Истории из жизни Всегда вкусно и на здоровье

Всегда вкусно и на здоровье

Официант в кафе, ресторане

Начать историю следует с того, что надо рассказать о хорошем добром парне.

Жил он вдвоём с мамой. Она не скрывала от него, что когда-то, сразу после школы, доверилась молодому человеку, надеялась, что они поженятся. Но едва заикнувшись, что ждёт ребёнка, была моментально поставлена на место этим молодым человеком:

— Секундочку, дорогая! А мы разве с тобой это обсуждали? В мои планы, причём, на ближайшие пять-семь лет, третий не входит. Давай так: вот тебе деньги, а это большая часть того, что у меня есть. Так что, считай, я благородный человек. И я сегодня же съеду из твоей роскошной, в кавычках, хрущевки. Ну, а ты, надеюсь, поступишь разумно и избавишься от ребёнка.

…Она до сих пор гордится, что не пустилась тогда в слёзы. Хотя такой реакции никак не ожидала. Но он ей и в самом деле ни разу не сказал, что хочет ребёнка. Себя же она не спрашивала: в ней уже зародилась жизнь. И эта жизнь должна продолжаться.

Мама закончила институт культуры. Сумела закончить, хоть уже была с сыном. Училась на заочном и работала в библиотеке при заводском доме культуры. Зарплата библиотекаря никогда не впечатляла. Но была возможность читать все новинки. А книги мама любила. И это передалось сыну. Было ещё одно выгодное преимущество: каждый отпуск мама брала сына, как только ему исполнилось шесть лет, и ехала на море, в заводской детский лагерь воспитателем. Так к отпускным добавлялась ещё одна зарплата. И можно было купить сыну обновки на следующий учебный год.

Если одежду Игнат носил аккуратно, то с кроссовками была настоящая беда. Он их тоже носил аккуратно. Но ноги, точнее, ступни, очень быстро росли. Так что, хочешь – не хочешь, а две пары кроссовок на один учебный год вынь да положь. Игнат хоть и рос только с мамой, но как-то очень рано стал вести себя по-мужски. И дело не в том, что всегда норовил схватить тяжёлую сумку с продуктами, которыми они запасались в её аванс и получку. Пока не было стиральной машины, выкручивал бельё и не стеснялся его на улице развесить. А в двенадцать лет попросил у мамы денег – он хотел купить доски и сделать топчан.

Мама, как только Игнат подрос, отдала ему свой диван. А сама спала на раскладушке. Игнат столько раз предлагал поменяться, но мама убеждала сына, что пока он растёт, нельзя спать на раскладушке, иначе осанка испортится. Доски купить она Игнату разрешила. Хоть и не была уверена, что сумеет сын сделать топчан. А он сумел. Вместе они сшили матрас. И когда топчан застелили новым гобеленом, который маме подарили сотрудники на день её рождения, отличное и симпатичное спальное место получилось.

Мама удивлялась, откуда у её Игната такое отношение к детям. Он с ними возился, учил кататься на велосипеде, что-то рассказывал, а они сидели или стояли вокруг него и слушали. Она до сих пор с улыбкой вспоминает, как Игнат подхватил двух первоклашек и перенёс через лужу. Девочки шли в школу и остановились перед большой лужей после дождя. Перепрыгнуть её не могли. А обойти то ли не догадались, то ли не хотели. Тогда Игнат и подхватил девочек. Двоих сразу. Вместе с рюкзаками. И легко перешагнул лужу. А девочки хохотали.

Игнат к семнадцати годам стал высоким, стройным. Отлично играл в баскетбол. А ещё он хорошо учился. Они с мамой давно наметили, что после школы Игнат поступит в университет. И только на бюджет. Платную учёбу они не потянут.

— Только я и подрабатывать буду, — сказал Игнат. – И не спорь, мама. Я уже узнал, что в соседнем кафе есть место официанта в вечернюю смену. Не всю же жизнь нам так жить. И не будем так жить. Обещаю, мама!

В университет Игнат поступил. Узнал расписание. Действительно, он освобождался без четверти два, а смена в кафе начиналась ровно в два часа и до десяти вечера. Она, конечно, понимала, что нагрузка на сына большая. Но понимала и то, что он по-другому не поступит. И всё чаще думала, что не станет обижаться на неё та девушка, на которой Игнат женится: рядом с ней будет настоящий мужчина. А у Игната всё шло по плану: лекции и семинары не пропускал, группой был доволен, с работой ладилось.

Но вот однажды в тёплый сентябрьский день в кафе зашли папа с маленькой, лет пяти, дочкой. И сели за тот столик, который обслуживал Игнат. Он подошёл принять заказ. Девочка попросила бульон, и папа кивнул, соглашаясь. На второе малышка захотела котлету по-киевски. На десерт – эклер и яблочный сок.

— А ты не лопнешь, Марьяна? – засмеялся папа.

Игнат тоже улыбнулся. Но девочка лукаво посмотрела на Игната:

— А вы мне больше бульона принесите, а котлету совсем маленькую. Только эклер большой.

— Так и сделаю, — пообещал Игнат.

Принял заказ и у её папы и пошёл на кухню. На кухню он сегодня заходил не первый раз. Поэтому сразу почувствовал неприятный запах – такой запах обычно давало испорченное мясо.

— Это курица пропала? – спросил Игнат у повара. – А я как раз за куриным бульоном.

— Что значит пропала? – возмутился повар. – С чего ты взял?

— Так запах выдает. Свежая курица так не пахнет, — сказал Игнат.

— Слушай, парень, — разозлился повар. – Ты за бульоном пришёл? Бери и относи заказ.

— Нет, этот бульон я не понесу, — ответил Игнат.

И он пошёл к метрдотелю. Рассказал, что на кухне готовят бульон и другие блюда из явно просроченных продуктов. И предложил метрдотелю самому зайти и просто вдохнуть, какой отвратительный запах витает в кухне. Метрдотель не на шутку рассердился:

— Ты кто такой, чтобы указывать? Я знаю, что всё в порядке. Занимайся своим делом. Или тебя работа не устраивает?

Но такой уж был Игнат. Он понимал, что бульон из испорченной курицы может вызвать серьёзное отравление. Но он понимал и то, что для его маленькой клиентки повар не станет готовить бульон из свежей птицы. А может, свежей вообще не было? И такое подозрение возникло у Игната. И тогда Игнат подошёл к отцу с девочкой и прямо сказал:

— Извините, но я не уверен, что курица для бульона свежая. Как не уверен, что сегодня в нашем кафе вообще все блюда из птицы не опасны для здоровья. Лучше бы вам пойти в другое кафе.

Конец фразы услышал метрдотель и жестом подозвал к себе Игната. Понятно, зачем. Игнат сделал несколько шагов в его сторону. И тут увидел, что отец девочки, держа её за руку, подошёл к входной двери, уверенно закрыл её и перевернул табличку. Теперь надпись гласила «Закрыто». А сам направился к Игнату:

— Вы меня приятно удивили, молодой человек! Затем обратился к метрдотелю:

— Зовите весь персонал! Метрдотель грубо у него спросил:

— Кто вы такой, чтобы тут командовать?

— Зовите всех немедленно! И управляющего!

Игнат не понимал, что происходит. Вообще-то он собирался вызвать санстанцию. Пусть его увольняют, если он ошибся. Но это едва ли – испорченное мясо точно было на кухне. И из него уже готовили разные блюда. В зале собрались уже все сотрудники. Пришёл и управляющий. Увидев мужчину, который собрал персонал кафе, переменился в лице. Успел только сказать:

— Добрый день, Константин Борисович!

А дальше говорил уже этот Константин Борисович.

***

…Костя рано понял, что в жизни ему придётся всё делать самому. Он не имел богатых родителей. Он их вообще не имел. Они давно были лишены родительских прав: не работали и постоянно пили. Ну, а потом ругань и драка. Причём, драку начинала и заканчивала мама. Папа ни разу не поднял на неё руку. А сам вечно ходил в синяках. Костя так и не понял, что их связывало в жизни – родители были совершенно разные. Кроме алкоголя – пили они на равных. Когда их лишили родительских прав, Костю отправили в приют. И разыскали его дедушку, о котором Костя знать не знал.

Дедушка был отцом папы. И, как однажды он признался Косте, был против невестки. Он, почти четверть века проработавший коком на туристическом лайнере, сразу понял, что невестка будет вертеть его сыном, как захочет. И совсем не в ту сторону. И не ошибся. Только однажды он поставил сыну ультиматум: или разводись, или забудь, что у тебя есть отец. Но сын выбрал жену. Ну, и отец сдержал слово – не поддерживал с ним связь.

Пока его не разыскала полиция: надо было либо соглашаться на опеку внука, которого он ни разу не видел, либо мальчика отдадут в детский дом. Тогда дед продал свою комнату в коммуналке и переехал к внуку, оформив опеку. И несколько лет Костя жил совсем по-другому.

С дедом они подружились. Чего стоили одни только его рассказы о том, где, в каких странах и портах тот побывал! Дед научил его готовить. Начал с макарон по-флотски. Ну, а как без них! А потом и остальные блюда Костя научился готовить. Раньше он даже не знал, какие они бывают. Все больше консервы да хлеб, «пища богов» как говорил его отец. Дед долго держался. Перед армией пообещал внуку, что дождётся его. Он уже тогда был без ноги – диабет съел её. Вторую ногу ждало то же самое. Костя к тому времени уже умел колоть деду инсулин, если дед сам не мог. И дед его дождался.

Тогда он и посоветовал внуку учиться на повара. Сказал, что при любом раскладе человек не перестанет есть. И Костя внял совету деда. После его похорон год проработал в ресторане. Был и посудомойщиком, и зал убирал, иногда помогал шеф-повару. И тот хвалил его, говорил, что у Кости есть чутье. Пока учился в пищевом институте, в этом же ресторане и подрабатывал. В этом же ресторане и с женой своей будущей познакомился – Юля тоже подрабатывала.

Она училась на экономическом в университете. На помощь из дома не рассчитывала –была из многодетной семьи, которая жила на Дальнем Востоке. И все у них сложилось быстро. И до сих пор об этом не жалеют. Но сначала, уже имея на руках дипломы, думали-решали, как открыть своё дело. И начали с приготовления обедов для одной небольшой фирмы. Брали заказ на день, в обеденный перерыв приносили свежеприготовленные первое, второе, салат и, если заказывали, выпечку. Цену за обеды выставляли приемлемую. А качество всегда было на высоте. Через год смогли арендовать помещение для небольшого кафе. Туда и перешли их первые едоки из фирмы. Потом работы прибавилось – посетители узнали о них, и кафе не пустовало. За два года собрали сумму, необходимую для открытия ещё одного кафе. Но помещение для него уже не арендовали, а выкупили. Потом на полтора года рост остановился – Юля родила дочь. И Костя отложил на время планы по расширению своего бизнеса: Марьяна, дочка, стала для них с Юлей приоритетом.

Когда Марьяне исполнился год, взяли няню. С ней им повезло: хоть и не в агентстве её нашли, но доверились совету соседки, которая хорошо знала Лидию Васильевну. Няня в прошлом работала в детском саду воспитателем. И хорошим воспитателем – уже взрослые дети соседки не забывали её, поздравляли со всеми праздниками и днём рождения.

С появлением Лидии Васильевны Юля получила возможность работать в полную силу – за ней была вся бухгалтерия. А ещё Юля добровольно и очень настойчиво взялась контролировать качество закупаемых продуктов и блюд, которые из них готовили.

И однажды Юля рассказала, как в их посёлке произошел ужасный случай в единственном детском саду. Тогда отравились все дети. И двоих не спасли. А всё из-за того, что молодая девушка, первый год работавшая здесь поваром, вечером нарезала овощи на винегрет и оставила в чистом цинковом ведре до утра. Ну, дети и отравились. Тогда Юля увидела, как маленький Юрчик, их сосед, лежал в гробу, а его мама даже стоять не могла. Она вцепилась руками в гроб и стояла на коленях, всматриваясь в личико её сына.

Да Костя и сам знал, ещё дедушка ему рассказывал, каким коварным может быть пищевое отравление. Поэтому все его кафе, а их становилось всё больше, работали по неизменному закону: качество продуктов не должно вызывать сомнений, как и чистота при их приготовлении. И этот закон сделал и продолжает делать своё дело: Костины кафе пользуются спросом.

И вот сегодня он стал свидетелем самого грубого нарушения этого закона. А Юля уже давно говорила, что в этом кафе давно не было проверки. Сама сейчас была занята переоформлением договоров с поставщиками. Ну, Костя и решил проверить кафе сам. А тут и Марьяна упала, как он ей сказал, ему на хвост:

— Папочка, — упрашивала она его, — возьми меня с собой! А Лидия Васильевна за это время сошьёт мне новый передник. И я буду в нём накрывать вам с мамой на стол.

Костя не долго думал: а что? Возьмёт дочку с собой. Не на целый же день. Только в кафе, где новый управляющий, заедут, а потом отвезёт Марьяну домой.

Но тут всё произошло совсем не так – тут не работали установленные в сети кафе Константина Борисовича законы.

…Он стоит перед недоумевающим персоналом, смотрит, как управляющий не находит себе места, и говорит:

— Я — Константин Борисович, владелец всей сети кафе с брендом «Всегда вкусно и на здоровье». Моя вина, что вы меня не знаете. Доверился вашему управляющему — он клялся, что не только опытный, но и понимающий, что в кафе должны быть только свежие блюда. А что у вас? Если одним предложением сказать: вы травите людей! И я догадываюсь, как выглядит эта схема. Но гадать не буду — сейчас подъедут главный бухгалтер и два шеф-повара из моих кафе. Они всё проверят-перепроверят. И вынесут свой вердикт. С фактами, надеюсь, датами и стоимостью закупок.

Какое-то время провели в напряженной тишине.

Достаточно скоро в дверь постучали – это приехали вызванные Константином Борисовичем проверяющие из главного офиса фирмы. Понадобилось всего полтора часа, чтобы выяснить, что здесь происходило. И Константин Борисович начал говорить.

— Рыба гниёт с головы. В данном случае голова — ваш управляющий. Не снимаю с себя вины – это я его поставил на это место. Не проверил как следует. А управляющий, оказывается, большой мастак на аферы. Взяв в долю шеф-повара и метрдотеля, они и разработали свою схему. Продукты закупались, в том числе и мясо, по скидке. А скидка за их просрочку. Но в накладных, уверен, стоит совсем другая цена — как за мясо высшего сорта. С каждой закупки просроченного мяса набегала большая сумма – разница между реальной ценой со скидкой и той, которую платят за первосортный товар. Расчёт шел наличкой. И налички было прилично. Её и делили между собой управляющий, шеф-повар и метрдотель. Делили, естественно, не поровну – управляющий отхватывал львиную долю. Шеф-повар не выдержал и сказал:

— Я тут причём? Готовил из того, что завозили…

— Да неужели? – в голосе Константина Борисовича появились металлические нотки. – Вы хотите сказать, что у вас хронический насморк? И вы с рождения дальтоник, который не различает цвет свежего и испорченного мяса? Не смешите меня! Вы тоже большой мастак, как и управляющий. И отлично владеете технологией убивать запах и цвет испорченного мяса. Чем пользовались? Замачивали в уксусе? Наверное, много уксуса приходилось закупать, да? И специй больше, чем требуется – это же специи в компании с уксусом убивали отвратительный запах испорченного мяса. А помощники шеф-повара, что, тоже ничего не замечали? Тоже с насморком? И только вот этот парень, официант, оказался нормальным. Да, нормальным. Потому что это норма готовить еду из тех продуктов, которые не навредят едоку.

Началась паника. Непосредственные участники аферы стали умолять отпустить их якобы по собственному желанию. Все прикарманенные деньги клялись вернуть сегодня же. Боялись увольнения работники кухни и официанты. Но с ними Константин Борисович быстро разобрался. Тройку отъявленных аферистов уволил без колебания. А остальным поставил условие профессионального обслуживания клиентов. Куда, как он подчеркнул, входит и неравнодушие. И тут Константин Борисович подошёл к Игнату:

— Ещё раз благодарю вас, молодой человек, за небезразличие. Если бы не вы, съела бы моя дочь бульон, которым точно бы отравилась… Я прошу вас подняться со мной в кабинет управляющего. И тебя, Юля, тоже прошу с нами.

Игнат не знал, чего ему ждать. Пока шёл, прокручивал в голове варианты, где искать подработку, если его уволят. А могли бы вполне – он же не скрывал, что собирался вызывать санстанцию. И вызвал бы обязательно.

Но Константин Борисович сначала расспросил его, учится ли Игнат где-нибудь, какая у него семья, где живёт. Игнат ответил. И тут вмешалась Юля:

— Костя, да не томи ты парня! Предлагай должность! Я буду только за!

А Константин Борисович в самом деле за этим и позвал Игната: он предложил ему должность заместителя управляющего в этом кафе. Сказал, что заместителем — временно. Новый управляющий будет командирован сюда, перейдёт из другого кафе, которое работает без таких ЧП. Ну, а как только Игнат наберётся опыта, займёт место управляющего.

Игнат не ожидал такого предложения. Он уже чувствовал уважение и симпатию к Константину Борисовичу. Но сказал то, что думал:

— Ответ нужен сразу? Я хотел бы с мамой посоветоваться…

Первой на это прореагировала Юля:

— И правильно! Я думаю, Константин Борисович не против будет подождать.

На том и договорились. Ну, а мама, выслушав новость, была не против. Если, как она сказала, не против и сам Игнат.

Так в качестве заместителя управляющего Игнат и проработал до получения диплома. Пришлось, правда, перейти на вечернее отделение. Иначе, считал Игнат, было бы трудно контролировать закупку и доставку продуктов. Его теперешний начальник Владимир Петрович прошел все ступеньки работы в кафе. Он ему подсказывал, но часто спрашивал, а какое решение проблемы у самого Игната. И не скупился на похвалу, если считал решение правильным. Были трудные моменты, когда пришлось отказаться от поставок некачественных продуктов у тех поставщиков, которые привыкли сбывать все подчистую – так с ними работал прежний управляющий. Тогда Игнат сам закупал на рынке мясо и овощи. Главное, чтобы не страдало качество. Потом Игнат оброс новыми связями с поставщиками. Далеко не все из них шли на сделку с совестью. Понимали, что конечными потребителями будут люди. А значит они в ответе за их здоровье. Вернулись и некоторые старые поставщики – им Игнат посоветовал сбывать просроченные продукты в питомники для животных. Но предупредил, что и для животных есть срок годности. Для некоторых это стало открытием: и оплату, пусть ниже, получали, и никаких претензий к ним не было от владельцев кафе. Словом, практику Игнат прошел настоящую. А с ней пришли опыт и профессиональное чутье.

Тогда же Игнат предложил Константину Борисовичу закрепить за их кафе один грузовик, а водителя ввести в штат. И это оказалось выгодно и для конкретного кафе, и для всей сети. Через полгода уже каждое заведение имело свой транспорт. Были и другие предложения Игната. Как правило, их реализация шла на пользу общему делу.

…На следующий день после получения диплома Игнат пришел на работу и увидел, что дверь в кафе закрыта. Висит табличка:

«По техническим причинам кафе откроется на час позже, в 11:00».

Игнат забеспокоился: что-то случилось? Какие технические причины? И постучал, чтобы ему открыли. А когда вошёл, его ждал сюрприз: в зале собрались все сотрудники кафе. В центре – Константин Борисович и управляющий. Все зааплодировали, скандируя:

«По-здра-вля-ем!».

И слово взял Константин Борисович:

-Я не знаю, кто больше рад – ты, Игнат, который с сегодняшнего дня управляющий этим одним из лучших в сети кафе, или Владимир Петрович, честно дожидавшийся, пока ты его сменишь. Но в любом случае, каждый из вас по праву займет место, которого достоин. Владимир Петрович становится моим заместителем, а ты, Игнат, простите, Игнат Сергеевич, теперь командир в этом кафе. Прошу любить и жаловать – ваш новый, но хорошо знакомый вам руководитель Игнат Сергеевич. И он точно будет следовать сам, и от вас потребует того же, девизу и бренду всей сети наших кафе – «Всегда вкусно и на здоровье». Удачи вам, коллеги!

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети