Beautiful girl is a man's dream

Девушка медленно умирала, ей осталось жить всего немного…

— Фёдор, как дела?

— Нормально, спасибо.

— Женится не надумал, а то работаешь день и ночь?

Фёдор рассмеялся:

— За что вы, Иван Степанович, меня так не любите? Я же вроде ничего плохого вам не делал.

Водитель скорой усмехнулся в усы.

— Ну это ты зря, я же о тебе забочусь, будут всегда с собой горячие обеды, дома тебя ждать будут. А так уж сорок скоро, ты всё неприкаянный.

— Ну нет. Мне одного раза хватило, лучше я в нашей столовой питаться буду.

Иван Степанович подался вперёд.

— Так в столовой тоже девушки есть, вон кассирша Катька, чем не вариант?

Фёдор испуганно закатил глаза.

— Нет, Иван Степанович, я чем-то определённо обидел вас?

Они рассмеялись, потому что кассирша Катька была очень охотлива к мужскому полу. Как про мужиков говорят: «Ни одной не пропустит». Так Катька, ни одних штанов не пропускала. Причём было плевать, женат мужик или нет. Её напору немногие сопротивляться осмеливались.

«Шестая бригада на вызов.»

Фёдор сразу стал серьёзным. Он внимательно слушал диспетчера.

Зоя рассказала всё, что знала, а потом добавила:

— Федь, ты не обижайся, что я тебя на такие вызовы отправляю. Но ты же знаешь, у нас все вчерашние студенты или пенсионеры, они в тяжелых случаях не разберутся. А тут по всем симптомам что-то серьёзное.

— Да, я всё понимаю, Зоя. Мы уже едем.

Фёдор задумался. Вызов действительно был немного странным. Молодая девушка потеряла сознание, и случилось это утром. А родители вызвали скорую только вечером.

«Что же там за родители такие? И не может человек находиться без сознания столько времени, это уже кома, не иначе.»

Но сейчас он всё выяснит. Федя даже усмехнулся.

Зоя конечно зря извиняется. Он любит сложные случаи. Когда-то Фёдор работал в экстренной медицине, в большой и престижной клинике. Только вот незадача, главврачом там был его тесть. А когда Федя поймал свою женушку на измене и сразу подал на развод, тесть предупредил, что если он разведётся с его доченькой, то работать по специальности больше никуда не устроиться.

Устроился, в скорой помощи ему были рады, как самому родному. Фёдор не расстраивался, ему даже денег хватало, потому что тратить приходилось только на себя. За семь лет совместной жизни его дражайшая супруга так и не решила, хочет ли она ребёнка или нет. Фёдор вздохнул, он всегда мечтал о детях. Только сейчас думает, что это наверное к лучшему, что у них никто и не родился.

— Федь, ты что там уснул, что ли?

— Да нет, задумался просто. Долго ещё?

— Минут 10. Зойка точно не ровно дышит к тебе, это же другой конец города.

— Зоя приличная девушка, и вообще у неё жених есть.

Иван Степанович рассмеялся:

— Ну, жених — это ещё не муж. Может тебе присмотреться?

Молодой ассистент, в этот момент, как раз выронил наушник из уха и услышал их разговор.

— А я считаю, что жениться вообще не нужно. Вот зачем? Живёшь один и всё хорошо. Что хочу — делаю, что не хочу — не делаю. Не слушайте его Фёдор Сергеевич, одному всегда лучше.

Тут тоже рассмеялся и Фёдор, и Иван Степанович. Слушать такие речи от студента 19 лет было очень смешно.

— Приехали, — Иван Степанович затормозил у подъезда.

Фёдор сразу обратил внимание на то, что их ждёт женщина. Она была какая-то странная, но как только заговорила, всё стало понятно. Женщина была иностранкой, которая с большим трудом изъяснялась по-русски. Пока они поднимались на третий этаж, женщина пыталась объяснить, что произошло. Федя совсем запутался и обратился к ней по-английски. Женщина удивлённо посмотрела на него и сказала:

— Не знала, что у вас даже врачи на скорой разговаривают по-английски.

— Итак, что произошло?

— Понимаете, Риточка не родная наша дочь, мы удочерили её, когда ей было 12. Она никогда не отличалась крепким здоровьем, намучились мы с ней. Конечно, постоянно больницы, врачи. Деньги на лечение уходили очень много, но мы любим Риточку, она нам как родная. Мы приехали сюда неделю назад, понимаете? Хотели, чтобы она познакомилась с культурой, чтобы не забывала родину. Сначала всё было хорошо, мне даже показалось, что здесь она себя чувствует намного лучше. А сегодня утром ей стало плохо, потом хуже и хуже, а потом вообще потеряла сознание. Мы, знаете ли, привыкли к такому и не сразу забили тревогу, а она никак не очнётся, и дыхание у неё какое-то странное.

Федор спросил:

— Сколько лет Риточке.

— Ей уже 25.

Конечно, ему очень хотелось спросить, почему так долго тянули, но пока он не стал задавать таких вопросов. Что-то не нравилось ему в услышанном, но немного подумав, Федя решил, что это из-за языкового барьера. Он вполне прилично говорил на английском, но думал, что всё равно на русском.

Девушка была какого-то странного синюшного цвета, дыхание правда было таким, что самостоятельно она бы не смогла очнуться. Фёдор вспомнил, что знал.

Минут через двадцать девушка задышала чуть лучше, но вернуть её в сознание не получалось. Он сидел рядом с ней, напряжённо думал. Такой случай был впервые в его практике. Все показатели, кроме дыхания и какой-то общей вялости тела, были в норме. Понятно, что он заберёт её в больницу, но сначала нужно разобраться, довезут ли они. Он услышал приглушённый разговор родителей. Отец что-то начал говорить на английском, но жена дёрнула его, и они перешли на французский.

Французский он знал на уровне школьной программы. Не понимал о чём говорят, а судя по всему, нужно было бы. Только отдельные слова, которые никак не были связаны между собой: «Нужно подождать. 10 часов. Вдова.»

«Может быть, они о ком-то из своих родственников.»

Фёдор перевёл взгляд на столик и замер. Там было фото этих самых родителей. Они были в пустыне и, судя по экипировке, изучали природный мир.

«Вдова..,» — он вскочил.

Да, такого точно не было в его практике.

— Носилки быстро!

Родители засуетились. Мать недовольно сказала:

— Я же говорила, что Риточка никогда не отличалась крепким здоровьем. Нельзя ли оказать помощь на месте?

Но Фёдор не слушал её. Он пытался вспомнить всё, что знал.

Когда Рита оказалась в машине, он закрыл двери перед её родителями.

— Вот номер. Это общая справочная. Через два-три будет известно, в какую больницу попала ваша дочь.

— Но, хотела бы с ней.

— Нет, нельзя. Вы будете мешать нам работать.

Иван Степанович удивлённо посмотрел на него, осторожно тронул машину.

— Куда едем?

— В инфекцию с сиреной.

Водитель удивлённо поднял брови, включил сирену и дал газу.

Федя схватил рацию:

— Нужен самый опытный инфекционист. Скорее всего девушку укусил паук под названием ‘Чёрная вдова’.

— Фёдор Сергеевич, у нас не водятся такие пауки, — Зоя была в явном недоумении.

— Зоя, знаю, тут вообще всё очень странно. Одно точно, родители этой девушки изучали что-то в пустыне. И симптомы, их разговор, всё сводится именно к этому.

— Хорошо, я поняла. Везите на Семёновскую.

Когда они подлетели, врачи уже ждали в приёмном.

— Федь, ты уверен?

— Нет, хотя нет, не так. Уверен на процентов 70.

— Ясно, забираем.

Федя проводил взглядом девушку и спросил врача:

— Я зайду после смены?

— Ну, заходи.

Рано утром Фёдор был в больнице, его встретил тот же доктор.

— Ну, Федь, ты молоток. Никогда не додумались бы. Ведь у девушки иммунитета ноль, как будто её специально его лишали. Вообще, какая то мутная история.

— Она очнулась?

— Да, и знаешь, почему-то просит не пускать к ней родителей, а они здесь два часа скандалили, сказали, что с полицией придут.

— С полицией? Очень сомневаюсь, что-то тут нечисто. Можно к ней?

Доктор кивнул.

— Тебе можно. Ты теперь, как её ангел-хранитель.

Федя вошёл в палату. Девушка лежала, смотрела в потолок. Когда он вошёл, настороженно повернулась к нему.

— Здравствуйте.

Девушка слабо улыбнулась.

— Я помню ваш голос. Это вы, тот самый доктор-герой, который меня спас?

Он присел к ней на постель.

— Ну не совсем герой. Если бы я не изучал в школе французский, то, возможно, не догадался бы ни о чём. Скажите, как вообще такое могло произойти? У нас же не водятся такие пауки.

Она вздохнула.

— Я не думала, что это всё-таки случится. Мы приехали в Россию потому, что двоюродный дедушка оставил мне большое наследство. У меня очень странная семейная история… Дело в том, что он был виноват в смерти моих настоящих родителей. По его вине они погибли, хотя он не хотел этого, так уж получилось. А потом, дедушка видимо вышел из тюрьмы и занялся бизнесом. Он всегда чувствовал себя виноватым передо мной. У моих же приемных родителей начались крупные неприятности. Они занимались нелегальной продажей экзотических животных, в том числе и пауков. Там от всего можно откупиться, но деньги нужны не малые. Они так обрадовались, когда узнали о наследстве. А я… Я сказала, что хочу остаться здесь, что дам деньги, но не все разумеется. Я даже не знаю, как… Каким образом это всё получилось, но я уверена, они хотели от меня избавиться. Два дня назад я вступила в наследство, и теперь наследниками стали бы они. Они вызвали скорую так поздно, потому что ждали, чтобы яд хорошенько подействовал. Если бы я умерла дома, то было бы много вопросов к ним.

У Фёдора волосы на голове шевелились.

— Рита, нужно рассказать всё это полицейским. Хотя, я не понимаю, как можно? Ваша мать говорила, что любит вас, как родную.

Девушка усмехнулась:

— К приёмным детям из России… Да там любви, поверьте мне… А по поводу полиции… Я не хочу, они не обижали меня. Ну, так сложилось… Просто хочу, чтобы они уехали домой. Вы поможете мне?

Она мольбой посмотрела на него и Федор вдруг покрылся испариной. Такие глаза, столько тоски в них…

Он позвонил по номеру, который ему дала пациентка.

— Нам нужно встретиться и поговорить. Я звоню по просьбе Риты.

Они приехали вдвоём. Фёдор сразу, без приветствий, сказал:

— Вы должны вернуться на родину в течение суток. Если этого не сделаете, вам придётся отбывать срок здесь за попытку убийства, а потом и у себя.

Женщина попыталась что-то сказать, но Фёдор поднял руку.

— Факт яда паука доказан, доказать всё остальное дело пяти минут.

Он развернулся и пошёл. Фёдор еще долго слышал, как родители ругались между собой. Понял, что инициатором такого бизнеса был мужчина, а женщина, просто она была его женой…

— Фёдор Сергеевич, я смотрю, вы к нам как на работу, — доктор широко улыбнулся, а Фёдор ответил:

— Ну, Рите нужно восстанавливаться, а у неё же здесь никого.

— Вы о каждом пациенте так заботитесь? — Доктор рассмеялся. Не обижайся, Рита очень хорошая девушка. На следующей неделе я её выпишу. Придётся тебе за ней присматривать, здоровье у неё ещё слабое, а вот охотников за деньгами много.

Фёдор снова улыбнулся и прошёл к палате.

Рита обрадовалась, а потом покраснела.

— Здравствуйте, Фёдор, мне так неудобно из-за меня вам приходится мотаться сюда.

— Ну, Рита, позвольте мне поухаживать за вами, и потом, почему вы решили, что мне это в тягость?

Она пожала плечами.

— Тогда почему вы делаете это?

Федя не знал, что ответить. Ну, не может же он, почти 40-летний мужик, сказать девушке, которой всего 25, что он влюбился, как сопливый мальчишка.

— Ну, как почему, я же ваш ангел. Вы забыли?..

Машина плавно катилась по дороге. Иван Степанович с интересом посмотрел на Фёдора.

— Федь, чё молчишь?

Студент тут вытянул наушники и широко улыбнулся.

— Кажется, мы теряем ещё одного холостяка.

Фёдор рассмеялся.

— Нет, ничего не скроешь… Иван Степанович заверни на минутку в ювелирный, буду предложение делать.

Студент заулюлюкал. Иван Степанович несколько раз просигналил, вызвав смятение на дороге среди других автомобилей.

— Вот это дело. Ну и попляшу на твоей свадьбе…

Рита уже неделю жила в квартире Фёдора. Он категорически не хотел оставлять её одну, а она, честно говоря, не особо то сопротивлялась.

Рита, как раз закончила пылесосить и с удовлетворением осмотрелась. Холостяцкое жильё было в таком состоянии, что Рита сначала не понимала, где спальня, где что. Федя выделил ей комнату и старался особо не беспокоить, хотя не забывал ругаться, чтобы она не работала столько по дому.

Рита услышала, как повернулся ключ в замке, тут же сделала строгое лицо. Не хватало ещё, чтобы Фёдор видел эту глупую счастливую улыбку, которая постоянно хотела вылезти, когда он был рядом.

— Рита.

Что-то изменилось, будто случилось что-то.

— Мне почти 40, я работаю обычно врачом, обычный скорой, но я как мальчишка влюбился. Не знаю, как дальше жить. — Потом он протянул ей коробочку. — Прошу тебя, стать женой человека, который старше тебя на 15 лет. Если откажешь, я пойму.

Она улыбнулась, взяла кольцо, надела себе на палец.

— И не надейся, если бы ты этого не сделал, я бы сама напросилась к тебе в жены…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая наглая уверенная стерва богатая женщина
Холодное сердце

Иногда в своей жизни можно встретить единственного человека, влюбиться в него и любить, что бы ни произошло. Так случилось с...

Иногда в своей жизни можно встретить единственного человека, влюбиться в...

Читать

Вы сейчас не в сети