Красивая девушка знахарка

Сейчас я тебе, Иуда, устрою! Будешь знать, как чужих мужиков уводить из семьи

В этот год зима пришла с опозданием, зато уже в начале декабря морозы грянули не слабее, чем в прошлый год на Крещение. Что и говорить, а глобальное потепление отразилось во всей своей мощи и в деревне Кочки. Снег по пояс, да мороз за тридцать градусов с ветерком.

Людмила стояла уже больше часа возле забора крайней избы. Уже и сумерки успели наступить, а супруг всё не выходил от местной знахарки. Эта одинокая селянка была предметом пересудов всех замужних женщин села. Ведь её внешность и крутой нрав, как магнитом притягивали внимание всех мужчин Кочек. А если взять во внимание тот факт, что она могла одним взглядом заставить успокоиться буйного жеребца. Или своими снадобьями вылечить даже от вредных привычек самых безнадежных односельчан. Вот и получалось, что Пелагея имела в своем необычном бабском арсенале весь набор вооружений, связанный с манипуляцией всеми формами жизни.

«Ну, смотри знахарка! Я тебе своего Стёпочку всё равно не отдам. Если будет нужно, то и участкового подключу. Ославлю на весь район. Посмотрим, как у тебя тогда дела пойдут!..» — подобные мысли уже несколько дней не давали Гороховой ни спокойно уснуть, ни с аппетитом поесть.

Порывы ветра пронизывали до костей, несмотря на довольно тёплый полушубок из овчины, шерстяной платок и валенки. Людмила переминалась с ноги на ногу и уже собиралась уступить стужи в пользу своей натопленной за весь день избе. Женщина уже сделала попытку отойти со своего места, где был лучший обзор за входной дверью знахарки, и даже развернулась вполоборота. И тут до её слуха донёсся звук несмазанных дверных петель. Горохова замерла, как вкопанная. Из сеней дома показалась фигура Степана. Молодой человек на ходу застегивал куртку и очень приветливо разговаривал с хозяйкой дома. Слов не было слышно из-за ветра, а сумрак скрывал мимику лица. Однако и так было понятно, что отношения между супругом и знахаркой явно вышли за рамки соседских. Со стороны могло показаться, что принятые среди односельчан манеры общения никак не касались этой парочки.

«Что ж! Сейчас я тебе, Иуда, устрою! Жаль, что Димка дома уроки делает!.. Но оставлять этого я не собираюсь!.. А начну-ка я с этой Пелагеи!..» — последний осознанный фрагмент мысли был связан с тем, что супруг исчез из поля зрения ревнивой женщины.

— Значит, теперь одиночки могут без зазрения совести чужих мужей уводить из семьи?! – воинственный голос Людмилы красноречиво говорил о её намерении.

— И тебе доброго здоровья, Люся! – знахарка со скрытой усмешкой смотрела на буквально вломившуюся незваную гостью.

— Ты мне зубы не заговаривай! Зачем Степана опаиваешь своим зельем?.. Неужели думаешь, что я управы на тебя не найду?! – более массивная Горохова напирала своим внушительным телом на Пелагею.

— Даже не думай! – взгляд чёрных как безлунная ночь в лесу глаз пристально смотрел на Горохову.

В сознании воинственно настроенной женщины вдруг произошла резкая перемена. Ещё мгновение назад Людмила хотела вцепиться в аккуратно собранную сзади густую косу знахарки. А уже через секунду её руки бессильно опустились вдоль тела как плети. Теперь ревнивая супруга хотела только одного – вернуть время вспять, когда семья Гороховых считалась в деревне одной из самых благополучных. Конечно же, с точки зрения крепости и монументальности супружеских отношений.

И действительно, в Кочках семья Гороховых была на прекрасном счету. Степан один из немногих молодых людей после окончания аграрного техникума вернулся, в родную деревню и был востребован в качестве техника-механика, в гараже. Его уровень зарплаты позволял не только содержать семью, в которой подрастал восьмилетний сын, но и считаться уверенным «средним классом» на местном уровне.

— Людмила, ты бы не могла мне одолжить на пару недель денег?.. – в голосе соседки по двору чувствовались молящие нотки.

— Конечно, Вероника! А твой что? Опять без работы сидит?.. – Горохова знала, что односельчанка отдаст долг, но только не через пару недель, а пару полугодий.

— Да!.. Этот паразит опять решил «душу лечить» самогонкой бабы Нюры. У него, кажется, только через месяц будет командировка в соседнюю область. Вахтовый метод!.. – молодая женщина разводила руками.

«Вот ведь дурында! Обещает отдать долг через полмесяца и тут же говорит, что её супруг только через месяц уедет на заработки! Эх, голь перекатная!.. А как не одолжить, если сердце кровью обливается от этой нищеты селян!..» — мысли мгновенно промелькнули в светловолосой голове Гороховой, и она ободряюще улыбнулась соседке.

— Проходи, что в сенях стоять. Сейчас дам. Тебе сколько нужно?.. – Людмила прошла внутрь дома, пропуская вперед гостью.

Таких просителей у Гороховых было немало. Однако рачительный подход к кредитованию односельчан исключал повторное одалживание, без предварительного погашения предыдущей задолженности. В этом Людмила была и аккуратна, и неумолима. Женщина не была жадной, но уважительно относилась к заработку мужа и не собиралась играть роль кредитной организации. В семье подрастал Горохов-младший и следовало побеспокоиться о его будущем.

— Димка, ты кем собираешься стать, когда школу закончишь?.. – бывало спросит сына мать.

— Как папа! – гордо отвечал второклашка.

— Ух, ты! А кто он у тебя?.. – родительница решила разобраться в намерениях родного чада и не собиралась удовлетворяться его отговорками.

— Сначала техникум, а потом в гараж! – сын прекрасно знал и об уровне образования отца, и о том, где и кем он работал.

— А по математике у тебя точно всё хорошо?.. Отец и без калькулятора может рассчитать и… эти… как их… нормы расхода топлива, и… амортизацию техники!.. – в голосе матери слышались нотки гордости за главу семейства.

— Мам, что ты, как с маленьким со мной?.. Конечно, я смогу!.. Я уже с папкой несколько раз на тракторе по полю гонял!.. – сын вспомнил их последнюю вылазку и улыбнулся.

— Надо же! Это когда у вас мотор заглох и мобильник сел?.. Да, тогда вся деревня знала, что Горохов взбучку дал Ножову за недосмотр!.. – мать заколыхалась всем своим дородным телом.

— Ага, дядя Ефим тогда по гаражу долго убегал от батяни!.. – Горохов-младший от смеха даже схватился за живот, вспоминая ту забавную коллизию, свидетелем которой он тоже стал.

— Да, уж! Мужики-мужики! Вечно у вас что-то происходит!.. – женщина замешивала тесто для выпечки, поэтому махнула сыну рукой, чтобы он ушел из кухни и не путался под ногами.

Повседневная жизнь и в Кочках, и у Гороховых отличалась своим фундаментальным характером. Что и говорить, деревня во всех её проявлениях! Калейдоскоп однообразных картин сменял суточные циклы, недели и времена года. Люди рождались, взрослели, старели и уходили в вечность. Только Кочки стояли на берегу реки Грязной и не собирались изменять привычный ход жизни.

— Фима, ты же у нас по женской части в деревне экспертом считаешься?.. – как-то спросил друга Степан после работы.

— Есть такое мнение!.. – Ножов не страдал скромностью ни в каком вопросе.

— Тогда подскажи мне, что делать!.. – Горохов задумался из-за деликатности затрагиваемой темы, после чего продолжил, — Понимаешь, у меня с Люськой не всегда получается!.. Вроде молодой и здоровый, только вот в этой части сбои стали.

— Ты это! Про потенцию мне сейчас плачешься?.. – Ефим выпучил на друга свои серо-голубые глаза и стал нервно поправлять белобрысую челку, как будто у него через несколько секунд предстоит встреча с губернатором.

— Догадливый!.. – как-то отстраненно вымолвил механизатор.

— Я тут это!.. По телеку недавно слышал, что у мужчин под сорокет бывают проблемы с… этой… мать её… простатой! Вот!.. – радостно воскликнул Ножов, вспомнив сложное для восприятия жителя Кочек слово.

— Аха! Только, где «соракет», а где я?.. – Степан понуро опустил голову и стал чесать затылок.

— Не скажи! Тут ключевое слово… не… возраст, а про-ста-тит!.. – Ефим буквально смаковал этот диагноз, словно это была карамелька, а не название недуга.

— Что ты хочешь сказать-то, Фиментий?.. – Степан уже начинал злиться.

— Не гони волну на… скалу!.. – в минуты душевного подъема Ножов часто начинал выдавать рифму, — Помнишь, как два года назад под лёд провалился?

— Голова и хотела бы забыть, да жопа помнит!.. – лицо молодого человека скривилось от того, что в памяти возникли те не самые жизнеутверждающие воспоминания, — Холод был лютый, уж думал, что дуба дам!.. Задница инеем покрылась, а в том месте, где мужская гордость расположена, осталась только синяя сморщенность.

— Вот и я говорю, что в тот раз ты свои годы сильно ускорил. Я про мужское достоинство… — Ножов и сам тогда очень испугался за товарища.

— И что это нам даёт в… контексте моего здоровья?.. – из-за важности момента Горохов перешел практически на правильный русский язык.

— Яйца ты тогда отморозил. Хорошо ещё, что не крякнул совсем!.. – лицо Ефима вдруг озарилось улыбкой, — Тебе нужно к Пелагее наведаться! Эта ведьма наколдует всё правильно!..

— Тебе-то откуда знать?.. – Степан удивленно посмотрел на друга.

— Не скажи! Помнишь, как я раньше развивал бизнес бабы Нюры?.. – молодой человек даже сморщился от тех нелицеприятных воспоминаний, которые чуть не закончились распадом его семьи.

— Ну, и?.. – механизатор перестал скептически смотреть на друга и превратился весь в слух.

— Меня же тогда сделала человеком знахарка!.. – выпалил фразу довольный Ножов.

— Блин, какая связь-то?.. – Горохов уже и сам начинал догадываться.

— Да, простая и очевидная! – Ефим от удовольствия потирал руками, — Эта шельма может любую хворь извести. Кстати, избавиться от «зелёного змея», может быть, ещё сложнее, чем восстановить твердость плоти! Это я тебе уже как эксперт говорю!..

«Блин, а ведь и правда! Я же уже больше года страдаю этой болезнью. В районной больнице даже был. Вот страху тогда натерпелся. Выписали пилюль. А что толку-то?.. Одни только траты и бесполезные надежды. Если бы Люська спалила, то, наверное, сквозь землю провалился!.. Медицина-то у нас какая?! «Современная» — для богатых. Это в столицах или Германиях с Америками. Бывает и «районная». С этой на своей шкуре столкнулся. Даром, что бесплатная по полису. Хорошо, что есть и третий вариант. «Народная». С этой шутки плохи. Ведь носителями традиционной мудрости сегодня являются всякие там ведьмы, экстрасенсы да травницы…» — мысли унесли сознание Горохова в те дали, откуда начинается философия жизни.

— Нужно пробовать!.. – этой фразой Степан не только поставил точку в том разговоре с товарищем, но и открыл первую страницу новой жизни…

И вот уже Горохов впервые переступил порог избы Пелагеи. Конечно же, этот свой визит и все последующие он тщательно скрывал от семьи.

— Мир дому твоему, знахарка!.. – поздоровался на старый лад Горохов.

— И тебе, Степан, доброго здравия!.. – молодая женщина пронзительно смотрела на незваного гостя.

— За тем и пришёл!.. – односельчанин стыдливо опустил голову.

— Расскажи свою печаль! Меня можно не стесняться, как попа или врача!.. – девушка уже начинала догадываться, что болезнь носит исключительно интимный характер.

— У меня после подлёдного плавания некоторая проблема… мужская образовалась!.. – молодой человек переминался с ноги на ногу, — В районе пилюли выписали. Сказали, что помогут. Только они мне, как мёртвому припарка!..

— Сядь уже! Не мельтеши! Знаю такую хворь. Понимаю, и как лечится. Только будешь ко мне приходить регулярно. Потому что не только настойки нужно будет пить свежие. Это я буду делать дважды в неделю. Но и массаж специальный… для тонуса железы… — девушка с улыбкой смотрела на потенциального «пациента».

— Железы?.. – механизатор прекрасно разбирался в самой сложной технике, но ни бельмеса не смыслил в медицине.

— Про простатит слышал, наверное, от эскулапов в районе?.. – вопрос прозвучал с юмором.

— Я тогда вообще ничего не понял, что мне врач сказала. В аптеке попросил отдельно написать график приёма препаратов и пропил несколько курсов… — парень от волнения вспотел и регулярно вытирал мокрый пот со лба.

— Не бойся! Вылечу!.. Только будешь выполнять все мои указания! Иначе все лечение пойдет коту под хвост! Понял?.. – в голосе Пелагеи почувствовались серьезные нотки.

— Как скажешь, знахарка!.. – молодой человек продолжал прятать глаза.

— Перестань уже вести себя, как барышня на выданье!.. Получил нормальную мужскую проблему. Всё будет хорошо!.. – последняя фраза была сказана с сочувствием, чтобы подбодрить поникшего мужчину.

— А можно, я буду приходить тайно?.. – Степану было ужасно стыдно признаться жене, поэтому он хотел пройти курс лечения у знахарки без огласки.

— Ты, как и все бруталы, считаешь болезнь ниже пояса постыдной!.. Это не мое дело! Если тебе будет так лучше, то ладно! От меня можешь ожидать столько конфиденциальности, сколько даёт частный банк!.. – последняя часть фразы была сказана с улыбкой.

— Это хорошо! Конфиден… циальность… это очень даже хорошо!.. – Горохов находился в том состоянии, когда основная часть плана уже сформирована, но остаются ещё уточняющие мелочи, которые следует согласовать. — И сколько времени уйдёт на лечение?.. – парень украдкой смотрел на кареглазую красавицу.

— Сначала осмотрю тебя! Придётся раздеться!.. – девушка с любопытством наблюдала за гостем.

— По пояс?.. – автоматически уточнил Степан.

— Ты ко мне пришел с бронхитом что ли?.. – знахарка весело засмеялась.

— А, ну, да! Полностью порты сымать? – от волнения механизатор стал трясущимися руками не расстегивать, а отрывать пуговицы на ширинке.

Пластмассовые кругляши, как горох рассыпались по деревянному полу, издавая характерный звук.

— Быстро, успокоился! – резкий голос знахарки привел молодого человека в чувства…

А потом начались регулярные посещения Гороховым Пелагеи. Молодая женщина после осмотра своего пациента разработала чёткий график употребления настоек и проведения массажа. С этого дня жизнь Степана приобрела и новый смысл, и режим. Причём теперь требовалось не только выкраивать время на процедуры и тайно принимать снадобье, но и не вызвать подозрения у домочадцев.

Первое время глава семейства Гороховых удачно конспирировался от жены и сына, маскируя визиты к одинокой знахарке за аврал в гараже. А когда односельчане стали намекать Людмиле, что её благоверный зачастил к Пелагее, то пришлось сослаться на возмездную помощь по хозяйству. Так как в Кочках Степана все знали, как одного из самых «рукастых» мужчин, то и эта версия была сразу же принята. Однако курс лечения должен был беспрерывно продолжаться несколько месяцев. Поэтому и эта отмазка вскоре перестала работать. И с некоторой поры подозрения Людмилы перешли из умозрительной области на практический уровень. И ключевым моментом этой истории стал разговор Гороховой со своей подругой Ольгой.

— Ты знаешь, что твой к Пелагее наведывается?.. – Николаева с любопытством смотрела в глаза приятельницы.

— Что вы все, как сговорились!.. – первой реакцией Гороховой было отшить всех сплетниц.

— А кто ещё тебе поможет-то разобраться?! – праведное негодование послышалось в словах носителя деревенского «сарафанного радио».

— Уже Смолова в сельмаге все уши в очереди прожужжала!.. – Людмила вспомнила, как вся покраснела, когда Мария Ивановна во всеуслышание вещала о визитах Горохова к Пелагее.

— Вот! И я говорю, что тут нужно подробно разобраться!.. – заклятая подруга не собиралась упустить такую прекрасную возможность, чтобы разрушить миф о «счастливой семье Гороховых».

— Разберусь! Не сомневайся!.. – молодая женщина уже не знала, как ей отделаться от такого повышенного внимания к их семейству.

— Помочь?! Я всё устрою, как надо!.. – Ольга цепко ухватилась за руку подруги.

— Сама как-нибудь управлюсь!.. – девушка с усилием освободилась и уже хотела выпроводить визитершу восвояси, как домой с улицы вернулся сын.

— Димка, как жизнь молодая?.. – сразу переключилась на Горохова-младшего Николаева.

— Тёть Оль, у меня всегда норм!.. – мальчишка только что выиграл битву в снежки с деревенскими пацанами и пребывал в прекрасном настроении.

— Мне бы так! Весь в отца!.. – последняя фраза специально была сказана в стебательном наклонении.

Однако Людмила твёрдо решила пока не вестись на провокации подруги и всё своё внимание переключила на успеваемость сына.

— Мам, зачем тебе мой дневник? У нас на этой неделе не будет родительского собрания в школе!.. – Димка явно не понимал, для чего на его голову свалилось такое «счастье».

— Ты поговори мне ещё!.. – родительница не собиралась возобновлять разговор с Ольгой на неприятную тему.

— Да, пожалуйста!.. – мальчик надул губы и вытащил из ранца дневник.

В этот вечер ему внепланово прилетела материнская опека, которая закончилась строгой выволочкой.

А через несколько дней Людмила оказалась посреди избы Пелагеи с понурым видом. Теперь ей было очень горько от того, что она опустилась до такого уровня ревности. Но много ли найдётся в мире женщин, которые бы не боролись за свой семейный очаг, когда дело касается супружеской верности?! Вот и Горохова, став на этот путь, оказалась в не самом выгодном для себя положении.

— Скажи уже, что у вас со Степаном?.. – по щекам женщины покатились крупные слёзы.

— Не реви!.. – знахарка заботливо погладила незваную гостью по спине, — Тебе этот вопрос следовало задать мужу, а не мне…

Удивительно, но женщина не одернулась и даже не пошевелилась. Казалось, что она принимает заботливое участие мнимой соперницы.

— А как его спросить-то? Если сам не говорит, то уже и клещами не вырвать!.. – речь Гороховой прервалась громкими рыданиями.

— Ладно! У тебя супруг не отличается от других мужчин ни чем, кроме упертости!.. Только учти, что говорю я это не из-за жалости или боязни оказаться причиной деревенских пересудов. Этого со мной никогда не случится. Просто я хочу перевести лечение Степана на новый уровень. А для этого нужно, чтобы у вас была полноценная супружеская связь. Ты меня понимаешь?.. – знахарка продолжала гладить по спине собеседницу.

Та послушно кивала головой, хотя еще ничего и не понимала, кроме фразы «супружеская связь».

В течение целого часа Пелагея детально рассказала ревнивой супруге обо всех подробностях, связанных с её отношениями с хворым Степаном. Постепенно Горохова стала приходить в нормальное состояние. Да, ей не очень нравилась такого рода близость между лекарем и болезным. Однако до её сознания четко дошло, что кроме Пелагеи супружеские отношения в семье Гороховых уже никто не сможет реанимировать.

— Не знала, что ты такая ревнивая!.. – с усмешкой говорила знахарка, когда все обстоятельства между мнимыми соперницами уже были выяснены.

— Стыдно-то как! – в голосе Людмилы слышались смущенные нотки.

— Ладно! На твоём месте любая наша односельчанка стала бы копытами искры выбивать!.. Тут больше вопросов к Степану!.. – Пелагея уже разливала ароматный сбор трав для того, чтобы успокоить гостью.

А уже через неделю после этих событий Горохов пришёл на очередной приём к своей спасительнице и с большим воодушевлением сообщил, что его мужское достоинство больше не подвергается сомнениям. Сказалась добрая обстановка в семье и твёрдая супружеская связь, которые в купе с курсом лечения дали железобетонный результат.

А Мария Ивановна Смолова и Ольга Николаева уже через пару недель окончательно перестали обсуждать свежие новости, касательно Гороховых. Ведь никому не интересно говорить о том, что супруги счастливы и радостны. Другое дело, что у бабы Нюры было произведено изъятие самогонного аппарата старшим лейтенантом Саниным.

— Роман Евгеньевич!.. – вопила тогда на всю деревню производительница горячительного напитка, — Это же моя собственность!..

— Баб Нюр!.. Бери пример с Гороховых!.. – участковый явно намекал жителям Кочек на незыблемые семейные ценности, исключающие вредные привычки.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая родная милая девушка умница простая добрая стройная родная любимая сирота
Как тепло и радостно, когда близкие рядом

В здании вокзала было очень многолюдно. Народ, возмущённый долгим ожиданием, томился в очереди за билетами. Кассы работали настолько медленно, что...

В здании вокзала было очень многолюдно. Народ, возмущённый долгим ожиданием,...

Читать

Вы сейчас не в сети