоединению матери с дочерью. Он был просто счастлив, что многолетний конфликт разрешен.

Варя с папой навещали Нину Васильевну каждый день до выписки. Они договорились встретить ее и забрать на машине прямо рядом с больницей. Старушка рассказывала им, что Наталья теперь приходит очень часто, все время извиняется и пытается наверстать упущенное время.

В день выписки Дмитрий проводил Нину Васильевну до дверей больницы, а на парковке ее ждал сюрприз. Рядом с машиной Дмитрия стояла Наталья. Она держала за руку мальчика, который тут же сорвался с места, ринувшись к Нине Васильевне с радостным воплем:

— Бабушка!..

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети